Авторский блог Татьяна Воеводина 12:35 18 ноября 2014

Социализм как феодализм

Принято с презрением относиться к государственному патернализму – как к наследию патриархальщины, совка и вообще уродства. Но он, патернализм, естествен и необходим в государстве-семье. Он не хорош и не плох сам по себе, он просто может соответствовать и не соответствовать народной душе. Формальная демократическая процедура – не соответствует.
12

Эти заметки навеяны статьёй Михаила Лунина «Контуры общества Постмодерна».

http://zavtra.ru/content/view/konturyi-obschestva-postmoderna/

У обрыва

Все сегодня сходятся на мысли, что мы, в смысле – человечество, стоим на пороге большой турбулентности – слома и переустройства всех общественных структур. Это смутно о ощущают все. Ощущают и боятся: каково оно будет? Этот страх, глубоко загнанный в подсознание, мешает свободно мыслить (страх вообще парализует мысль) и свободно обсуждать, какие могут и должны быть формы общежития разных народов, чтобы этим народам выжить, сохраниться и развиваться. Все делают вид, что все формы общежития уже известны, апробированы в «цивилизованных странах» и нужно только бороться с коррупцией и своевременно переименовать милицию в полицию. По-прежнему, с серьёзным видом жуют ветхую жвачку о гражданском обществе, таких и сяких правах, а жизнь меж тем медленно, но верно сползает к обрыву.

Каким может быть новое общество? Это полезно обсуждать уже сегодня. Не надо задавать вопрос, который всегда задают в подобном случае: а с чего это вдруг оно возникнет – новое общество? Оно возникнет просто в силу народного инстинкта самосохранения. Оно всегда возникает тогда, когда насущно надо отрулить от края и не упасть в пропасть. Так возникла опричнина Ивана Грозного, так возникла советская власть – не от хорошей жизни и не по чьей-то выдумке, а ради самосохранения народа. В такие моменты – переломные, крайне опасные, когда решается вопрос «быть или не быть» - проявляются базовые инстинкты как отдельного человека, так и народа в целом. В том числе и государственный инстинкт. У народов имеется государственный инстинкт, и проявляется он в том, как народ строит своё государство, какое оно, как управляется, каковы взаимоотношения человека и государства. Гегель совершенно правильно считал государство самым полным воплощением народного духа. Эта мысль не близка нашему человеку, в особенности интеллигенту: у нас принято не любить государство, любое государство, считать его репрессивным монстром или, в менее крайнем варианте, просто необходимым злом, с которым можно лишь мириться. Кстати, большой успех, который у нас в Перестройку имели ультра-либеральные учения, с их лозунгом «Меньше государства!», объясняется этой давней нелюбовью нашей интеллигенции к государству, государственным людям, учреждениям и т.п.

Но вместе с тем государственный инстинкт у русского народа есть, и сильный. Иначе не удалось бы нам создать такое сильное и долгоживущее государство. Те народы, которые государственного инстинкта не имеют, просто не создают своих государств, а входят в чужие. Или теряют свою государственность. Или при внешнем суверенитете прислоняются к сильному соседу – по-разному случается. Так что государственный инстинкт народов - это вполне реальная вещь, просто догматические умопостроения, культивируемые (в частности преподаваемые) под именем какой-нибудь теории государства и права или политологии, мешают увидеть действительность как она есть.

Все эти подразделения на формы государственного устройства, рассуждения о типологии политических режимов – очень часто ничего не проясняет, а только затемняет дело. К тому же теория государства и права неудержимо влечёт к себе учёных тупиц и заскорузлых догматиков. В общем, их можно понять: чтобы писать по конкретным отраслям права, надо что-то знать, а тут – можно обойтись выспренней мурой.

Конституция писаная и …. настоящая

Впрочем, в теории государства и права иногда попадаются перлы здравой мысли. Например, деление конституций на писаные и неписаные. Впрочем, и тут догматики сделали своё дело: писаной конституцией считается книжка под заглавием «Конституция», а неписаной – совокупность законов и иных актов, которые определяют общие принципы устройства государства. В учебниках пишут: у России-де Конституция писаная, а у Англии – неписаная.

На самом деле гораздо плодотворнее иная точка зрения: у каждой страны есть неписанная конституция. Она и есть конституция настоящая: как данное государство на самом деле устроено и управляется. Нет такого места, где можно прочитать, какова настоящая конституция России или Италии – эти знания можно добыть только из наблюдения и исследования жизни соответствующих стран и их обществ. Внешне законы могут быть очень похожи, а по сути – глубоко различны. Поэтому для такой работы требуется проницательность, кругозор, жизненный опыт и незашоренность взгляда. Учёные-обществоведы редко обладают этими качествами.

Важно ещё вот что. Попытки насаждения каких-то форм государственного устройства, институтов и т.п. в тех странах, где их до того не было, приводит всегда к одному и тому же эффекту: заёмные институты обстругиваются, обкатываются и в результате превращаются в родные, привычные. «Какую партию ни создавай, а всё КПСС получается», - говорил когда-то мастер афоризма В. Черномырдин. «Народ не властен в своих учреждениях» - писал дедушка социальной психологии Густав Лебон. (Под «учреждениями» в ХIХ веке понимали то, что мы сегодня называем государственными институтами). Не властен в том смысле, что чуждые народному духу «учреждения» всё равно работать не будут, и народ превратит любые учреждения в то, что ему привычно и сродственно.

Как понять, что именно сродственно нашему народу? Я часто пишу об этом. Надо изучить, какова была истинная конституция, т.е. как именно было устроено наше государство, как оно реально функционировало, управлялось тогда, когда достигало наибольших успехов. Когда с наибольшей скоростью росла экономика, когда развивалась наука и культура, здравоохранение. Когда страна обладала наибольшей военной мощью. Не фантазировать – изучать! Ведь учёные на то и учёные, что должны изучать факты, мириады фактов, и из них делать выводы – не так ли? А тот, кто пытается подставлять факты под свою даже самую красивую схему – он заслуживает название догматика или, скажем красиво – мечтателя. Оно, конечно, не плохо, но сначала надо освоить факты.

Мне известен только один учёный, который идёт по правильному пути – С.Г. Кара-Мурза. Она написал книгу о Советском Союзе – как он был устроен. Этого совершенно недостаточно, но подход – верный. Это общество было успешным, оно – развивалось. Вы скажете: оно же ведь развалилось! Верно! Значит, на каком-то этапе оно перестало быть успешным – вот и надо осознать, когда и в чём.

«Славься, славься, наш русский царь!»

Вообще, даже беглый взгляд на историю нашей страны в этом ракурсе приводит к массе неполиткорректных наблюдений.

Например, наш народ имеет выраженное тяготение к монархии. У него есть живая потребность иметь царя. Недаром про глуповатого человека, не имеющего внятных понятий о жизни и готового поддаться любому влиянию, говорят «без царя в голове». Царь – это всеобщий отец. Отец и защитит, и накажет, и одёрнет обидчиков, и пошлёт на подвиг – такой образ живёт в коллективном бессознательном. Ребёнок, имеющий отца, развивается иначе, чем тот, который его не имеет – это известно педагогам и просто наблюдательным людям. Кара-Мурза верно говорит, что метафорой русского государства является семья. Семья управляется не столько формальными правилами (законами), как справедливостью. Носителем высшей справедливости является батюшка-царь. Наблюдательный Константин Леонтьев верно говорил, что русский человек соблюдает кое-какие правила и признаёт власть чиновников только потому, что считает их «слугами государевыми». Не будет государя – и всё развалится. Так, собственно, и произошло в 17-м году.

Кто такой отец в семье? Он – самодержавный монарх. Самодержавный – это не синоним самодура. Но он – выше закона. Он сам источник закона. И это ничуть не хуже, чем считать источником закона народ и поручать действовать от его имени кучке пронырливых проходимцев, как это чаще всего происходит в демократических республиках. Царь-отец руководствуется одним законом – благом семьи. Он не может украсть: он и так «хозяин земли русской». Вот к такому положению дел и тяготеет коллективное бессознательное русского народа. Сильный, грозный, справедливый отец ему нужен. Недаром русский народ подсознательно награждает свойствами царя каждого долго сидящего на троне правителя. При этом ненавидит «бояр», которые, как считает народ, искажают волю самодержца. Многие простые люди недовольны Путиным по причине противоположной интеллигнтским представления: они недовольны тем, что он – недостаточно царь.

Принято с презрением относиться к государственному патернализму – как к наследию патриархальщины, совка и вообще уродства. Но он, патернализм, естествен и необходим в государстве-семье. Он не хорош и не плох сам по себе, он просто может соответствовать и не соответствовать народной душе. Формальная демократическая процедура – не соответствует.

