Авторский блог Андрей Ведяев 12:07 20 августа 2021

Спецназ без границ

Исполнилось 40 лет легендарному спецназу госбезопасности

Исполнилось сорок лет Группе специального назначения «Вымпел» Управления «С» (нелегальная разведке) Первого Главного управления (внешняя разведка) КГБ СССР – уникальному подразделению, разведке специального назначения, существовавшему с 19 августа 1981 года до 25 января 1994 года, когда оно было ликвидировано указом президента Ельцина. Сотрудники группы «Вымпел» сочетали в себе традиционную подготовку спецназовцев и навыки агентов-нелегалов. Они являлись самым элитным и засекреченным формированием госбезопасности, предназначенным для проведения спецопераций за рубежом. Этим собственно они и отличались от войскового спецназа, в том числе рейнджеров и групп глубинной разведки, которые также осуществляют разведывательно-диверсионную деятельность, но в оперативном тылу противника, тогда как «Вымпел», находясь в постоянной боевой готовности, был способен мгновенно появиться в любой точке мира и обеспечить решение самых сложных задач стратегического уровня, связанных с обеспечением государственной безопасности.

31 декабря 1979 года начальник Управления «С» ПГУ КГБ СССР генерал-майор Юрий Иванович Дроздов доложил Председателю КГБ СССР Юрию Владимировичу Андропову о проведенной в Кабуле операции по смещению афганского правительства Амина силами нештатных групп спецназа госбезопасности «Зенит» и «Гром» и предложил сформировать уже на постоянной основе группу специального назначения для решения подобных задач. 25 июля 1981 года вышло закрытое постановление ЦК КПСС и Совета министров, а 19 августа 1981 года был подписан приказ о создании Группы специального назначения КГБ СССР «Вымпел» для проведения операций за пределами страны в особый (угрожаемый) период. Приказы о проведении операций мог отдать только Председатель КГБ СССР, и только письменно.

двойной клик - редактировать изображение

Нетрудно догадаться, что на положительное решение руководителей Партии и Государства в значительной степени повлияло резкое обострение международной обстановки с приходом 20 января 1981 года администрации Рейгана, которая значительно увеличила начатое еще при Картере финансирование афганских моджахедов в рамках секретной программы ЦРУ «Циклон», продолжила наращивать усилия по дестабилизации обстановки в Польше и форсированию размещения евроракет в Европе. Советское руководство хорошо помнило катастрофические последствия вероломного вторжения немецко-фашистских войск 22 июня 1941 года и именно сквозь призму этой угрозы рассматривало приготовления США в Европе и по всему периметру советских границ.

Прообразом «Вымпела» стала Отдельная мотострелковая бригада особого назначения ОМСБОН НКВД СССР, созданная 3 октября 1941 года на базе войск Особой группы при наркоме внутренних дел Лаврентии Павловиче Берия, формирование которых началось на московском стадионе «Динамо» 27 июня 1941 года. Начальником Особой группы, преобразованной 18 января 1942 года в 4-е Управление (террор и диверсии в тылу противника) НКВД СССР, был назначен майор госбезопасности, с 14 февраля 1943 года комиссар госбезопасности 3-го ранга Павел Анатольевич Судоплатов.

К числу основных задач ОМСБОН относились сбор разведывательных данных и информации военного, экономического и социально-политического характера; разрушение стратегических железнодорожных и шоссейных магистралей и других коммуникаций в прифронтовой зоне и в глубоком тылу противника, выведение из строя важных транспортных узлов; срыв железнодорожных и автоперевозок живой силы и техники противника на фронт; разгром военных, жандармских и полицейских гарнизонов; ликвидация высокопоставленных чиновников оккупационных властей; вывод из строя промышленных предприятий, электростанций и средств связи. Для решения этих задач за время войны в тыл противника были направлены 212 отрядов и групп общей численностью 7316 человек.

