Авторский блог Максим Собеский 21:06 25 января 2014

Судят очередного "узника Манежной"

Недавно в полку политузников Манежной прибавилось. Москвич Павел Важенин был арестован после похищения из дома полицейскими 13 апреля 2013 г.
0

В декабре 2010 года Манежную площадь в центре столицы запрудили тысячи рассерженных горожан. Они были разозлены тем, что банду кавказцев, убившую москвича Егора Свиридова, отпустили силовики. Большинство из них принадлежали к беспартийным националистам и футбольным хулиганам. Прочий спектр варьировался от нацболов до антифа-скинхедов. ОМОН, недолго думая, бросился зачищать Манежку, – и едва унес ноги. Несколько часов продолжались рукопашные схватки с полицией; загулявшимся кавказцам разбивали лица. Потом – аресты и суды.

В числе десятка осужденных после Манежного бунта: трое нацболов, юный скинхед анархо-коммунист, неонацист – тренер по борьбе, и группа футбольных фанатов. Процессы над манежниками протекали два года, один за другим. Партийцы «Другой России»: Игорь Березюк, Руслан Хубаев и Кирилл Унчук не повинились, – получили от 3 до 5,6 лет колонии и статус политзэков. Ультраправые каялись и быстро освобождались.

Недавно в полку политузников Манежной прибавилось (http://svpressa.ru/society/article/75854/). Москвич Павел Важенин был арестован после похищения из дома полицейскими 13 апреля 2013 г. Следственная группа щедро одарила его букетом статей вычлененных из Уголовного кодекса. Загадочный 34-летний молодой человек, якобы, был активным участником массовых беспорядков – (ст. 212), хулиганил – (ст. 213), разжигал межнациональную рознь – (ст. 282) и применял насилие в отношении полиции – (ст. 318). Если в двух словах: органы располагают фотографией Важенина с раскрытым ртом, в чем они отыскали «выкрикивание экстремистских лозунгов и бросание снежков в ОМОН». После этого он увлекся буддизмом и выезжал в Индию, хотя вроде бы находился в федеральном розыске, в чем защита сомневается. Важенин вины не признал, голодал в знак протеста, правозащитники, как «Союз солидарности», признали его политзэком. «Павел пришел на Манежную и постоял, из-за несправедливости: когда убили Егора Свиридова, коррумпированные сотрудники отпустили преступников; я возмущена», – побеседовала с «Завтра» мама арестованного, Вера Важенина.

«Две статьи – 212 и 213, уже попадают под амнистию, а 282 взята с потолка: там нет экспертизы, свидетелей; пресловутая 318 держится на сомнительных показаниях экс- милиционера, который опознал Павла по одежде», – сообщил адвокат Игорь Поповский. По словам собеседника, на следствии с Важениным провели всего одну очную ставку с уволившимся омоновцем, «который сомневался, видел ли он его на площади». «По мнению следствия, Важенин замечен в неких противоправных действиях и политической активности; сейчас и выход на санкционированный митинг грозит посадкой в тюрьму», – говорит Поповский.

Поповский уже участвовал в политических процессах. Он представляет интересы ультраправого террориста Николы Королева и левого националиста Ивана Асташина, осужденного по делу «Автономной боевой террористической организации», которому недавно сократили срок на 2 года и 9 месяцев.

«Дело, как любое политическое, – показательное, и курируется в Мосгорсуде. Тома состоят из приговора по первому Манежному процессу; там нет ничего про моего подзащитного: следователи просто вписали фамилию Важенина в старое описание», – уточняет Поповский. Обвинительное заключение насчитываете 555 листов.

Все время следствия Важенин находился в тюрьме «Матросская тишина». Его дело обросло множеством загадок, беспокоивших всех, только не надзорное ведомство, судя по голословному обвинительному заключению. Единственное, что выяснили журналисты: человек с нетипичными религиозными предпочтениями был опознан на фото с участниками ЭПО Русские. Ничего экстремального там не было. Источник из хулиганов «Спартака» заверил «Завтра»: «В околофутболе он тотально не участник».

После Нового года дело попало в Тверской райсуд. Важенина по традиции российской Фемиды оставили под стражей. В среду, 22 января, состоялось первое заседание по существу дела. Ничем хорошим оно не закончилось, однако показало, что общественное мнение мертвой хваткой вцепилось в суд.

На фоне Московского городского суда, в столичном фольклоре – Мосгорштампа, Тверской, расположившийся в двух минутах от метро «Цветной бульвар», отличается пунктуальностью. Процесс начался всего-то с 10-минутным опозданием. Важенина – его черты лица достаточно аристократичны, а во взгляде светилась ирония – встречали аплодисментами три десятка гражданских активистов. Приставам это не понравилось: «граждане, уважайте суд».

Поддержать политзэка пришли националисты и представители либерального сектора. Члены исполкома «Национал-демократической партии» Радченко и Абанин обсуждали крах президентства Януковича. Абанин, которого летом пытались завербовать сотрудники ФСБ «аккредитованные» журналистами в «Ридусе», показывал фото с пикета в поддержку «Святого», подстрелившего в метро кавказца.

