Сообщество «Посольский приказ» 12:58 19 августа 2020

Турецкий марш

Обостряется военно-политическая ситуация в Восточном Средиземноморье
2

Продолжает обостряться военно-политическая ситуация в Восточном Средиземноморье.

На этот раз причиной обострения стали проблемы, связанные с освоением крупных (до 122 трлн. куб. м) подводных месторождений газа, которые каждая из стран этого региона стремится в максимальной мере «застолбить» за собой, что привело к спорам по делимитации морских границ. С начала августа произошло несколько значимых событий. 1 августа вступило в силу франко-греческое соглашение о сотрудничестве в области обороны. 6 августа Афинами и Каиром было подписано соглашение о демаркации морских границ и установлении исключительных экономических зон, прямо противоречащее турецко-ливийскому меморандуму по разграничению морских зон, ратифицированному Анкарой и Триполи ещё в декабре 2019 года, но до сих пор не утверждённому в ООН. Турция заявила о том, что не признаёт греко-египетский вариант раздела акватории Восточного Средиземноморья и будет отстаивать свои интересы «в соответствии с международным правом». На практике это означало проведение турецкой стороной геологоразведочных работ в спорных водах, причём туда были выдвинуты военные суда под красным флагом с полумесяцем. Ответные действия со стороны Греции привели к инциденту 13 августа, когда в районе Эгейского моря, где турецким исследовательским судном Oruc Reis проводилось пробное бурение, греческий фрегат Limnos «задел» турецкий Kemalreis.

Произошло это буквально на следующий день после того, как состоялся телефонный разговор Эммануэля Макрона с премьер-министром Греции Кириакосом Мицотакисом, в ходе которого французский президент заявил о своей поддержке позиции Афин и переброске двух военных самолётов на авиабазу Андреас Папандреу у города Пафос (Кипр).

Таким образом, против Турции складывается весьма мощная коалиция, в которой первые роли играют Греция, традиционно воспринимающая любое усиление Анкары как прямую угрозу для своей национальной безопасности, Кипр, с 1974 года лишённый из-за турецкого вторжения значительной части своей территории, Франция и Египет, а за их спиной вполне отчётливо просматриваются США, Израиль и Саудовская Аравия вместе с рядом «нефтяных монархий» Персидского залива. И даже ставший на время мировой «новостью номер один» взрыв в порту Бейрута с вмешательством в ситуацию всё того же Макрона можно рассматривать в контексте данного конфликта, поскольку правительство Ливана было весьма лояльным по отношению к Анкаре.

Тем не менее, Турция, которой отведена роль главного «возмутителя спокойствия» и чуть ли не «агрессора», отступать не собирается. И у неё, надо сказать, есть для этого все основания. С ноября 2017 года, благодаря сближению Турции с Россией, была создана «астанинская тройка» и легализовано присутствие турецких войск на территории Сирии. С 2018 года началось участие Турции в ливийском конфликте на стороне базирующегося в Триполи Правительства национального согласия во главе с Фаизом Сараджем, поставками в Ливию не только оружия, но и личного состава — в основном из числа приобретших военный опыт в Сирии протурецких боевиков. Только благодаря масштабному вмешательству Турции потерпел неудачу поход на Триполи Ливийской народной армии под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара, который опирается на поддержку Египта и Саудовской Аравии. При этом в Анкаре продемонстрировали готовность пойти на открытое столкновение даже с Францией.

Принятый Эрдоганом новый внешнеполитический курс почти сразу принёс Анкаре нормализацию отношений не только с Москвой, но и с Тегераном, а также ощутимое улучшение отношений с Пекином. Китай теперь рассматривает Турцию в качестве одного из важнейших стратегических партнёров в реализации своего геополитического проекта «Один пояс, один путь» и чуть ли не главного «моста в Европу», а следовательно — привлекательную зону для своих инвестиций. Кроме того, как уже отмечалось выше, турки получили гарантированную «зону влияния» в Сирии (которую всеми силами пытаются расширить, в том числе — в Идлибе) и значительно большую «свободу рук» в решении курдского вопроса. Также Турция может рассчитывать на определённую поддержку со стороны Германии, где весьма значительна турецкая диаспора и где, по большому счёту, не рады попыткам «протеже Ротшильдов» Макрона сделать Францию лидером континентальной «единой Европы». Россия, как известно, реализует с Турцией целый ряд крупных экономических проектов, включая АЭС «Аккую», газопровод «Турецкий поток», поставки российского оружия (самый крупный и знаковый контракт — продажа ЗРК С-400), открытие продовольственного, туристического и ряда других рынков РФ для турецких товаров и услуг.

На примере Турции хорошо видна современная политическая стратегия России: опосредовать интересы своих партнёров и использовать их действия для достижения собственных целей, не «зацикливаясь» на второстепенных противоречиях (например, в ситуации со статусом Крыма). Так, интересы Анкары учитывались при урегулировании сирийского конфликта в формате «астанинской тройки» (ослабление влияния США на «Большом Ближнем Востоке» – от Марокко до Пакистана), при модерации армяно-азербайджанского конфликта (сохранение российско-ирано-турецкого взаимодействия), в ходе ливийского конфликта (усиление противоречий внутри НАТО) и т. д.

В итоге, оценивая ситуацию в Восточном Средиземноморье, можно сказать, что Турция сейчас и на ближайшую перспективу занимает здесь более предпочтительные позиции, чем формально превосходящая её по мощи антитурецкая коалиция.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
19 августа 2020 в 16:21

РФии только и остаётся с дружбанами-турками брататься, остальные бочком-бочком мимо протискиваются. С чего бы это ?

20 августа 2020 в 21:24

Да не переживайте так. РФии давно известны её союзники: армия и флот

1.0x