Сообщество «Новороссия» 09:39 23 ноября 2022

«Самое эффективное оружие - это «Смуглянка»

Донецкий резервист – о своем опыте мобилизованного и правилах поведения в бою
2

Позывной у моего собеседника - Тунгус. Ему 43 года. Имеет крови эвенков и эвенов. Живет в одном из шахтерских городков Донбасса. Призвали его в первый день мобилизации в ДНР - 22 февраля. Воевал в Мариуполе, Марьинке, Угледаре. Командовал взводом и мобильной штурмовой группой. Организовывал самодеятельность в своем подразделении. В сентябре оказался ранен – оторвало два пальца на руке, сейчас находится на лечении. Пример Тунгуса и таких, как он, показывает, как оказавшись в окопах - не растеряться и не потеряться, а найти себя в новых условиях, и как результат - эффективно воевать.

Кураж и азарт

Отец троих детей. Автомат прежде в руках не держал. Военным себя не представлял. Стандартная в целом биография для тысяч призванных в Донбассе. По профессии - сапожник. Любитель народных песен. После призыва был определен в подразделение, которое практически сразу бросили на передовую - на поселок Новотроицкое, что под Волновахой. Рядом, плечо к плечу, стояли вчерашние учителя, шахтеры, донецкие музыканты, - им, не нюхавшим пороху, дали задачу зачистить населенный пункт от ВСУ. Там состоялось боевое крещение Тунгуса. Там же, объясняет, он сделал, наверное, самое главное для себя открытие, которое помогало ему все 7 месяцев боев, и, возможно, сохранило жизнь.

- Мы ехали на танке, и на подъезде к поселку попали под минометный обстрел, - вспоминает Тунгус. - Как себя вести, что делать? Никто не знает. Я слетел с брони, упал, сжался в комок, вокруг разрывы. И вдруг понимаю, что не могу пошевелиться, парализован от страха!

Что было дальше - трудно логично объяснить. Начал вслух проговаривать всё, что происходит вокруг, по принципу «что вижу - то пою», возможно, открылось нечто идущее от северных предков. Вышел из ступора, снова стал контролировать сознание, руки, ноги. Поднялся, побежал к своим, - они лежали скопом на земле. И дело пошло: подбодрил, заставил встать, рассредоточиться.

После, объясняет Тунгус, напал азарт, кураж, о существовании которого прежде и не подозревал, хотелось действовать, что-то предпринимать, не останавливаться. По рации сообщили, что рядом в строение врезался танк, заклинило люки, танкистам не выбраться, просят помощи, - собрал небольшую группу, побежали, очистили башню машины от завалов, вытащили ребят. Обнаружили неподалеку в капонире «трехсотого» (раненого) – пожилого мужчину, - спрыгивая с брони, он сломал шейку бедра. Положили на плащ-палатку, вытянули в безопасную зону.

Стальные каски

- Главное - преодолеть животный страх, - рассказывает Тунгус. - Как? Каждый должен найти свой способ, но это надо сделать обязательно! По-хорошему, этому должны учить военные психологи. Если поборешь – то становишься предельно собранным, четким, свободным. Каждое слово и действие выверены, инстинкты обостряются, в тебе будто просыпается воинское начало, которое есть в каждом мужчине. Именно об этом, мне кажется, строки Пушкина: «Есть упоение в бою». Человек начинает призирать смерть, и его почти не берет пуля, наблюдал это много раз. В то время, как те, кто прятались и отсиживались – гибли намного чаще.

Один из примеров такого духа – солдат из подразделения Тунгуса Сергей, обычный слесарь макеевской теплосети, возраст за полтинник.

- Многие над ним подшучивали, воспринимали, как наивного такого парня, - объясняет собеседник. - А когда мне пришлось набирать пятерку для выхода на штурм в Мариуполе, и я спросил – «Кто согласен добровольцем?», он один вышел вперед, больше никто. Группу я в итоге набрал. Но все равно остальные всегда были позади нас. Он не боялся идти по неразведанной территории, прыгать первым в окоп, после того как бросил туда гранату. Мы в стальных касках тогда ходили, и Сергей был вылитый воин времен Великой Отечественной. Смотришь на него, и слезы на глаза наворачиваются.

В кругу

Учиться приходилось всему самостоятельно. Большинство в первый раз нажали спусковой крючок автомата только в бою. Что уж говорить об остальных знаниях и умениях.

- Я своих заставлял: «Используем каждый свободный час, чтобы что-то освоить, разобраться!» Многие не хотели, ныли: «Куда ты нас тянешь?»

При этом инструкторов не было.

- Что делали? Если надо освоить азы тактической медицины, то садились в круг и начинали: кто что умеет? Один выходил и показывал, как накладывать жгут. Другой - как клеить пластырь при ранении лёгкого. Третий учил колоть обезболивающее и антишоковое…

Что касается нытиков, то, по словам Тунгуса, они есть всегда, и они - одно из самых опасных явлений на фронте. Потому как быстро, как вирус, способны заразить своими настроениями весь коллектив, и совершенно на ровном месте ввести его в состояние «морального поражения», без, что называется, единого выстрела со стороны противника.

- На передовой всегда чего-то не хватает, всегда что-то не то. Военные действия - это вообще хаос. Но очень важно не дать поглотить себя этому хаосу, а, напротив, навести в нем порядок, подчинить себе, - продолжает Тунгус. - Нытики же, напротив, культивируют его, умножают. Главная задача, которую я ставил перед собой - нейтрализовать их влияние.

Одна из причин, по которой «нытики» и «вечно недовольные» властвуют над умами, - отсутствие узаконенного противовеса им, а конкретно – замполитов, считает собеседник. Причем, именно подлинных вдохновителей, людей с горящими глазами, неравнодушных, способных зажечь искру в подчиненных, сказать правильные слова перед боем или после, продемонстрировать личный пример, не сдрейфить в сложной ситуации.

Другой пробел - отсутствие самодеятельности в отрядах, которая в годы Великой Отечественной войны была правилом, вспомним хотя бы «В бой идут одни старики».

- Совершено убежден, что самодеятельность, и в первую очередь песня - это главное и самое современное оружие, - делится личным опытом командир. - Вечер, передышка, собираемся снова в круг, и: кто что умеет? Один анекдот расскажет, другой историю из жизни. А потом поем песни, хором. Песню ждали больше всего. Она поддерживала состояние духа, когда кругом смерть.

Что исполнял Тунгус и его товарищи? «Издалека долго», «Смуглянку», «Катюшу», «Несе Галя воду», «Рiдна мати моя». На день шахтера по рации на весь полк пели гимн донбасской земли «Спят курганы темные…»

Витает в воздухе

И ещё она важная составляющая на передовой – дерзость.

- Какое качество я бы выделил у ВСУ? Они дерзкие, - говорит Тунгус. - А если чувствуют слабину – это переходит в наглость и глумление.

По его словам, особенностью большинства мобилизованных является осторожность, желание не выдавать свои позиции, не провоцировать врага. «Вы нас не трогайте – мы вас не трогаем». Такой подход встречается сплошь и рядом. Но он совершенно недопустим.

- Только активная позиция, иначе тебя разорвут на куски, - настаивает Тунгус. - Если ВСУ чувствуют слабину, то набрасываются как коршуны. Что делать? Ударили - дай сдачи. Обязательно! Накрыли тебя огнем - накрой в ответ два раза. Совершай смелые и неожиданные маневры, не отсиживайся, огрызайся. Бей так, чтобы они знали – там нормальные мужики сидят. Все чувствуют, на чьей стороне психологическое преимущество, это в воздухе витает. Мы старались никогда не оставлять без ответа любую активность врага, и сами постоянно совершали дерзкие вылазки. И знали, что противник говорит нам оттуда: «Ну, молодцы, уважаем!»

20 января 2023
Cообщество
«Новороссия»
1
Комментарии Написать свой комментарий
23 ноября 2022 в 09:20

"Именно об этом, мне кажется, строки Пушкина: «Есть упоение в бою»
- Странная, однако, у автора ассоциация! Это ведь строчка из поэмы, имеющей название "Пир во время чумы"!
По контексту тут ближе "Наступление" Гумилёва "Та страна, что могла быть раем,
Стала логовищем огня.
Мы четвертый день наступаем,
Мы не ели четыре дня...".
"Упоение" такое же, и такая же неопределённость цели

3 декабря 2022 в 12:57

Цель террора - вызвать страх, такова теперь политика Запада. А сами террористы зачастую бесстрашны, придётся их просто уничтожить

1.0x