Наш народ не только монархист в душе, но и социалист – не в меньшей мере. Любопытно, что тот же Лебон проницательно заметил, что народы, склонные к социализму одновременно склонны и к монархизму. Эти склонности идут «в одном флаконе». Это не про русских: нас он вообще исключил из рассмотрения, т.к. России не знал. Это он о французах.

Социализм, по мысли Лебона – это предельный государственный патернализм, а тем, кто испытывает в нём нужду – нужен и монарх, который ведёт, всё знает и за всё отвечает. Недаром у нас пишут Путину о непорядках в подъезде, а какая-то девушка даже прославилась тем, что на встрече на Селигере рассказала, в каком ужасном состоянии находится её дом, и этот дом, кажется, то ли снесли, то ли починили. Можно над этим насмехаться сколько угодно, но не лучше ли строить жизнь с учётом этих коренных свойств нашего народа? Нужно переделывать подсознание? А зачем? Не умнее ли организовать жизнь так, чтобы она отвечала инстинктам народа.

По закону и понятиям

Мы мало верим в законы, но очень сильно – в справедливость. Юридическая формалистика нас не прельщает. Идея правового государства (государство, которое само себя ограничивает законами, которые само же и издаёт) – не русская идея. Вообще, жизнь по писанным законам и формальным предписаниям – это не по-русски. Жизнь «по понятиям», т.е. в сущности по обычному праву – для нас более органична. Даже законодатели часто оказываются дурными формалистами: многие законы очень плохо сформулированы. Наши договора мутны и невнятны, даже очень существенные сделки совершаются на основании подлинных филькиных грамот, где порой трудно понять без обращения к их авторам, что именно происходит. Я вовсе не говорю, что правовая расхлябанность – это прекрасное свойство нашего народа и что его не надо понемногу преодолевать, но факт такой есть. И коренится он глубоко в народной душе. Он напрямую связан с монархизмом, ergo социализмом, ergo патернализмом. Нельзя этого не замечать и не учитывать, строя жизнь.

Когда-то в Перестройку орали: ах, как ужасно – у нас жизнь определяют постановления ЦК, а не законы. А на самом деле постановления ЦК – именно и были проявлением такого «отеческого» управления: главный орган государства говорил, что именно надо делать и куда идти. А не просто: делайте что хотите, езжайте в любом направлении, но соблюдайте определённые правила. Это – противоположная, либеральная, модель жизни. Наш народ – монархист и социалист – её отвергает.

Организация советской жизни в её наиболее успешном периоде очень напоминала … феодализм. Вся жизнь была организована вокруг хозяйственного центра: завода, совхоза, колхоза. Человек не просто работал там и получал зарплату – он получал все блага жизни оттуда. Завод заботился о «коммуналке», о дорогах, о детских садах, о летнем отдыхе больших и маленьких… Большие, богатые заводы имели даже лагеря и дома отдыха на юге – в Крыму или на Кавказе. И дети ехали, положим, из Сибири в Крым, и это было «от завода», как тогда говорили. В маленьких городках завод – это было некое солнце, вокруг которого всё крутилось. В моей детской памяти осталась та жизнь: я жила в заводском доме, и все во дворе тоже были детьми «заводчан». Любопытно, что не только заскорузлые пролетарии так жили: в сталинской высотке на Смоленской (там изначально помещался МИД и Внешторг) была поликлиника для трудящихся, вокруг было несколько «мидовских» домов, а по выходным показывали в клубе мультики для детей служащих. Было в лёгкой форме, но что-то вроде крепостного права: уволиться, уйти было нелегко. Не только потому, что иногда не отпускали (были такие механизмы: например, могли надавить по партийной линии, если коммунист), а просто потому, что особо и идти было некуда. Трудовой коллектив был естественным местом пребывания человека: здесь он жил, трудился, отдыхал, отсюда уходил «на заслуженный отдых», и часто коллектив опекал его и на пенсии. Завод, понимаемый в таком смысле, как целое, был чем-то вроде феодального поместья – некой малой цивилизации. Это не было понято нашими реформаторами (они вообще, похоже, мало что знали, а если и знали – то по книжкам, и не самым лучшим), в результате жизнь во многих местах просто развалилась. Моя родственница рассказывала, что в её родном городе Коврове даже асфальт исчез: раньше этим занимались для военных завода, а теперь – никто.