Кроме того, ОМСБОН становился ядром разворачивающегося партизанского движения, оказывая ему всестороннюю помощь. Спецотряды ОМСБОН как правило превращались в партизанские бригады и крупные партизанские соединения. Например, отряд «Олимп» под командованием Героя Советского Союза Виктора Александровича Карасёва, помощником по разведке у которого был Алексей Николаевич Ботян, действовал с сентября 1942 года по февраль 1945 года на Украине, в Польше, Чехословакии и Венгрии. Пройдя по тылам противника более 11 тыс. километров, отряд первоначальной численностью 58 человек вырос в партизанское соединение имени Александра Невского численностью 700 человек, на счету которого 130 боевых операций, в том числе взрыв гебитскомиссариата в городе Обруч, 56 эшелонов противника, 335 автомашин и танков, 27 мостов, 8 предприятий и складов.

Говоря о подготовке спецназа госбезопасности, следует отметить, что поскольку группы специального назначения действуют за линией фронта и в глубоком тылу противника, то они вынуждены самостоятельно преодолевать значительные расстояния от своей территории до места выполнения задачи, передвигаясь вдали от населенных пунктов и дорог, перенося оружие, взрывчатку, снаряжение и продукты питания на себе. Это налагает повышенные требования к физической подготовке спецназовцев. При проведении ими диверсий требуются навыки действия в экстремальных ситуациях. Ввиду малочисленности групп специального назначения, отсутствия огневой поддержки и эвакуации, необходимости сражаться на чужой территории, они обязаны уметь сражаться с гораздо большей эффективностью, чем военнослужащие регулярных частей.

Однако эти требования справедливы для любого спецназа – например, армейского или спецназа ГРУ. Для них наличие высочайшей физической и огневой подготовки для действия в ближайшем тылу противника зачастую решает исход дела. А вот для спецназа госбезопасности, которому приходится решать стратегические задачи по инициированию повстанческих движений и созданию очагов партизанской и национально-освободительной борьбы, на первый план выступает умение наладить контакт с местным населением, для чего требуется серьезная языковая и страноведческая подготовка – вплоть до знания обычаев и иных реалий той местности, на которой предстоит вести разведывательно-диверсионные действия.

Как рассказывал автору настоящей статьи Герой России Алексей Николаевич Ботян, «нас готовили для работы в глубоком тылу противника – учили стрелять, взрывному делу, и особенно агентурной работе. Командиром нашей группы был Карасёв. Когда нас забрасывали в тыл, Судоплатов приезжал на станцию, беседовал с нами. И я слышал, как он сказал Карасёву: “Береги людей!” И в дальнейшем, если наш сотрудник погибал и оставалась семья, то Павел Анатольевич прикреплял человека, который заботился об этой семье, устраивал детей в институт. Сам Судоплатов был человеком доступным. Я думаю, таких руководителей мало, которые так заботятся и о выполнении поставленной задачи, и о сотрудниках. На верную смерть не посылал никого. В 1944 году он вручал мне офицерские погоны старшего лейтенанта госбезопасности. Ну и после войны встречались. И с ним, и с Эйтингоном, который меня чехом сделал. Потом к власти пришел этот негодяй Хрущёв и засадил их за связь с Берией. Какие толковые люди были! Сколько сделали для страны – и отсидели оба ни за что по 13-15 лет. Когда уже после своего освобождения Судоплатов появился в нашем клубе на Дзержинке – все сотрудники встали и аплодировали. Все их уважали – как одного, так и другого. Они были нелегалами, очень много сделали – и в то же время заботились о подчиненных. Хорошее у меня мнение о них, очень хорошее. Но вот видите, как бывает – пришел один дурак, и засадил их. А его самого судить нужно, негодяя – довел страну до голода, ликвидировал подсобные хозяйства, развалил армию».

двойной клик - редактировать изображение

Даже находясь во Владимирском централе, Судоплатов и Эйтингон, считая всё произошедшее с ними роковой ошибкой, писали наверх письма, в которых содержались оперативные предложения по противодействию только что созданным в США «зелёным беретам», которые были предназначены для борьбы с повстанческими и национально-освободительными движениями. Как рассказывал сам Павел Анатольевич, «с письмом ознакомился генерал Фадейкин, мой преемник на посту начальника службы диверсионных операций за границей (в 1957-1961 годах Иван Анисимович Фадейкин был начальником 13-го отдела при ПГУ КГБ при СМ СССР. – А.В.). Он прислал майора Васильева во Владимир обсудить с нами организационные детали, и тот привез нам в подарок два килограмма сахара. Вот так наша инициатива привела к рождению в КГБ спецназа».

Говоря об американских «зелёных беретах» (Green Berets), необходимо отметить, что если спецназ КГБ в первую очередь предназначался для поддержки национально-освободительных движений и инициирования партизанской войны в борющихся за свою независимость странах, то «зелёные береты», также, как в свое время специальные подразделения войск СС, предназначены именно для борьбы против партизанам, т.е. для выполнения карательных функций. По этой причине «зелёные береты» входят в состав Сил специального назначения сухопутных войск США, но укомплектовываются сотрудниками ЦРУ. В июне 1962 года президент США Джон Кеннеди выступил перед выпускниками Военной академии в Вест-Пойнте и заявил, что современные войны становятся войнами диверсий и засад, инфильтрации и партизанщины. Именно такими методами действовали рвущиеся к власти социалисты в Африке и Юго-Восточной Азии, и именно так пришёл к власти на Кубе Фидель Кастро. По словам Кеннеди, у США должны быть подразделения, способные вести партизанские и, что ещё важнее, антипартизанские действия в любой точке мира. «Зелёные береты» стали его любимым детищем, настоящей элитой — спецназовцы обязаны были не просто разбираться в тактике диверсий и разведки, но и знать иностранные языки и культурные особенности стран, в которых им предстояло действовать. Именно среди «зелёных беретов» появились первые подразделения психологической войны, использующие культурно-психологические особенности и традиции разных народов.

Поэтому мысль Судоплатова и Эйтингона была абсолютно верной и весьма своевременной – для того, чтобы противостоять американским спецподразделениям, необходимы не просто хорошие солдаты, но профессиональные диверсанты, специально подготовленные для ведения партизанской борьбы. 19 марта 1969 года было принято закрытое постановление Совета Министров СССР о создании в составе Высшей школы КГБ СССР им. Ф.Э. Дзержинского Курсов усовершенствования офицерского состава (КУОС). В том же году для них был выделен сверхсекретный объект, расположенный на 25-м километре Горьковского шоссе («Балашиха»). Слушателями КУОС стали действующие сотрудники территориальных управлений КГБ СССР, которые за семь месяцев овладевали навыками разведки и могли передавать шифротелеграммы по рации, минировать и качественно подрывать объекты взрывчаткой собственного изготовления, владели тактикой боя малыми группами, получали языковую подготовку. Слушатели обучались в реальных боевых условиях, с обозначенным противником, в экстремальных ситуациях. Их учили переносить жару, терпеть голод, действовать ночью, спать на снегу. Иначе говоря, это были готовые командиры партизанских отрядов. После этого выпускники зачислялись в спецрезерв КГБ, продолжая службу там, откуда они были командированы. Отличительной особенностью КУОС являлась подлинная дружба и взаимовыручка, причем преподаватели, в отличие от любых других курсов, также участвовали в командировках в «горячие точки», проходили воздушно-десантную и горную подготовку, наравне со слушателями участвовали в тактических занятиях и комплексных учениях.

Особое значение среди преподавателей играли люди, имевшие опыт агентурно-оперативной и диверсионной работы, полученный в годы Великой Отечественной войны, такие как «дедушка спецназа» Илья Григорьевич Старинов и «полковник Вихрь» Алексей Николаевич Ботян. Начальником курсов и легендой уже при жизни был также фронтовик, полковник Григорий Иванович Бояринов. Как впоследствии выразился директор ФСБ России, генерал армии Николай Дмитриевич Ковалев: «Бояринов – это наша икона». Дело в том, что Григорий Иванович буквально жил курсами, лично выстраивал весь учебный процесс и постоянно находился в гуще событий. А поскольку среди слушателей были представители всех других подразделений КГБ, то его в органах знали почти все. И не просто знали, а шли за ним – как это показала его последняя атака в Кабуле 27 декабря 1979 года во время штурма дворца Амина. За этот подвиг Григорий Иванович Бояринов посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза.

