Авторский блог Дмитрий Скворцов 06:12 24 сентября 2016

Полтавская стражница русского единства

Накануне праздника Споспешницы Полтавской победы настоятель храма Каплуновской Богоматери был найден в лесу исколотым ножом

Каплуновская икона Божией Матери, чья память отмечается Церковью 24 сентября (н.с.) – одна из самых загадочных святынь нашего народа. По преданию, именно пред этим образом молились под Полтавой о победе Пётр и войска. В богоборческие 20-е годы прошлого века «Споспешница Полтавской Виктории» исчезла. Доподлинно неизвестно, какой из нескольких образов, обретённых уже в постсоветское время, является именно тем – «победным», подлинник ли он, список ли с оригинала, чудесно явившегося в 1689 г. в слободе Каплуновка под Ахтыркой, или также чудотворный список из села Каплуновка, но под Полтавой.

Чудотворный образ Каплуновский (Троицкий храм Воздвиженского монастыря в Полтаве)

Бесспорно одно – икона Казанской иконой Божией матери, именуемая Каплуновской, особо чтима, как в Полтаве (где находятся сейчас два из трёх списков, претендующих на статус аутентичного), так и во граде Петра.

Впрочем, прославилась она задолго до Северной войны. Уже на рубеже XVII-XVII вв. было составлено «Сказание о чудесах Богородицы бивших от Образа Ея свтаго… в пределах Ахтирского полку в селе именуемом Каплуновка…».

Накануне Полтавской битвы икону носили по лагерю, благословляя войска. «Царь Пётр в эти труднейшие минуты своей жизни с особенным благоговением выслушивал молебен пред святою иконою и после молебна три раза лобызал её, прося у Богоматери заступления за своё находившееся в великой опасности царство», – читаем в «Оисаниии явлений и чудес святыя чудотворныя иконы Каплуновския».

Заметим, речь шла о сохранении единственного на то время суверенного православного государства. По сути, пред иконой молились о сохранении Православия как такового.

«Не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за Православную нашу веру и Церковь, – обратился царь к войскам. – А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего».

Следует сказать, что лютеранин Карл уж никак не менее нашего осознавал сакральный смысл войне с Православным царством.

«И с церковных кафедр, и на полевых богослужениях священников… заставляли трубить на весь мир о том, что Господь поддерживает шведов и что они – его избранный народ и орудие, – пишет известный шведский исследователь Северной войны Петер Энглунд. – …Король и сам был убежден, что так оно и есть.

Подобно сынам Израилевым, шведские воины были посланы на землю для того, чтобы покарать еретиков (выделено здесь и везде мной, – Д.С.)… Один священник доказывал перед своим эскадроном, что шведы – израильтяне своего времени, потому что, если прочесть задом наперед название Ассур (враг Израиля Ассирия), то получится... Русса!

…Кара и месть были важными лейтмотивами в проповедях, и над коленопреклоненными батальонами гремела заповедь не проявлять никакого снисхождения, ибо Слово Божие предписывает возмездие. Воинов в армии соблазняли жечь и убивать во имя Всевышнего. Израильские фантастичные сцены массовых убийств из Ветхого завета использовались как оправдание собственных зверств».

Но Господь по молитвам Богородицы и православных к её образу показал, на чьей он стороне.

Меж греками и варягами

В дни торжеств в декабре 1709 г. Каплуновская Божия Матерь была доставлена в Москву. Царь «одарил икону» серебряным позолоченным окладом с драгоценными камнями, венцом над головой Божией Матери в виде короны и поместил ее в серебряный киот со створками.

Икона пользовалась таким почитанием в народе, что на приносимые ей пожертвования существовал харьковский Коллегиум (благодаря которому Харьков стал возвышаться среди остальных полковых городов Слобожанщины), удавалось помогать бедным Ахтырскому и Сумскому монастырям, а также духовным школам Белгородской епархии. В 1778 г. на пожертвования иконе в Каплуновке возвели новый, «достойный святыни храм». О величии той церкви достаточно сказать, что только в верхнем её куполе было расположено 20 окон. В 1929 г. она была разрушена. Икона и её списки пропали.

