Авторский блог Сергей Белкин 00:59 28 ноября 2020

«Народы, распри позабыв...»

нациестроительство - важнейший элемент государственной политики
1

«Проевропейский кандидат Майя Санду убедительно победила пророссийского Игоря Додона» — так пишут о выборах президента Молдавии. «Многовекторность политики Лукашенко может завершиться разрывом гранаты» — это о Белоруссии. «Ну что, Пашинян, помогли тебе твои янки?» — вопрошают журналисты, имея в виду "просоросовские" танцы армянского лидера. «Азербайджан лёг под Турцию!», — восклицают кто с ужасом, кто с удовлетворением в связи с карабахским конфликтом. Незадолго до этих событий "что-то там было в Киргизии", ну а про жуткий карбункул под названием Украина не забывается ни на день. В общем, Россия в кольце то ли врагов, то ли предателей, то ли неискренних "как бы друзей"…

Вспомним прошлое…

Горбачёв превратил СССР в "бесчувственное тело", а Ельцин с украинским и белорусским подельниками его расчленил. Цель узурпаторов была очевидна: взять власть ценой отшвыривания от себя всех прочих союзных республик. Любой ценой! Предательство всех населявших эти республики народов было совершено цинично и совершенно открыто. Важно сейчас, спустя три десятилетия, не строить иллюзий: ничего в этой линии поведения, ставшей стратегией, не изменилось. Россия никогда и ни в какой форме не поддерживала русских за её пределами, если иметь в виду серьёзные проблемы — судьбу народа, — а не празднование дня рождения Пушкина с песнями и плясками.

Словосочетание "прорусский политик" вызывает недоумение. Политологи, дорогие мои, попробуйте составить список прорусских политиков, возглавлявших бывшие союзные республики за последние 30 лет. Составили? Думаю, лист бумаги остался чистым и его можно заполнить чем-то более разумным. Нет, не было и никогда не будет прорусского политика на постсоветском пространстве. Его, по большому счёту, и в России нет — на должном уровне, — а уж в вышвырнутых вон республиках и подавно. Люди, любящие Россию, есть, кто-то из них пытается проявлять активность — как журналист или общественный деятель, — но до уровня политического влияния он никогда не доберётся. И не потому, что гипотетический политик слаб, а потому, что современной российской власти он не нужен. И Молдавия, и её "пророссийским" Додоном тоже была не нужна. Картинка "Додон на параде в Москве" сработала как таблетка анальгина, как что-то вроде лёгкого дурмана: на короткое время сгодится, а на что-то более значительное — нет.

Россия по отношению к русским, русскоязычным, живущим в Молдавии (и во всех остальных республиках), ведёт себя предательски, и никаких изменений этой политики не следует ожидать. Изменить её некому. "Интересы русского народа" — просто бессмыслица: некому их определить и озвучить. "Интересы России" — просто слова, за которыми не стоит никакого содержания. В современной России интересы могут быть у бизнесменов разного уровня: от магнатов до мелких лавочников. Ни для тех, ни для других никакого значения не имеет, кто там в этой Молдавии живёт — русские, не русские, на каком языке они говорят, на каком хотели бы говорить… Почём купить и почём продать — всё, о чём нужно разговаривать. Интересы государства Российского по отношению к Молдавии определены в 1991 году: пошла вон и не оглядывайся в нашу сторону. Эта стратегема никем никогда не менялась. Формы более или менее вежливых речевых оборотов слегка изменяются, а суть — нет.

Майя Санду и прочие прорумынски настроенные граждане вовсе не "враги России". У них — иное… Россия для них — некое неприятное прошлое, а то и вовсе экзистенциальное Зло, и надо от него как-то защититься, найти себе покровителя. В лице России они не видят ни малейших проблесков чего-то для них полезного. В лице Румынии и Евросоюза — видят и чувствуют. Те русские, русскоязычные соотечественники, которые взывают к России, для них просто некая помеха, роль которой день ото дня всё меньше и меньше. Это всеми брошенное, обманутое собственной родиной сообщество, использующееся как чучело для битья, как объект, которому можно бесконечно предъявлять претензии, высказывать обиды, безнаказанно оскорблять… Русские совершенно беззащитны. Масштабы и глубина предательства по отношению к ним со стороны России чудовищны. Русские в Молдавии — с точки зрения современной "румынской" ментальности — виноваты в Прутском походе Петра Первого и в действиях Кутузова, в словах Пушкина, во всём XIX веке, в котором построены города и дороги, в Кишинёвском погроме, в революции, в Котовском, Фрунзе и Лазо, в поражении Гитлера и Антонеску, во взлёте экономики, науки и культуры в послевоенный период, который оценивается как торжество русских над "униженными" молдаванами…

