Пока не грянул гром
Сообщество «Выживание» 11:25 21 мая 2020

Пока не грянул гром

Вслед за эпидемией коронавируса на Россию наступает большая вода

18 сентября 2019 г. Президент РФ Владимир Путин провёл видеосовещание с губернаторами Дальневосточного федерального округа, чьи территории наиболее пострадали от наводнений в том году. Было отмечено: 

— разрушена на 60% транспортная и сельскохозяйственная инфра-структура, ущерб — более 10 млрд. рублей; 

— в затопленных районах 3-х регионов (Хабаровский и Приморский края и Амурская область) урожай сельхозкультур погиб, ущерб — более 5 млрд. рублей; 

— десятки тысяч людей оказались лишены хоть какого-нибудь жилья, чтобы до наступления морозов обеспечить всех кровом над головой необходим почти 1 трлн. рублей; 

— если людей не обеспечить всем необходимым (жильём, школами, детсадами, едой, одеждой и другими предметами, достаточными для жизни), то будет гуманитарная катастрофа. 

По самым скромным подсчётам, на всё это требовалось более 2 трлн. рублей. 

Президент РФ сказал, что Центр поможет, так сказать, залатать дыры; возложил на губернаторов личную ответственность за ликвидацию последствий наводнений и их предупреждение, но не сказал, как такую катастрофу предотвратить в следующем году. 

Чтобы понятно было, о чём идёт речь, необходимо сказать, что наводнения — проблема не только Дальневосточного федерального округа, но и всей России. И, поскольку эта ситуация сложилась давно, адекватно мало кем оценивается, нужно в этом деле разобраться более подробно. 

Основная причина сильных наводнений в ряде регионов РФ за последние 20 лет — катастрофическое обмеление рек, особенно судоходных. К настоящему времени внутренние водные пути (ВВП) имеют судоходную глубину от 1,5 до 3,5 метров, при норме 4 метра. Реки обмелели на 2-4 метра, а где-то и до 6 метров (Амур). Причина обмеления — в течение уже более 25 лет не проводилось хоть каких-нибудь дноуглубительных работ не только по рекам единой глубоководной системы (ЕГС), но и по впадающим в них рекам. 

В советское время, в стране было более 300 специализированных дноуглубительных отрядов (ДУО), которые строго по плану, с периодичностью от 5 до 7 лет (в зависимости от региона) производили очистку русла рек и дноуглубление. За весь период Советской власти катастрофических разливов рек не было, а сейчас они случаются каждый год: то в одном регионе, то в другом — не из-за сильных дождей (бывали и намного сильнее), а только по причине того, что воде с малых ручьёв и рек просто некуда стекать. Поток упирается в переполненную главную реку и начинает затапливать всё вокруг. И это повторяется из года в год. Правительство РФ, предупреждённое экологами, гидрологами и другими специалистами, ещё 29 февраля 2016 г., приняло "Стратегию развития внутреннего водного транспорта Российской Федерации до 2030 г.", так как за период 1989-2019 гг. объём перевозок грузов по всем ВВП России упал с 580 млн. тонн до 91,8 млн. тонн в год, а объём перевозок пассажиров за тот же период снизился в 8 раз, с 103 млн. до 12,7 млн. человек. 

Кроме того, потенциал ВВП отличается высокой экологичностью, в том числе энергоэффективностью, низкими уровнями себестоимости перевозок, аварийности и удельных расходов бюджета на содержание инфраструктуры. 

Однако, поскольку никакого плана действий по этой "Стратегии…" разработано не было, то ситуация не только не меняется, но и ещё более усугубляется, до такой степени, что тогдашний премьер-министр РФ Дмитрий Медведев 30 августа 2019 года собрал в Астрахани совещание по этой проблеме. Опять же, всё совещание свелось к обсуждению ситуации в волжском бассейне, т. к. в 2018 году была принята "Программа оздоровления водных путей по р. Волге". Медведев раскритиковал бездействие в этом вопросе и дал приказание до 2024 года очистить русло Волги и обеспечить глубину судового хода не менее 4-х метров. Но, поскольку он не сказал, как это сделать, кто будет координировать работу и кто за что отвечать, похоже, всё снова "уйдёт в песок". 