Для Советской жизни была характерна своеобразная сословность. Она ни в коем случае не декларировалась – напротив, декларировалось обратное: для всех открыты все дороги, рабочий становится учёным и т.д. Но практически дело обстояло так, что сыновья военных становились чаще всего военными, рабочих – шли на завод. Поощрялись так называемые «рабочие династии», где второе или даже третье поколение работает на родном заводе. Кстати, я не считаю сословность – чем-то плохим. Даже напротив – реальные, живые сословия очень полезная и творческая вещь. Изначально сословия – это были большие группы населения, порождённые разделением труда. Когда ребёнок растёт в профессиональной среде – у него больше возможностей вырасти в хорошего специалиста и знатока своего дела, чем у того, кто пришёл со стороны. Есть мнение, что хороший врач – это врач в третьем поколении; не знаю, уж насколько это верно, но общий принцип – верный. Приличным агрономом может стать только селянин, выросший в этой зоне, лучше в своём родном хозяйстве. Он изначально знает массу неформализованных, но важных и нужных вещей.

Я вспоминаю моё детство в подмосковном фабричном городке. Обычная судьба была такая: парень шёл в техникум или сразу на завод, потом в армию, потом опять на завод. Девчонки шли на меланжевый комбинат. Нет, никто никого не принуждал: просто так получалось – это и есть показатель естественности происходящего. А если он не хотел? Пожалуйста. Собственно, самые умные ехали поступать в вузы: кто-то возвращался, кто-то нет. Крестьянские дети, окончив школу, тоже имели право поехать поступать в любой вуз страны, и поступали! Тем более что благодаря институту распределения специалистов после вуза, который реально работал до 70-х годов, в сельских школах работали приличные учителя. Иными словами, самые умные и активные могли «выпрыгнуть» из своего сословия и двинуться в иные сферы. Путь лежал через поступление в институт. Но большинству, в сущности, этого и не требуется. Подавляющее большинство стремится к простой, предсказуемой, лишённой неожиданностей жизни. Так что сословность – это совсем не плохая вещь, способная существенно повысить качество народного труда. Сегодня это качество, которое всегда отставало от самого высокого мирового уровня, прискорбно упало. Люди, те самые независимые самоценные личности, столь ценимые либералами, превращённые в социальную пыль, разобщённые и замороченные, по большей части не имеют никакой профессиональной привязки. Они – никто: то на рынке торгуют, то починяют что-то, то охранником удастся наняться. Таковы плоды свободы. Не лучше ли сословная монархия неофеодального типа? Мне кажется, сама жизнь придёт к этому.

Одновременно эта монархия должна быть идеократической, как когда-то были теократические монархии. Это монархия, базирующаяся на общей идеологии – светской религии. Но это требует отдельного обсуждения.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
18 ноября 2014 в 13:19

Уважаемая Татьяна! Признаюсь, я не ожидал от Вас такой статьи. Одну из Ваших предыдущих статей я воспринял не на ура. Согласен с Вами, что вытравливать из выжигать из народа то, на чем базируется русский дух абсолютно бессмысленно. Да действительно нам нужен народный лидер - справедливый лидер. Нам нужен социализм, но не как развитие феодализма, а как строй справедливости и гармоничного развития человека и служащего ему государства. Это социализм. Феодализм у нас построен сейчас. И я служу своему хозяину, который присваивая себе результаты моего труда и жируя сам платит мне за это гораздо меньше, чем мог бы платить. Это - феодализм. Феодализм это когда закрывают поликлиники и больницы, уничтожают науку и культуру в угоду маленькой группке сословных господ претворяющих в жизнь чужие идеалы в нашем русском пространстве. Феодализм это когда эксплуатируют человека и принимают решения о жизни этого человека наплевав на его эго. Феодализм это когда человека лишают уверенности в завтрашнем дне и пытаясь изменить его душу выплескивают на него ушат помоев в Сми.
Феодализм это когда молодое поколение плюет на рождение детей, на семью и травит себя наркотиками до одури, так как чувствует что никому не нужно. Феодализм это когда избивают маленьких детей в детских домах и потом выкладывают это на youtube. Феодализм это когда идешь по чужим трупам к большим деньгам. Феодализм это когда просыпаешься утром и видишь в окно старика копающегося в мусорном баке. Феодализм это когда тебе говорят одно, а на деле совсем другое. Феодализм это перекошенные от пьянства родители и брошенные ими дети. Феодализм это презрение к своим предкам и прославление потребительского эгоизма. Феодализм это желание иметь все самое лучшее и плевать на всех остальных, кто этого не имеет. Феодализм это светящийся Куршевель на фоне уничтоженного производства и ржавых комбайнов. Феодализм это... Можно продолжать до бесконечности.. Все остальное это СОЦИАЛИЗМ.