Молдаване после десятилетий "демократического просветительства" искренне считают, что русские здесь, в Молдове, — чужие, это не их земля, а земля молдаван: мы — коренные, они — приезжие. Те из русских, кто не может отсюда уехать, пусть живут, мы их не гоним, но правила жизни установим такие, какие считаем нужными. Потому что мы боролись за свою независимость и победили. Коренные граждане, а не застрявшие здесь остатки чужаков определяют трактовку истории, языки и их статусы, векторы развития. Вот что там у "победителей" в головах.

Россия безучастно смотрит на это — да даже и не смотрит. Ей действительно всё равно, что будет с любящими её, живущими мыслями о ней, хранящими её честь и славу людьми, прожившими честную и нелёгкую жизнь, отдавшими все свои силы, знания и таланты на процветание и развитие общей с молдаванами республики.

Есть ли в России те, кому нравится "румынизация" Молдовы? О да, конечно, есть. Именно они в России вот уже тридцать лет самые влиятельные, самые громкоговорящие. Это те, кто пришёл к власти в результате перестройки, не утратил её по сей день и продолжает планировать наше общее будущее. Они радуются выполнению этих планов. Один из подобных бывших "плановиков" в связи с прошедшими в Молдове выборами пишет: «Евровосток свежеет». Другие одобрительно кивают. Но головы при этом с их плеч не летят, никто не снимал с повестки дня их главный пункт: «Приближает ли это банкротство кремлёвского куратора 65+?» У них синдром обновления: Путин должен уйти! Не потому, что плох или что-то не выполняет из ему порученного, а потому что есть либерасты обиженные, желающие отомстить, есть те, кто хочет сам порулить, есть, наконец, и те, кого легко научить нужным речёвкам для создания геволта.

А что "патриотическое крыло" в России? У них тоже всё в порядке: они суровы и к врагам России беспощадны! Они не дадут спать спокойно Соросу и МВФ, Набиуллиной и Чубайсу, мимо их внимания не проскочит ни одно движение бровей Трампа и Байдена… За русских в Молдавии они стоят горой и готовы провести ещё много круглых столов и конференций, потрясая мир разоблачениями происков Запада, отрывающего Молдавию от России и расширяющего НАТО на Восток. Русским в Молдавии бывает приятно это слушать и читать, думая, что в России о них не забыли…

Политика национальных интересов в России пока не складывается. Одна из расплат за модель кланового капитализма в России — формирование пояса ненависти из окружающих стран. Национальные интересы возникают и требуют к себе внимания тогда, когда этого требует политическая нация.

Политическая нация может формироваться на разных базисах — религиозном, идеологическом, этническом и других. Политическая нация всегда — следствие и одновременно часть политического проекта, модели. Политический проект не может исчерпываться сговором магнатов, балансом кланов, это нечто более содержательное. У России пока нет этого содержания. Путин недавно сетовал на то, что Ленин мину под Советский Союз заложил, имея в виду как раз "национальный вопрос". Но взорвали-то эти мины при Горбачёве и Ельцине. Ленин страну собрал, а эти — разорвали.

Общая проблема всех фрагментов СССР: возникновение новых независимых государств влечёт за собой необходимость создания новых наций. К сожалению, то, что нужно строить новые нации, не осознаётся. Считается, что этнические группы, которые лежали в основе создания союзных республик, автоматически становятся гражданскими нациями, а бывшие респуб­лики — национальными государствами с прежними наименованиями, придуманными на основе наименования этносов. В этих вопросах много путаницы, в том числе и на уровне понятий, терминов. В ходу много разных определений нации, и в этом вопросе на уровне политической практики нет согласия. Специфическую сложность проблеме придаёт особенность складывания Российской империи и Советского Союза из разных этноконфессиональных групп. Прямой перенос более или менее устоявшихся понятий и терминов из, скажем, опыта европейских стран и народов приводит к путанице и ошибкам.

Понятие нации многозначно, оно содержит в себе как признак гражданства, общего политического суверенитета, так и признак этничности, общности языка, истории, культуры. Практическое наполнение понятия нации полнотой смыслов в каждом конкретном случае зависит от исторического контекста. Нации рождаются долго, и в их истории всегда действуют два фактора.

Один — складывание; некий естественный процесс, протекающий как бы сам по себе в силу исторических причин и обстоятельств. Этот процесс хорошо описан в так называемом сталинском определении нации: "Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры".

Второй процесс — конструирование, создание нации, то есть формирование единства, общности народов, входящих в состав одного государства, отличающихся по ряду своих признаков: этничность, вероисповедание и прочих. Существовали и существуют точки зрения, признающие определяющим фактором какой-то один процесс и не принимающие во внимание или ставящие на второстепенное место — другой.

В практической политике на постсоветском пространстве однобокий взгляд является, к сожалению, скорее правилом, чем исключением. Представление о том, что Украина — государство украинцев, Молдавия — молдаван, Латвия — латышей и так далее, кажется самоочевидным. Это представление ошибочно, поскольку не отражает фактического положения дел в конкретный исторический период. Создание национальных государств из союзных республик на основе этого ошибочного понимания привело к трагедиям миллионов людей. В недавнем европейском прошлом тоже есть примеры трагической реализации этой доктрины: «Одна нация — одно государство — один фюрер».

Неоправданный и неумелый перенос и применение понятий "политическая нация" и "национальное государство" из европейского или иного опыта, бездумное применение неуместных технологий государственного строительства лишь усугубило проблему, привело не к разрешению противоречий, а к насилию, росту напряжённости, ненависти, войнам и всем прочим бедам последнего тридцатилетия постсоветской истории. Если бы власть в процессе распада СССР оказалась не в руках алчных мерзавцев и мародёров, а людей, готовых к строительству государств с учётом всех факторов, в том числе и нациестроительства как необходимого элемента, то основой новых политических наций стали бы их полиэтничные народы, объединённые не вокруг и в пользу одной титульной национальности, а на основе стремления создать здоровое, эффективное государство "для всех". И тогда мотивационным, стимулирующим фактором была бы не неприязнь к чужакам, которые "понаехали", не апелляция к древним историческим мифам, в которых этих чужаков якобы не было, не жупел советского и имперского гнёта, а рациональные цели и задачи развития экономики, культуры, построения дружественных внешнеполитических связей и прочее.

В сложившейся на постсоветском пространстве исторической ситуации роль осознанного конструирования и строительства новых политических наций — молдаван, украинцев, латышей и прочих исключительно важна. Нациестроительство — стратегическая линия, но уровень понимания его сути и значимости в политической среде близок к стадии невежества. В газетной статье нет возможности для изложения эволюции взглядов на нацию и её взаимосвязь с государством, на проблемы взаимодействия народностей. Если в научной среде продолжаются исследования, дискуссии, поиск сопряжения разных взглядов, то персоны, действующие в политической сфере, не обладают ни понятийным аппаратом, ни языком, на котором можно анализировать проблему на уровне тех требований, которые не просто встали перед народами и государствами, а уже повсеместно их стравливают и стремительно губят.

В России тридцать лет идёт затянувшаяся драма деградации и распада предыдущей политической нации — советского народа, а поиск нового содержания никак не обретает тех доминант, которые могли бы его упорядочить и привести к формированию современного политического облика русского народа. Вопрос о конструировании современной русской политической нации если и обсуждается, то где-то в академических кругах. На политическом уровне — как официальном, так и в пространстве общественно-политического дискурса — такого вопроса нет. Приближается к нему время от времени возникающая тема образа будущего, говорится о необходимости скрепляющей идеологии… Но не обсуждается фундамент этого будущего, нет ответа на вопрос: каким должен быть наш многонациональный русский народ, на каком базисе скрепляется его единство, какие механизмы и институты это обеспечивают? Процессы трансформации политических наций идут независимо от того, осознаются они таковыми или воспринимаются как поиск политико-экономической модели. Но тогда, когда это осознаётся, процессом можно управлять.

