Сообщество «Форум» 20:40 7 ноября 2021

Советская окопная проза о героизме солдат и о жестокости генералов.

Советская окопная проза о героизме солдат и о жестокости генералов.

двойной клик - редактировать изображение


Во время хрущёвской «оттепели» в советской литературе были опубликованы многие произведения достаточно известных и ранее неизвестных писателей, которые своим появлением нанесли огромный вред советской идеологии. Достаточно вспомнить «Один день Ивана Денисовича» - произведение, лично одобренное и продавленное к опубликованию Н.С. Хрущёвым. Также в годы правления Н.С. Хрущёва были опубликованы многие произведения писателей-фронтовиков. Эти романы и повести были написаны людьми, в годы войны служившими младшими офицерами, и поэтому это явление в советской литературе получило название «лейтенантская проза».
Некоторые из этих произведений впоследствии были фактически запрещены и изъяты из библиотек, как «Один день Ивана Денисовича». Некоторые из этих произведений были канонизированы советской литературой – они были включены в литературные хрестоматии, по ним были сняты кинофильмы. Среди них – два романа писателя Юрия Бондарева, по которым были сняты фильмы «Горячий снег» и «Батальоны просят огня» (сюжет этого романа также был включён в советский официоз – киноэпопею «Освобождение»).

Военная фабула этих произведений Юрия Бондарева очень проста – большое военное начальство заставляет меньшее подразделение выполнять свою боевую задачу без поддержки главных сил. Солдаты и офицеры этих частей проявляют высочайшее мужество и героизм, но в результате почти все погибают от превосходящих сил противника, не получив помощь от военного руководства. При этом в начале операции их не предупреждают о том, что им придётся сражаться с превосходящими силами противника без поддержки основных сил. В повести «Горячий снег» прибывшую в зону боёв свежую пехотную дивизию «с колёс» бросают на прикрытие зоны прорыва четырёх немецких дивизий, в том числе двух танковых (в фильме говорится о 400 танках). Дивизия, не успев зарыться глубоко в землю, оказывается брошенной в чистом поле. После того, как погибают почти все артиллеристы и пехотинцы полка, оказавшегося на острие прорыва немецких танков, но не пропустившего немцев на своём участке, на поле боя прибывает командующий армией, бросивший своих солдат на верную смерть, и награждает всех – погибших – посмертно, немногих выживших – лично. Всё это происходит на фоне контрнаступления армии ровно в том же самом месте на том же самом поле, на фоне пехотных колонн и танков, продвигающихся на запад. Почему нельзя было поддержать эту брошенную на убой пехотную дивизию огнём, техникой и поддержкой других подошедших в эту зону частей, которые потом будут использованы для контрнаступления, мне лично совершенно непонятно. Книга, которую канонизировали за описание мужества солдат и офицеров, на самом деле проклинает бесчувствие руководства, бросающего на смерть своих солдат и офицеров. Это мнение возникало у многих читателей книги и зрителей фильма.

двойной клик - редактировать изображение


То же самое можно прочитать и в книге «Батальоны просят огня». Из дивизии приходит команда – с ходу форсировать Днепр, и два батальона полка с большими потерями переправляются через Днепр днём под обстрелом, выполняя приказ, в котором сказано не дожидаться ночи. Они захватывают небольшой плацдарм и готовятся принять весь полк и всю дивизию для дальнейшего наступления. Но сверху приходит приказ наступать в другом месте, с другого плацдарма, и два батальона оказываются в плотном окружении противника без какой- либо огневой и любой другой поддержки со стороны полка и дивизии, и в конце концов почти полностью погибают. Слова командира одного из батальонов, вернувшегося обратно «Я привёл свой батальон» о шести стоявших снаружи оставшихся в живых солдатах навсегда останутся в памяти зрителей кинофильмов «Батальоны просят огня» и «Освобождение».

