Сообщество «Китай-Го (中国)» 08:49 27 июля 2022

Судьба моя - Китай

«стратегическое партнёрство» двух стран в некоторых областях уже является полноценным союзом
1

С Китаем были связаны несколько поколений моей семьи. Моя бабушка, Алла Федоровна Ухтомская, происходила из старинного рода князей Ухтомских. В конце ХIХ века служивший в МИД востоковед-буддолог Эспер Эсперович Ухтомский сопровождал наследника престола Цесаревича Николая Александровича Романова, будущего царя Николая Второго, в путешествии по странам Азии. Они побывали в Египте, Персии, Индии, Цейлоне, Таиланде, Китае и Японии. Э.Э. Ухтомский описал это путешествие в трехтомной книге, весьма популярной в России и переведенной на иностранные языки. В этой книге он предсказывал возвышение Поднебесной и настаивал на сближении с ней. Сложившиеся во время долгого путешествия дружеские отношения с царем позволили ему в дальнейшем стать председателем правления "Русско-Азиатского банка" и Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Он активно готовил секретный Российско-китайский Договор 1896 года, направленный против Японии. Став издателем газеты "Санкт-Петербургские ведомости", Э.Э. Ухтомский осуждал подавление странами Запада и Японией восстания ихэтуаней в 1900 году. Впоследствии он создал целое «азийское» учение, смысл которого был в раскрытии азиатских корней русского народа и необходимости максимального сближения с народами Азии. После Октябрьской революции бежавшие в страны Европы последователи этого учения дополнили и развили его, создав «евразийское» учение, весьма популярное и в современной России.

Решив поступить на Восточный факультет Ленинградского Государственного университета в 1966 году, я выбрал китайский язык, хотя он по популярности в те годы уступал японскому и хинди. На меня повлияли годы жизни с родителями на Камчатке, где в 50-60 годы было много китайских товаров. Мы ели китайские яблоки и консервы из ананасов, пили вино из дикого винограда "Тунхуа", обставляли квартиры китайской мебелью, пользовались китайскими полотенцами и термосами. Моя мать съездила в 1959 году в туристическую поездку в КНР и привезла не только восторженные рассказы, но и много сувениров, которые до сих пор украшают мой кабинет.

Учёба на Восточном факультете была увлекательной. Хотя в Китае шла «культурная революция», наши профессора говорили о мимолётности этого испытания с точки зрения всей китайской истории и вселяли в нас надежду на добрые отношения с китайским народом. Полученные знания языка, классической литературы, истории и философии очень пригодились по окончании Университета. Меня направили работать в Москву на Иновещание Гостелерадио СССР, в редакцию радиовещания на Китай. Уровень знаний о Китае среди журналистов был не очень высокий и меня просили объяснить то причины критики романа "Речные заводи", то древнего мудреца Конфуция…

Хорошая подготовка в Ленинградском Университете помогала моей карьере и после 7 лет работы на радио меня пригласили в еженедельник "Новое время". Это было специализированное и очень влиятельное издание по внешней политике, формально издававшееся от имени Совета Профсоюзов, но реально направлявшееся ЦК КПСС и МИД. Я был обозревателем по азиатским социалистическим странам, ездил во Вьетнам, Монголию, Кампучию, но шансов побывать в Китае не было совсем. Львиная доля моих статей была посвящена событиям в Китае, его отношениям с Америкой и Японией. В 1981 году меня, как изучавшего в Университете японский язык, направили работать корреспондентом в Токио. Там я пробыл 6 лет, написал несколько книг. Довольно неожиданно в 1987 году я получил предложение работать в Идеологическом отделе ЦК КПСС и отвечать за советскую пропаганду и контрпропаганду по Китаю, Японии и другим странам Восточной Азии.

Оказалось, что ставший к тому времени Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачёв в рамках политики «нового мышления» решил нормализовать отношения с КПК и КНР. Для этого было необходимо свернуть враждебную пропаганду, отодвинуть кадровых работников, сопротивлявшихся улучшению отношений Москвы и Пекина. Мне пришлось объяснять журналистам и руководителям СМИ новый курс Кремля, запрещать вредные книги и статьи. Ещё одной важной задачей стала подготовка визита М.С. Горбачева в Пекин. Разные отделы ЦК КПСС собирали доклады дипломатов, ученых и разведчиков, обрабатывали их и направляли Горбачеву. Я также писал тексты выступлений в Китае, а во время визита был в руководстве советского пресс-центра в новой гостинице "Гоцзи фаньдянь". Достигнутые в результате бесед Горбачева с Дэн Сяопином и другими руководителями договоренности были поистине историческими. Они не были полностью реализованы из-за нестабильности сначала в Китае, а затем в Советском Союзе.

Горбачеву советовали изучить стратегию Дэн Сяопина и перенести центр тяжести реформ с политики на экономику. Он был напуган увиденным в Пекине во время визита и продолжил свою политику «перестройки» и «гласности» без изменений. Экономическая и политическая обстановка в стране ухудшалась, обострились противоречия в КПСС, в том числе в аппарате ЦК КПСС. Я ушел из Идеологического отдела еще до распада Партии и Советского Союза, став обозревателем правительственной газеты "Известия". Поначалу я не понял всех последствий распада СССР и прихода к власти Ельцина. Сейчас я согласен с Путиным, который назвал эти события «самой большой катастрофой ХХ века». Последствия этой катастрофы мы видим даже сегодня на Украине, в других бывших частях СССР.

Китаю в конце ХХ века тоже грозила возможность общенационального кризиса. Партию и страну спас сильный и опытный руководитель мирового калибра Дэн Сяопин. Горбачёв был слабым и неопытным в международных делах руководителем провинциального калибра, на которого влияли то жена, то другие руководители, разочаровавшиеся в социализме и попавшие под влияние Запада. Политические традиции России и Китая обеспечивают высшему руководителю колоссальную власть, которую можно использовать на пользу нации, или во вред ее интересам. Вот почему я считаю В.В. Путина и Си Цзиньпина не просто руководителями, а вождями своих народов. Небывалая долгосрочная программа "Китайская мечта" и её уверенное воплощение в жизнь является гарантией возрождения Поднебесной. Отсутствие общенациональной идеи и долгосрочной поэтапной программы у России замедляет ее освобождение от влияния либерального капитализма и создание справедливого общества.

Первый раз я оказался в Китае в мае 1989 года. Я был в составе группы ответственных работников КПСС и МИД, готовивших визит М.С. Горбачева. Последней поездкой стала встреча руководителей российской и китайской частей "Комитета дружбы, мира и развития" в декабре 2019 года, накануне начала пандемии КОВИД-19. В российской части этого комитета я возглавляю Совет экспертов.

За 30 лет я побывал в Китае около 50 раз, совершил несколько длительных путешествий, в том числе по всей китайской части Великого Шёлкового пути, а также по местам жизни и работы Председателя Си Цзиньпина. Мои чувства от многих поездок отражает одно слово «Чудесно!» Свою первую книгу очерков я так и назвал "Чудесный Китай". Мои впечатления от перемен, произошедших в Китае отражает название другой книги "Главный проект XXI века".

Моя первая книга о нынешнем китайском руководителе называлась "Си Цзиньпин: по ступеням китайской мечты". Она вышла в 2015 году, а начал её писать я в 2014 году. Из анализа даже первых статей и выступлений, мне стало ясно, что к руководству Китаем пришел человек, обладающий видением далекой перспективы и железной воли осуществить намеченные цели шаг за шагом. Вторая книга вышла в 2018 году и называлась "Си Цзиньпин: новая эпоха". В ней были описаны и проанализированы события, включая XIX съезд КПК. Уже тогда было ясно, что "Китайская мечта" выполняется точно по расписанию, что «общество средней зажиточности» будет построено к 2021 году, абсолютная бедность исчезнет, ВВП КНР и подушевые доходы удвоятся. В этом году должна выйти еще одна книга о ходе выполнения долгосрочной программы "Китайская мечта". Я назвал её "Корни и плоды китайского чуда". В ней делается акцент на великолепные качества китайского народа, позволившие преодолеть развязанную США «торговую войну» и взять под контроль пандемию КОВИД-19. Ещё одна ключевая мысль – широчайшая поддержка китайцами патриотической стратегии «великого возрождения китайской нации», провозглашенной Си Цзиньпином.

Справиться с КОВИД-19 смог бы не каждый китайский руководитель. У Си Цзиньпина был опыт борьбы с атипичной пневомонией в Чжэцзяне, был опыт управления всем Китаем с 2012 года. Но главное он принадлежит к редкому разряду политических деятелей, которых называют «вождь». Это деятели, способные ставить масштабные цели на дальнее будущее, вести за собой массы, преодолевая неизбежные ошибки и трудности. Китайский народ, проявив жертвенность и дисциплину, верил в правильность стратегии руководства, основываясь на уже достигнутых к тому времени успехах в выполнении программы "Китайская мечта". Китайский народ и его нынешний вождь нашли друг друга, они усиливают друг друга, делая возрождение китайской нации неизбежным.

За минувшие 10 лет стало ясно, что мировой порядок на основе американской гегемонии утратил эффективность. Либеральный капитализм перестал быть «мировой идеей», Zeitgeist, и ему приходится конкурировать с другими мировыми идеями, включая в первую очередь социализм с китайской спецификой. Центр глобальной экономики сместился с Запада на Восток, в Азиатско-Тихоокеанский регион. Китай стал главным соперником США, быстро наращивая военную, экономическую, финансовую мощь. Понимание несовместимости американской гегемонии с усилением Китая пришло еще при Обаме. Трамп попытался бороться с Китаем «с опорой на собственные силы» и надорвался. Байден пытается объединить ресурсы всего мира на борьбу с Пекином под звёздно-полосатым флагом. Это не получится. У Китая есть мощный союзник Россия, а также десятки стран, которые не готовы открыто поддержать Пекин, но и не склонны встать на сторону Вашингтона. В этих условиях Китай занял единственно правильную позицию – он продолжает двигаться вперед к реализации Китайской мечты. «Собаки лают, караван идет».

Наши отношения развивались по восходящей трактории. Ускорение им придали добрые отношения двух лидеров, взаимная симпатия, которая возникла во время первой встречи в 2013 году. Такие чувства очень важны в политических культурах типа российской и китайской, где мнение первого лица играет определяющую роль. Думаю, «химия Пу-Си» будет действовать еще не один год. Совпадение и даже синергия наших двусторонних отношений основывается на совпадении национальных интересов безопасности, взаимодополняемости экономики. Недаром Россия и Китая в 400-летней истории своих отношений ни разу не объявляли друг другу войну. Мощным стимулом для ускоренного сближения в последние годы стала «холодная война», которую США одновременно ведут против России и Китая. «Стратегическое партнёрство» двух стран в некоторых областях уже является полноценным союзом – стратегические бомбардировщики и боевые корабли России и Китая в едином строю раз за разом демонстрируют свои возможности в воздухе и на море вблизи военных баз США в Японии и Южной Корее. России нужен сильный Китай, а Китаю – сильная Россия.

2 сентября 2022
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
6
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
1
Комментарии Написать свой комментарий
27 июля 2022 в 15:04

Отсутствие общенациональной идеи и долгосрочной поэтапной программы у России замедляет ее освобождение от влияния либерального капитализма и создание справедливого общества.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------
Есть такая идея. Заказ на prokas-74@yandex.ru

1.0x