«Пуссионарии»
Авторский блог Михаил Кильдяшов 00:00 25 апреля 2013

«Пуссионарии»

Од­наж­ды меж­ду пра­во­слав­ным пи­са­те­лем Вла­ди­ми­ром Од­но­ра­ло­вым и ми­т­ро­по­ли­том Орен­бург­ским и Бу­зу­лук­с­ким Ле­он­ти­ем (Бон­да­рем) про­изо­шел та­кой раз­го­вор. Од­но­ра­лов, став­ший в 93-м го­ду сви­де­те­лем кро­ва­вой Па­с­хи в Оп­ти­ной Пу­с­ты­ни, не­го­до­вал: — Это слу­чи­лось, по­то­му что там не до­ст­ро­и­ли ко­ло­коль­ню. Бы­ли бы мо­на­хи вы­со­ко, убий­ца бы до них не до­б­рал­ся. — Нет, Вла­ди­мир Ива­но­вич, вы не пра­вы. Это про­изо­ш­ло, по­то­му что са­та­на еще хо­дит по Ру­си.
1

Историю человечества мож­но рас­сма­т­ри­вать не толь­ко как ис­то­рию войн или пра­вя­щих ди­на­с­тий, как про­цесс сме­ны фор­ма­ций; но и как ис­то­рию по­ис­ка и об­ре­те­ния сво­бо­ды. От раз­мы­ш­ле­ний Пла­то­на о ми­ре идей и ми­ре ве­щей до блуж­да­ний ХХ ве­ка в ла­би­рин­тах эк­зи­с­тен­ции сво­бо­да бы­ла как опор­ной, так и под­рыв­ной точ­кой. Но при всех раз­но­гла­си­ях бес­спор­но од­но: сво­бо­да — луч­шая "про­вер­ка на вши­вость", ког­да од­ни, об­ре­тая ее, идут в храм, а дру­гие идут тор­го­вать пор­но­про­дук­ци­ей.
Все раз­но­чте­ния в этом во­про­се мож­но све­с­ти к чет­ко­му про­ти­во­сто­я­нию ли­бе­раль­ной и им­пер­ской сво­бод. Не­дав­нее "за­бу­гор­ное" за­яв­ле­ние Гор­ба­че­ва о не­об­хо­ди­мо­с­ти про­ве­де­ния в Рос­сии Пе­ре­ст­рой­ки-2 еще силь­нее обо­ст­ри­ло ли­бе­раль­но-им­пер­ское про­ти­во­бор­ст­во.
"Рус­ский че­ло­век не уме­ет поль­зо­вать­ся сво­бо­дой", — од­наж­ды про­во­ка­ци­он­но за­явил Бер­дя­ев, не по­до­зре­вая, что тем са­мым оз­ву­чил один из глав­ных ло­зун­гов ны­неш­ней, пя­той ко­лон­ны". Ли­бе­рал, про­по­ве­ду­ю­щий сво­бо­ду от че­го-то — от тра­ди­ции, го­су­дар­ст­ва, Бо­га — сво­дит ее к воз­мож­но­с­ти бес­пре­пят­ст­вен­но пред­стать па­ле­о­ли­ти­че­с­кой Ве­не­рой в пуб­лич­ном ме­с­те или встре­тить под кри­ки "бра­во!" на Крас­ной пло­ща­ди па­рад, со­сто­я­щий из "гей-", "би-" и "ле­с­би-". Им­пер­ская же сво­бо­да — это все­гда сво­бо­да в чем-то — в тра­ди­ции, го­су­дар­ст­ве, Бо­ге.
Ес­ли сим­вол ли­бе­раль­ной сво­бо­ды — гель­ман­ское со­ору­же­ние с клиз­ма­ми вме­с­то ку­по­лов, или пер­фо­манс Тер-Ога­нь­я­на, в ко­то­ром лю­бо­му за де­сять руб­лей пред­ла­га­лось раз­ру­бить ико­ну, то сим­вол им­пер­ской сво­бо­ды — "Ро­ди­на-мать" на Ма­ма­е­вом кур­га­не и Из­бор­ский холм во Пско­ве, где со­бра­на зем­ля со свя­тых мест Ру­си и все­го ми­ра.