Во-первых, каждый губернатор будет очищать и углублять Волгу только в своём регионе, а это: дноуглубительные суда (СДУС), судоподъёмные суда, различные плавкраны, различные баржи, водонасосные суда и т. д., и т. п., то есть очень большие расходы, которые будут, к тому же, многократно дублироваться; 

Во-вторых, все вышеперечисленные суда и плавсредства где-то нужно строить, поскольку сейчас в России не более десяти единиц СДУС и они, в основном, работают в портах и на аварийных участках; 

В-третьих, если говорить о всей ЕГС (от Белого моря до Каспия и Чёрного моря) с глубиной судового хода не менее 4 метров, то это очень большие деньги, более триллиона рублей, и таких средств в бюджете нет; 

В-четвёртых, как это всё должно быть организовано: через государственные структуры (которых нет), государственно-частные партнёрства или частные компании? 

Я приведу один очень показательный пример того, как нужно бороться с наводнениями. 

Есть такая река Сунгари, она в основном протекает через китайскую провинцию Хейлунцзян и впадает в р. Амур. Так вот, она периодически, во время весенних паводков и после обильных дождей, выходила из берегов и затапливала прибрежные территории, в том числе — столицу провинции город Харбин. В 1998 году Сунгари так разбушевалась, что Харбин был полностью затоплен, уровень реки превышал критическую отметку на 7 метров. После всего этого, правительство провинции, изучив обстановку и сделав серьёзные выводы, разработало план борьбы с наводнениями, который был утверждён Госсоветом КНР. По этому плану были созданы специализированные ДУО (более 10-ти), обеспеченные техникой и специалистами, и они по мере готовности начали рыть каналы от реки Сунгари вглубь засушливой степи, длиной до 10 км и с большими приёмными водоёмами. С началом паводка и подходом "большой воды" затворы открывались, и вода по каналам наполняла водоёмы, и так по всему течению реки. 

В результате с 1998 года наводнений по течению р. Сунгари в Китае нет, а наш Амур каждый год всё затапливает; в обводнённых таким образом районах засушливой степи начали выращивать различные сельскохозяйственные культуры, в том числе рис, что позволило провинции Хейлунцзян полностью обеспечить себя сельхозпродуктами и поставлять их в другие регионы Китая; в провинции появились новые промышленные и сельскохозяйственные предприятия с десятками тысяч высокооплачиваемых рабочих мест, и она вошла в первую десятку среди провинций КНР, полностью искоренив бедность (черта бедности в КНР — 6 тыс. юаней, т. е. примерно 60 тыс. рублей в месяц). 

Вот такой получился синергетический эффект от системного планового решения проблемы предотвращения наводнений. 

Что нам мешает таким же образом бороться с наводнениями? 

Во-первых, системной работы по предотвращению наводнений во всех регионах страны не ведётся. 

Во-вторых, руководители регионов не имеют ресурсов для такой работы. 

В-третьих, чтобы всё поставить с головы на ноги, нужно составить не программу, а план работы всех органов системы государственного управления на многие годы вперёд. 

В-четвёртых, под выполнение этого плана необходимо загрузить все производственные мощности государства, включая и частные, но это возможно только тогда, когда частник увидит государственные вложения в это дело; 

В-пятых, согласно расчётам специалистов в этой сфере, на первом этапе (осень, зима, весна 2020-2021 гг.) нужно срочно для очистки русел и дноуглубления главных рек — Волга, Амур, Лена, Обь и т.д. — затратить около 2 трлн. рублей: закупка за границей дноуглубительных судов, барж, плавкранов и другой специальной техники, поскольку сейчас их в нашей стране в нужном количестве нет, и строительство не ведётся. Такого рода закупки сейчас может осуществлять только одна компания в России — АО "Внешнеэкономическое объединение Судоимпорт", которая в течении десятков лет занималась данной деятельностью и обладает громадным опытом по закупкам такой продукции в разных странах мира. 

В-шестых, срочно разместить на наших верфях и заводах заказы на производство всего необходимого для ликвидации катастрофического состояния на всех реках России, а это не менее 1 трлн. рублей ежегодно. 

Учитывая то, что в государстве полностью утрачена культура разработки и реализации крупных инфраструктурных проектов, а борьба с наводнениями в России есть именно такой проект, это дело нужно поручить тем, кто имеет соответствующий опыт, поскольку предусматривается вложение громадных средств, отчего вопросы эффективности предстоящих работ, а также опасности коррупции выходят на первый план. 

Оправданны ли такие вложения? Да, оправданны, поскольку ежегодно наводнения наносят нашему хозяйству не менее 1 трлн. рублей убытка, то есть окупаемость данного проекта составит не более двух лет. 

Если не начать действовать в этом направлении уже сейчас, то в следующем году ситуация будет ещё хуже, т.к. глобальное потепление не даёт никаких надежд на то, что всё решится само собой. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой