Сообщество «Форум» 21:28 30 декабря 2021

Рок-Сталин

("Боб" с "Макаром" напрасно не любят Ленина и Сталина
9

«Кстати, каково ваше отношение к тому, что Сталина опять поднимают на щит? – спросили у Бориса Гребенщикова в одном из интервью (02.04.2018). «Сталин — палач. Как и Ленин – ответил тот. - То, что они продолжают лежать на главной площади страны, — позор и преступление. Все, кто сегодня активно пытается заново возвеличить одного и реабилитировать второго, попросту рассчитывают в перспективе занять квартиры расстрелянных и репрессированных».

В том же году в другом интервью – в Новосибирске – в связи с намерением установить там памятник Сталину БГ заявил, что «этого нельзя терпеть». Что это был бы (или будет) «памятник палачу многих миллионов людей» и что это «преступление против человечества — ставить такой памятник».

Заявление вполне в духе убеждений другого лидера российской рок-музыкальной сцены Андрея Макаревича, который в песне «Все корабли сегодня вернутся домой» (см. альбом «Машины Времени» «В метре» (2020)) говорит, что не хочет больше видеть «как стадо баранов осанну поет палачу». И хотя конкретные имена в песне не названы, но, зная политическую ориентацию «Макара», совершенно ясно, что в данном контексте «палач» - это Сталин. Ну, а «стадо баранов» - это, соответственно, все те, кто, несмотря на ушаты всяческих идеологических помоев, вылитых современными «демократами» на великого советского Вождя, продолжают испытывать чувство уважения к тому, кто «принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой».

(Точнее – в статье о Сталине в Британской Энциклопедии (1956 г.): «Тем не менее, в течение последних трёх десятилетий лицо России начало меняться. Суть подлинно исторических достижений Сталина состоит в том, что он принял Россию с сохой, а оставляет с ядерными реакторами. Он поднял Россию до уровня второй индустриально развитой страны мира. Это не было результатом чисто материального прогресса и организационной работы. Подобные достижения не были бы возможны без всеобъемлющей культурной революции»).

И при «правлении» которого всему народу страны, несмотря на великие трудности того времени, с каждым днем реально «жить становилось лучше, жить становилось веселей».

Вот и мне моя мать – простая учительница, война и послевоенные годы которой пришлись на ее юность, всегда, как только речь заходила о том времени, говорила, что сразу после Победы при Сталине цены на все товары постоянно снижались и очень скоро были отменены продовольственные карточки. «И вообще, страна расцветала на глазах».

Но, видимо, не все матери того времени говорили своим сыновьям нечто похожее – было и по-другому...

Из еще одного интервью с БГ (Борисом Гребенщиковым):

– У вас нет ностальгии по советскому проекту?

– Что?! Моя мама вспоминала, как в послевоенные годы на выпускном вечере в ее школе кто-то из учеников пошутил про Сталина. Ночью арестовали весь выпуск – и отправили в лагеря, откуда не все вернулись. (А в интервью от 22.09.2018 БГ сказал, что «только трое вернулись домой живыми»). Ностальгировать по этому?

Что же, видимо, пришло время обратиться, наконец, к историкам.

«Особенно популярны рассказы о глупости предъявлявшихся репрессированным обвинений: сажали, мол, за порванный портрет вождя, анекдот, антисоветские выкрики по пьянке и т. п. Курьёзы, иногда с трагическими последствиями, действительно случались. Ни одна правоохранительная система в мире не гарантирована от безнадежных дураков, демонстрирующих своё служебное рвение. Но всё это были крайне редкие, буквально единичные случаи, в чём я убедился, работая в своё время в Агентстве печати новости. Получая задание от своего руководителя «раскрутить» такие эпизоды, каждый раз убеждался, что это, выражаясь современным языком, очередной фейк. Помню, один раз за политически «репрессированного» выдали обычного проворовавшегося хозяйственника, в другой раз - получившего длительный срок за участие в групповом изнасиловании и т. п.» - пишет в своей статье «Репрессии, которые спасли страну» В. Литов (есть на сайте «Завтра»).

Вот и этот эпизод, которым мама БГ (по имени Людмила Харитоновна) внушила своему юному сыну крайнюю неприязнь к Сталину, скорее всего, при ближайшем рассмотрении обратится вот в такой же «фейк». Ибо «безнадежные дураки» действительно могли отправить 1-2-3 человека «в лагеря» за глупую шутку в адрес Вождя. Такое, как нам говорят, случалось. Но... Но никак не вчерашних школьников-«онижедетей» и никак не целый их класс, или даже - целый выпуск (тут БГ сам путается: в одном интервью говорит про «класс», в другом – про «весь выпуск»).

Явно, что тут что-то не так. Как, вообще, в такое можно поверить?! Даже гитлеровцы – и те такого не творили.

И потому при тщательном расследовании данного инцидента, наверняка, выяснилось бы, что слухи о том, что сталинские изверги скопом упекли целый класс (и даже выпуск, т.е. несколько классов) вчерашних школьников на каторгу в Сибирь... И за что?! Всего-то за одну не совсем почтительную шутку кого-то из них, пусть и по поводу самого Вождя страны. И из них живыми оттуда вернулись лишь трое (!)... Так вот, выяснилось бы, что такие слухи были, мягко говоря, «сильно преувеличены». Жаль лишь, что до сих пор не нашлось историка (или, на худой конец, просто честного журналиста), который бы произвел такое тщательное и объективное расследование.

Также жаль, что весьма уважаемый (как музыкант, певец, аранжировщик, композитор и поэт) Борис Гребенщиков пользуется Интернетом, в основном, чтобы узнать, что нового происходит в сфере его любимого дела, т.е. современной (неклассической) музыки. Да еще для того, чтобы при работе над новыми альбомами обменяться записями треков со своими партнерами по «Аквариуму», живущими зачастую не только в других городах, но и в других странах.

И при этом вряд ли отслеживает новости идеологические.

В частности – то, как со временем разоблачаются и сходят на нет все те «разоблачения» Сталина, которых он наслушался в юности и (или) начитался у Солженицына (и иже с ним) во времена «лихих 90-х», да так и до сих пор и не удосужился их перепроверить, так сказать, «в связи с вновь открывшимися обстоятельствами».

Перечислим некоторые из таких «обстоятельств».

Сначала о тех «многих миллионах жертв», палачом которых, по мнению БГ, Макаревича и (вслед за ними) некоторых других рок-музыкантов, является Сталин. И которых, как выяснилось на поверку, на самом деле никогда не было.

Вот уже всем давно известные цифры реальных «репрессий» тех лет: за 1930-1953 годы было подвергнуто репрессиям 3 778 234 человека, в том числе осуждено к высшей мере наказания 786 098. Это – по данным специальной Комиссии при Политбюро ЦК КПСС, которая в 1988 году провела расследование деятельности ОГПУ- НКВД за эти годы. А в следующем году аналогичную проверку осуществил учёный-статистик В.Н. Земсков, и результаты в целом совпали с данными комиссии ЦК

А именно: В.Н.Земсков, признанный специалист по архивам, строго научно и вполне достоверно установил, что с августа 1937 по ноябрь 1938 года, то есть за 1 год и 3 месяца, НКВД арестовал более 1,5 миллиона человек; из них осуждены были 1 344 923, в том числе 681 692 расстреляны. И это, по подсчётам Земскова, составило 85% общей численности всех расстрелянных за «контрреволюцию» c 1921 по 1953 год.

Так что ни о каких «110 миллионах, лично загубленных Сталиным» (как верещал в своем «Архипелаге» Солженицын) речи и близко не идет. И даже о «60 миллионах», фигурирующих в других, более «мягких», либерально-демократических обвинениях. На деле же, т.н. «репрессии» затронули не более 1-2% населения страны. А остальные 98% не то, чтобы тряслись от страха, что и за ними завсегда может ночью приехать «черный воронок», а жили абсолютно спокойно, зачастую не зная ни сном ни духом ни о каких-таких «репрессиях» в стране.

Что же на самом деле происходило тогда, с августа 1937 года по ноябрь 1938-го, названного позже «временем большого террора», в сталинской Советской России?

Вся эта заваруха началась с Николая Ежова, который 26 сентября 1936 года был назначен Народным комиссаром внутренних дел СССР, сменив на этом посту Генриха Ягоду. Ежову тогда подчинялись органы государственной безопасности (ГУГБ НКВД СССР), милиция, а также пожарные. А собственно «террор» последовал после издания им в июле 1937 года Приказа НКВД СССР № 00447.

И вот тут-то и - самое интересное. Приказ-то был, да не совсем такой, вернее даже – совсем не такой, каким его представили общественности «независимые демократические СМИ» в 90-х, опубликовав его впервые в газете «Труд» (04.06.1992). И который вызвал тогда столько «праведного гнева» у новоявленных российских любителей «прав человека».

Одним словом, общественности в 90-е была подсунута фальшивка!

Ибо настоящий приказ имел в виду вовсе не массовые политические репрессии, а попросту был направлен на обуздание преступности в стране.

А именно: автор книги «Миф о Большом терроре» Пётр Григорьевич Балаев, полковник в отставке, бывший следователь, применяя профессиональные навыки, проверил, «стыкуется» ли этот приказ с другими, заведомо подлинными документами? И обнаружил, что нет, не стыкуется. Он доказал, что навязанный нам приказ НКВД № 00447 фальшивый, а настоящий был о тройках по чистке общества от уголовников!

При Сталине врагов народа секретно не судили. Наоборот, устраивали из судов целые шоу. Мало того: все дела по 58-й статье, по закону, отправляли в центр, их рассматривали только Верховный суд, его Военная коллегия и военные трибуналы. (Это, кстати, говорит о малости масштабов политических репрессий.) А дела рабоче-крестьянской милиции – ведь НКВД состоял не столько из чекистов, сколько из милиционеров – уходили в суды районные, областные, и прочие. Но проблема нехватки квалифицированных юристов была острой, судей по уголовным делам не хватало, и приказ № 00447 дал милиционерам право административного наказания уголовников, причём самыми суровыми наказаниями были ссылка на 101 км, и пять лет в колонии. А некие хитрецы, подменив приказ, приписали сельским милиционерам массовые расстрелы мирного населения и «посадки» невиновных на десять лет!»