У русского человека есть заповедь на войне, о которой иногда забывают политики – «Сам погибай, но товарища выручай». Русский человек не терпит явного предательства товарищей, друзей, союзников. Поведение военных руководителей в этих двух фильмах по романам писателя Юрия Бондарева сродни предательству. Да, в русской военной истории известны победы, когда жертвуют частью войска, чтобы спасти всё войско и одержать победу. Гибель главного полка в Куликовской битве, вообще, построение русской средневековой армии – крестьянская пехота в центре, боярский конный резерв по краям и сзади – обычно предполагало большие потери плохо вооружённого и плохо обученного крестьянского ополчения главных сил. Но это было известно заранее и князьям, и рядовым пехотинцам. В двух военных романах Юрия Бондарева, написанных, фактически, "с фигой в кармане", говорится не только о героизме русского солдата, брошенного на смерть своим начальством, но и о самом этом начальстве.

В обоих фильмах для смягчения впечатления от фильма, для снижения душевной боли от зрелища гибели прекрасных людей, присутствует относительно счастливый финал – контрнаступление армии в фильме «Горячий снег» и наступление с другого плацдарма в фильме «Батальоны просят огня», причём выжившего командира батальона в последнем фильме специально привозят на мест о прорыва, чтобы внушить ему мысль о том, что его солдаты и солдаты другого батальона погибли не зря. Хотя больших потерь в обоих сражениях можно было избежать – нужно было только немного поддержать брошенную против прорыва немецких танков дивизию и батальоны на другом берегу. Более того, с военной точки зрения такая поддержка была бы обоснованной и правильной.

Я, как и многие ленинградцы, хорошо знаком с аналогичной историей – героической защитой «Невского пятачка». Я в начале двухтысячных годов ежемесячно ездил в Шлиссельбург и по дороге проезжал «Невский пятачок». Это был небольшой полностью простреливаемый немцами плацдарм – от двух до четырёх километров вдоль реки Невы и от двух километров до 800 метров до берега. Тут погибло по официально объявленным после войны данным около 200 тысяч человек, согласно более точным подсчётам историков – около 50 тысяч человек. После переправы через Неву и первой атаки дивизии теряли до 95% своего боевого списочного состава. Удержание и попытки атаковать немцев с этого плацдарма были с военной точки зрения абсолютно бессмысленными – с окрестных холмов и склонов карьеров, а также из здания ГРЭС немцы простреливали всю небольшую площадь этого плацдарма. Решение вести наступление именно оттуда для прорыва и ликвидации блокады Ленинграда, а не с зоны ответственности Волховского фронта, было принято в Ставке Верховного главнокомандования лично Сталиным, и никто из генералов не смог его изменить. В попытках наступления с этого плацдарма осенью 1941 года была сформирована группировка из десяти дивизий, которую поддерживали огнём 600 орудий и три батареи реактивных миномётов, но немцы относительно небольшими силами отразили все попытки наступлений советских войск с этого плацдарма. Более того, когда весной 1943-го года в этом районе была проведена успешная операция «Искра» по прорыву блокады Ленинграда, то с самого плацдарма усиленные заранее войска так и не смогли прорвать немецкую оборону – прорыв немецкого фронта и блокады Ленинграда произошёл в другом месте форсирования реки Невы в районе посёлка Марьино, а также после наступления частей Волховского фронта. И только под угрозой полного окружения с тыла немцы были вынуждены отойти от «Невского пятачка». Прорвать с него немецкую оборону в лоб за два года войны советской армии так и не удалось. Фактически все потери советских солдат и офицеров на этом небольшом участке фронта были абсолютно бессмысленны. Но остался памятник – памятник героизму защитников Ленинграда, мемориал. На каждый квадратный метр «Невского пятачка» приходится по разным подсчётам от двух до 17 погибших людей.

двойной клик - редактировать изображение



История Великой Отечественной войны написана по-разному – сухими строками учебников и исторических трудов и яркими картинами книг и кинофильмов. Эпизоды военной истории, связанные с необходимостью жертвовать относительно небольшой военной частью или подразделением для общего успеха в битве (форсировании Днепра, деблокаде Ленинграда) тоже могут быть сохранены в исторической памяти народа по-разному. Князь Дмитрий Донской, зная о том, что риск погибнуть вместе с Главным полком очень высок, тем не менее встал в ряды своих пехотинцев. Что останется потомкам о Великой Отечественной войне? «Я привёл свой батальон»?

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Форум»
26
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x