Сообщество «Изборский клуб» 00:57 1 июня 2021

Судьбы русской сакральности

историософский анализ в контексте 800-летия Александра Невского

Христианская государственность, обретя сакральный фундамент, стала естественным развитием римской государственной доктрины. Будучи завершённой уже в Византии в VI веке, при Юстиниане Великом, она тем не менее впитала весь опыт античности. И, в таком совершенном виде, была воспринята и реализована в Древней Руси — вместе с принятием христианства.

Единство и раздробленность

Так уж случилось, что Господь не дал домонгольской Руси необходимого времени для мирного процесса вызревания социально-политических институтов, выросших на почве древнего славянского язычества, и превращения их в национальные институты русской православномонархической государственности.

На Руси всегда было неспокойно, и хотя она была окружена народами, неприязненными к русским, никто из этих соседей не обладал такой силой, чтобы угрожать её независимости. С враждебно настроенными соседями разбирались, как правило, сами удельные князья, приглашая лишь иногда своих ближайших соседей с дружинами.

Но с большим усердием предавались русские удельные князья страсти взаимного соперничества. В результате на Руси сложилось некое подвижное равновесие. Если какое‑либо княжение слишком усиливалось, это вызывало противодействие соседей, формирующих союзы. Последние часто видоизменялись, препятствуя укреплению единоличного могущества кого‑либо из князей.

Равнинный ландшафт русской природы, не разделённый никакими естественными преградами и пронизанный густой сетью внутренних вод, препятствовал обособлению отдельных земель. Разнообразие климата, почвы, влияние соседей и других исторических условий способствовали развитию некоторых отличий в быте и характере населения. Но руководимые единым княжеским родом — многоветвистым древом потомков Святослава Храброго — данные земли сохраняли неразрывность Русских земель. Сознание этой кровной связи и общности яснее всего выразилось в княжеских съездах — своего рода верховных судах для самих князей и верховных советов для всей земли. Однако этот институт управления не развился в достаточной степени. Да и сами князья не всегда соответствовали своему предназначению. Святослав Храбрый, Владимир Красное Солнышко, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах в полной мере осознавали свою ответственность за страну перед Господом. Еще в большей мере это было присуще деятельности князей Северо-Восточной Руси: Андрея Боголюбского, Всеволода Большое Гнездо и св. Александра Невского. Но лишь московские князья впоследствии в полной мере прониклись смыслом и задачами своего державного достоинства. Чтобы прийти к убеждению, что князь ответствен за народ перед Господом, должно было пройти ещё много времени.

Понимание, что всякая власть — от Бога и что князь — есть Божий слуга, требовало от подданных князя повиновения и почитания.

Отход от сакрального и нашествие

Отход княжеской власти от действительного её предназначения, чрезмерное увлечение взаимным соперничеством стали причиной охлаждения народа к власти. Иначе говоря, ко времени нашествия Батыя произошёл разрыв между властью и народом.

Усобицы — страшный и главный грех Русской земли, порождённый алчностью, взаимным соперничеством и гордыней князей и их окружения. Они были отступлением от главного закона — закона Любви к ближнему.

Монгольское нашествие, в отличие от внутренних войн, прошло по Русской земле как смерч, уничтожающий всё живое. Культурное наследие Древней Руси было уничтожено.

Монгольское государство сложилось в результате длительной борьбы за выживание среди монгольских племён — наиболее отсталых в Центральной Азии. Выйдя победителем в борьбе против своих могущественных родовитых противников, Чингисхан создаёт сильное централизованное военно-лагерное государство, сразу вступившее на путь широкой внешней экспансии.

С первых шагов Чингисхан осуществляет систему радикальных военно-административных реформ, порывающих с родоплеменной раздробленностью и превращающих монгольский народ из варваров — в монолитное, правильно организованное войско. В нём старинный родоплеменной принцип сменяется милиционно-территориальной системой с делением на десятки, сотни, тысячи и туманы (тьмы) — 10 тысяч. Новые образования были одновременно и военно-мобилизационными, и административными единицами. Дикость и отсталость монголов в умелых руках реформатора стали источником их силы. Слишком слаба была ещё родоплеменная аристократия, чтобы серьёзно противостоять политике Чингиса. Традиции варварской сплочённости стали определяющей основой его объединительной политики. А его первые военные удачи с самого начала обусловили успех внешней экспансии. Они закрепили, сделав необратимыми, внутренние реформы и лишили всякой надежды внутреннюю оппозицию.

