Сообщество «Экономика» 14:10 6 октября 2020

Рубль: полёт нормальный

цифра снижения обменного курса рубля к доллару хорошо коррелирует с увеличением денежной массы
5

За январь—сентябрь 2020 года обменный курс российской валюты к доллару США снизился на 28,73%.

При этом аналогичного, более чем на четверть, роста рублёвых доходов населения не произошло — наоборот, в связи с экономическими последствиями пандемии COVID-19, «наложенными» на сохранение и даже ужесточение «коллективным Западом» режима антироссийских санкций  платёжеспособность наших сограждан ощутимо ухудшилась. Что, конечно, трактуется зарубежными и отечественными «друзьями России» как свидетельство неизбежного грядущего краха «путинского государства». 

«Рубль стремительно летит в финансовую пропасть». «Падение рубля — это рост цен и снижение реальных доходов граждан России». «Путинская «экономика трубы» ведёт к катастрофе». Подобного рода оценками и прогнозами засыпано буквально всё и глобальное, и отечественное медиапространство. 

Если же обратиться к более широкому набору социально-экономических показателей, чем тот, который нам пытаются представить в качестве доказательства неизбежного «краха рубля», то даже в первом расширении можно увидеть совершенно иную картину. За январь-сентябрь 2020 года денежный агрегат М2 (наличные + безналичные + депозиты) внутри нашей страны увеличился с 51,68 трлн. рублей до 55 трлн., то есть на 3,32 трлн., или всего на 6,42%. Если же брать только денежный агрегат М0 (наличные деньги), то можно видеть, что его объём за тот же период времени с 9,685 трлн. рублей вырос до 11,951 трлн., то есть на 2,266 трлн., или на 23,4%. 

Таким образом, цифра снижения обменного курса рубля к доллару хорошо коррелирует с увеличением денежной массы (прежде всего — наличной денежной массы) в нашей стране. При этом не надо забывать, что обменный курс национальной валюты полностью контролируется Банком России и что он занижен к реальной покупательной способности рубля примерно в 2,5 раза (по итогам 2019 года номинальный ВВП России — 1,74 трлн. долл., а ВВП по паритету покупательной способности — 4,39 трлн. долл.). То есть сегодня запас прочности у «деревянного» даже не стопроцентный, а 250%-й. Так что налицо как раз не «падение в пропасть», а вполне управляемый полёт. 

Более того, при желании (подчеркиваю, при желании!) ЦБ хоть завтра может объявить наличный рубль валютой, полностью обеспеченной золотом: на 30 сентября у России в хранилищах лежит более 73 млн. тройских унций, или почти 2300 тонн «царского металла», что при текущей цене 1900 долл. за унцию соответствует 138,7 млрд. долл. или более чем 11 трлн. рублей. Тем не менее, ведомство Набиуллиной «держит» максимально низкий обменный курс национальной валюты. Почему? Потому что в ЦБ засели «враги народа»? Или ветер возникает потому, что начинают качаться деревья? 

Обычно ответ на этот вопрос сводится к тому, что заниженный обменный курс национальной валюты благоприятствует экспорту товаров и услуг, одновременно затрудняя их импорт, что способствует росту и диверсификации экономики, а также увеличению инвестиций и, соответственно, повышению «технологического профиля» производства данной страны. Но при этом в ней, как правило, на достаточно длительный период усиливаются социальные и региональные дисбалансы со всеми сопутствующими проблемами. И цена этих дисбалансов, особенно в небольших и сильно зависящих от внешних сил и факторов стран, оказывается «неподъёмной». Так что ответ «оппозиционеров» на все финансово-экономические выкладки тоже будет предсказуем и внешне логичен: простым людям, народу-то что с того? Все «пряники» достаются богатейшему 1% населения страны, а остальные, мол, последнего ежа без соли доедают…  

Но давайте сделаем ещё один шаг в расширении нашего «пространства фактов».  

Помнится, задолго до своей «мюнхенской речи», в конце 2004-го или в начале 2005 года Владимир Путин, возвращаясь к теме бесланского теракта, впервые публично заявил, что против России ведётся война, что наша страна по факту является воюющей страной. В актуальном тогда внутри- и внешнеполитическом контексте, включая «события 9/11» и уже прошедшие «ответные» американские вторжения в Афганистан и Ирак, подразумевалось, что войну против России, США и других государств мира ведёт некий «международный исламский террористический интернационал», одним из филиалов которого являлась пресловутая «Аль-Каида» во главе с Усамой бен Ладеном. 

После «святых девяностых», когда Ельцин и Ко стремились быть в друзьях у всего мира за счёт населения «этой страны», такое воспринималось как настоящий прорыв. Но следует отдать должное российскому президенту — он ничего не сказал о том, кто именно ведёт войну против нашей страны. И за прошедшие полтора десятка лет это стало уже как-то само собой очевидным: стоило до «порога невидимости» сократить активность открытых террористов внутри Российской Федерации, как такая Россия почему-то сразу перестала нравиться западным «партнёрам». Против неё вновь был задействован весь арсенал холодной войны — с поправкой на современный уровень технологий. А уж после того, как началась операция российских ВКС в Сирии, очень быстро выяснилось, чьи спецслужбы курируют весь пул «международных террористов», не только «исламских», и ведут прокси-войны по всему миру их руками. 

Стало очевидным, что врагами России, США и других государств мира являются вовсе не бородачи-«исламисты» в тюрбанах и с «калашами»/«стингерами» в руках, а хорошо выбритые респектабельные джентльмены с многовековой родословной, которые держат в своих руках — помимо клюшек для гольфа — управленческую информацию, то есть власть, деньги и прочую собственность по всему миру. Причём для этих субъектов всё остальное человечество: и «моджахеды», и «звёзды» шоу-бизнеса (включая спорт и СМИ), и учёные с бизнесменами, и генералы с адмиралами, и спецслужбы, и политики, вплоть до президентов с монархами, даже сами государства и народы мира — не более чем «расходный материал».  

Опять же, Путин тогда никак не обозначил цель этой войны со стороны её инициаторов, то бишь агрессоров. Но он сделал это гораздо позже, когда в конце 2018 года задал вопрос: «А зачем нам нужен такой мир, если в нём не будет России?». Этот вопрос заодно был, по сути своей, ответом на знаменитую «формулу Бжезинского»: «Новый мировой порядок при гегемонии США создаётся против России, за счёт России и на обломках России». И ответом отнюдь не «пустым», не голословным: за ним уже стояли новейшие виды вооружений из «путинской шестёрки». Поэтому для разрушения России как единого государства и трансформации её обломков в бесправные колонии «нового мирового порядка», для порабощения народов России потребовался поиск каких-то иных методов. 

Собственно силовых и экономических инструментов, способных сокрушить Россию, сегодня в арсенале «коллективного Запада» нет. Причём нет и близко, т.е. в перспективе ближайших 5-10, а то и много большего числа лет. Но есть инструменты информационно-финансовые и связанные с ними диверсионно-террористические. Вторые пока используются в основном с целью создания предлогов и поводов для первых («дело Скрипалей», «отравление Навального» и т. д.). Но и никаких табу по этому поводу у наших «коллег и партнёров» не существует. Примеры Слободана Милошевича, Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи уже вписаны в мировую историю. 

Но для ведения любой войны — гибридной в том числе, как известно, нужны три вещи: «деньги, деньги и ещё раз деньги». Для всех её участников. Война «коллективного Запада» против России (а теперь — и США против Китая) с каждым днём становится всё более убыточным и катастрофическим предприятием. Доллару американской ФРС ведущие специалисты мира отводят от нескольких месяцев до года пребывания в нынешнем статусе «мировой валюты номер один». Непрерывная работа печатного станка по выпуску денежных знаков «из воздуха» не может оставаться без последствий и длиться вечно. В этих условиях выгодно «слить» доллары из своих запасов, простимулировав спрос на них, — достаточно выверенное решение ЦБ. 

Но «на войне как на войне» — потери несут все стороны конфликта. По-разному. Каждая — в своём объёме и со своим результатом. Можно даже одержать «пиррову победу», или — хуже того — «выиграть войну, но проиграть мир». Понятно, что современная Россия в этом отношении вовсе не исключение из общего правила. Если брать те потери, которые мы понесли со времён горбачёвской «перестройки» – и экономические, и территориальные, и демографические — то они окажутся намного большими, чем потери СССР в Великой Отечественной войне. Но победа уже близка. И очень не хочется повторения ситуации Первой мировой и гражданской войн, когда, по словам Черчилля, корабль Российской империи «пошёл ко дну, когда гавань уже была видна». Пошёл — при активном содействии вроде бы союзных России держав Антанты, не желавших делиться с ней плодами общей победы. «Мавр сделал своё дело, мавр может уходить». Это урок истории, повторения которого категорически не хотелось бы. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Экономика»
14
Cообщество
«Экономика»
6
Комментарии Написать свой комментарий
6 октября 2020 в 20:33

" Управляемый полёт"... вниз. Когда то за "бакс" давали 4 рубля ( были времена когда он стоил копейки, но это были советские копейки), теперь "управляемый полёт" довёл до цены в 78 руб. за доллар. Рубль дешевел при разгроме и разворовывании советского народного хозяйства при алкаше Борисе, продолжает "управляемо лететь" вниз при "вставании с колен" при нынешней "вертикали" и будет продолжать лететь в том же направлении по простой причине - экономика страны не развивается, а схлопывается. И внешние " враги" играют здесь не самую главную роль.

6 октября 2020 в 20:58

Сценарий Первой мировой нам не грозит: у России нет формальных союзников. Есть неформальные, в рамках различных аморфных образований типа СНГ, ОДКБ, БРИКС и т.д., а также клиенты вроде Сирии, Венесуэлы и Кубы.

Так что на дно Россия пойдёт одна и сама, без помощи союзников. Если опять не сдюжит, конечно.

1.0x