А вот в Молдове процесс формирования политической нации идёт целенаправленно. В качестве базиса там взят этнический компонент, к тому же подвергнутый переименованию и глубокой переработке самосознания. Это является ошибкой — просто в силу фактического состава граждан этого небольшого, но полиэтничного государства. Именно эта ошибка породила практически все проблемы, мешающие спокойному развитию страны. Что следовало делать? Надо было создавать политическую, гражданскую нацию, состоящую из всех населяющих республику народов. При этом на первое место поставить именно это: единство граждан Молдовы, внутреннюю гармонию отношений. Нельзя допускать малейших проявлений внутренних раздоров, взаимных притязаний, расковыривания исторических обид и притеснений по языковым признакам. Надо не ставить, а снимать "проблему языка", быть может, вводить столько государственных языков, сколько их по факту существует в стране. Надо принять прошлое таким, каким оно было, и не использовать историю для сведения счётов друг с другом. Высшая цель и ценность — сильный, дружный народ и его государство. И тогда вопрос о "векторах" — европейском, российском и так далее — станет техническим политико-экономическим инструментом, который можно применять исходя из текущего понимания выгоды. Это не поздно делать и сейчас, хотя и в ухудшенных за три десятилетия условиях.

Может ли что-то в политике России по отношению к Молдавии измениться? На мой взгляд, ничего существенного измениться пока не может, потому что ни одному из влиятельных финансово-политических кланов это не нужно. Внешнеполитическая деятельность — фиговый листок процесса продвижения и защиты интересов тех или иных кланов. Предназначение современного государства России, её военно-политической и прочей мощи в одном: защищать собственность кланов, обеспечивать их функционирование, поддерживать благоприятные для этого параметры среды, то есть умонастроения "россиян". Яркий и трагичный результат такой политики — Украина. Тридцать лет отношения России и Украины были второстепенным следствием договорённостей разного рода группировок, кланов, дербанивших оба эти государства в своих интересах. Тем временем процесс нациестроительства на Украине привёл к трагедии. Трагичны события на Кавказе, в Киргизии. К весьма вероятной трагедии идёт дело и в Молдавии: замороженный конфликт в Приднестровье может разморозиться. Вновь избранный президент Майя Санду уже воспроизводит именно те слова, которые должны к этому привести. И не надо себя успокаивать тем, что слова — это одно, а дела — другое. Не надо надеяться, что вся наша политика на самом деле — одна сплошная секретная спецоперация, в рамках которой спецслужбы мудро контролируют течение всех процессов и в нужный момент вежливо вмешиваются. Спецоперация — эпизод, политика — длительный процесс.

Мы помним и охотно цитируем строки Пушкина «о временах грядущих, когда народы, распри позабыв, в великую семью соединятся». Центральной, однако, в этом неоконченном стихотворении является другая мысль. Персонаж, произносивший эти строки, «ушёл на запад» и «нам стал врагом — и ядом стихи свои, в угоду черни буйной, он напояет». Неоконченными остались последние строки: «Боже! Освяти в нём сердце правдою твоей и миром, и возврати ему…»

Что возвратить — придётся думать нам самим.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
28 ноября 2020 в 17:51

Есть слово "национальность" или "этнос" для характеристики имеющих одинаковые признаки группы людей (язык, цвет кожи, форма глаз, носа и др.) Есть слова "государство" и "страна" - объединенные общей территорией и единым политическим устройством человеческие общества (несмотря на возможное проживание в нем разных этносов). А что есть "политическая нация" ? Даже в одной стране разные люди всегда будут иметь разные мнения о лучшем политическом механизме для своей страны. Объединить большинство граждан можно только на основе официально фиксируемого в законах государств компромисса между ними, или насильственным подчинением большинства меньшинству.

1.0x