Ес­ли ли­бе­раль­ная сво­бо­да ис­ку­ша­ет пре­вра­тить кам­ни в хле­бы, сой­ти с кре­с­та, то им­пер­ская сво­бо­да го­во­рит: "не хле­бом еди­ным бу­дет жить че­ло­век" и "отой­ди от Ме­ня, са­та­на". Так, на во­прос "по­че­му, нуж­но под­став­лять пра­вую ще­ку, ко­да те­бя уда­ри­ли по ле­вой?", ду­хо­нос­цы от­ве­ча­ют очень про­сто: "по­то­му что Бог так ска­зал". Как ре­бе­нок слу­ша­ет ро­ди­те­ля и ока­зы­ва­ет­ся в бе­зо­пас­но­с­ти, под­чи­ня­ясь его во­ле, так и че­ло­век на­хо­дит сво­бо­ду в Бо­ге. Им­пер­ская сво­бо­да — это сво­бо­да Але­ши Ка­ра­ма­зо­ва, по­ве­рив­ше­го в свя­тость стар­ца Зо­си­мы без до­ка­за­тель­ст­ва, ког­да по­слуш­ник ус­лы­шал бла­го­уха­ние и уви­дел пре­об­ра­же­ние там, где дру­гие ус­лы­ша­ли смрад и уви­де­ли тлен. Это сво­бо­да Пье­ра Бе­зу­хо­ва, толь­ко в пле­ну ощу­тив­ше­го в се­бе це­лый ко­с­мос. Это сво­бо­да Ло­се­ва и Бах­ти­на, при­вез­ших из за­клю­че­ния в го­ло­вах це­лые кни­ги, ко­то­рые по­том уже не пи­са­лись, а про­сто "вы­пи­сы­ва­лись". Это сво­бо­да фи­ло­ло­га Гу­ков­ско­го, в тюрь­ме спе­шив­ше­го за­кон­чить по­след­нюю мо­но­гра­фию. Это сво­бо­да мо­ло­дой гвар­дии и лю­ди­нов­ских ком­со­моль­цев. Это сво­бо­да ла­у­ре­а­та Ста­лин­ской пре­мии и ка­но­ни­зи­ро­ван­но­го ар­хи­епи­с­ко­па крым­ско­го Лу­ки (Вой­но-Ясе­нец­ко­го) и сво­бо­да ми­т­ро­по­ли­та Санкт-Пе­тер­бург­ско­го и Ла­дож­ско­го, по­сто­ян­но­го ав­то­ра "Со­вет­ской Рос­сии" Ио­ан­на (Сны­че­ва). Это на­и­выс­шая сво­бо­да Ва­си­лия Бла­жен­но­го и Ксе­нии Пе­тер­бурж­ской, Ев­ге­ния Ро­ди­о­но­ва и оп­тин­ских но­во­му­че­ни­ков — ие­ро­мо­на­ха Ва­си­лия, ино­ка Тро­фи­ма, ино­ка Фе­ра­пон­та.
Но­си­те­лей та­кой сво­бо­ды Лев Гу­ми­лев на­звал "пас­си­о­на­ри­я­ми" — "стра­с­то­терп­ца­ми", со­еди­ня­ю­щи­ми со­бой ра­зо­рван­ный ка­бель, све­то­вод ми­ро­зда- ­ния. Жи­вот­но­му ин­стинк­ту са­мо­со­хра­не­ния они пред­по­чли Фа­вор­ский свет Пре­об­ра­же­ния, сбе­рег­ли си­с­те­му цен­но­с­тей в ха­о­се бес­цен­но­с­тей, по­рож­ден­ном их ан­ти­по­да­ми, ко­то­рых сим­во­ли­че­с­ки мож­но име­но­вать "пус­си­о­на­ри­я­ми".
Един­ст­вен­ное бла­го, ка­кое воз­мож­но вы­не­с­ти из панк-мо­леб­на, за­клю­ча­ет­ся в том, что на­ко­нец-то от­де­ли­лись зер­на от пле­вел, ра­зо­шлись по раз­ным сто­ро­нам ов­цы и коз­ли­ща. Па­т­ри­арх Ки­рилл од­наж­ды рас­ска­зы­вал, как на Па­с­ху в го­ды Пе­ре­ст­рой­ки в хра­мах, как на ста­ди­о­нах и рок-кон­цер­тах, де­вуш­ки си­де­ли на пле­чах у пар­ней. Уже тог­да на их ли­цах бы­ли не­зри­мые шап­ки с про­ре­зя­ми для глаз. О по­доб­ной чу­же­род­но­с­ти го­во­рил еще Ио­анн Бо­го­слов: "Они бы­ли сре­ди нас, но не бы­ли на­ши­ми".
И те­перь од­ни, Бо­жьи стран­ни­ки, хо­дят по свя­тым ме­с­там с ико­ной Бо­го­ро­ди­цы на гру­ди, а дру­гие, "ас­пи­ды и ва­си­ли­с­ки", на­де­ва­ют май­ки с изо­б­ра­же- ­ни­я­ми ко­щун­ниц в ви­де Ве­ли­кой Па­на­гии. Та­ко­ва сквер­ная суть пла­ни­ру­е­мой Пе­ре­ст­рой­ки-2, ко­то­рая толь­ко за­дра­пи­ро­ва­на "рос­том ВВП" и "со­ци­аль­ной за­щи­щен­но­с­тью".
"Пус­си­о­на­рии" со­чат­ся яда­ми Не­взо­ро­ва, ко­то­рый в 90-е го­ды обе­щал вы­ре­зать из сво­ей про­грам­мы лю­бой сю­жет, не­угод­ный Вла­ды­ке Ио­ан­ну (Сны­че­ву). "Пус­си­о­на­рии" опол­ча­ют­ся про­тив пра­во­слав­но­го дресс-ко­да в поль­зу мо­ды уни­секс, па­ни­че­с­ки кри­чат, что "цер­ковь пра­вит Пуш­ки­на", ког­да для пра­во­слав­ных гим­на­зий пе­ре­из­да­ет­ся "Сказ­ка о по­пе и его ра­бот­ни­ке Бал­де" в ре­дак­ции Жу­ков­ско­го.
На­рож­да­ю­щей­ся Пя­той рус­ской им­пе­рии се­го­дня нуж­ны по­ст­рой­ка и до­ст­рой­ка, но ни­как не пе­ре­ст­рой­ка. И тот, кто, ка­за­лось бы, идет с ма­с­тер­ком, на са­мом де­ле хо­чет рас­ко­лоть фун­да­мент го­су­дар­ст­ва. Для нас глав­ное — во­вре­мя рас­поз­нать это­го ад­ско­го зод­че­го.

P.S.
Од­наж­ды меж­ду пра­во­слав­ным пи­са­те­лем Вла­ди­ми­ром Од­но­ра­ло­вым и ми­т­ро­по­ли­том Орен­бург­ским и Бу­зу­лук­с­ким Ле­он­ти­ем (Бон­да­рем) про­изо­шел та­кой раз­го­вор. Од­но­ра­лов, став­ший в 93-м го­ду сви­де­те­лем кро­ва­вой Па­с­хи в Оп­ти­ной Пу­с­ты­ни, не­го­до­вал:
— Это слу­чи­лось, по­то­му что там не до­ст­ро­и­ли ко­ло­коль­ню. Бы­ли бы мо­на­хи вы­со­ко, убий­ца бы до них не до­б­рал­ся.
— Нет, Вла­ди­мир Ива­но­вич, вы не пра­вы. Это про­изо­ш­ло, по­то­му что са­та­на еще хо­дит по Ру­си.

г. Оренбург

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой