Авторский блог Максим Калашников 13:46 21 февраля 2024

Сибирское чудо

Институт ядерной физики имени Г.И. Будкера живёт и развивается

Когда-то мы все услышали призыв Александра Проханова: отыскать и свести воедино скрижали Русского чуда, чертежи потрясающих цивилизационных успехов и Российской империи, и Советского Союза. Что ж, история наукограда Кольцово — пример живой, развивающийся и после гибели СССР. Но рядом с ним есть, пускай сильно пригашенный ветрами развала и вырождения, однако живой пример русско-советского прорыва — Институт ядерной физики (ИЯФ) Сибирского отделения РАН.

Не плестись за Западом! Звезда пленительного риска

"Андрей Михайлович неоднократно утверждал, что соревноваться с лучшими зарубежными лабораториями по физике высоких энергий на стандартном пути мы не можем. Зарубежным лабораториям доступно самое различное оборудование, выпускаемое заводами, в том числе мощные высокочастотные и импульсные источники питания, сложное высоковакуумное и электронное оборудование и многое другое. Десятки специализированных фирм с высокоразвитой технологией с удовольствием возьмутся за любую предложенную им задачу и выполнят её в короткий срок и с высоким качеством. Были бы деньги у заказчика! Наш институт вынужден делать всё самостоятельно, за исключением ограниченного количества стандартных приборов. И конечно, в таком соревновании мы проиграем и в сроках, и в надёжности. Следовательно, говорил Андрей Михайлович, для нас единственный способ не отставать, а иногда и обгонять — это искать новые, свои решения, находить подходы, неизвестные сегодня другим лабораториям. Даже если новые решения содержат в себе определённую долю риска, они всё равно предпочтительнее стандартного пути, так как последний заведомо обрекает нас на отставание…"

Так в 1988 году вспоминал основателя ИЯФ, академика Будкера, его сподвижник Алексей Хабахпашаев (1920–2006). Не плестись за Западом, рабски ему подражая, но идти совершенно неизведанными путями, буквально наперерез, а то и перепрыгивая через главного врага и конкурента! Как знакома такая философия по академику Петру Капице, по авиаконструктору Роберту Бартини, по его коллеге Олегу Антонову…

ИЯФ, основанный в 1958 году, — плод великого ядерного проекта с лицами Сталина, Берии и Курчатова. ИЯФ — не просто академический институт, но "клетка" великой цивилизации. Его основал выдающийся физик, "релятивистский инженер" Герш Ицкович Будкер (1918–1977), коего чаще звали Андреем Михайловичем. Уж такова сила Русского Мира в его звёздные часы: вовлекать в грандиозное, захватывающее дело представителей всех народов, превращая их в русских. Не стал исключением и уроженец черты оседлости в Подольской губернии. Его, молодого и талантливого, заметил сам Игорь Курчатов и в 1954-м сделал руководителем лаборатории новых методов ускорения элементарных частиц в Институте ядерных исследований. А до того А. Будкер показал себя в расчётах динамики частиц в циклотроне, в расчётах эффективности уран-графитовых реакторов.

Жадно и с благодарностью глотаю материалы, предоставленные нынешним главой института, академиком РАН Павлом Логачёвым, открывая для себя целый неизвестный мир.

С одной стороны, ИЯФ — мировой центр создания ускорителей элементарных частиц, основы основ для добычи новых знаний о материи, о плазме (а это путь к овладению термоядерной энергией!). С 1960-х в ИЯФ совершали паломничество светила западной ядерной науки из Стэнфорда, ЦЕРНа, Национальной лаборатории имени Ферми.

С другой — ИЯФ выступает в роли ещё и завода, который сам для себя делает оборудование. Да только ли для себя? С 1970-х Андрей-Герш Будкер превратил храм атомной науки в поставщика прикладных ускорителей для промышленности и медицины СССР.

С третьей — ИЯФ стал примером удивительной социоинженерной технологии, этакой "республики учёных", где институт избегает закостенения, бюрократизации, постоянно омолаживается. Где главное действующее лицо — именно исследователь, а бюрократы и завхозы с бухгалтерами работают на него. А не наоборот.

Теперь я понимаю слова неоднозначного генсека и бывшего шефа КГБ Юрия Андропова, сказанные в июне 1983-го, что они не знают страны, которой управляют. На примере ИЯФ до боли чётко вижу: о том, что имеется в её распоряжении, не знала ни брежневская партхозноменклатура, ни нынешняя "элита".

Андрей Михайлович сгорел рано, не дожив и до шестидесяти, в 1977-м. Но помнят о нём до сих пор. И чтят память основателя. Ибо он фактически спас ИЯФ в лихую годину после развала СССР, добившись ещё в 1976-м права института на международную деятельность.

Увы, чтобы только описать все грани этого феномена, рамки газетной статьи узки. Постараюсь изложить основное, приберегая прочее для журнала Изборского клуба. Ибо слишком хорошо всё ложится в исследование того, как совершала прорывы сталинская модель развития. Вижу ещё одну важную деталь устройства Русского чуда…

Запас прочности

Станцую от противного: от печальной истории наших дней, от времени после катастрофы 1991 года. Знаете ли вы, что с момента гибели СССР и до самого 2020-го, когда институт посетил премьер Михаил Мишустин, ИЯФ не видел серьёзного финансирования из государственной казны? То есть ему пришлось продержаться долгие 29 лет за счёт собственных усилий. Несмотря на то, что бюджет страны с 1999 года буквально заливали сверхплановые нефтедолларовые доходы, а глава государства произнёс в 2007-м знаменитую речь в Мюнхене, открывшую эру борьбы с однополярным миром за наши национальные интересы.

При этом, не получая финансирования, ИЯФ не разрушился, не пошёл под застройку "элитным жильём", как это стряслось в Москве с КБ имени Туполева и Яковлева, с Институтом дальней радиосвязи. И поныне в составе этой жемчужины русской атомной науки трудятся четыре сотни научных сотрудников, семьсот инженеров и техников, почти тысяча квалифицированных рабочих при пятистах станках. Как так? А вот не смогли тут захватить власть мародёры и разрушители, спасибо той "Республике круглого стола", что выпестовал Андрей Будкер.

В годы бескормицы со стороны федеральной казны ИЯФ выжил благодаря сотрудничеству с крупнейшими научными центрами Запада и Востока: США, Евросоюза, Японии, Южной Кореи и Китая. Например, спасением стала совместная деятельность с калифорнийской частной компанией "Три Альфа Энерджи", занятой проблемами освоения термоядерной энергии (да-да, у американцев частные предприниматели не только торговыми центрами и нефтяными вышками занимаются!). Сегодня в ИЯФ вам с гордостью покажут уникальные инжекционные накопители — важную часть термоядерных исследований, — построенные на заработки от американских заказов. Здесь вы увидите уникальную установку нейтронной бор-захватной терапии раковых опухолей, созданную лабораторией Сергея Таскаева, автора 14 патентов! Увы, на деньги от сотрудничества с Китаем и Японией, а не с отечественными Минздравом и Минобрнауки. Хотя теперь и они, глядя на иностранцев, прозрели и подтянулись к делу.

А сейчас, когда государство вспомнило про ИЯФ и принялось его финансировать, коллектив впрягся в решение новых задач. Директор института академик П. Логачёв с гордостью показал нам "начинку" для громадного СКИФ (Сибирского кольцевого источника фотонов), гигантского рентгеновского микроскопа, что сооружается в Кольцово. Рассказал о том, как они закончили работу над мощным рентгеновским микроскопом для имитации испытаний ядерных боезарядов. Подробности раскрывать не станем, заметим лишь, что полноценный взрыв на подземном полигоне Новой Земли обойдётся в 15–20 миллиардов рублей. Реальная проба даже тактического атомного заряда — миллиарда в два. А с помощью имитатора испытаний затраты падают в сотни раз. Как раз при разработке новейших боеприпасов.

От атома — к русской микроэлектронике

В наши дни ИЯФ продолжает выполнять важнейшую миссию спасения страны от электронных блокады и отсталости. С началом украинской кампании в 2022-м Россия лишилась возможности импортировать микросхемы. И тогда власти приняли решение производить свои чипы в Зеленограде. При этом применяя безмасочную технологию их производства — отечественную разработку, не используемую нигде в мире. Тем самым избавившись от зависимости от архидорогого оборудования, производимого нидерландской компанией ASML. Работа ведётся в стенах МИЭТа — Московского института электронной техники.

Но для этого потребовался мощный источник синхротронного, фотонного излучения, подобный кольцовскому. Тогда приняли решение достроить в Зеленограде сихротрон-ТНК (технологический накопительный комплекс), сооружение коего началось ещё в 1984 году и практически закончилось в 1991-м (его излучение планировали применять и для "выжигания" чипов). Однако в 2014-м всё заморозили: в Правительстве РФ считали, что можно обойтись закупкой электроники на Тайване, своё производить, мол, нерентабельно. СВО быстро вылила ушат холодной воды на голову. Западники стали издевательски показывать электронику тайваньского, голландского и американского производства в добытых обломках наших "Калибров", Х-101 и "Искандеров". Пришлось, бездарно потеряв десятилетия, возвращаться к советскому проекту, достраивать синхротрон.

И тогда выяснилось, что ИЯФ сохранил у себя оборудование для него, произведённое ещё в 1992–1996 годах. В декабре 2023-го директор института, академик Павел Логачёв заявляет: "Технологический накопительный комплекс будет востребован для разработки отечественной технологической цепочки производства микроэлектроники. Это будет основной инструмент, который позволит создавать, испытывать и отлаживать технологию так называемых литографов, которые делает фактически одна компания в мире (голландская ASML. — М.К.). Нашим заказчиком является Курчатовский институт, и мы очень тесно работаем с их командой над этой большой и важной для страны задачей".

Вот так славное детище Атомного проекта Сталина, выжив всем смертям назло, теперь помогает нам обрести независимость в создании русской микроэлектроники.

Изумительно! Многие жемчужины советской науки и оборонной промышленности, чудом дожив до времени, когда государство после развала СССР о них вспомнило и стало давать щедрые заказы, не смогли вытянуть. Оказалось, что за период сырьевого лихолетья потеряны ценные кадры, ушли или умерли исследователи и конструкторы, погибли оборудование и промышленные площадки. А вот в ИЯФ такого не случилось. И, как замечает нынешний глава института, и рабочие остались с основном те же, с коими он трудился с тех пор, как в 1988-м пришёл в ИЯФ по окончании университета. Огромная заслуга в этом преемника А. Будкера на посту директора ИЯФ (1977–2015) и его ученика, академика Александра Скринского. Низкий поклон!

Вот так академик Будкер, вырвав право своего детища на самостоятельную международную деятельность ещё в эпоху "дорогого Леонида Ильича", в 1976-м, тем самым спас ИЯФ от гибели после 1991 года. Но что будет дальше? Сейчас институт возвращается под государственно-бюрократическую "вертикаль". Почти все прежние партнёры ИЯФ, благодаря сотрудничеству с коими он выжил (Америка, ЕС, Япония, Южная Корея), нынче — страны недружественные. Контакты с иностранцами теперь рассматриваются ФСБ как государственная измена. Сегодня за решёткой оказался ряд русских гиперзвуковых аэродинамиков, обвинённых в предательстве лишь за то, что когда-то (в пору бюджетной бескормицы) участвовали в совместных с иностранцами проектах по разработке пассажирского самолёта-гиперзвуковика или публиковались в иранском научном журнале. Хотя само государство вчера толкало их: "Не ждите денег из бюджета, идите за границу и сами зарабатывайте!" Но ведь и по сию пору государство, распределяя финансирование и гранты, спрашивает: "А сколько статей в иностранных научных журналах вы опубликовали? Не будет их — не будет и средств из казны!" Оная история с аэродинамиками и по научному Новосибирску больно ударила.

Сможет ли ИЯФ жить в новой реальности? Сможет ли государство заменить собою заработки института на участии в зарубежных проектах? Хочется надеяться на лучшее…

Составляющие взлёта

Но вернёмся к истокам чуда ИЯФ. У его основателя Андрея Будкера имелись все составляющие для сотворения чуда.

Прежде всего он имел чёткую картину грядущего. Он видел Советский Союз как созидателя цивилизации Будущего. Ядерно-космической. Что зажгло мечтой сердце будущего академика? Книга Антона Вальтера "Атака атомного ядра", изданная в Харькове в 1934-м.