Это пишет писатель и журналист Дмитрий Калюжный в своей статье «Как нас дурачат: миф о Большом терроре 1937 года» (04.12.2021).

Откуда же появился тогда мнимый «приказ № 00447»?

Очень просто: сначала указом Ельцина соответствующие архивы изъяли, потом в них запустили «экспертов» из ярых антикоммунистов общества «Мемориал»* (конкретно это были Никита Охотин, Никита Петров и Арсений Рогинский), которыми (или под руководством которых) и была изготовлена эта фальшивка.

И не только эта.

Оказывается, «дело» было поставлено на поток!

Д. Калюжный пишет: «В 2010 году депутат Госдумы В.И. Илюхин сообщил, что с конца 1980-х под руководством А.Н. Яковлева, с участием архивистов, был создан секретный «особый сектор», изготавливающий фальшивые документы давно ушедшей эпохи. Илюхин получил от бывшего сотрудника КГБ множество документальных подтверждений: бланки, печати, архивные дела, черновики фальшивок и прочее. По словам информатора, «особый сектор» изготовил более ДВУХСОТ ТОМОВ документов якобы 1920-х – 1940-х годов: на «правильных» бланках, с подписями Сталина, и с печатями. Но в марте 2011 года Илюхин неожиданно умер. Оригиналы имевшихся у него доказательств фальсификаций исчезли, сайты с их электронными копиями заблокировал неизвестно кто, а тема исчезла из обсуждений. Прошло десять лет: страшно подумать, сколько ещё папок с фальшивками заняли место на полках наших государственных архивов»

В правдивости этой информации, увы, не приходится сомневаться.

Из личного опыта:

Как-то раз на одном портале я опубликовал свою статью «Письмо о духовном коммунизме», где говорилось, в том числе, и об оболганном В.И. Ленине. Среди комментариев на нее прозвучал один, напрямую подтверждающий то, о чем говорит в своей статье Д. Калюжный.

Вот он:

«Несколько лет назад я ходила на лекцию к одному известному историку, у которого был доступ к историческим архивам, как у учёного. На лекции он рассказал, что сейчас идёт подделка многих документов в закрытых архивах. Что он натолкнулся на поддельный документ против Ленина и написал статью в газету, что в то время даже печати такой не было, какая стояла на этом документе, а была совсем другая, и он написал какая. А потом, через некоторое время опять взял этот документ и там уже стоит печать, как он написал. И как он пошутил, что даже за консультацию не заплатили. Я к нему после лекции подошла и спросила, а не может ли он, как историк написать книгу про всё это против Ленина. А он мне ответил, что знает людей, которые владеют этим материалом лучше него. И он надеется, что они это напишут»

Также выясняется, что и все расстрельные «разнорядки сверху» - это тоже подделка.

«Те же эксперты, - пишет Д.Калюжный - «обнаружили» в бумагах партии шифротелеграммы с требованиями увеличить лимиты на репрессии. Хотя по приказу (пусть и фальшивому) переписка должна была идти только между наркоматом и его подразделениями, эти телеграммы отправляли обкомы и республиканские ЦК, и не в НКВД, а прямо Сталину. Почему? А потому, что по времени «Большой террор» совпал с выборами в Верховный Совет по новой сталинской конституции, и партийные секретари отчитывались перед ЦК об этой работе. Ничего другого подходящего у фальсификаторов не было, и они подменили эту партийную переписку о выборах на фальшивки с запросами по лимитам»

И вообще, «в так называемой основной «политической» 58-й статье тогдашнего Уголовного Кодекса было 18 подпунктов, по которым привлекался широкий круг преступников – пишет В. Литов в уже упомянутой тут статье - от шпионов, диверсантов, террористов, немецких пособников, националистов и сепаратистов до крупных мошенников, бандитов, насильников, убийц, фальшивомонетчиков и другого чисто уголовного элемента. Именно этот контингент и преобладал в общей массе репрессированных на протяжении 30 лет сталинского периода»

Словом, куда ни кинь взор – липа на липе и липой погоняет.

Можно было бы привести еще немало подробностей данных фальсификаций. Например, о том, что, как ни пыжились, мест захоронений (о чем в «документах» - ноль информации) «невинно убиенных миллионов» обнаружит не удалось. Ибо, как констатирует Д. Калюжный, «подделать историю на бумаге легко, а подделать сотни тысяч трупов – трудно».

Или – о расстрелах в армии. Что, якобы, перед самой войной уничтожили весь цвет офицерского состава. А на самом деле «накануне войны укрепили среднее и низшее армейское звено. Связанных с заговорщиками, уволенных и осуждённых офицеров, по разным оценкам, было от 7 до 8 тысяч человек- капля в море по сравнению с более чем 600 тысячным офицерским корпусом. При этом после повторной проверки часть их была возвращена в строй» - констатирует в своей статье В.Литов.

Но вернемся снова к нашим рокерам.

Недавно А.Макаревич позволил себе немного пофантазировать на исторические темы, что, конечно, снова не обошлось у него без нападок на Сталина. Как написали СМИ, «лидер "Машины времени" на своей странице в Facebook опубликовал эссе в духе альтернативной истории. Он порассуждал о том, что было бы, если бы Гитлер не напал на СССР, а объединился со Сталиным». По мнению Макаревича, в этом случае «Англия бы капитулировала, а Америка, сбросив две ядерные бомбы на Японию, с целью устрашения Германии и СССР - свалила, так как баллистических ракет нет, а воевать через океан дорого. После этого Германия и СССР подписали бы мирный договор с США, но пересмотрели бы его, как только сами бы разработали ядерное оружие»

Все это если и говорит о чем-то, так разве, что Макаревич – такой же историк, как Баба-Яга – балерина. Гребенщиков в этом смысле выглядит несколько умнее, говоря, «что было бы «если» - об этом не знает никто...»

"Но что меня интересует более всего - ужились бы эти два людоеда в одной упряжке хотя бы до физической смерти одного из них? Или бы раньше друг другу глотки перегрызли?", - написал Макаревич в конце своей вольной импровизации на тему о Второй мировой войне, заявив, что «у Сталина и Гитлера больше совпадений во взглядах, чем разночтений»

А на вопрос: «Каким образом сочетаются такие взаимоисключающие вещи, как любовь народа к советскому вождю Иосифу Сталину и скорбь по погубленным им соотечественникам?» Макаревич признался, что для него это - огромная загадка. «Разруха в головах», – подытожил он.

Действительно, «разруха в головах».

Только вот в чьих?

В тех, кто будучи уже мудрым и самостоятельно мыслящим человеком, как БГ, продолжает верить в детские «ужастики», что при Сталине за одну шутку на выпускном вечере целый класс школьников сослали на Колыму? И кто, несмотря на документальные разоблачения писаний «лживой синицы» и ему подобных, упорно твердит, что Сталин - «палач многих миллионов людей»? А также, как Макаревич, приравнивает Сталина к Гитлеру?...

Впрочем, пожалуй, было бы перехлестом думать, что Макаревич и Гребенщиков ненавидят вместе со Сталиным и саму Россию.

Это не так.

БГ: «Мое отношение к стране, в которой я родился и живу, не изменилось, пожалуй, с первого класса: на моих глазах Советский Союз запустил первый спутник Земли. Я еще помню, как запустили в космос Лайку, Белку, Стрелку.

Мне было пять или шесть лет. И только и разговоров было, что об этом космосе и обо всем происходящем, в контексте подвига, радости и гордости, разумеется. У меня перед глазами картина: полный воодушевленного, радостного народу Литейный мост — демонстрация какая-то или просто вышли люди и радуются — когда кого-то первого удачно запустили в космос. Мы были горды и довольно-таки счастливы»

И что там ни говори, а культурная общественность уважает песни БГ. Ибо они – о духовном, и стоят вне, а точней – НАД всякой политикой. Но его политические взгляды – это уже совсем другое. Да и какие уж там, к чертям собачим, у него «взгляды», если он по 20 лет вообще не включает телевизор, а в Интернете его интересуют только новые веяния в музыке... Словом, нет у него никаких взглядов!

То же – и по поводу «кто такой Макаревич»: у каждого есть свои ошибки в жизни. Конечно, к примеру, тем, кто живет на Донбассе, позиция Макаревича «по украинскому вопросу» особенно неприемлема, и это понятно.

Но, с другой стороны, и Макаревич, и Гребенщиков вовсе не оправдывают войну на Донбассе.

Вот фрагмент интервью БГ газете «АиФ» (29.06.2018):

— Сумасшедший человек с плакатом «Вон рашистов из Украины» выбежал на сцену..

— Он не сумасшедший. И не выбегал. А тихонечко вышел. Развернул плакат. Его сами же зрители и отодвинули.

— Вам-то это за что? Вы никогда не заявляли о поддержке российских властей, никогда не были в Крыму.

— Неважно...

— Вас это не оскорбило и не покоробило? Все же была попытка сорвать концерт.

— Нисколько. Мне его просто жалко. Он немножко не в себе.

— А что вы сказали этому парню, когда он вышел на сцену с плакатом?

— Я спросил его: «Ты понимаешь, что ты делаешь?» Он сказал, что хочет сделать нам «хуже». Но тут его увели.

— Вы один из редких российских музыкантов, которые сегодня часто гастролируют по Украине. Это впервые произошло на вашем выступлении?

— Да. Никогда не было.

— В каких украинских городах вы были в этот раз?

— Мы были в Харькове, Днепре, Киеве. Вчера играли в Одессе. Безо всяких инцидентов. Во Львове заканчиваем наш украинский тур.

— Как вас принимают на Украине?

— С такой любовью, что сложно устоять на ногах. Нас так стали здесь любить! Это очень трогательно. И берет за сердце. Любовь к «Аквариуму» на Украине зашкаливает совсем. Люди просто подходят на улицах и благодарят за то, что мы к ним приехали. И за музыку, и за позицию.

— Вы говорили недавно, что готовы поехать и в Крым, и в Донецк.

— Я имел в виду, что хочу играть для всех людей. Везде, включая все эти спорные территории. Но пусть сначала политики договорятся. В интересах политиков сделать так, чтобы музыканты могли играть везде. Политики должны заботиться не о себе, а о людях. А они о них не заботятся. Когда политики сделают этот концерт возможным, тогда мы будем играть. И, если политики встают на пути объединения людей и не дают музыкантам возможности играть для всех, у них хочется спросить: «Если вы не за людей, а против, на своем ли вы месте?»

Поэтому не правомерно было бы клеить на них ярлыки врагов Света. Ведь такие «враги» – это часто переодетые друзья. В целом души их тоже принадлежат Свету, несмотря на то, что они чего-то могут не понимать или недопонимать (от чего, кстати, никто иной вовсе не застрахован). К тому же, Учение, которое я исповедую (Живая Этика), говорит, что служители Света в земной жизни порой могут находиться «по разные стороны баррикад» - воевать друг против друга, и тем не менее, в духе быть из одного лагеря – лагеря Света. По-земному это непонятно, сказано там, но это так и есть.

Свою душу Макаревич выразил в своих песнях. И если послушать их без предубеждения (представить, что автор Вам неизвестен), то можно понять, что, на самом деле, его душа глубоко жаждет именно духовного Света.

И все творчество его – об этом.

Например, песня «Мама» из альбома «Вы»:

«Мама, город по крыши

Засыпало снегом.

Мама, что-то случилось

С землёю и небом.

Мне приснилось, что мы

Потеряли друг друга

Мама, слышишь, как плачет

Над городом вьюга?

Мне приснилось, что люди

Уже и не люди.

Я боюсь, что усну,

А рассвета не будет.

И метель понесёт меня

Выше и выше.

И никто не поможет,

никто не услышит».

«Успокойся, малыш

И не плачь, что ты, что ты.

Просто ангел не может

найти свои ноты.

Он терял их и раньше,

Такое случалось.

Но пока, слава богу,

Удачно кончалось.

Он найдёт их, дружок,

В этом нет и сомненья

И над небом опять

Зазвенит его пенье.

Вот тогда слово в строку, дружок,

Вот тогда ногу в стремя.

Ах, какое наступит

прекрасное время!»

Это песня о том, что сейчас на Земле – «час Быка», особое сгущение тьмы, но сгущение это – не признак конца мира, а того, что скоро «наступит прекрасное время». То есть о том, что:

Верен мир своей природе

До скончанья лет:

На рассвете тьма уходит,

Ибо свет рождает Свет.

А на все упреки его в непатриотизме, он ответил куплетом из песни «Крысы» (снова см. альбом «Машины времени» 2016 года «Вы»):

«Первосвященник и главный судья

Взяли меня в оборот:

Один кричал: «Ты не любишь страну!».

Другой: «Ты не любишь народ!»

Когда оба умолкли, я попросил

Еще что-нибудь «на бис» -

Я очень люблю и страну, и народ –

Но я не могу терпеть крыс !»

И здесь под «крысами» он вовсе не имет в виду сталинистов...

И все же нелюбовь главных россиийских рокеров к Ленину и Сталину не может не отбрасывать их назад на их духовном пути. В частности, не эта ли нелюбовь не дает им признать и Новое Откровение (Живую Этику), данное Свыше человечеству Земли накануне вступления его в Новую Эру – Эру Света и Добра, или, говоря по-восточному, Сатья-Югу?

Когда Борис Гребенщиков был в очередной раз с концертами в Новосибирстке, его спросили:

- А в Музей Рериха наш вы не захаживали?

- К Рериху у меня отношение очень непростое, - ответил БГ - Но я ценю его как человека, который магическим образом передал у себя в картинах то, что любил. Он гений без сомнения — я это признаю. Но мою душу не кормит — я предпочитаю смотреть другое».

Непростое, иначе говоря – противоречивое. Нечто вроде чемодана, который нести тяжело, а бросить жалко. Ну, или тещи, которая - простите, маленькая техническая неувязка! – летит в пропасть, но вместе с твоей машиной.

А все почему?

Да, опять же, видимо, потому, что тут снова фигурируют и Ленин, и Советская Россия, и фигурируют в очень даже положительном аспекте.

Так в книге Н.К. Рериха «Алтай - Гималаи» сказано:

«После смерти Ленина Е Чин-бен писал: "Народы многих называют славными героями, но в сущности только малое количество людей заслуживает этого названия. Таким был он, пользовавшийся всеобщей любовью, - "яркая звезда человечества", и может быть сравнен с Шакья Муни и с Христом. Небеса безжалостны; он ушел из нашего мира, но идеи его будут жить вечно".

А в самой Живой Этике (книга «Община») написано: «Почтим Ленина со всем пониманием». И «сердце Ленина жило подвигом народа». А также: «Ярко успел он зажечь своим примером Свет». И «даже последний свой вздох он послал народу».

Поэтому вряд ли это понравилось Гребенщикову, видимо, с детства предубежденному мамой против Ленина так же, как и против Сталина.

«Сталин – до сих пор убежден Гребенщиков – это палач, как и Ленин. Все, кто сегодня активно пытается заново возвеличить одного и реабилитировать второго, попросту рассчитывают в перспективе занять квартиры расстрелянных и репрессированных».

Можно подумать, что Ленин, когда делал свою Великую Октябрьскую социалистическую Революцию, только и мечтал о том, как бы ему лично «запанувать» после этого в покоях Зимнего Дворца вместо свергнутого царя!

Клара Цеткин: «Ленин, когда это нужно было, принимал делегации в великолепных государственных апартаментах. Однако его частная квартира отличалась крайней простотой и непритязательностью. Мне случалось часто бывать в квартирах рабочих, которые были богаче обставлены, чем квартира "всесильного московского диктатора".

Я застала жену и сестру Ленина за ужином, к которому я тотчас же была приглашена самым сердечным образом. Это был скромный ужин любого среднего советского служащего того времени. Он состоял из чая, чёрного хлеба, масла, сыра. Потом сестра должна была «в честь гостя» поискать, нет ли чего «сладкого», и, к счастью, нашлась небольшая банка с вареньем. Как известно, крестьяне доставляли в изобилии «своему Ильичу» белую муку, сало, яйца, фрукты и т. п.; известно также, что из всего этого ничего не оставалось в доме у Ленина. Всё посылалось в больницы и детские приюты, так как семья Ленина строго придерживалась принципа жить в тех же условиях, что и трудящиеся массы».

А вот еще одно высказывание БГ о Ленине: « ... А символ этой власти Ленин - может быть, самое нерусское, неорганичное, самое страшное явление, которое было в здешней истории. Он хуже любого Ивана Грозного и Сталина. Представьте себе сами – сидит человек и пишет: мало мы расстреливаем; расстреливать нужно больше»

Ленинское ПСС (полное собрание сочинений) содержит 55 увесистых томов. Неужели все они заполнены только одним: «Мало мы расстреливаем! Расстреливать надо больше!»?

А вот что пишут историки: «Активная работа части духовенства, подбивающих народ на антисоветские выступления, поддержка, в том числе деньгами и оружием, подпольных террористических группировок, укрытие громадных ценностей, когда в стране царил голод, вызывали ответные меры: «...изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть проведено с беспощадной решительностью, безусловно, ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

Сейчас, сидя в кресле у телевизора, легко осуждать подобные высказывания, но тогда ситуация требовала жестких и решительных мер. Страну необходимо было спасать от голода, восстанавливать после разрухи».

Вообще, Ленин часто был лишь внешне грозен – писал в своих записках «посадить» «повесить», расстрелять» ... – но когда дело доходило до исполнения этих «ужасных приказов», как правило, заменял такие наказания на значительно более мягкие.

Словом, у Ленина, на самом деле, было вовсе не жестокое, а наоборот любящее и справедливое сердце. А если он и вынужден был порой действовать «жестко», то это была суровость, но не жестокость. А суровость – это качество Света, но не тьмы.

«Очень непросто относиться к Рериху» Бориса Гребенщикова, возможно, также побуждает и то, что он прослышал о «предательстве» Рерихами в Лондоне идеалов белой эмиграции. Хотя Рерихи и не были пассажирами «философских пароходов», тем не менее, после Революции они по стечению обстоятельств оказались отрезанными от своей родины – России. Это произошло оттого, что накануне серьезно заболел Н.К.Рерих, и врачи настоятельно порекомендовали ему на время сменить российский климат на финский. В результате семья Рерихов вскоре уехала в Финляндию. Ну а когда после октября 1917 года российско-финская граница полностью закрылась, Рерихам ничего не оставалось, как стать эмигрантами поневоле.

В 1920 году они оказались в Лондоне и там сошлись с другими русскими эмигрантами. И поначалу полностью разделяли их негативное отношение к большевикам, революции, и лично к Ленину. Н.К. Рерих даже писал в то время в своих публичных очерках, что «большевики во главе с Лениным – это разрушители Культуры».

Однако вскоре, к удивлению, разочарованию, а то и к откровенной злобе, лондонских белоэмигрантов, Рерих в своих взглядах на русскую Революцию вдруг откровенно «покраснел» - он стал говорить о большевиках, и особенно об их великом Вожде Ленине, с большим уважением. Естественно, что большинство лондонских друзей и знакомых семьи после этого очень скоро повернулись к Рерихам спиной, сочтя такой поворот в их убеждениях за «предательство».

Но Рерихов это не смутило...

Что же произошло такого, что заставило их столь резко и координально изменить свою точку зрения на революционные события в России?

А произошло чудо: у них впервые в этом воплощении («жизни») наяву – т.е. физически - произошла встреча с их духовным Учителем – главой Шамбалы. Это было так невероятно, что при первой и как бы случайной встрече с Ним на улицах Лондона, Елена Рерих просто не поверила сама себе. Придя домой, она рассказала об этом странном эпизоде родным, но те тоже не поверили и лишь посмеялись над ее наивностью.

Тут надо заметить, что некоторые современные «исследователи» жизни Рерихов, в частности – петербургский профессор А. Андреев (речь идет о книге А.И.Андреева «Гималайское братство. Теософский миф и его творцы»), пытаются построить на этом эпизоде доказательства того, что Елена Рерих якобы уже с юности была «не в себе», т.е. психически неадекватна. И потому ей то и дело «мерещились» некие несуществующие в реальности Учителя.

Вот только «уважаемый» профессор не то не знал, что было дальше, не то просто «забыл» дорассказать эту историю до конца.

