Сообщество «Геоэнергетика» 12:35 3 сентября 2020

Как прибалтийские энерготигры решили отказаться от белорусской электроэнергии

война с конкуренцией нерыночными методами

Заявление министерства экономики и коммуникаций Эстонии о том, что ответственные за энергетику министерства Эстонии, Латвии и Литвы согласовали между собой новые правила торговли с третьими странами, которые предусматривают отказ от закупки электроэнергии у Белоруссии после запуска Белорусской АЭС прозвучало громко, но не до конца понятно. Если обратиться к первоисточнику, сайту эстонского ведомства, то текст сообщения вызывает множество вопросов. 

«Согласно соглашению, торговля электроэнергией с Беларусью прекращается после запуска там атомной электростанции, и для этого будет внедрена система сертификатов происхождения электроэнергии. В меньшей степени торговля электроэнергией будет направлена ​​на российско-латвийский участок, используя мощности, оставшиеся от внутрибалтийской торговли. Торговля электроэнергией между Калининградом и Литвой продолжится в текущем объеме. Новая трехсторонняя методология расчета торговых мощностей будет представлена ​​регулирующим органам энергетического рынка (в случае Эстонии - Управлению по вопросам конкуренции) в конце этой недели, после чего методология будет также доступна участникам рынка электроэнергии Балтии. Новое соглашение действует до синхронизации энергосистем Балтии в конце 2025 года». 

Еврокомиссия – верный союзник Калининграда 

«Зубодробительный» текст, понять который крайне непросто на любом языке. «Сертификат происхождения электроэнергии» - это занимательная попытка выдавать паспорта электронам, определять их гражданство и выдавать визы, то есть типичная ненаучная фантастика, продолжение новеллы о «молекулах свободы» в составе СПГ, произведенного в США. Еще один, уже не такой юмористический посыл – «Торговля между Калининградом и Литвой продолжится в текущем объёме». Этой фразой прибалтийские министры, отвечающие за энергетику, вынужденно признают факт собственной капитуляции перед тем, как оказались решены Россией все проблемы в энергетической отрасли Калининградской области. За рубежную точку была взята дата проведения чемпионата мира по футболу: если посмотреть на обоснование проектов строительства в Калининградской области трех новых газовых электростанций, то оно звучит именно так: «ничего личного, просто свет на стадионе во время тренировок и игр должен быть». Предлог, который позволил «пройти мимо» любых возможных действий со стороны Литвы – ведь до строительства новых электростанций Калининградская область существенно зависела от транзита электроэнергии через территорию этой страны. Поскольку чемпионат мира по футболу это мероприятие международное, строительство электростанций было поручено ИнтерРАО – опять же «ничего такого, название обязывает». Но именно государственная компания ИнтерРАО является монополистом экспортных поставок электроэнергии, и именно этим она и стала заниматься, как только электростанции были приняты в эксплуатацию. После закрытия в 2009 году Игналинской АЭС зависимость Литвы от импорта электроэнергии составляет около 70%, при этом из всего объема импорта 65% приходится на поставки по электрическому кольцу БРЭЛЛ (Белоруссия – Россия – Эстония – Латвия – Литва). До 2019 года немалая часть этого импорта приходилась на Эстонию, которая, в отличие от Литвы, не только не закрывала Нарвские ГРЭС, горючий сланец для которых добывается в шахтах и разрезах на северо-востоке этой страны, но и сумела построить ещё одну, работающую на том же сырье. Однако в 2019 году по требованию Еврокомиссии Эстония была вынуждена отключить наиболее старые блоки Нарвских ГРЭС под предлогом «экологической опасности сжигания сланцев». Эстония осталась без 25% установленных мощностей – это, в общем-то, ближе к технологической катастрофе. Кстати, именно это стало причиной того, что намеченная в 2019 году тестовая проверка изолированной работы «ЭЛЛ» без «БР» не состоялась: не до подобного рода экспериментов было эстонским энергетикам, все их усилия были направлены на удержание стабильной работы объединенной энергосистемы республики. «Автоматически» отказалась от участия в тесте и Латвия, и точно так же в этом решении не было никакой политики. После закрытия последнего крупного потребителя электроэнергии, Лиепайского металлургического завода, Латвия вошла в немногочисленный список стран, добившихся энергетического баланса: здесь производится ровно столько электроэнергии, сколько ее требуется всем потребителям. Но в этом благополучии имеются свои нюансы: не менее 60% электроэнергии в Латвии производится на каскаде ГЭС, построенных на Даугаве. ГЭС, безусловно, стабильный источник электроэнергии, но от годовых сезонных колебаний объемов производства матушка-природа уйти не позволяет: зимой нужно накапливать воду в водохранилищах, а вот на весенне-летний период, наоборот, приходится пик производства. По этой причине энергосистема Латвии была максимально взаимосвязана с энергосистемой Эстонии: поставки электроэнергии с Нарвских ГРЭС обеспечивали баланс в зимнее время, в летнее Латвия, несколько утрируя, рассчитывалась с соседкой «водными» киловатт*часами. После закрытия 25% мощностей в Эстонии зимой Латвия оказалась энергодефицитной страной, чем и не преминула воспользоваться компания «ИнтерРАО». У неё есть хороший, доброжелательно настроенный к сотрудничеству партнер в Литве – компания со сложным литовским названием InterRAO Lietuva, которая в 2019 году с удовольствие приобрела на 2,5 млрд кВт*часов больше, чем в 2018 году. Да, если кто-то вдруг решил, что InterRAO Lietuva занимается исключительно торговлей электроэнергией, то это ошибочное мнение, поскольку основное направление бизнеса компании – оперативное управление принадлежащим ей парком ветроэлектростанций на территории Литвы, а торговля это так, «хобби». Вот так выглядит «расшифровка» этой части заявления министерства экономики и инфраструктуры Эстонии: «Мы выражаем свое неудовольствие по поводу БелАЭС, но очень просим не прекращать поставки «тоталитарной» электроэнергии из Калининградской области – у нас без неё энергетический баланс не сходится».  

Заявление прибалтийских министров и бюрократическая реальность 

Остается разобраться с тем, что означает еще одна фраза из пресс-релиза эстонского министерства: «Новая трехсторонняя методология расчета торговых мощностей будет представлена ​​регулирующим органам энергетического рынка (в случае Эстонии - Управлению по вопросам конкуренции) в конце этой недели, после чего методология будет также доступна участникам рынка электроэнергии Балтии». Энергетическая отрасль Эстонии, Латвии и Литвы – составные части энергорынка Nord Pool с штаб-квартирой в Норвегии, поэтому любые изменения в правилах торговли необходимо согласовывать со всеми остальными участниками рынка, энергетическими компаниями 14 государств Европы. Так что к соглашению господ министров нужно относиться как к декларации о намерениях, которое должно превратиться в комплект документов – проект новой методологии расчетов должен быть рассмотрен и утвержден сначала в регулирующих органах Эстонии, Латвии и Литвы, затем та же процедура будет проведена регулирующим органом Nord Pool. И вот только после этой бюрократической процедуры мы можем рассчитывать увидеть и услышать официальную реакцию со стороны Белоруссии и России или, что нельзя исключать, от Союзного государства России и Белоруссии. Каким может быть ответ, пока можно только предполагать, а я позволю себе напомнить, что нечто подобное в истории отношений России и прибалтийских республик уже случалось, причем совсем недавно. 

Торговля электроэнергией по правилам Эстонии и Латвии  - новый сезон 

В 2019 году системные операторы Латвии и Эстонии (Augstsprieguma tikls и Elering соответственно) разработали и утвердили новую методологию расчета пропускной способности сечений между торговыми зонами LRI и LRE, то есть для торговли электроэнергией между Россией и Латвией и между Россией и Эстонией. Методология прошла все рассмотрения в регулирующих органах обеих республик и Nord Pool, все хорошо. Никаких заявлений, «нот протеста» и прочей шумихи со стороны России не последовало – полная тишина, покой и порядок. Объем поставок электроэнергии из России в Эстонию по итогам 2019 года – 0,00 (ноль целых ноль сотых) киловатт*часов, из Россию в Латвию за тот же период – 0,00 (ноль целых ноль сотых) киловатт*часов. «Вы считаете, что можете в одностороннем порядке диктовать нам условия торговли электроэнергией? Нет проблем – диктуйте, но торговли не будет». Межгосударственные линии электропередач на месте, в полной технической исправности, дежурное питание подается, вот только поставки не идут. 9 июня 2020 года 160 тысяч жителей Риги и пригородов столицы на несколько часов остались без электричества: был поврежден кабель с одной из рижских газовых электростанций, а аварийная помощь со стороны России, предусмотренная правилами БРЭЛЛ, не состоялась. Логика действий России проста, как топор: если господа считают, что новые правила в рамках Nord Pool важнее, чем договоренности внутри БРЭЛЛ, то господа должны улыбаться в любой ситуации. Так что опыт у России имеется, потому нельзя исключать, что ответ на нынешние действия Эстонии, Латвии и Литвы окажется очень похожим на предыдущий. Ответ Белоруссии прибалтийских политиков, как мы видим, вообще не интересует – объявлены односторонние дискриминационные меры, война с конкуренцией нерыночными методами. О том, какими могут оказаться дальнейшие перспективы функционирования электрического кольца БРЭЛЛ, попробуем разобраться в следующей статье. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x