Судить Важенина выпало Татьяне Неверовой, чья репутация приводит общество в ужас. Недавно она отправила в колонию на 6 лет парализованного фармазона, а в прошлом году угодила в «Список Магнитского». Начав процесс, она сделала его фактически закрытым. По ее приказу приставы пропустили в зал суда разве человек десять, только кто уместился на одну скамейку.

Вышедшая секретарь, со жгуче восточной физиогномикой, переписала журналистов; пригласила некоторых из них войти, оградив Неверову от жаждущих правды оппозиционеров. На реплику автора «Завтра» об ограничении конституционных прав брюнетка привычно бросила, что «вы сами виноваты» (https://twitter.com/rod_ru/status/425952232333656064). От националистических репортеров на процесс попал только Михаил Нечаев из Правозащитного центра РОД.

Заседание длилось недолго: Неверова уложилась в полчаса. Этого ей хватило, чтобы выслушать чтение прокурором обвинения, отказаться амнистировать узника, нахамить адвокату Поповскому и выгнать мать Важенина. Как оказалось, мама подсказывала плохо слышавшему отпрыску, что скороговоркой изрекает судья: «У Павла была черепно-мозговая травма, он часто переспрашивает». В коридоре Важенина критиковала Неверову за неисполнение президентской амнистии. «Моего сына – не судим, не пьет, не курит, умный и образованный, ни за что держат в тюрьме, а ваххабиты Волгоград взрывают, скоро нас всех взорвут», – нервно бросила Вера Важенина.

Причина скорострельности судопроизводства Неверовой нашлась в бойкоте процессуальных действий так называемыми пострадавшими и свидетелями обвинения. Ни много, ни мало – порядка 45-ти из сотрудников милиции, присутствовавших на Манежной площади в тот день, и избитых националистами кавказцев. «Многие полицейские давно уволились из органов, кто-то уехал из Москвы; увидеть их в суде будет крайне проблематичным», – прокомментировал патовую ситуацию Поповский. «Половина, вообще, не имеют отношения к Манежной – это люди, которых избили в метро; мы предложили судье вернуть дело в прокуратуру для пересоставления обвинительного заключения, но она не хочет», – добавил защитник.

Пока в зале, по единодушному мнению гражданских активистов, судья играла имитацию правосудия, коридоры суда сотрясали скандалы. «Почему вы не пропустили людей?» – строго требовала активистка «Комитета 6 мая». Пристав, Петр Малышев, как можно грозно голосил, чтобы «уважали закон», и «не повышайте голос, а то составим протокол административного нарушения», и повторял: «в зале одна скамейка по соображениям пожарной безопасности».

Не успел пристав разъяснить за безопасность, как в зал запустили сотрудника полиции с овчаркой. «Животное создало дезорганизацию», – вспоминает Важенина. Политзаключенного выводили уже конвоиры с собакой, как уверил один из приставов: «специально обученной не нападать». Но дрессированная псина вдруг решила покидаться на людей, зайдясь в истошном лае.

Прежде чем покинуть суд, активисты коллективно написали жалобу на поведение приставов и превращение открытого процесса в закрытый. Приставы волновались и просили уходить. «Почему так? Мы в суд пришли, а к кому – это наше дело», – бойко осаживали прошедшие конфронтации в половине судов Москвы неравнодушные. «Здесь не знамо, что творится: на первое заседание меня не пустили, Неверова ведет себя невоспитанно; суды и судьи должны измениться: у нас все-таки гражданское общество, а они поступают нечестно по отношению к нам», – подытожила Важенина.

Ближайшее заседание по делу Важенина назначено на 24 февраля. «В Тверском суде большая загруженность, процессы идут долго», – информирует Игорь Поповский. Как видимо, суд не смущают: ни отсутствие доказательств вины обвиняемого, ни заболевание Важенина эпилепсией. Как отметил Поповский, его подзащитный в изоляторе имеет проблемы со здоровьем.

В следственном изоляторе политзэк уже успел побыть 15 суток в карцере на новогодних праздниках: в его вещах при обыске, проведенном периодически осматриваемой «Матроски» генералами ФСИН, нашли мелкую купюру. «Это не отразится на приговоре?», – испугалась мама Павла. «Хорошо, что власти запретили январский митинг «Миллиона мусульман», я это приветствую: демократия имеет разумные пределы», – обрадовалась женщина, узнав о пресечении сходки исламистов, требующих освободить Аслана Черкасова, убийцу Свиридова.

Тем временем, Вера Важенина собирает различные ходатайства об освобождении сына: «Мне дали ходатайства: «Комитет за гражданские права», КПРФ, «Единая Россия» и даже спортзал, где занимался Павел». Единственное, что не получается у женщины, так это получить прошение в суд от родственников Егора Свиридова и клуба фанатов красно-белых – «Фратрия». Так уже два месяца. Друзья Свиридова воздерживаются и от интереса к судебному процессу. Как рассказал «Завтра» источник в партии «Другая Россия», что спартаковцы также «ничем ни помогли и нашим нацболам, что сели за Манежку».

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x