В начале 90-х два списка оказались у собирателя икон и церковного благотворителя Александра Собко (сейчас он протодиакон). Часть исследователей утверждает, что чудотворный образ, сегодня расположенный у алтаря построенной о. Александром Троицкой церкви – оригинал или его ровесник, другие – что список рубежа XVIII – XIX вв. (а судьба оригинала достоверно неизвестна). Полтавский историк и краевед Юрий Погода считает что это первая копия Каплуновской иконы, но именно она была в войсках Петра I.

В 2014 г., с началом войны в Донбассе эта икона замироточила, а с объявлением в Минске перемирия перестала. «Мы все Божьи дети. Богородица плачет обо всех, кто там воюет – и о русских, и об украинцах», – поясняет о. Александр. И, действительно, кому как не Каплуновской Божией Матери, объединившей своим заступничеством Великороссию, Малороссию и Новороссию (первая столица Новороссийской губернии – Кременчуг сегодня пребывает в составе Полтавской обл.), скорбеть о нынешнем раздоре.

Следует сказать, что пребывающая в Троицком храме полтавского Крестовоздвиженского монастыря Каплуновская икона – далеко не единственная из чудотворных в нём. Все они требуют особого режима вентиляции и температуры условия. Но растущие не по годам, а по месяцам тарифы на коммунальные услуги в «стране, освободившейся от российской энергетической зависимости» ставят вопрос о самом выживании. Плюс затраты на охрану святынь. Пожилой уже протодиакон осознаёт, что пора искать преемника на посту смотрителя: «Ищем, кто бы хотел спасти свою душу, взяв опеку над храмом. Это может быть и человек, который возглавил бы общину, это может быть и общественная организация, в которую община полным составом вошла. В конце концов, у нас есть и инвестиционно-привлекательные объекты, которые могли бы давать доход для содержания храма». Подтверждаю – очень привлекательные. Подробности расскажет сам о. Александр по тел. +380950785481.


Что же касается Крестовоздвиженского монастыря, он сам по себе – свидетельство исторической общности русских субэтносов.

Троицкий храм и Воздвиженский собор монастыря

«Избавление от нашествия иноверцев» нашло отражение здесь в оформлении Екатерининского зала в кельях архимандрита (устроенного к приезду Екатерины II в Полтаву в июне 1787 г. во время ее путешествия по Малороссии и Новороссии). Стены палаты вместо обоев были украшены картинами. Среди библейских и исторических сюжетов выделялись огромные изображения Александра Невского, которому шведы вручают свои мечи, и Петра І на коне и в кольчуге, перед которым также складывают свои мечи побежденные шведы.

В последней четверти XVIII в. монастырь становится духовным, культурным и даже научным центром всего «южнорусского края». Не случайно с 1775 по 1798 гг. в монастыре находилась кафедра архиепископов Славянских и Херсонских (!), затем – Екатеринославских.

Первым из них стал уроженец греческого острова Корфу архиеп. Евгений Булгарис, Почётный Член Санкт-Петербургской Императорской Академии Наук и Лондонской Академии Древностей личный библиотекарь императрицы. В этом статусе он перевел на греческий язык Виргилиевы «Георгики» и «Энеиду».

При архиепископе полтавский монастырь становится сокровищницей книжного знания. Здесь хранился двухтомник «Поучительных слов святого Василия Великого», напечатанный в 1594 г. типографией Константина Острожского, книги киевской печати с 1615 г., львовской – с 1631 г., московской – с 1657 г., другие редкостные издания, в том числе и античных авторов.

После того, как в 1779 г. владыка попросился на покой, по его рекомендации на кафедру был назначен им же приглашённый из Венецианской республики богослов, философ, педагог, физик и математик Никифор Феотоки, выпускник Болонской академии, будущий настоятель московского Данилова монастыря.

Архиепископ же Евгений продолжал некоторое время жить и работать в монастыре, где писал труды по богословию, истории, философии, педагогике (в т.ч., «О наилучшем воспитании великих князей Александра и Константина Павловичей»). В 1801 г. просветитель переехал в санкт-петербургскую Александро-Невскую лавру, где закончил свои дни и погребён.

При владыке Евгении в монастыре была учреждена школа, ставшая прообразом знаменитой полтавской Славянской семинарии. Среди выпускников заведения писатели Иван Котляревский (не владыки ли перевод подтолкнул его на «переложение» Энеиды) и В.П. Гоголь-Яновский (отец М.В. Гоголя), переводчики греческих и римских авторов М.И. Гнедич и И.И. Мартынов, греческий ученый-энциклопедист Афанасиос Псалидас, тайный советник, почётный лейб-медик Высочайшего двора, ректор и профессор Санкт-Петербургской медико-хирургической академии С.Ф. Гаевский.

Вообще, я как-то давно заметил, что чуть ли не каждый второй знаменитый малоросс оказывается уроженцем Полтавщины. Возьмём только тех, кто внёс заметный вклад малороссов не только в российское, но и в мировое наследие: математик М.В. Остроградский, писатель и философ Н.В. Гоголь, полководцы Иван Паскевич, Василий Завойко и Сидор Ковпак, выдающийся военный инженер и герой наполеоновских войн генерал-лейтенант Александр Засядько, языковед Александр Потебня, философ Григорий Сковорода, уже упомянутый Иван Котляревский, борец Иван Поддубный, актриса Вера Холодная, художница Катерина Белокур, ректор Санкт-Петербургской медико-хирургической академии С.Ф. Гаевский.

Украсил Полтаву памятниками единственный Действительный член Императорской академии художеств, не имевший художественного образования, Владимир Позен. А в Санкт-Петербурге памятник Позену установило своими силами и средствами местное объединение малороссийских землячеств «Наследие». Как рассказывает руководитель «Наследия» Александр Близнюк, предлагали поучаствовать и полтавским госадминистрации и горсовету: «Возьмите на содержание хотя бы могилу». Но нынешним властьимущие на Украине вряд ли вообще уразумевают смысл словосочетания «культурное наследие».

Кстати, Александр Павлович склоняется к тому, что список Каплуновской иконы, находящийся в Самспониевском храме Петербурга – наиболее близок к оригиналу. Храм был возведен в честь Полтавской виктории, случившейся в день Сампсония Странноприимца. Не удивительно, что Сампсониевский малороссийское землячество считает своим «домовым храмом».

«Наше внутренне ощущение надвигающейся огромной беды (которая и случилась в начале 2014-го) искало какую-то нерушимую опору, – поясняет Близнюк. – Точками такой опоры стали для нас ежегодные благодарственные молебны в честь Полтавской победы и Переяславской Рады, панихиды по Александру Безбородко, Н.В. Гоголю, Богдану Хмельницкому. Начали с «Полтавы». Идея молебна родилась у в землячестве более 10-ти лет назад. Епископ Назарий (уроженец Черкасской области, наместник Александро-Невской лавры, – Авт.) благословил нас на это. Потом уже – в продолжение нашего почина – город пышно отпраздновал 300-летие Полтавской победы, и ежегодный молебен стал общегородской традицией. Сейчас это праздник Выборгского района Санкт-Петербурга (где расположен Сампсониевский собор). На нём присутствует губернатор (по фамилии Полтавченко, кстати! – Авт.) или его представители. По окончанию службы перекрывается Сампсониевский проспект для возложения цветов памятнику Петру I, под марш Преображенского полка проходит губернаторский полк почетного караула.

Каплуновской иконе мы молимся о спасении нашего города, наших родных и близких на Украине, о спасении всего нашего Отечества. Икона дает нам физическое ощущение единства Петербурга и Полтавы, чудесным образом перемещает нас с берегов Невы на берега Ворсклы.

Новое изображение
Александр Близнюк: «Без Полтавы эта земля была бы шведской»

Пыталось «Наследие» 300-летие Победы привезти и икону, хранящуюся в Крестовоздвиженском монастыре Полтавы, «повенчать» ее с городом, который она спасла от исчезновения (ведь без Полтавы берега Невы были бы шведскими). Но интриги местной митрополии, уже зараженной бациллой "незалежности", не позволили нам это осуществить (местный митрополит участвовал в те дни в организованном Ющенко юбилее «шведско-украинского союза», – Авт.). Тогда мы вместе с полтавскими братьями-подвижниками доставили в Санкт-Петербург и поместили на вечное хранение в Сампсониевский храм горсть земли с поля Полтавской баталии».

Жёлто-синий «реванш». В исполнении серости

Довелось мне побывать в прошлом году в знаменитом, но сегодня пустующем Музее Полтавской битвы. Экскурсоводы здесь теперь очень сочувственно относятся Карлу, объясняют досадными случайностями его поражение, а заодно рассказывают, что Пётр I, оказывается, между баталиями успевал издавать указы о запрете – держитесь за стул – украинской мовы! Бред сей, впрочем, натренированному на Украине уху столь привычен (мову-то литературно оформлять начнут лет через сто пятьдесят после Петра), что не помешал насладиться величием Сампсониевского храма, воздвигнутого на поле битвы в честь Победы. Лишь обеспокоенность дальнейшей судьбой его больно уж русского экстерьера закралась.

Увы, опасения оказались оправданными.

«Одну из церквей Московского патриархата в Полтаве украсили двуглавым орлом и Петром Первым на коне, который уничтожает сине-желтый флаг, – очнулся спустя полтора столетия после возведения храма телеканал олигарха Коломойского. – Только подойдя вплотную, можно разглядеть, что флаг под копытами шведский. Пять метров влево или вправо – и кажется, что это флаг Украины. Поэтому рядовые полтавчане углядели в композиции другой смысл и обратились к СБУ с требованием проверить храм на антиукраинскую деятельность».


«Рядовыми полтавчанами» оказались один из галичанинских советников Авакова с собственной персоной.

Сей усмотрел «признаки антиукраинской направленности картины на храме УПЦ (Московского Патриархата)»: «На храме изображен российский император Петр I на коне, который топчет шведский флаг, напоминающий современный флаг Украины… Картина на храме появились ... по моему субъективному мнению с признаками провокации или вызова, ведь большинство прихожан и посетителей храма не могут различить тонкости и различия между шведским и украинским флагами».

Наконец, 21 августа «полтавчане обнаружили положительные изменения во внешнем виде Сампсоновского храма на поле Полтавской битвы: …мозаика на которой Петр I на коне топтал сине-желтый флаг закрашена серым». В итоге: «В городе станет меньше пропаганды "русского мира". Существенно меньше».

Поспешим разочаровать русофобствующих геростратиков – не станет. Пока Полтава пребывает под покровом Каплуновской Божией матери, это русский город. А, значит, Божий.

P.S. В преддверии праздника Споспешницы Полтавской виктории – Каплуновской иконы Божией Матери – настоятель храма Каплуновской иконы с. Каплуновка (что под Ахтыркой) иерей Сергий был найден в лесу исколотый ножом. Сейчас он в реанимации. «Уму непостижимо, кому мог "перейти дорогу" этот добрейшей души человек!», – пишет его духовное чадо Михаил Толстоусов. – Ночью батюшке сделали операцию. Слава Богу, сердце не задето, хотя целили именно в него. Сейчас он в реанимации, состояние стабильно тяжелое».

Просим молитв за слугу Богородицы.

«Фонд стратегической культуры»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x