Сообщество «Китай-Го (中国)» 04:18 29 ноября 2022

Тайваньский принц

избиратель принял решение в пользу более тесных связей с КНР, способных смягчить последствия творящегося на наших глазах кризиса

Любой вопрос глобальной политики, где так или иначе всплывает Тайвань, предполагает пассивную роль острова, за который две великие державы будут драться, как за мешок с картошкой. Одним важны фабрики микрочипов, другие облизываются на возможность держать военные базы прямо у берегов Китая, третьи грезят воссоединением разделённой уже восьмой десяток лет страны, четвёртые во сне видят перспективы морской торговли с участием Тайбэя, пятые мечтают о японской реконкисте, а шестые надеются утопить этот проклятый остров в Тихом океане. Во всех этих разговорах игнорируется или не признаётся как нечто важное интерес самого Тайваня. 26 ноября на острове прошли выборы. Доверять социологии, находящейся одновременно и под китайским, и под американским влиянием — гибельное дело, так что выборы становятся единственным более-менее надёжным способом понять чаяния и надежды острова, постоянно рискующего оказаться между молотом и наковальней.

История государствоподобного образования на Тайване пропитана иронией, которую так полюбил двадцатый век. Вообще весь сюжет с бегством на остров армии сторонников старой власти, не признающей победившую на континенте силу, подверженную влиянию северных чужаков, уже происходил в XVII веке. Тогда на Формозу (так Тайвань назвали впечатлённые его красотой португальцы) перебрались гражданские беженцы и военные недобитки из остатков империи Мин, захваченной маньчжурами из династии Цин. Лояльные минскому порядку и не намеренные подчиняться «варварам с севера», они основали на острове государство Дуннин (ещё одно старинное название острова). До своего падения через четверть века царство Дуннин прошло через демографический и экономический взрыв, вызванный активной торговлей с голландцами и англичанами. В этом свете тот факт, что станки для печати микропроцессоров производятся на заводах в Нидерландах, добавляет этой исторической рифме красок.

Основателем Китайской республики в её нынешнем виде был Чан Кайши — ближайший последователь великого Сунь Ятсена, который, если верить коммунистам и жене самого Ятсена, Сун Цинлин, до неузнаваемости извратил учение основателя Гоминьдана и лидера Синьхайской революции. Чан открыто восхищался Гитлером, отказывался воевать с японцами, отдавая предпочтение борьбе с коммунистическими партизанами, верил в необходимость править твёрдой рукой, но проявлял неуместную мягкость в самые важные моменты. Словом, бегство остатков Гоминьдана на Тайвань виделось итогом сколь закономерным, столь и недолговечным: первые годы существования КНР казалось, что Тайвань ждёт судьба Тибета, объявившего независимость, но быстро присоединённого к КНР. Но довольно скоро стало ясно, что более неотложные дела на материке требовали от правительства Мао концентрации всех доступных ресурсов, так что Китайская республика существует и по сей день. Ведущих политических сил там оформилось ровно две: знакомый нам Гоминьдан и пока что правящая Демократическо-прогрессивная партия, чью идеологию достаточно хорошо описывает её название. Впрочем, так ли хорошо знаком нам Гоминьдан? Партия, носящая название организации Сунь Ятсена и Чан Кайши, выступает за принцип единого Китая. Приверженность этому принципу в контексте тайваньской политики является стремлением к воссоединению с КНР на условиях Пекина. В противоположность Гоминьдану демократы являются сторонниками сепаратизма: ни о каком китайском единстве они и слышать не хотят. На прошедших 26 октября выборах разгромную победу одержали первые.

На местных выборах из 21 округа этой небольшой страны Гоминьдан победил в 13, тогда как Демократическо-прогрессивная партия (ДПП) победила лишь в пяти округах. Президент страны и лидер ДПП Чай Инвень взяла на себя ответственность за поражение и объявила об уходе с должности главы партии. Это серьёзно подорвало перспективы ДПП сохранить за собой пост главы Тайваня после выборов, которые должны состояться в 2024 году. Чай Инвень больше известна у нас в прессе под фамилией Цай — дело не только в сходстве с названием всеми любимого напитка, но и в разнице особенностей транслитерации между кантонским диалектом и тем, что называется «путунхуа» — принятой по всей КНР нормой. Так вот, одним из главных победителей выборов, если брать путунхуа, является Цзянь Ванань: он избрался на пост мэра Тайбэя и его симпатичная физиономия стала одним из символов успеха Гоминьдана на этих выборах.

Почему же произношение так важно? Потому что в нём кроется самое интересное свойство Вананя: если читать его фамилию по-кантонски, то фамилия этого 43-летнего триумфатора выборов звучит как «Чан». Его отец был незаконнорожденным сыном Чана Чинго, знакомого в Москве как Николай Елизаров, а на Тайване известного как сын Чан Кайши. Так и получается, что мэром Тайбэя на минувших выходных стал правнук ключевого лица в тайваньской истории. Куда важнее происхождения, однако, являются амбиции: победа на выборах мэра открывает дорогу к выборам президента страны, что в случае победы на них и в контексте происхождения Вананя рисует очередной сюжет. Представьте себе иронию красиво зацикленной истории: подобно тому, как Рим прошёл путь от Ромула до Ромула, независимый Тайвань пройдёт путь от Чана до Чана.

Намерения Пекина примерно ясны: торопиться руководству КНР некуда, идеальным вариантом для него был бы гонконгский сценарий, тем более что в силу отсутствия в этом уравнении британцев дело интеграции пойдёт куда быстрее. Вариант военного вторжения в данном случае больше напоминает плохо прикрытый блеф.

Что же касается президента страны Чай Инвень, то нужно понимать, за что она стоит. Её ДПП выступает не только за сепаратизм, документальное отделение от материкового Китая и прочие «або не як у москалив». Ключевым элементом любых внешних устремлений ДПП является именно сотрудничество с США, то есть о полноценной независимости здесь речи не идёт — только о независимости от Пекина. Именно поэтому ДПП всегда привлекала американских ястребов — та же Чай Инвень миловалась как с Трампом периода резкого ухудшения его отношений с Китаем, так и с Нэнси Пелоси, прилетевшей на своей метле в Тайбэй в начале августа.

Многие эксперты принялись объяснять выбор в пользу прокоммунистического Гоминьдана — рассказал бы кто товарищу Кайши о таких формулировках в 2022-м, тот в своё политическое завещание включил бы пункт «пороть правнука». По словам знатоков, победа Гоминьдана является следствием поворота на Запад (в тех местах под Западом подразумевается КНР, а вот на холме к Востоку высится Сияющий град) и отказа от участия в американских авантюрах типа того же полёта Пелоси. Едва ли выборы можно рассматривать как иллюстрацию этой тенденции. Следует понимать, что с именем Чай Инвень связан серьёзный экономический спад и резкое ухудшение отношений с континентом — китайская внешняя политика не терпит сантиментов, и вслед за ухудшением политических отношений всегда идут торговые ограничения. О том, насколько справедлива эта связь, можно долго спорить — в конце концов, урон международной торговле и упадок областей промышленности, за которые мир любит и ценит Тайвань, не является виной 66-летней женщины (или мы чего-то не знаем). Но избиратель принял решение в пользу более тесных связей с КНР, способных смягчить последствия творящегося на наших глазах кризиса. Иными словами, Пекин действует в отношении своей-чужой территории так же, как и в отношении многочисленных колоний: дорогу политическому влиянию там расчищают выгоды от экономического сотрудничества.

10 января 2023
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
2
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x