А итог такой: в тот же день два Учителя посетили квартиру Рерихов, расположенную в доме близ лондонского Гайд-парка. Это было 24 марта 1920 года – день, ставший после этого знаменательным. Ибо именно в этот день первые строки Нового Провозвестия (или Живой Этики) были записаны Рерихами. Строки, в которых прозвучало и имя нашей родины: «В Новую Россию – Моя первая Весть». Этот день и стал переломным в воззрениях молодых еще тогда Рерихов на Русскую Революцию, на Ленина – Учителя, по-видимому, разъяснили им какую великую роль должна сыграть эта Революция в деле наступления на Земле Новой Эры – эры Добра и Света (Сатья-Юги).

(Позже, в 1925 году, Учитель прямо скажет Рерихам: «Работайте для коммунизма. Коммунизм необходим для эволюции, потому России честь за первый шаг»).

И еще разъяснили кто такой Ленин. Что – это вовсе не политический авантюрист, а он, как и они - тоже из Шамбалы, тоже близок Духом к Учителю, и Революция в России – это великая и труднейшая Миссия, которая при воплощении была поручена ему Им.

Позже из дневниковых Записей Елены Ивановны стало известно, что «конечно, связь была установлена в прежней жизни» - связь Ленина и Владыки Шамбалы (т.е. Христа), как ученика и Учителя, и как сотрудников, наконец. Было это почти полтысячи лет назад, когда сам Великий Владыка воплотился в Индии и стал императором Акбаром Великим, а тот, кто в ХХ веке стал в России великим Лениным, в это время (в прошлой своей жизни) оказался «индусом подле Акбара, судьей выдающимся (по имени) Имосут Кешед». «Устремление (его) духа началось во времена Акбара, - рассказывает об этом Великий Владыка - когда отрицание (личного) Бога дало повод приблизить Моего храброго воина - мужество указывало ему взгляд бестрепетный в пространство». После этого храбрый воин Христа - Кешед (Ленин) - воплощался, как минимум, еще раз, причем - не только по своей личной карме, но уже с высокой Миссией, т.е. с заданием (поручением) от Высших Сил (Шамбалы). И с Миссией именно в России: по данным Е.И. Рерих, этот дух явился не кем иным, как великим российским царем-реформатором Петром Первым (если сличить портреты Петра и Ленина, то даже внешнее сходство очевидно).

Петр, так же, как затем и Ленин, принял Россию в свои руки отсталой и ослабленной, и не только спас ее буквально «на краю бездны» от полного уничтожения (в те годы по «плану Лейбница» Россия должна была стать «зоной» Швеции), но и в самый короткий исторический срок возродил ее и вывел в число наиболее передовых держав мира. Видимо потому, что он тогда столь блестяще справился с труднейшей задачей, Высшие Силы и поручили ему на грани ХIX-XX веков, по существу, повторение и, одновременно. продолжение прежней Миссии, но уже на новом витке истории - переходе от капитализма к социализму. Вот почему ленинский социализм был в полном смысле слова «богоугодным делом».

Но вряд ли обо всем этом известно Гребенщикову и Макаревичу ...

Что касается последнего, то о ранних, до сих пор самых популярных, песнях его (и его «Машины») я написал лет в 2010 году большое эссе, которое оформил затем в виде отдельной книги под названием «Машина» во времени». После чего попытался связаться с Макаревичем, чтобы тот помог мне издать эту книгу, послав ему на сайт пару ознакомительных фрагментов. Но напрасно - «демократический» Макаревич не снизошел до общения с «каким-то Ничипуровичем».

Скорее всего, он решил, что я желаю на его раскрученном имидже хорошенько пропиариться, и еще, как говорится, «срубить себе бабла». Конечно, от честно заработанных на своей книге денег я бы не отказался (тем более, при моей-то бедности), но все же главной моей целью было не это.

Ибо по большому счету, эта книга-эссе не столько о Макаревиче, он - скорее предлог, и не о его «Машине времени», а прежде всего о том «времени», в котором волей или неволей, но прочертила свою «линию между хорошим и плохим» эта «Машина…». О нас, о нашей стране, о том, что произошло и что происходит с ней, и где, по моему мнению, выход в светлое будущее Завтра

Поначалу я хотел назвать эту книгу «Старый альбом». А в предисловии написать, что такого альбома у «Машины Времени», на самом деле, нет – я сам себе его придумал, то есть мысленно составил. Просто я выбрал с десяток старых вещей (из тех, что особо дороги мне) – ведь столько обычно и помещалось раньше на виниле-«гиганте» - и, составив список из их названий, стал писать «школьные сочинения» на тему каждой из них. Получилось в итоге, соответственно, с десяток (или немного больше) таких «сочинений» – глав будущей книги.

Затем, вспомнив, что у меня где-то в бумагах сохранились черновики старых писем и статей, написанных приблизительно на эти же темы, я их нашел, просмотрел, отредактировал и составил из них еще шесть дополнительных глав, назвав их, в отличие от лирических, «философскими отступлениями».

Потом родилась еще одна мысль – изменить название книги. Я решил назвать ее иначе – «Машина» во времени». Во-первых, сразу ясно о ком речь, а во-вторых, такое заглавие ассоциируется еще и со знаменитой «пепл»-овской «Child in time»: «Милое дитя, во времени ты увидишь линию – линию, прочерченную между хорошим и плохим...» Вот об этой «линии между хорошим и плохим», прочерченной в песнях «МВ», я, собственно, и старался написать... Искренне надеюсь, что это у меня получилось.

В этой книге раннее творчество Макаревича трактовалось мной с позиций Учения Живой Этики и было увязано с процессами, которые потрясли нашу страну в «лихие 90-е». При этом я полагал, что написал весьма оригинальное эссе-исследование, аналогов которому еще просто нет в рок-литературе, и поэтому это должно быть интересно. Тем самым рок-фаны «Машины» получили бы еще одну книгу (а их не так уж и много) о своих кумирах, а их думающая часть - ищущая высших смыслов интеллигенция - могла бы, кроме того, впервые соприкоснуться с великими идеями духокосмизма Живой Этики. Собственно, это и было моей главной целью - через интерес к «МВ» у миллионов моих соотечественников ознакомить эти миллионы заодно и с некоторыми основными идеями Нового Откровения. С другой стороны, эта книга задумывалась и как интеллектуальный подарок для своих единомышленников (т.н..«рериховцев») с ее ракурсом «советский рок и Живая Этика на сломе эпох».

В самой ранней юности (когда он и написал свой лучший репертуар), по всему видно, у лидера «Машины...» было чистое, доброе, справедливое сердце настоящего Поэта. Но когда его группа начала концертировать и он вплотную соприкоснулся с т.н. "рок-культурой" (особенно, с такими типажами из ее среды, как, например, Сергей Кавагоэ, буквально насильно заставивший юного Макаревича научиться пить и курить). С этого момента, видимо, и началось его ярое неприятие всего советского.

И уже далее, в 1999 году (см. альбом «Машины... » под названием «Часы и знаки»), оно выявилось напрямую, когда в песне «Я так устал на войне» Макаревич спел, среди прочего, следующее: «На тебя уже движется новое стадо с новым Лениным наперевес» (что прозвучало как «стадо баранов с новым Гитлером наперевес»).

Впрочем, думаю, что его либертарианство у него просто в крови - иным он и не мог бы стать. И, кстати, мою книгу он категорически не принял, хотя я все же сумел передать ему лично один ее экземпляр. (Это произошло на концерте «Машины» в курортных Ессентуках: не решившись пробраться за кулисы (да меня туда, наверняка, охрана и не пустила бы) я подошел к звукооператору группы, сидевшему со своей аппаратурой непосредственно в зале, и попросил его передать книгу лично Макаревичу или кому-нибудь из группы).

Полагаю, что А. Макаревич просто интуитивно почувствовал во мне своего идейного противника - поэтому-то с таким ледяным пренебрежением и обошелся со мной. И все это - из-за своего либертарианства: мои трактовки смыслов его песен, основанные на коммунистической по своему духу Живой Этике, видимо, его просто... - раздражали.

Так кто же то «стадо баранов», которое «осанну поет палачу»? И кто истинный палач»? Может быть, все же, это не Ленин на броневике в апреле 1917-го и не Сталин на трибуне Мавзолея летом 1945-го? А это Ельцин на танке перед расстрелом Дома Советов в «черном октябре» 1993-го? А «стадо баранов» - те либералы, что кричали ему при этом политическую осанну?....

*НКО, выполняющее функции иностранного агента

Cообщество
«Форум»
Cообщество
«Форум»
2
Комментарии Написать свой комментарий
31 декабря 2021 в 02:10

Дмитрий, вот у меня тут тень Ужакина сбоку возникла. А вдруг он не во всём неправ насчёт наших еврейских товарищей и их нравственной аксиологии? Ну насчёт того, что понятно - что тут вам не понятно в именно этих двух русских рокерах, если вы забываете этнический элемент в ментальностях их родителей? И вы ж ещё наверное в курсе- откуда, из какого "драгоценного" источника формируется психоделика рока? И вы ж наверняка знаете- после каких экспириенсов, и c каким веществом, Джимми Хендрикс стал величайшим рок-гитаристом всех времён? Рок без наркотиков- не рок. Это ж все знают, кто понимает. Не, ну конечно "Радио Шаолинь" может красиво дразнить ньюэйджиста. И он (БГ) может даже перевести книгу буддийского монаха про "Йогу сновидений". Но согласитесь, что алмазные небеса Люси- это вовсе не те небеса, которые - какие надо небеса. Скай не есть хевен.))

31 декабря 2021 в 09:11

Все так. И насчет «этнического элемента в ментальностях их родителей» - маму-то БГ зовут хоть и Людмила, да Харитоновна. Так что, все могло быть. И Люси-sky – это точно не heaven, т.е. и не Нирвана и не лестница Иакова. Но, с другой стороны, БГ и Макар – точно не наркоманы. А вот насчет «Йоги сновидений» - ну, тут Вы, Кирилл, точно попали: полагаю, многие песни БГ – это в чем-то пересказ сновидений, а сновидения – это «тот мир».
Спасибо за отзыв.

1.0x