Чингисхан удачно сочетал варварскую сплочённость монголов — с лучшими из достижений китайской военной науки, самой передовой в ту эпоху. Рыцарские дружины того времени, с выдающимися индивидуальными боевыми качествами отдельных воинов и воевод, в то же время организационно рыхлые, раздираемые внутренними противоречиями, столкнулись с настоящей регулярной армией. Русские князья недооценили данный фактор, следствием чего стал разгром на реке Калке. Избегшие смерти и плена князья разбежались по своим уделам, а победители шли за бегущими остатками русского войска до самого Днепра, истребляя всё, что попадалось на пути.

В результате покорения Русской земли и других монгольских завоеваний к середине XIII века создалась держава Чингизидов — открыто паразитическое государство. Наибольшее преимущество в нём получали воины, торговцы, ростовщики. Огромные массы покорённых народов оказались в положении рабов. Все, кто противился новым господам, беспощадно уничтожались. Старики, дети, больные и нищие — также. Таким должен был утвердиться «новый мировой порядок».

Казалось, Древняя Русь погибла окончательно. Князья теперь все поравнялись: сделались рабами варваров. Многие города, такие как Рязань, Вщиж, Серенск и другие, были полностью разрушены и уже никогда не восстановлены на прежнем месте. Другие, такие как Киев, Чернигов, насчитывавшие до нашествия варваров многие тысячи жителей, были разорены настолько, что долго не могли восстановить своё былое величие. По мнению Б.А. Рыбакова, Чернигов восстановился в прежних домонгольских границах только в XVIII веке.

В результате татаро-монгольского погрома Русь была отброшена назад на несколько столетий. Не меньший ущерб татаро-монгольское нашествие нанесло аграрным поселениям. Примерно девятая часть из них в Северо-Восточной Руси, как показывают раскопки, прекратила свое существование. По мнению историка Н.И. Костомарова, население Руси уменьшилось в десять раз. Нарушились многочисленные связи Руси с Западом и Востоком, затруднилось общение с Византией.

Но самые тяжёлые последствия татаро-монгольского нашествия на Русь — потеря независимости. Тотчас по своём возвращении из похода Батый потребовал явиться в свою ставку в низовьях Волги (Сарай) всех князей. Их представление хану сопровождалось унизительными обрядами. Князья становились «улусниками», «подручниками» Батыя и Великого хана. Каждый являвшийся на поклон к хану должен был, дабы очиститься от греховных помыслов, пройти меж двух огней, а также поклониться солнцу, огню, кусту и идолам. Говорить с ханом надо было, стоя на коленях, кратко. Под страхом смерти запрещалось касаться порога, стирать в пределах Орды одежду, есть снег. К хану являлись без оружия. Для многих князей поездки в Золотую Орду и к Великому хану оканчивались гибелью.

Александр Невский: отступление во имя победы

Великий князь Ярослав Всеволодович первым отправился в Золотую Орду. За покорность Батый пожаловал его Великим княжением. Вслед за Ярославом в Золотую Орду отправились другие князья Северо-Восточной Руси. В 1247 году, после смерти отца, пришлось ехать на поклон к Батыю и Александру Невскому. Тогда Великокняжеский престол остался незанятым, и от воли хана зависело, кто его получит. Батый принял Александра ласково, но назад не пустил, отправив в Большую Орду к Великому хану. Там князь нашел приём не хуже, чем у Батыя. Великий хан утвердил его на престоле Владимирском, отдав всю Южную Русь и Киев. Возможно, именно в это время будущий святой благоверный князь обратил ко Христу сына всемогущего Батыя, царевича Сартака, став его побратимом. От него Александр Невский получил старшинство над всеми русскими князьями. Сартак в то время управлял делами Орды, за дряхлостью своего грозного отца, и это открывало перед Александром широкие возможности в деле объединения Руси под единой властью Великого князя.

Но недолго пришлось наслаждаться покоем. В 1255 году умер Батый, и в Орде произошел государственный переворот. Сартак был умерщвлён своим дядей — Берке, который и стал ханом. В Русскую землю были посланы татарские чиновники для переписи народа и сбора дани. Александр поспешил в Орду, но не успел умилостивить хана — в рязанских, муромских, суздальских землях появились татарские численники. Там ставили своих десятников, сотников, тысячников, тёмников, переписывали жителей для обложения их поголовной данью. Не включали в списки лишь духовных лиц. Таким образом, внутри Руси вводилось чуждое, иноземное управление. Оно грозило разрушить остатки самостоятельности страны.

В 1257 году неутомимый князь вновь едет в Орду. Ханский наместник Улагчи, ведавший русскими делами, потребовал, чтобы и Новгород подвергся унизительной процедуре переписи. С горестью должен был взять на себя князь дело тяжёлое и неприятное. Ему нужно было склонить к рабству новгородцев, не знавших доселе поражений от восточных завоевателей и не считавших себя покорённым народом. Баскаки сочли жителей, распределили налоги и уехали, так как Александру удалось выговорить для новгородцев право доставлять дань в Орду самим или через Великих князей, не имея дела с чужеземными сборщиками.

В Русских землях росло недовольство притеснениями. Положение стало нестерпимым, когда монгольскую дань взяли на откуп хивинские купцы-мусульмане, получившие название бесерменов (от слова «басурмане»). Сам способ сбора дани был очень тягостным — в случае недоимок насчитывались грабительские проценты. При невозможности заплатить — брали в рабство чуть ли не целыми семьями. Но не это переполнило чашу народного терпения. Когда к тяготам хозяйственным прибавились глумления над верой, взрыв народного негодования стал неминуем.

В 1262 году во Владимире, Суздале, Переяславле, Ростове, Ярославле и других городах ударили в набат. По старому обычаю собрали народное вече, на котором решено было ненавистных откупщиков истребить. Бунт, естественно, вызвал ханский гнев. В Орде для наказания непокорных уже собирались полки, когда Александр Ярославич в который раз, «избавы ради христианския», приехал в Сарай. Ему снова удалось уладить дело благополучно — хан Берке оказался даже более милостив, чем можно было ожидать. Он не только простил русским избиение бессерменов, но и освободил Русь от обязанности поставлять воинов для его ближайшего похода. Достигнуть этого оказалось непросто, и князю пришлось провести в Орде всю зиму и лето. Осенью, возвращаясь на родину с радостными вестями, он заболел и умер, приняв перед смертью монашеский постриг с именем Алексий.

Натиск с Запада и с Востока

После Александра Невского правители Золотой Орды ловко разжигали борьбу за Владимирский стол. Сначала — между Тверским князем Ярославом Ярославичем и сыном Александра Невского Дмитрием. А потом — между сыновьями Александра Невского и их потомками и т.д. Умело поддерживалось соперничество между княжествами, пытавшимися возглавить объединение русских земель в одно государство. Речь идёт о соперничестве между Москвой и Тверью, между Москвой и Суздальско-Нижегородским княжеством, между Москвой и Рязанью. Одновременно Золотой Ордой поддерживалось дробление Руси на более мелкие княжества. Так, в 1247 году было поддержано образование Тверского княжества, а в 1328 году и в 1341 году одобрен раздел Великого княжества Владимирского, приведшие к образованию Суздальско-Нижегородского княжества. И все они стали именоваться Великими княжествами — в пику Великому княжеству Владимирскому. Впоследствии Ордой поддерживалось дробление Тверского и Рязанского княжеств на более мелкие уделы. Со смертью Александра Невского (1263 г.) произошло окончательное разделение Руси на Северо-Восточную и Юго-Западную. Когда Великого князя всея Руси не стало, единой осталась только православная вера.

Вселенское православие переживало тогда трудное время. После захвата крестоносцами Царьграда в 1204 году на пятьдесят семь лет прекратила своё существование Византийская власть в Константинополе, которая могла бы поддержать Русь. Сразу же после падения Царьграда папа послал письма, дабы убедить русских в торжестве латинской веры, но не имел успеха. Русские митрополиты до 1261 года ставились в Никее, где находился тогда Вселенский патриарх.

Нападение на Русь Батыя совпало по времени с нападением шведов (1240 год) и немецких рыцарей (1242 год). И это породило мысль о тайном соглашении с ханом или его окружением. В момент наивысшей опасности дружины германцев вместо помощи христианским народам предприняли наступление на Италию и Венгрию. Предположение о сговоре между Западом и ханом подкрепляется тем обстоятельством, что Батый подверг разгрому земли преимущественно славянские. Исключение составила Венгрия. Однако и это объяснимо, ибо венгры занимали, главным образом, земли разгромленной ими Великой Моравии — славянского государства IX–X веков. Преднамеренный характер погрома Батыем славянских земель подтверждают арабские и персидские источники.

Запад всегда стремился подчинить своему влиянию Святую Русь. Вспомним, что ещё при княгине Ольге, в середине X века, Рим посылал послов-миссионеров в Россию. С предложением о «соединении» обращался к русским князьям папа Климент III в 1080 году. В 1147 году папа Евгений III благословил первый крестовый поход германцев против славян. В 1200 году в устье Западной Двины, при попустительстве русских князей, которым подчинялась в то время Ливония, германцами был основан город Рига. В 1201 году двинулся на Русь орден Христовых воинов, или Меченосцев, подчинённый Рижскому епископу. С тех пор на берега Западной Двины нескончаемым потоком стремились толпы выходцев из немецкой земли, желавших искупить грехи ценой убийства православных христиан. (Папа отпускал их всякому, кто под знаменем креста лил кровь «упрямых язычников».) Папы в XIII столетии всеми силами пытаются воспользоваться несчастным положением разорённой монголами Руси, они благословляют направленное против православной страны оружие датчан, венгров, шведов и немцев.

Не брезгует Рим и антирусскими интригами при дворе Батыя — не случайно одним из советников хана является рыцарь ордена Святой Марии — Альфред фон Штумпенхаузен. Ездил в Великую Монголию с поручением от папы Иннокентия IV к самому Великому хану минорит Иоанн де Плано Карпини в сопровождении двух доминиканских монахов — Асцелина и Симона де Сен-Кента.

Задача монгольских завоевателей, в отличие от латинян, состояла в материальном завоевании Руси. Основным правилом жизни в Орде служила «Яса» Чингисхана — сборник, содержавший в себе запреты и узаконения, касавшиеся самых разных сторон жизни. В нём, в частности, предписывалось уважать и бояться всех богов, чьи бы они ни были. В Орде свободно отправлялись богослужения, и сами ханы присутствовали при совершении христианских, мусульманских, буддистских и иных обрядов. В 1267 году митрополит Кирилл сумел получить от хана Менгу-Темира ярлык, которым хан освободил духовенство от дани и других поборов. Этим же указом, под страхом казни, хан воспрещал надругательство над православием. С позволения хана владыка Кирилл основал в самом Сарае православную епархию.

Задачу уничтожения православия поставил перед собой хан Мамай, к войску которого тогда спешила на помощь польско-литовская рать католика Ягайлы. Но было уже поздно, горькая чаша гнева Божия была испита русским народом. Скреплённая молитвами преподобного Сергия Радонежского, Русская земля уже в состоянии была не только выстоять, но и победить — на Куликовом поле.

Механизм десакрализации

Анализируя этапы развития кризиса Древней русской государственности, мы можем сформулировать историософскую концепцию, согласно которой системный кризис государственности, или Смутное время, вызывается утратой властью своей сакральности, То есть можно сказать, что речь идёт о десакрализации православной государственности. А она является следствием охлаждения веры в Бога. Утрата сакральности власти неуклонно приводит к скатыванию на дно системного кризиса, если не происходит покаяния и попыток не доводить ситуацию до последнего предела. Этот процесс имеет чёткие стадии:

1) Десакрализация власти, которая обычно сопровождается убийством носителя верховной власти или наследника престола;

2) Корпоративно-политическое противостояние;

3) Военное противостояние или гражданская война;

4) Внешняя военная интервенция;

5) Оккупация — самое дно скатывания государственности в Смутное время.

При этом надо иметь в виду, что оккупация не всегда носит военный характер. Можно выделить несколько её форм: экономическую, религиозную, политическую, этническую, финансово-информационную. Сегодня оккупация происходит на уровне IT и цифровизации. Данные формы также могут находиться в различных сочетаниях.

Здесь надо сказать, что выход из Смутного времени, или системного кризиса, также имеет совершенно чёткие этапы:

1) Покаяние — осознание того факта, что десакрализация власти не была воспринята как начало страшного бедствия, не было покаяния перед Богом в совершённых грехах и, следовательно, не было попыток остановить процесс развития системного кризиса;

2) «Партизанщина» — создание в условиях оккупации религиознополитических, экономических и военных образований, способных противостоять оккупантам;

3) Народное ополчение — общенациональное объединение с формированием единой военной силы;

4)`Восстановление традиционной православно-монархической государственности, сакральности власти и признания её всем народом.

Таким образом, системообразующим фактором российской государственности является сакральность власти, в основе которой находится русская соборность. Она может быть определена как свободное устремление к единству многих лиц на основе их общей любви к Богу и Абсолютным нравственным ценностям.

В рамках предложенной концепции можно определить системный кризис государственности, или Смутное время, как функциональную перестройку механизма власти. Данная перестройка вызвана утратой духовно-религиозной, нравственной составляющей, а значит, утратой сакральности и восприятием не свойственных русской цивилизации государственных форм.

Следствием восстановления сакральности стало превращение Древней Руси в суверенную мощную православную державу — центр восточного христианства, а Москвы — в Третий Рим, или Новый Иерусалим.

Реванш святой Руси

Впоследствии Иоанн IV Грозный создал национальную форму поземельно-сословного народного представительства — Земский собор. Это специфический, присущий русской цивилизации исторический институт народного волеизъявления. Он содержит механизм согласования Верховного единоначалия и коллегиальности, что позволяет выполнять объединяющую функцию в условиях системного кризиса. Только спустя 200 лет после деяний Иоанна Грозного, в результате великих революций, в Европе появилась альтернативная и чуждая русской политической традиции партийно-политическая форма народного представительства — парламентская демократия. Она прикрыта фиговым листком — принципом разделения властей, что не объединяет, но лишь разъединяет народ.

Духовно-государственное строительство Иоанна Грозного по созиданию русского соборного царства оказалось столь основательным, что помогло пережить полную кошмара эпоху Смутного времени рубежа XVI–XVII веков. Тогда вся Европа, под незримым дирижёрством Римской курии и ордена иезуитов, жадно набросилась на богатства Русской земли.

Отход от сакральности и чудесное спасение

Подготовленный западниками церковный раскол второй половины XVII века стал крупнейшей социально-политической катастрофой системного характера. Её внутренней причиной стал кризис русской государственности. Он заключался в охлаждении веры, утрате сакрального восприятия царской власти, падении нравственных устоев общества. Последовавшие затем реформы Петра, при всей их прогрессивности, нанесли сокрушающий удар не только по боярской знати, но и по русской аристократии вообще, открыв иностранцам дорогу к высшим должностям.

Устранение Петром соборных традиций лишило верховную власть ореола сакральности и сделало её не объектом народного призвания, а целью борьбы корпоративных кланов и дворцовых интриг. Закулисные решения проводились в жизнь силой дворянской гвардии. Как следствие реформ Петра Земские соборы, обеспечивавшие реальное единение царя с народом, были упразднены. Церковь в послепетровское время сама была отрезана от верховной власти и подчинена той же бюрократии, что и вся нация. А основа русской жизни — крестьянство — было превращено в рабов для потомственных рабовладельцев, нравы которых проявлялись порой в самых диких формах.

Культурный разрыв между европеизированным высшим сословием и народной массой, ставший причиной отчуждения народа от своего царя, начался именно с Петра. В общественном сознании просвещённого слоя империи заметен резкий перелом: промонархические настроения сменяются антимонархическими. Стало модным относиться к верховной власти скептически, фрондёрство становится признаком хорошего тона. Духовная составляющая императора как Божиего Помазанника, как сакральной, харизматической, священной особы, исчезла в глазах высшего сословия. Для придворных, министров и советников, генералов и администраторов император стал фигурой политической, таким же человеком, как и все, только облечённым властью. В этой власти они уже не видели никакой сакральной силы и признавали её необходимой лишь с утилитарной точки зрения.

Однако с воцарением Павла I в России начала восстанавливаться законность, единая и для простого народа, и для высшего света. Павел запретил ввоз иностранных книг, сеявших революционные идеи. Изза новых политических теорий, волновавших тогда Западную Европу, последовало запрещение отправлять молодых людей для образования за границу. Если Екатерина была «матушкой» для владетельных дворян и заезжих щелкопёров, то Павел обретал образ «батюшки» для простого народа, как это и было положено от века русскому Царю. После злодейского убийства 11 марта 1801 года в Михайловском замке Павла I к его могиле потянулись простые люди, ища небесной помощи, исцеления и его небесного заступничества. Почитание Павла I в народе и церкви православной было таково, что, как вспоминал исправляющий должность товарища обер-прокурора Святейшего синода князь Н.Д. Жевахов, только революция 1917 года прервала работы по подготовке его канонизации.

Двадцатичетырёхлетний Александр, вступив на родительский престол, попал в крайне затруднительное положение, оказавшись в окружении убийц своего отца. Он, вероятно, хорошо понимал, что если ему пойти по пути резкого ограничения всевластия придворной знати, по которому шёл отец, его ждёт та же участь. И в Зимнем дворце, и в Царском Селе молодой император был заложником группы связанных между собой общим интересом богатых и влиятельных лиц. Говоря современным языком, это была государственно-политическая придворная мафия, целый век правившая страной руками возводимых ею на трон монархов. Собиралась она править также и впредь — на этот раз руками Александра, но им это не удалось. Большая часть царствования Александра Благословенного прошла среди великих войн, но государь находил время и для забот об упорядочении внутреннего управления империей. Особенно важные меры были осуществлены императором Александром в деле высшего управления, которое со времён Петра находилось в руках коллегий. Созданная им система управления посредством министерств в главных своих чертах сохранилась до самого крушения Российской империи, однако она так и не избавилась от рудимента западной цивилизации.

Младший брат императора Александра — Николай I Благовенчанный в отношениях с европейскими державами сохранял начала Священного союза и всегда готов был оружием поддерживать старый порядок в Европе, хотя бы и с ущербом для интересов Российской империи. В итоге Россия не только не заслужила благодарности европейцев, но мало-помалу за ней закрепилась репутация жандарма Европы. Однако благодаря политике Николая I России удалось отодвинуть массовые кровопролития, и все революционные потрясения обошли наше Отечество стороной.

В эпоху Александра II Освободителя российская государственность приняла характер мягкого, просвещённого и космополитического абсолютизма.

Александр III старался внести в реформы те поправки, которые, по его мнению, были необходимы для внутреннего равновесия России. Но в полной мере ему это не удалось.

Николаю II досталось тяжёлое наследство. Глубокая трещина прошла через всю Россию.

Демократические реформы 1905– 1907 годов — это ещё одна попытка пересадить на русскую почву чуждую, разрушительную для русской государственности модель западной парламентской демократии.

Подрывные силы использовали парламентскую трибуну для грязной травли государя. 1 ноября 1916 года в Государственной думе Милюков произнёс свою «историческую» речь, в которой он, не имея в своём распоряжении ни единого доказательства, обвинил императрицу в измене.

Клевета сделала своё дело. Города, веси, армия наполнялись отзвуками этих подлых обвинений.

Николаю II, когда верность ему и присяге уступила место измене, ничего иного не оставалось, как, уповая на волю Господа, принять насильственное отречение от прародительского престола. Будучи истинным православным царём, он не видел выхода в установлении с помощью верных штыков кровавой диктатуры. Отречение государя Николая Александровича не слабость и безволие, а поступок величайшей силы. Это сознательное, жертвенное предание себя в руки врагов, дабы не силой политической власти, а силой христианской жертвы победить их.

Почти семь десятилетий питались русские люди одной лишь революционной ложью, потом ей на смену пришла ложь демократическая. Плохие Ленин, Троцкий и Свердлов заменялись «хорошими» Гучковым, Милюковым, Родзянко и Корниловым. А страшная трагедия России, разделившая русских людей на два непримиримых лагеря, так и остаётся непреодолённой — с помощью хитроумных манипуляций. Настало время отделить зёрна от плевел. В течение XX века русские люди смогли переварить откровенно богоборческое учение марксизма-ленинизма, извлечь из него позитивные начала и направить в разумное русло.

По всем человеческим меркам, по всем земным законам и расчётам Россия должна была бы сегодня пылать в огне непрекращающейся гражданской войны, гибнуть во мраке и гладе хозяйственной разрухи, безвластия, беззакония и хаоса. На месте России должна была бы возникнуть духовная пустыня. Вместо этого медленно, но неуклонно происходит пробуждение религиозно-национального самосознания.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x