двойной клик - редактировать изображение

По словам Юрия Ивановича Дроздова, по инициативе которого на базе КУОС в 1981 году был создан «Вымпел» (официальное название – Отдельный учебный центр КГБ ССР), данное подразделение предназначалось для проведения специальных операций за рубежом. Брали туда, как и в ОМСБОН, только добровольцев из числа офицеров КГБ. Их имена никогда и нигде не назывались. Награды они получали при закрытых дверях. Их жизнь была тайной даже для родных. Потому что нужно было выполнить операцию таким образом, чтобы никто не понял, кто здесь был, что произошло, и куда все исчезли после проведения операции. В числе таких операций – освобождение, захват и доставка лиц, обладающих ценной информацией, внедрение в структуру спецслужб и военных организаций с целью шпионажа или уничтожение людей, представляющих угрозу государству, создание агентурных сетей, подготовка переворотов, свержение реакционных режимов, дезорганизация тыла, саботаж и диверсии на стратегических объектах. Большое внимание уделялось психологической подготовке. Некоторые сотрудники «Вымпела» нелегально проходили «стажировку» в подразделениях специального назначения НАТО, все знали не менее двух языков, многие имели по два-три высших образования – но при этом, как отмечал Юрий Иванович, тренировки, скажем, по рукопашному бою для всех без исключения шли не на мягком ковре, а на асфальте. «Использовали специальные патроны, позволяющие превращать в мощное средство поражения обычные предметы: авторучки, зонты, трости. Умели изготовить взрывчатку из средств бытовой химии. Знали, каких пауков можно есть, а каких нельзя». Но главное, что отличало бойцов «Вымпела» – это взаимопомощь и выручка, способность преодолеть себя, перейти черту и погибнуть, что достигалось уникальной системой обучения и подготовки. За годы своего существования подразделение превратилось в одно из мощнейших в мире. Оно находилось в постоянной боевой готовности, непрерывно действуя своими группами то в Афганистане, то на театрах оперативно-тактических учений внутри страны и за рубежом. Сотрудники «Вымпела» действовали в различных горячих точках мира — на Кубе, во Вьетнаме, Мозамбике, Анголе, Никарагуа, Лаосе, Ливане, Египте, Сирии, Иордании и ряде других стран и регионов. На территории нескольких стран были оборудованы тайники с хранящимся там специальным снаряжением для разведывательно-диверсионной деятельности.

Однако Ельцин не простил «Вымпелу» отказ штурмовать Белый дом в 1993 году, хотя в 1991 году «Вымпел» в аналогичной ситуации также не стал брать штурмом здание Верховного Совета, где тогда укрывался тот же Ельцин. Указом президента РФ от 25 января 1994 года о расформировании Министерства безопасности России подразделение «Вымпел» было выведено из Службы безопасности президента и переподчинено Министерству внутренних дел РФ под названием «Вега». Структурно подразделение «Вега» вошло в ГУОП МВД РФ. Из 660 человек группы «Вымпел» только 49 согласились перейти в МВД…