Листаю интервью А. Будкера 1969, 1970, 1974 годов… Итак, надо обрести источник неисчерпаемой чистой энергии — термояда, дабы не превратить Землю в подобие раскалённой Венеры, не перенасытить нашу атмосферу углекислым газом от сжигания органического топлива, не вызвать "парниковый эффект". А после этого можно вынести производство даже в космос, превратив Землю в цветущий сад, в жилище человечества. "Вряд ли человек с его физиологией где-нибудь так прекрасно будет чувствовать себя, как на Земле со всеми её штормами, ветрами, но изумительным солнцем, изумительной зеленью. Земля примет первозданный облик: с её поверхности исчезнут поля, фабрики и заводы, она станет местом, где люди будут жить, отдыхать и радоваться, а производства разместятся за её пределами… В этом случае Земля может принять огромное количество людей. В качестве дома для проживания она необъятно велика…", — говорил академик Будкер в 1974-м. Да это ведь с Циолковским и русским космизмом в унисон звучит…

Обладая великой мечтой и живым воображением, Андрей-Герш Будкер чётко выделил главную задачу: для создания новой цивилизации необходимо овладеть термоядерной энергией. А для этого СССР требуются мощные ускорители частиц. Этакие "микроскопы" для получения новых знаний о материи, без коих не создашь прорывных технологий. И он сосредоточивает свою деятельность именно на ускорителях, причём в компании восьми сотоварищей-одержимых, в курчатовском институте. И вот вам — вторая составляющая чуда ИЯФ и Будкера.

Не буду пускаться в сугубо физические подробности. Здесь важно иное. Сперва предложив ускорители на стабилизированном пучке электронов и убедившись в том, что воплотить идею пока невозможно, Андрей Михайлович предлагает ускоритель на встречных пучках. Так энергия их столкновения намного выше, так больше узнаешь. И с яростной энергией принимается за воплощение идеи. А когда не находит понимания в Москве, в 1958-м уезжает в Сибирь создавать ИЯФ и обретает возможность творить. Не ради яхт и вилл — ради Великого Дела.

Там он и создаёт свою модель управления. Ещё одну составляющую взлёта и силы института. Все эти администраторы от науки, завхозы и финансисты не должны стеной окружать директора института. Нет, прежде всего он должен общаться с учёными, исследователями, занятыми главным делом. Даже с самыми младшими по рангу. Для сего Будкер вводит ежедневный Круглый стол в полдень (как развивалась эта антибюрократическая модель управления, годная и для государственной власти, — тема особая). Принцип Будкера: мы в институте не просто точим деталь в цеху или кормим людей в столовой, мы все решаем сверхзадачу — овладеваем термоядерной энергией.

Кадры исследователей Андрей Михайлович отбирал сам, любовно, искал выдающиеся таланты. А его принцип лидерства, вождизма в науке? Все лаборатории в ИЯФ были именными, под ярких руководителей проектов, лично отвечавших за их успех или неудачу. Если глава лаборатории уходил, не оставив смены, — группу расформировывали и передавали ресурсы другим, тоже именным. Так предотвращалось окостенение науки в институте, велось её постоянное омоложение. Как это контрастирует с нынешней эпохой безликих бюрократических "гос-" и "объединённых корпораций"!

Наконец, последняя составляющая чуда: А. Будкер выступил и как промышленный деятель. Не будет ИЯФ "храмом" только чистой науки, создадим прикладную часть. При нём начинается производство ускорителей для промышленности, геологии, медицины. Например, для обработки зерна в хранилищах, когда излучение убивает амбарных насекомых. Такая установка в СССР работала на портовом элеваторе в родной мне Одессе. И если вы хотите увидеть ту же технологию в современном виде, посетите павильон "Атомная энергия" на выставке "Россия", что открылась на ВДНХ в ноябре 2023-го. Прикладные ускорители ИЯФ обрабатывали полимеры и создавали сверхпрочные оболочки для кабелей связи и энергетики. Они обеззараживали сточные воды и очищали питьевую влагу без её хлорирования. Резали и сваривали металлы лучом частиц. Создавали ускорители для поиска полезных ископаемых, для неразрушающего контроля бетонных и металлических конструкций. Будкер мечтал, что с помощью его ускорителей можно будет добывать из воздуха миллионы тонн азотных удобрений, творить невиданные искусственные материалы, новые молекулы и даже атомные ядра, получив в итоге ещё один мощнейший источник энергии — антивещество.

На прикладных работах в 1966–1969 годах ИЯФ заработал 15 миллионов ещё тех рублей. Имея такой "приварок", А. Будкер, как и нынешний мэр Кольцова Николай Красников, приглашал к себе талантливых специалистов со всего СССР, приговаривая: "Ты у меня и зарплату будешь иметь на 300 рублей больше, и каждый год сможешь ездить в научные командировки за границу!"

Жаль, что инфаркт прервал его жизнь так рано. Созидая Великую Россию, полезно хорошо изучить опыт прежде всего отечественных прорывов, а не только американские или японские "истории успехов"…

На фото: академик А.М. Будкер

26 марта 2024
1.0x