Авторский блог Александр Нагорный 04:00 4 января 2012

Россия: год выбора

<p>События декабря — особенно последних, предновогодних его дней — придали какое-то особое измерение всему, происходившему в России за этот год и даже за последние четыре года. </p>
0

События декабря — особенно последних, предновогодних его дней — придали какое-то особое измерение всему, происходившему в России за этот год и даже за последние четыре года.

Вот пошли внезапные и плохо мотивированные назначения в политических верхах. Зачем? Почему? Ведь если отношения между двумя участниками властного тандема так гармоничны и гладки, а аппараты работают настолько высокоэффективно, как мы слышим каждый день по телевизору, то логично было бы спокойно дождаться 4 марта, выиграть выборы, провести инаугурацию в мае и только после этого проводить кадровые ротации. Медведеву — собрать свое «большое правительство» из любимых им ультралибералов (дать Чубайсу пост первого вице-премьера, например, и ни о чём больше не беспокоиться). А Путину — создать новую президентскую администрацию, которая в структуре нынешней государственной власти играет ту же роль, что раньше играл ЦК КПСС (и даже занимает его здание на Старой площади в Москве).

Но мы видим нечто совершенно иное. Малоэффективного вице-премьера Сергея Иванова (бывшего медведевского конкурента на роль «путинского преемника») назначают руководителем администрации вместо Сергея Нарышкина, которого отправляют на смену Борису Грызлову руководить Госдумой. А автора бессмертного афоризма «Парламент — не место для дискуссий! » и одного из ближайших путинских друзей передвигают на некую не совсем ясную партийную работу в «Единой России». Говорят, что Грызлов — не железный, что он от многих лет общения с депутатами очень сильно устал и должен отдохнуть.

Дальше больше. Фактически провалившего выборы «медведей» в Госдуму Вячеслава Володина переводят на место главного идеолога (в иерархии ЦК КПСС — это второй секретарь, сразу после генерального), а Владислава Суркова, который за восемь лет, проведенных в этом кресле, вертел и Думой, и Советом Федерации, да и регионами в лице их губернаторов, плюс еще имел огромное влияние на олигархов и членов правительства — бросают руководить модернизацией в ранге вице-премьера, да еще без собственного бюджета.

О назначении Дмитрия Рогозина вице-премьером, отвечающим за «оборонку», даже говорить не приходится — спецпредставитель России при НАТО никогда до этого не занимался проблемами промышленности, да еще военной.

Кто принимает подобные решения? Путин? Медведев? Путин совместно с Медведевым? Или же каждый из них действует в своем, особом пространстве?

Что нам говорит президент в последних своих выступлениях? Он говорит, что предстоят труднейшие экономические и политические времена из-за мирового кризиса и нехватки ресурсов. А премьер-министр раз за разом указывает на огромные вложения в социально-экономические программы.

Президент глубокомысленно заявляет, что понимает протестующих против фальсификации парламентских выборов. А премьер-министр называет их бандерлогами и сравнивает с презервативами. На последнем, по времени, Госсовете Медведев выступает с «глубочайшей» политической программой, по стилю и содержанию очень близкой перестроечным речам М.С. Горбачева. Он оценивает Российскую Федерацию как огромную страну, специфика разных частей которой должна быть закреплена и на законодательном, и на организационном уровнях. Путин сидит с бледным лицом и кивает. Затем берет слово и, отмечая несомненный демократизм и своевременность медведевских инициатив, начинает говорить о национальной безопасности и военных программах, о невозможности сокращать налогообложение даже на один-единственный процент. Надо понимать, что он за годы своего президентства добивался как раз конституционного, законодательного и управленческого единства страны. Неувязочка? Да, и не маленькая.

И вот последний аккорд. Во вторник перед телекамерами Медведев принимает своего помощника и председателя Совета по гражданскому обществу — якобы, по вопросам либерализации законодательного процесса и расширения «демократических» полей в жизни нашего общества… И тот под конец торжественно вручает действующему президенту некий меморандум по «делу Ходорковского». Означает ли это, что «узник совести» и бывший глава ЮКОСа очень скоро выйдет на свободу, став бесспорным лидером антипутинской оппозции? Прибавьте к этому еще и сенсационное заявление М.С. Горбачева, который призвал действующего премьер-министра РФ сняться с президентских выборов, за что получил гневную отповедь путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова…

А теперь вернемся к назначениям. Их внутренний механизм, прежде всего рокировка Суркова с Володиным, заставляет предполагать, что Медведев решал этот вопрос практически самостоятельно, без согласования с Путиным, который вот-вот должен уйти в «предвыборный отпуск», что откроет новые возможности для разнообразных политических комбинаций с участием московской «демократуры» и при поддержке вновь назначенного посла США в РФ Майкла Макфола. Массовые протестные митинги в Москве и других крупных городах России должны будут всё сильнее делегитимизировать Путина и его «силовиков». Похоже, что ларчик захлопывается.

А что сам Путин? Он педалирует социально-экономические вопросы, несомненно, чрезвычайно важные для населения страны, обещает запретить повышение тарифов ЖКХ, цен на электричество, транспорт, связь и так далее, как будто не замечая, что ему верят всё меньше и меньше, что решитльные шаги необходимо предпринимать уже сегодня, а не в неопределенном будущем — иначе ситуация грозит окончательно выйти из-под контроля.

А тут еще подоспело как будто специально срежиссированное решение суда по прапорщику ОМОНа, который дал оплеуху участнику несанкционированной демонстрации, за что и получил три с половиной года условно. Теперь все омоновцы должны крепко задуматься, поскольку «срока» за выполнение приказов будут светить вполне реальные — как по Чечне.

Тут же и главный долгожитель российского политического Олимпа, глава МЧС Сергей Шойгу дал клятву верности ВВП и рассказал, что будет поддерживать его всеми силами и средствами, поскольку иной выбор будет означать хаос наподобие событий 1993 года. Эти заявления Шойгу закрывают Путину возможность спасительного для него своевременного перехода к левопатриотическому и антиолигархическому курсу.

В целом приходится констатировать, что на верхах российской «властной вертикали», как выяснилось, полностью отстуствует, а значит — и раньше отстуствовала адекватная оценка происходящих событий и какая-то последовательная программа действий. Так и впрямь до «революции» недалеко. А вот какой характер она будет носить — покажет время.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой