Рэй Брэдбери о том, как сжигают правду
Авторский блог Валентин Катасонов 02:28 30 июня 2020

Рэй Брэдбери о том, как сжигают правду

он говорил, что угрозу хорошим книгам представляют одурманивающие людей СМИ
23

В этом году исполняется 100 лет со дня рождения Рэя Брэдбери (1920-2012) – писателя, входящего в первую десятку выдающихся американских мастеров слова ХХ века. Его роман «451 градус по Фаренгейту» (1953) входит в список наиболее известных антиутопий, объединяемых тем, что они рисуют будущее как тоталитарную систему, в которой кучка «избранных» господствует над миром. И господство их выражается, в первую очередь, в целенаправленном уничтожении в человеке всего человеческого.

В своём романе Брэдбери показал тоталитарное общество, в котором человек уничтожается через сожжение старых книг. Исследователи творчества Брэдбери полагают, что роман был частично вдохновлён сожжением книг в нацистской Германии. Некоторые полагают, что у Брэдбери аллегорически отражены события в Америке начала 1950-х годов – времени оголтелого маккартизма, гонений на коммунистов и всех инакомыслящих.

Сам писатель в конце жизни говорил, что угрозу хорошим книгам представляют одурманивающие людей средства массовой информации, ставшие средством истребления остатков традиционной культуры.

В эпиграфе к книге Брэдбери сказано, что температура воспламенения бумаги – 451° F (233° C). В романе описано общество, где все книги, заставляющие задумываться, подлежат уничтожению. Они замещаются комиксами, дайджестами, порнографией. Чтение, даже хранение запрещённых книг является преступлением. Люди, способные критически мыслить, находятся под подозрением. Наверняка они читали и продолжают читать «вредные» книги. Сжигаются порой не только книги, но и жилища, в которых книги найдены, а их владельцы оказываются за решёткой или в сумасшедшем доме. С точки зрения власти, владельцы книг – диссиденты и сумасшедшие: некоторые не выходят из подожжённых жилищ, предпочитая сгореть со своими книгами.

Автор изобразил людей, потерявших связь друг с другом, с природой, утративших исторические корни, отрезанных от интеллектуального и духовного наследия человечества. Люди спешат на работу или с работы, никогда не говоря о том, что они думают или чувствуют, разглагольствуют лишь о бессмысленном и пустом, восторгаются только материальным. Дома они окружают себя телевизионными мониторами, многие из которых размером со стену, их так и называют: телестены. Они очень напоминают современные плоские жидко-кристальные экраны. А в начале 1950-х годов, когда писался роман, на рынке появилось лишь первое поколение ламповых телевизоров с электронно-лучевыми трубками и диагональю экрана не более десятка дюймов. Между прочим, телевизоры в «451° по Фаренгейту» показывают изображение «в цвете и объёме». И если цветное ТВ в год написания романа в США уже появилось, то появление системы объёмного изображения 3D Брэдбери предугадал.

Технические средства обеспечивают людям общение с другими владельцами мониторов, погружение в виртуальный мир. Одна из героинь романа Милдред (жена главного героя романа Гая Монтэга) почти круглосуточно находится в комнате, три стены которой представляют собой телевизионные экраны. Она живёт в этом мире, мечтая и последнюю свободную стену превратить в телеэкран. Очень удачный образ «добровольной самоизоляции».

Кроме плоских мониторов-телестен в романе упоминаются телевизоры-передатчики, с помощью которых люди могут общаться между собой на расстоянии. Что-то наподобие Skype. Герои романа засовывают в уши радиоприёмники-втулки, напоминающие современные наушники и гарнитуры Bluetooth. Есть у Брэдбери и аналоги мобильных телефонов. Все люди находятся под электронным колпаком видеонаблюдения. Очень напоминает роман Оруэлла, в котором многочисленные щиты предупреждают граждан: «Большой Брат следит за тобой».

Одним из героев романа является Битти, начальник Гая Монтэга, занимающий в пожарной службе должность брандмейстера. Битти вполне понимает смысл своей пожарной деятельности. Он философ-циник, очень умён, всё знает. Он уверен, что смысл уничтожения книг состоит в том, чтобы сделать всех счастливыми. Он объясняет Монтэгу, что без книг не будет противоречивых мыслей и теорий, никто не будет выделяться, становиться умней соседа. А с книгами – «кто знает, кто может стать мишенью хорошо начитанного человека?». Жизнь граждан этого общества, по мнению Битти, избавлена от негативных эмоций, люди только развлекаются. Даже смерть упростили – теперь трупы умерших кремируются через пять минут, чтобы никого не беспокоить. Битти понимает, к чему катится их мир, но его выбор – приспособиться.

Ещё более типична для антиутопического общества жена главного героя Милдред. На примере отношений между Гаем и Милдред Брэдбери показывает, что семья уже перестала существовать. Муж и жена погружены в свои жизни, они полностью отчуждены друг от друга. Гай Монтэг признаётся: «Мне нужно поговорить, а слушать меня некому. Я не могу говорить со стенами, они кричат на меня. Я не могу говорить с женой, она слушает только стены. Я хочу, чтобы кто-нибудь выслушал меня». У Гая и Милдред нет детей, поскольку Милдред категорически против. Она ждёт от мужа лишь денег, чтобы установить телеэкран на четвёртую стену и окончательно погрузиться в иллюзорный мир, где не нужны ни муж, ни дети.

Милдред постоянно потребляет снотворные таблетки. В начале романа она принимает целый флакон таких таблеток, но её спасают. Выясняется, что число таблеточных суицидов в городе за последние годы многократно возросло. В конце концов Милдред доносит на своего мужа, который хранит в тайнике запрещённые книги, вынесенные из пожаров, и тайком читает их. Пожарная команда приезжает по её вызову, чтобы сжечь дом Монтэга вместе с запрятанными в тайнике книгами.

В любой антиутопии есть свои диссиденты. Есть они и у Брэдбери. Это Гай Монтэг. Он профессионально занимается сожжением книг. В русском переводе Гай назван «пожарным» (fireman), но он не тушит огонь, а разжигает. Поначалу он уверен, что выполняет общественно полезную работу. Уверен, что является хранителем спокойствия, уничтожая вредные книги.

Важное место занимает в романе Кларисса Маклеллан – 17-летняя девушка, не желающая жить по античеловеческим законам. Гай Монгэг случайно знакомится с ней и с удивлением видит, что она – человек из совершенно другого мира. Вот фрагмент их беседы: «Кларисса, почему вы не в школе?», – спрашивает Гай. Кларисса отвечает: «Мне там не интересно. Мой психолог утверждает, что я необщительная, что я тяжело схожусь с людьми, но это не так! Я очень люблю общение, только в школе его нет. Мы часами смотрим обучающие фильмы, на уроке истории что-то переписываем, на уроке рисования что-то перерисовываем. Мы не задаем вопросов и под конец дня так устаем, что хочется только одного – или завалиться спать или отправиться в парк развлечений и бить по стеклам в комнате для битья стекол, стрелять в тире или гонять на автомобилях». Она еще добавляет: «У людей теперь нет времени друг на друга».

Кларисса признаётся, что боится своих сверстников, которые убивают друг друга (за год шесть человек были застрелены, десять погибли в автокатастрофах). Девушка говорит, что одноклассники и окружающие считают её сумасшедшей: «Я редко смотрю «телестены» в гостиных, почти не бываю на автогонках или в Парках Развлечений. Оттого у меня и остается время для всяких бредовых мыслей». Кларисса трагически гибнет, но за короткое время общения с Монтэгом успевает посеять в его душе семена сомнения в правоте того, что он делает. Один из героев романа так отзывается о погибшей девушке: «Её интересовало не то, как делается что-нибудь, а для чего и почему. А подобная любознательность опасна… Для бедняжки лучше, что она умерла».

Монтэг под влиянием Клариссы впервые задумывается над тем, что такое книга: «А ещё я думал о книгах. И впервые понял, что за каждой из них стоит человек. Человек думал, вынашивал в себе мысли. Тратил бездну времени, чтобы записать их на бумаге. А мне это раньше и в голову не приходило».

Критиком системы оказывается еще один герой романа – профессор Фабер. Этот старик-профессор – антипод Битти. Он тоже умён, образован, мудр. Он рассказывает Монтэгу об истории, цивилизации, книгах. Среди громадного многообразия книг профессор ставит выше всего Вечную книгу – Библию. Однако Фабер вынужден приспосабливаться к враждебной ему среде, и лишь наедине с собой он чувствует себя старомодным университетским профессором. Порой он ощущает себя беспомощным: «…при всех моих знаниях и скептицизме я никогда не находил в себе силы вступить в спор с симфоническим оркестром из ста инструментов, который ревел на меня с цветного и объёмного экрана наших чудовищных гостиных… Сомнительно, чтобы один глубокий старик и один разочаровавшийся пожарник могли что-то изменить теперь, когда дело зашло уже так далеко…» Фабер настроен пессимистично. Обращаясь к Монтэгу, профессор говорит: «Наша цивилизация несется к гибели. Отойдите в сторону, чтобы вас не задело колесом».

В романе есть и другие диссиденты-изгои. Автор называет их «люди-книги», или «живые книги». Они живут в лесу вдали от города. Группа, описанная в романе, состоит из пяти человек – три университетских профессора, писатель, священник. Они повстанцы. Они пытаются противостоять новому порядку, аккумулируя мудрость прошлого и надеясь передать её будущим поколениям. К этой группе присоединяется и Гай Монтэг.

Некоторые почитатели Брэдбери сравнивают роман «451 градус по Фаренгейту» с притчей о птице Феникс, сгоравшей на костре, но всякий раз возрождавшейся из пепла. Один из членов группы диссидентов-повстанцев, писатель по имени Грэнджер, говорит: «Когда-то в древности жила на свете глупая птица Феникс. Каждые несколько сот лет она сжигала себя на костре. Должно быть, она была близкой родней человеку. Но, сгорев, она всякий раз снова возрождалась из пепла. Мы, люди, похожи на эту птицу. Однако у нас есть преимущество перед ней. Мы знаем, какую глупость совершили. Мы знаем все глупости, сделанные нами за тысячу и более лет. А раз мы это знаем и всё это записано, и мы можем оглянуться назад и увидеть путь, который мы прошли, то есть надежда, что когда-нибудь мы перестанем сооружать эти дурацкие погребальные костры и кидаться в огонь. Каждое новое поколение оставляет нам людей, которые помнят об ошибках человечества».

Хотя легенда о птице Феникс берёт начало в языческом мире, в христианстве она получила новую интерпретацию, выражая триумф вечной жизни и воскресение; это символ Христа. Роман Брэдбери повествует о том, как сжигали книги, чтобы уничтожить человека, обречь его на геенну огненную. Жизнь главного героя Гая Монтэга – это путь преодоления одномерного мышления, разворот от внутренней деградации к восстановлению себя как человека. В романе преображение Монтэга начинается вроде бы со случайности – встречи со странной девушкой Клариссой. Может быть, для кого-то такой же разворот произойдёт по прочтении романа «451 градус по Фаренгейту».

Публикация: Фонд стратегической культуры

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
30 июня 2020 в 04:53

Уважаемый автор! Огромное спасибо, что вспомнили Рэя Брэдбери и его прекрасный роман "451 градус по Фаренгейту". Очень уместно и справедливо перед 1 июля 2020. Великие писатели обладали даром предвидения. Спасибо!

30 июня 2020 в 05:27

Сожжение книги по политическим мотивам - акт мистический. Нас же не смущает. что в настоящее время, все, что было издано в Красной цивилизации , скажем не имеющий аналогов миллионный тираж А.Пушкина, сейчас идет в утилизацию, по 4 рубля за кило из которых затем будет сделаны картонные одноразовые "утки" и коробки для птицефабрик. Но сожжение книги, как носителя знаний - это совершенно иное.

Действительно, Бредбери был потрясен сожжением книг в Германии в период, когда она осознала свою богоизбранность и двум медведям в берлоге стало просто тесно. два богоизбранных народа одновременно, это уже просто курьезно. Вот и жгли Фейхтвангеров.

А разве, что то изменилось? Вот в Незаконном сионистском образовании из идейных соображений в религиозной школе учителя и ученики в едином порыве сжигают тираж Нового Завета, ту самую Библию о которой говорит автор статьи. И этот символ нацизма ничуть не слабее чем тот самый, тридцатых годов.

30 июня 2020 в 05:33

А ты вспомни как убивали "жидовствующих" и выганяли староверов. На себя оборотись .
Никто в Израиле никаких не сжигал . Врешь все !

30 июня 2020 в 05:45

Вот, он, нарисовался не сотрешь. "Седов", вы ж вроде атеист, а рвете рубаху на фашистский флаг. Вы должны осудить религиожзных фантиков, отметить их схожесть в нацистской идеологии. Одним словом, выспался Брайтон, сейчас будет флудить.

Неприятие ереси жидовствующих и как вы выразились "выгАняли" староверов, это религиозные войны внутри конфессии. К теме автора это отношения не имеет ровным счетом никакого. В Израиле же неоднократно сжигали и сжигаю книги именно по идейным соображениям и нигде-нибудь, а в религиозных школах. И сжигают точно такие штурмовики, как и в Германии. Между ними знак равенства. Это значит, что иудаизм уже не способен противостоять идеям и он прибег к самому радикальному средству - Сожжению.

30 июня 2020 в 06:02

А не надоело тебе об одном и том же звиздеть. Мы уже с тобой это обсуждали.
В Германии сожжение книг было гос идеей . И не было осуждено обшетвенностю . В Израиле это было осуждено . Я же тебе уже говорил об этом и это единичный случай .
В России тоже сжигали книги . И вообещ книги сжигались и в буддизме и в католицизме что не есть хорошо . Но ты как пиявка докополся к одному и тому же случаю и повторяешь его постоянно как попка дурак .

30 июня 2020 в 06:10

6 июля исполнится очередная дата сожжения Яна Гуса в 1415 году, Через год сожгли его соратника Иеронима Пражского. В 1999 Папа Римский выразил "сожаление" по поводу сожжения Гуса. Жгли труды Гуса, которые были сохранены его сторонниками с риском для жизни. В 1600 в феврале сожгли Джордано Бруно, который так и не оправдан церковью, так как "инопланетяне" до сих пор не обнаружены. Книги не только жгут. С ними происходит более страшное: их перестали читать! Не поверите: во дворе своего дома на мусорке я подобрал выброшенного Шекспира, Гёте, Гейне. Жена тоже не раз приносила великолепные тома ещё советской отличной печати!

30 июня 2020 в 07:28

"Есть большее преступление, чем сжигать книги - это их не читать".

30 июня 2020 в 07:34

"Седов-767", зачем такая дешевая манипуляция сознанием, здесь чай не дети? Типа, если мы один раз проговорили, значит к теме не возвращаемся!! Вы это с чего взяли, или на Брайтоне так принято? Я даже вам напоминать не желаю, но это наш дом и все вопросы социальных отношений мы будем обсуждать столько, сколько посчитаем необходимым. А будете указывать о чем нам говорить, то эротическое путешествие вам гарантировано.

Вопрос сожжения книг в Незаконном сионистском образовании не единичен, но дело не в количестве, а в социальном факте. А факт в том, что Новый завет, целый грузовик был сожжен ортодоксами, хабадниками учителями и по сути учениками экстремистами, бандеровцами. И это нацизм, ничем не отличный от Германского! И их НИКТО не осудил, ни власть, ни общество, ни диаспора на Брайтоне. А задницу свою в защиту Шулхан-Аруха, однако рвете в полной мере.

Скажите, "Седов", еврейский фашизм лучше немецкого?

30 июня 2020 в 08:06

Еврейский фашизм равен русскому фашизму генносе Ужакина . Удавкин фашист и это все знают. Наверное либерал Рыжков не знает про ужакинский фашизм. Надо будет будет его информировать и послать пару его комментов

30 июня 2020 в 08:08

А причем ты к Новому завету . У тебя вроед как бы свои боги . Перун, ДяждьБог Сварог . Ты то причем к еврейским книгам ?

30 июня 2020 в 08:45

Не надо бы трогать старообрядцев! Если никониане ещё худо бедно относятся к евреям терпимо, то старообрядцы вообще нетерпимы к другим конфессиям. И если их активисты прочитают зарубежные откровения, что "староверов выганяли", а не выгоняли, то всё-месть может быть скорой и жестокой. Припомнят и дело Бейлиса и Веру Тибиряк. Не надо задевать старообрядцев! Они создали в XIX веке золотодобычу и промышленность Урала, Сибири, Алтая.

30 июня 2020 в 10:48

Ужакин и Седов - это представители двух философских противоборствующих школ. Один из них считает, что этнический, национальный элемент может быть определяющим в оценках и действиях разумной системы, а другой с этим не согласен. И поскольку наука пока не определилась с этим делом, то вопрос этот остаётся нерешённым, то есть философским. Дело усложняется тем, что Ужакин - верующий философ, а Седов- атеист, материалист. Однако заметно, что Ужакин, как христианин, более терпимо относится к Седову, ограничивая нападки на последнего как бы иронией и общими размышлениями, а Седов, который атеист, как и я, более последователен, принципиален и нетерпелив в этом вопросе, когда речь идёт о конкретном этносе. А философия- опасная вещь, особенно в России, где из-за Канта и застрелить могут. Здесь философия легко может перейти в личную неприязнь. Ужакин, как последователь Христа - любит Седова. А Седову Ужакин просто не нравится. Как в той истории, когда Чингачгуг, Штирлиц и Чапаев очутились в сумрачном лесу, а Штирлиц где-то пропал. И вот жуёт Чапаев жареное мясо и говорит: " Ты знаешь, Чингачгук, что-то не нравится мне этот Штирлиц ". А Чингачгук отвечает, жуя: " Не нравится - не ешь."

30 июня 2020 в 12:07

Ваше эссе мне навеяло сцену игры в шахматы в "Джентельменах удачи", когда Папанов сказал: "Товарищи, вы с ума сошли?")))

30 июня 2020 в 12:46

Да-да, точно. Там русский с евреем из-за шахмат поссорились и Крамаров получил фигурами по фейсу от Вицина. Как, кстати, он же и получил шахматами и от Бендера, в другой истории. Видно это какая-то судьба умного человека Крамарова в России. Хотя, в том фильме он получил от грузина, который играл еврея Бендера. Но здесь ведь понятно, что дело не в национальном, а в интеллектуальном споре. Так что тут я согласен с Седовым. Однако, интересно и то, что лучшими шахматистами у нас были русские, евреи, армяне, азербайджанцы и грузины. Так что и Ужакин в чём-то прав. Дык философия.

30 июня 2020 в 13:08

РУССКИЙ НАЦИСТ ФАШИСТ УЖАКИН сел на своего любимого конька :
Незаконное сионистское образование .еврейский фашизм и так далее и тому подобное...

Прочитаешь перлы этого фашиста , ну четыре Г (ИЗ КОТОРЫХ СОСТОИТ ФАШИСТСКИЙ ЗНАК)
обзавидовались бы. Если бы жил Ужакин в ихнее время ,мог
бы стать редактором «Фёлькишер бео́бахтер» (нем. Völkischer Beobachter, «Народный обозреватель») — немецкая газета. С 1920 года печатный орган НСДАП. Газета издавалась сначала еженедельно, с 8 февраля 1923 года ежедневно в издательстве Franz-Eher-Verlag.

Или мог стать Рейхсминистром народного просвещения и пропаганды Германии 13 марта 1933 года — 1 мая 1945 года .вместо Геббельса .
Но скорей всего он бы занял должность Эйхмана , который был вежливым ,грамотным,
как Ужакин.

30 июня 2020 в 13:14

Кирилл Пахомов
Сегодня в 12:46
///////////////////////////////////////
Кирюха ,читал многа ,но такога !
Только больной моСк антисемита может интерпретировать художественное произведение
в таком плане .
Даже Ужакин до такогА не додумался
1: 0 ,гол в ворота Ужакина , ждёмс его более безумный ответ !

30 июня 2020 в 12:46

"...сжигали книги, чтобы уничтожить человека, обречь его на геенну огненную."
А если книги никто не заставляет, сжигать, а сами выбрасывают? Это всё, уже приехали?

На площадке по сбору мусора нашёл 10-титомник Гёте.

30 июня 2020 в 13:38

Борис-309 Потапов-846
Сегодня в 12:46
"...сжигали книги, чтобы уничтожить человека, обречь его на геенну огненную."
А если книги никто не заставляет, сжигать, а сами выбрасывают? Это всё, уже приехали?

На площадке по сбору мусора нашёл 10-титомник Гёте.
////////////////////////////
Товарищ , ой щас господин Ужакин ,мне написал ,шта Липорт набил карманы золотом ,
и вывез в Израиль хрусталь и фарфор ,ну и так далее.

А вывез я багажный ящик книг. Всю русскую и зарубежную классику , детские книги
200т томник мировой литературы. Сейчас у меня два шкафа книг ,
дети их все читали , думал для внуков будет, ЗДЕСЬ РОДИЛИСЬ ВНУКИ , ПО РУССКИ
худо бедно говорят ,но не читают ,читают на иврите и на английском.
Дети да и мы с женой читаем на русском книги из электронной библиотеки..
Библиотеки на русском языке умирают, хотел сдать в библиотеку ,не берут ,
говорят нет читателей , молодёжь на русском не читает , а евреи приехавшие в 89 - 91 годах привезли в основном книги ,кто успел отдал в библиотеку ,а счас люди приносят книги и оставляют в библиотеке ,выкинуть на мусорку рука не подымается.

Если Ужакин хочет , могу выслать ему книги в Барнаул ,пусть скинет адрес .
По моему это называется наложенным платежом ,я высылаю ,а деньги из Барнаула он пересылает мне !

1 июля 2020 в 05:29

Сказки дядюшки Липорта о том, как он вывез в Хайфу книги - Майн Рида и Карла Майя, мы слышим с завидной регулярностью. Однако получить гешефт, чтобы вернуть их обратно в Россию, тянет на анекдот.Типа того самого, где Липорт просит русского Ивана пристрелить его. Да у меня и патронов то нет - отвечает Иван! А ты у меня купи.

Хороши русские анекдоты на национальную тему. Ни у кого таких нет, ни у немцев, ни у американцев. А все потому, что русские очень хорошо понимают сущность, стержень малых народов, все их слабости и особенности.

1 июля 2020 в 05:33

Особенно когда про Шойгу что него ментальность малая ибо он с малого народа ) Интернационализьм по ужакинцки

1 июля 2020 в 06:48

"Седов-007", Шойгу тут не при чем, хотя ваша реплика имеет место быть. Вот вы лично, вы ведь дальше стенки плача мыслить не способны и вам просто жизненно необходимо гетто, которое вы сами же себе и выстраиваете. И тут русские хоть тресни, хоть весь мир у вас в кармане, а все равно создадите свой Брайтон бич, этот зловонный гадюшник. Ферштейн?

1 июля 2020 в 07:08

Я не живу в гетто и никогда не жил . В СССР не было гетто . Неужели в Барнауле было гетто ? А вообще любой народ еcли эмигранты кучкуеться в одном месте .В Нью Йорке есть китайский и и итальянский районы . В Лос Анжелесе есть районы где живут одни сербы или армяне в Глендейле например. Кстати в штате Орегоне есть целые поселки староверов . Русские люди и на русском говорят .Но живут отдельно. Почему не знаешь ?

30 июня 2020 в 19:30

Жизнь, Фима, шутит про всё в нас. И мы ей отвечаем тем же. Мы ей шутим про всё в ней. Мы с ней квиты. Она не обижается. Всё равно ж последняя шутка над нами остаётся за ней.