18 ноября 2014 в 13:53

#Это монархия, базирующаяся на общей идеологии – светской религии. Но это требует отдельного обсуждения. #

мне видится, что новая вертикаль будет выстраиваться на разделении человеческого рода как такового, на генетическом уровне. в итоге будет, как в фильме кин дза дза. загорелся синий огонек - добро пожаловать в феодалы, загорелся зеленый - ну извините, кто на что учился.....

18 ноября 2014 в 14:36

"Для Советской жизни была характерна своеобразная сословность. Она ни в коем случае не декларировалась – напротив, декларировалось обратное: для всех открыты все дороги, рабочий становится учёным и т.д. Но практически дело обстояло так, что сыновья военных становились чаще всего военными, рабочих – шли на завод. Поощрялись так называемые «рабочие династии», где второе или даже третье поколение работает на родном заводе."

Интересная мысль. Я знаю одного очень хорошего ученого и он вышел из пролетарской среды. Его отец был строителем метро. Не было сословий - мы не Индия.

18 ноября 2014 в 22:39

Как ни странно (для Татьяны) очень нелогичная статья!
Прояснив некоторые аспекты конституции, прелести монархии, приведя примеры из советского строя, предлагает.... в итоге идеократическую монархию, базирующуюся на общей идеологии – светской религии.
А из прочитанной статьи неоспоримо ярким пятном выделяются приведенные примеры советского строя(!), своим отношением к народу, к равенству в возможностях при достижении поставленной, для индивида, целей. Правда не написано при этом о бесплатных образовании и медицине, но это и не суть статьи, видимо.

19 ноября 2014 в 13:18

Так тонко чувствовать и думать так глубОко,
Под колокольцев звон, бредущих мимо стад...
Ты не грусти и подожди немного,
Как Райкин говорил, ты будешь рад,
Я буду рад, пацак, еврей, татарин
И русский ощутит какой в душе он барин!

Продолжаю заниматься стихоплетством, по наущению Евгения Галицкого. А Габриэль Тард "Мнение и толпа", тожеть был ничё чувак, то-то наверное они с Лебоном фуагра лопали вовсю в XIX-х веках. А Мурза он и ест Мурза, хорошо что Кара (черный), а не другого цвета. Но мне больше по душе В.М. Бехтерев "Внушение и его роль в общественной жизни". Спасибо за статью. Со всенепременным уважением.

19 ноября 2014 в 17:43

Написал в 2005 году. Дополнил предложением.
Рассмотрим две крайние позиции, взгляда, существующие на прошлое и будущее Рос-сии, наиболее характерных для большинства населения страны. Первая позиция определяет-ся взглядами КПРФ, которая представлена работой В. Т. Шуклецова, доктора исторических наук, «Курс политической истории современной России (1985-1998 годы)». Размышляя о возможных путях выхода России из системного кризиса, автор делает неутешительные вы-воды.[1].
«… за годы Советской власти трудящиеся создали великую державу со справедливым общественным строем, который мог бы стать примером для человечества в ХХI веке. Россия отброшена на положение сырьевого придатка «цивилизованного» мира, русские вымирают по миллиону в год. Власти убеждают массы в верности правительственного курса. Сторон-ники Народно-патриотического союза требуют радикальных перемен, в противном случае предрекают развал России и оттеснение россиян Западом и криминальным капиталом на по-ложение белых негров».
«В основе разорения Отечества - замена коммунистической идеологии на рыночную, в основе которой подчинение судьбы России и благополучия народа конкурентоспособности ее товаров на мировом рынке. Ради реставрации капитализма реформаторы приносят в жертву суверенитет государства и благополучие народа. Ликвидируются наукоемкие и оборонные отрасли производства, рушатся базовые предприятия. В результате таких реформ великая сверхдержава рухнула, а Россия превращена в сырьевой придаток Запада». Таким видит будущее России коммунист, бывший ректор Новосибирского пединститута – В. Т. Шуклецов, и он не одинок в своих взглядах.
С другой стороны - молодые реформаторы призывают не оглядываться на социалисти-ческое прошлое, а тверже проводить выбранный курс реформ, единственный путь, который поможет России опять стать великой, но с новой экономикой. Так, например, Союз правых сил в своем обращении к избирателям писал: «Россия- часть европейской цивилизации. Гра-ждане России должны жить не хуже, чем в Европе, не хуже немцев или шведов. Хватит ис-кать особый путь. Особый путь- это нищета и бесправие. На особый путь Россию толкают те, кто не верит в сограждан, кто считает нас с вами людьми второго сорта, бездельниками, неспособными к нормальной работе. Голосуйте за российский евростандарт! Самые корыст-ные и самые циничные из коммунистов превратились сегодня в новую номенклатуру и хо-тят провести новый передел собственности. Отбросив демагогию об общественной собст-венности, они захватывают заводы и здания, газеты и телеканалы, отбирают имущество у законных владельцев, игнорируя конституцию и интересы страны».
В своей программе СПС написали, что
1. Россия – европейская страна. Мы знаем, как построить европейский капитализм в России.
2. Свободная рыночная экономика обеспечивает развитие и благосостояние.

И те, и другие правы по-своему, но позиции и коммунистов, и демократов не безу-пречны, ибо истина, как всегда посередине. Ни одно (кроме Китая) классическое социали-стическое государство не выдержало испытания временем,- и здесь правы демократы, с дру-гой стороны - практически все мировые (капиталистические) государства имеют свободную рыночную экономику, но процветает из них только десяток государств.
Все, что происходит - это объективная реальность и в силу этого – необходимость, хо-тим мы этого или нет.
Те или иные явления, будучи осуществлением и развитием сущности, необходимы, но в своей единичности, неповторимости выступают как случайные. «…Где на поверхности происходит игра случая, там сама эта случайность всегда оказывается подчиненной внутрен-ним, скрытым законам. Все дело лишь в том, чтобы открыть эти законы»,- писал Маркс К.
Любой процесс есть разрешение в пространстве и во времени некоторого ранее на-зревшего противоречия. Противоречие, поскольку оно назрело, должно быть с необходи-мостью разрешено, но форма этого процесса может быть различной и в своей неповторимо-сти случайной.
Еще в 1918 году высказывалась идея, позднее оформившаяся в теорию конвергенции, т.е. взаимосближения, взаимопроникновения и взаимодополняемости западных и восточ-ных форм организации общественной жизни, оптимизации соотношения между ее индиви-дуалистским (Запад) и коллективистским (Восток) началами. В.А. Мельник замечает: «Логи-ка развития капиталистических стран оказалась иной. Их дальнейшее развитие пошло по пути социализации капитала. Суть этого пути в следующем: в оппозиции труда и капитала сформировался третий участник- государство, которое ограничивает права частных собст-венников и перераспределяет их прибыли с учетом интересов различных социальных слоев. На такой основе стала строиться система здравоохранения, образования, социального обес-печения. Государство берет на себя также реализацию крупномасштабных экономических и научно- технических программ в интересах всего общества. Все это социалистические эле-менты в развитии капиталистических стран. Возникли новые возможности развития индивидуальной собственности на базе кооперативных объединений, что означает формирование элементов социалистических общественных отношений».
Индивидуалистские западные и коллективистские восточные начала - объективные реалии, обусловленные развитием мировой цивилизации.
«Поставленный в странную необходимость верить в то, что человек живет один раз, что от жизни надо брать все, западный человек развил кипучую, нервную, судорожную деятельность.
Западная цивилизация, исполняя свою миссию- развитие сильной инди-видуальности, - развила также многие отрицательные личные качества, которые связаны с развитием индивидуальности, как-то: бездушный материализм, сильный эгоизм, полное отрицание духовной природы человека, заменив развитие духа развитием мертвящей ме-ханизации.
Восток живет своей особой, отличной от западной, сравнительно спокойной, малодея-тельной, созерцательной жизнью. Благоприятные для духовного развития условия порожда-ли фатализм, малую активность, отсутствие инициативы, что в окончательном результа-те дало медленный темп жизни, ее застой и мертвенность.
Таким образом, активная и кипучая деятельность западного человека явилась противо-весом спокойной созерцательности и малой активности восточного, ибо одностороннее раз-витие человечеством какого-нибудь одного качества в ущерб другим нарушает гармонию мировой жизни.
Человечество стоит перед новой задачей: добытые путем многовековых усилий хорошие качества восточной и западной цивилизации соединить вместе, упразднив их отрицательные качества. Когда восточная духовность, самоуглубленность и созерца-тельность будут усвоены народами Запада, а западная энергия, активность и самодея-тельность станут достоянием народов Востока, тогда только человечество нашей пла-неты обретет тот мир, которого ему не хватает и к которому оно тщетно стремится». Как нам представляется, именно поэтому, а также в силу того, что Россия евроазиатское го-сударство, наблюдается постоянное согласование «восточного» и «западного» в ее жизни. Именно по этой причине, а не крайностями, якобы присущими русскому человеку, обуслав-ливаются многочисленные зигзаги российской истории. «Интересные выводы относительно влияния национальной ментальности русского народа на его исторические судьбы сделал академик Д.С.Лихачев. В этом отношении он считает важными такие черты национального характера русских, как преданность идее свободы личности, стремление во всем доходить до крайностей, до пределов возможного и притом в кратчайшие сроки. По его мнению, вторая из отмеченных черт- доведение всего до пределов возможного- составляет истинное несчастье русского народа. Именно из-за данной особенности своего национального характера Россия часто оказывалась на грани чрезвычайной опасности».
Видимо, эта черта национальной ментальности русских не в последнюю очередь спо-собствует и тому, что история России сопровождается периодической переделкой , пере-стройкой всех основ общественной жизни. За последнюю тысячу лет таких крупных «пере-строек» общества усматривается несколько:
первое- это отрицание своей языческой сути, обращение к христианству, что сориентировало страну на западную модель развития;
второе- осуждение феодальной раздробленности через образование централизованного Московского царства, что обусловило поворот к деспотическому азиатскому Востоку;
третье отрицание связано с Петровскими реформами и, как легко видеть, ориентировано обратно с Востока на Запад;
четвертое- это революция 1917 г., которая снова повернула вектор развития с Запада на Восток;
пятое самоотрицание – это перестройка, которая ориентировала общество на запад-ную модель развития;
шестое – это нынешняя ориентация на Восток (Китай, Индия).
Таким образом, позиция всех левых партий отрицает очевидное, неизбежность краха большевистской идеологии и необходимость усиления деловой активности элементами капиталистического производства. Слабость позиций правых в том, что они прозападный путь развития считают единственно правильным и хотят построить европейский капита-лизм в России, забывая при этом, что Запад сам движется в направлении социалистических изменений своей экономики. Восточная духовность и западная активность дадут то необхо-димое равновесие России, позволяющее не только восстановить былое величие, но и стать образцом для будущего мира.
Особенность России заключаются в том, что это одно из немногих многонациональных го-сударств многих религиозных направлений, включая язычество, имеющее опыт социалисти-ческого и капиталистического способов производства, пережившее тоталитарный режим, сокрушившее фашизм. Эти особенности выработали в российском народе широчайшую тер-пимость, что является основным и главным качеством духовного человека. Российский че-ловек сочетает в себе мудрость и духовность востока и практичность и рационализм запада. Россия грандиозна. Неповторяема. Россия — полярна. Россия — мессия новых времен. Рос-сия — единственная страна в мире, которая величайшим праздником своим славит праздник утверждения жизни.
"Будет шторм. И русский корабль будет разбит. Но ведь и на щепках и обломках люди спасаются. Явлено будет Великое Чудо Божие. И все щепки и обломки, волею Божией и си-лой Его, соберутся и соединятся и воссоздастся корабль (Россия) в своей красе и пойдет сво-им путем, Богом предназначенным".
Старец о. Анатолий Оптинский.
...Россия является родиной зарождающегося Откровения великой духовной ценности общего значения. Россия вызвала брожение в других странах, прежде чем сама поняла пра-вильно, что собой представляет Откровение, хранительницей которого она является. Не-смотря на это, все народы смотрят на Россию с ожиданием, ибо смутно чувствуют, что от нее придет что-то новое, ведь Россия быстро растет и консолидируется и вскоре покажет, что может дать миру многое.
...Какое Откровение даст миру Россия? Ключевое слово его - Братство. Россия - гигант, начинающий свой путь, молодой гигант, чувствующий большие возможности, одушевлен-ный глубоко религиозным духом, которому поставлена трудная задача - совместить восточ-ные черты с западными целями... Россия побуждается желанием установить братство в жиз-ни - побуждается внутренне, но внешне пока еще действует бессознательно.
Задачей, стоящей перед Россией, превыше всего является дать другим нациям мира та-кой пример мудрого управления свободного выявления индивидуального устремления и примирения здравого образования, который другие нации будут охотно принимать. Они бу-дут следовать примеру России - представлять миру новое сознание; благодаря ее действиям в горниле опыта и эксперимента постепенно возникает новое всепланетное мировоззрение. Это великая нация, являющая синтез Востока и Запада, должна научиться управлению без жестокости, без подавления свободной воли индивидуума.
России предстоит великая задача выявления духовности в жизни, иначе говоря, выяв-ления всего доброго, светлого и прекрасного, выявления правопорядка, прекрасной поста-новки образования и воспитания, выявления человечности в отношениях между людьми, или истинного братства. Россия будущего выявит все добрые черты духовности - и тогда мир без всякого навязывания с ее стороны будет учиться на ее примере. Так Россия, идя своим трудным путем, просветит себя светом, который озарит весь мир.
Элис Бейли.