По мнению автора книги «Реквием “Вымпелу”», ветерана «Вымпела», полковника Валерия Юрьевича Киселева, существует ли сегодня «Вымпел» или нет – вопрос чисто риторический. Все мы говорим, что он существует, что он живет и воюет. Но это – другое подразделение. Настоящий «Вымпел» создавался для решения разведывательно-диверсионных задач и ведения партизанской войны за пределами страны. «Когда я писал эту книгу, мне очень помогал Юрий Иванович Дроздов, – рассказывает Валерий Юрьевич. – И я спрашивал его, а правильное ли название “Реквием”. Юрий Иванович отвечал, что подразделения, которое мы создавали, нет. Те, кто сегодня – это тоже сильные мужественные люди, способные решать большие задачи – но это не подразделение Первого главного управления (внешняя разведка) КГБ СССР. Они решают другие задачи, а под другие задачи делаются и другие люди. А нам важно показать именно тех людей, которые были как подводная лодка – если такого человека забросить в любую точку мира, он будет самодостаточен, выполнит задачу и, если необходимо, – всплывет, а если нет – не всплывет никогда. Такое подразделение в 1991 году было самым опасным для наших “друзей”, которые сегодня показали свое истинное лицо врагов. И мне лично об этом сказал Юрий Иванович – именно враги заставили руководство нашей страны ликвидировать подразделения 8-го отдела Управления “С” (нелегальная разведка) ПГУ КГБ СССР – которые в своё время создавались как легендарный ОМСБОН Павла Анатольевича Судоплатова, как «умная сила», а затем получили второе рождение в виде “Вымпела”. И я пытался ответить на вопрос: почему расформировали “Вымпел”, в чем виноват лично я и что делать мне после случившегося с “Вымпелом”, со страной. Ряд притч, содержащихся в книге, несут ответы на эти вопросы, и главный из них заключается в следующем: мы, офицеры спецназа, нужны нашей стране и планете Земля как удерживающий баланс, чтобы не погибло человечество, чтобы восторжествовало добро. На тот момент вокруг Советского Союза находилось 500 баз, которые несли стране смертельную угрозу. И именно против этих баз и создавался “Вымпел”. Так как же американцам было не настоять на его уничтожении? Это было главное подразделение, нацеленное против них. И именно это было мотивом – а вовсе не лояльность или нелояльность во время событий у Белого дома. И те, кто сделал это под диктовку американцев – и есть самые главные враги нашего народа».

Всем известны последние строки гимна КУОС:

Если где-то гром далекий грянет

В неизвестность улетят они.

Пусть им вечным памятником станет

Проходная возле «ДорНИИ».

Именно там, у этой проходной по направлению к корпусу № 1 легендарной Школы особого назначения в Балашихе находилась Аллея Славы группы «Вымпел». К сожалению – нет там больше ни аллеи, ни проходной – нет и самой школы. Воротилам рынка неважно, что речь идет о национальном достоянии, о гордости нашей страны. И вместо того, чтобы сохранить легендарную школу, закрытую нетрезвым и трусливым деятелем в 1993 году, – пусть хотя бы в виде музея для будущих поколений, всю территорию банально продали под застройку.

двойной клик - редактировать изображение

Выступая на открытии новой Аллеи Славы в Москве президент Ассоциации Группы «Вымпел» Валерий Владимирович Попов сказал: «На этой Аллее нет должностей, нет званий, нет наград – есть имена тех людей, кто погиб в бою или ушел из жизни от ран, полученных за нашу великую страну. Здесь никто не забыт – и ничто не забыто. К сожалению, эта Аллея, перед которой мы сегодня с вами находимся, в силу вынужденных обстоятельств была перенесена сюда, где находится Ассоциация ветеранов группы специального назначения “Вымпел”. Здесь музей “Вымпела”, здесь кабинет генерал-майора Юрия Ивановича Дроздова, перенесенный сюда с Большой Полянки 50, где он работал последнее время. Здесь будет оборудован кабинет другого нашего легендарного разведчика, которого мы по-дружески называли “Дед” – полковника Савинцева Евгения Александровича, который проработал здесь 20 лет, и его рабочее место будет воссоздано».

Но по-прежнему среди нас еще один из создателей группы «Вымпел, бывший заместитель начальника 8-го отдела Управления «С» ПГУ КГБ СССР, фронтовик, Почётный сотрудник госбезопасности полковник Иван Павлович Евтодьев – один из последних учеников легендарного Павла Анатольевича Судоплатова. Все эти люди посвятили свою жизнь делу укрепления безопасности и обороноспособности нашей страны. Огромная им благодарность и низкий поклон.

Ну а «Вымпел» нести молодым.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x