19 ноября 2014 в 18:20

Глубокоуважаемые коллеги! Давайте все-таки не путать статьи и комментарии. Не знаю, как другие, но лично я комментарии больше 15-20 строк просто не читаю.

20 ноября 2014 в 22:48

Татьяна, все вроде правильно, пытливый взгляд вылавливает черты прошлого и настоящего, но вывод не столь однозначен. Смотрите, если быть материалистом, то процесс развития общества от одной ипостаси к другой, от одних общественных экономических отношений к другим, от одной формы проявления этого общественного движения к другой его форме занимает довольно длительное время процесс растянут на тысячелетия. Производительные силы как совокупность наших знаний, технологий, организации управления и прочее диктуют нам и определяют наши отношения, традицию. Если это так. То посмотрите, Россия начало ХХ века (1917) - 90% живет в деревне, 10% - в городе, из них 1,86% - рабочие. Абсолютизм монарха. Банк нельзя открыть без его Величайшего повеления. 40% крестьян все еще не выкупили свою свободу у помещиков. Капитализм развивается, но все еще в феодальных отношениях позднего феодализма. Хоть капитализм зарождается в России в XVI веке, пытался пробиться в 1825 г. (Русская правда Пестеля), 1861 г. (отменой крепостного права - капитализму нужен свободный рабочий), 1905-1907 гг (крестьянские восстания и стачки рабочих) 1917 (Февраль, Июль, Октябрь). Отсюда - чтобы не делали люди, думая что они строят, что-то новое, у них должен был получиться или капитализм или полуфеодальный, полукапиталистический советский строй. А те кто пришел к власти, создавая свою монополию вместо обобществления вольно или невольно должны были стать капиталистами, со своими запретами больше похожих на феодалов. Россия как и все остальные страны, ушедшие вперед, должна была пройти путь пролетаризации и подойти окончательно к свободному капитализму. Так и случилось. Об этом еще Маркс всех предупреждал, но ему никто не верит, так как большевики своими феодальными извращениями совсем отбили охоту изучать марксизм и диалектику нашего движения, реального движения. А до социализма еще очень далеко... лет 700!

20 ноября 2014 в 23:13

Сегодняшние "цари" в наших головах как отголосок нашего недавнего царского и советского прошлого. Как только наша экономика сравняется с французской, или английской, или германской, так нас начнут "любить" и "обожать". Сейчас она меньше в 2- 2,5 раза. Поэтому, 30 лет "спокойного" развития и будут другие мысли и идеи об устройстве нашего бытия.

20 ноября 2014 в 23:50

Общество по природе своей, по диалектике, для устойчивого развития имеет активное (10-15%) меньшинство и нормальное консервативное большинство (85-90%). Одни "придурки", другие "нормальные", норма. Одни носятся, что-то предпринимают, придумывают, суют свою голову во все дырки, берут ответственность за все что они делают. Другие перемалывают, притирают острые углы и грани идей "придурков", выполняют работу хорошо, качественно и в срок, но ответственность не берут. Активные - это "войны, бойцы", пассивные - это "крестьяне". "Нормальные" не глупее, в чем-то они даже хитрее "ненормальных". "Придурки" - политики, предприниматели, авантюристы, разбойники, ученые, художники и прочие веселые ребята всегда на острие движения - пробуют путем проб и ошибок шаги нашего развития. А "крестьяне" ждут, что получится. Это ненаучное описание применимо к любому человеческому обществу и 2000 лет назад, и сегодня и в Америке, и в Монголии. Хотя есть огромное количество работ по социологии и на Западе и у нас, описывающих на научных данных этот феномен. Поэтому нам нужна республика и вместо царя, может неподкупных судей? С них может начать строительство наших нормальных буржуйских отношений.

1.0x