Сообщество «Экономика» 10:13 2 ноября 2021

По инерции...

Бюджет-2022
1

Внесённый правительством РФ законопроект «О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов» был принят Госдумой в первом чтении 28 октября. Разумеется, в последующих чтениях он будет подвергнут поправкам, но сам документ в его начальном виде показывает, как российские «верхи» оценивают настоящее и представляют себе ближайшее будущее и нашего государства, и отечественной экономики. В рамках этой небольшой статьи придётся ограничиться в основном сравнением данного документа с действующим Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов» от 08.12.2020 №385-ФЗ в его актуальной редакции.

Прогнозируемый объём экономики и инфляция

ВВП-2021 ожидался в объёме 115,533 трлн рублей при уровне инфляции, не превышающем 3,7% (декабрь 2021 года к декабрю 2020 года). Утверждённый показатель 2020 года — 106,606 трлн рублей, то есть принятым бюджетом предполагался рост ВВП в 2021 году на 4,5%. Но можно с уверенностью сказать, что в этих частях федеральный бюджет РФ 2021 года выполнен не будет — Банк России только что, 22 октября, повысил прогноз инфляции по итогам 2021 года до 7,4–7,9%, то есть минимум вдвое выше заложенного законом год назад.

Цены у нас на глазах просто «улетают в космос». При этом индекс потребительских цен за январь — сентябрь год к году вырос на 6,1%, а индекс отпускных цен производителей, за которыми тянется торговля, — на 23,2%! То есть ценники, которые мы видим сейчас на прилавках, — это ещё цветочки, а ягодки впереди. Но не будем задаваться вопросами «Что делать?» и «Кто виноват?», просто отметим пока этот факт как данность.

Но раз уж инфляция в стране высокая, то вместе с ней должен расти также и наш номинальный ВВП, что и наблюдается: Росстат дал за январь — сентябрь цифру в 90,622 трлн рублей в текущих ценах (без учёта инфляции) — 78,4% от запланированного на 2021 год показателя и плюс почти 20% к аналогичному периоду прошлого года. Но если, согласно текущим данным Росстата, рост ВВП составил 4,6% (в 2020-м было падение на 3,6%), а выпуск товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности увеличился год к году всего на 6,3%, то восстановление отечественной экономики в большей мере «бумажное», чем реальное.

IV квартал по объёму ВВП обычно «ударный», но в этом году, судя по всему, будет обрезан ковидными локдаунами непонятного — и по территории, и по длительности — масштаба. Правительству, чтобы дать даже не 4,5%, а 4,2% роста при инфляции 7,4% (нижняя планка оценки ЦБ), нужно по итогам года выйти на планку 119,3 трлн рублей или за октябрь — декабрь произвести ВВП почти на 28,7 трлн рублей. Для сравнения: в I квартале аналогичный показатель составил 26,771 трлн рублей, во II квартале — 30,853 трлн рублей, в III квартале — 33,321 трлн рублей. Иными словами, правительство (во всяком случае, финансово-экономический его блок) заинтересовано в том, чтобы притормозить и приморозить отечественную экономику, перегретую ростом мировых цен на сырьё. Отсюда и заявление министра экономического развития РФ Максима Решетникова о том, что восстановительный рост отечественной экономики к концу года полностью «исчерпает себя».

Видимо, с этим связано изменение правительственного прогноза объёма ВВП 2022 года. В прошлогоднем законе было 124,233 трлн рублей, в нынешнем законопроекте стало 133,328 трлн рублей. Что и говорить, поправка более чем существенная, даже «с запасом», но назвать её радостной сложно: это заход в стагфляцию, когда при отсутствии реального роста производства/потребления цены продолжают повышаться, платёжеспособный спрос на внутреннем рынке сокращается, и в результате экономика «уходит в штопор». Впрочем, это проблема не одной только России, а всего глобального рынка — те же самые процессы, с поправкой на местные реалии, идут по всему миру, что и отметил Владимир Путин, выступая на прошедшем 30–31 октября в Риме «хэллоуинском» саммите «Большой двадцатки».

Доходы и расходы федерального бюджета

Прогнозные оценки ВВП и инфляции — хотя и важная, но далеко не главная тема бюджетного проектирования. Главная — баланс доходов и расходов, «дéбета и крéдита». Однако «по деньгам» хорошо видно, как публичные органы власти видят свою роль во взаимодействии с обществом, каких приоритетов придерживаются не на словах, а на деле, какие цели ставят перед собой.

Законопроект на 2022 год предусматривает общий объём доходов федерального бюджета в сумме 25,022 трлн рублей, в том числе дополнительных нефтегазовых доходов — 3,397 трлн рублей; а расходов — 23,694 трлн рублей. То есть бюджет планируется профицитный, его доходы должны составить 18,77%, а расходы — 17,77% от ВВП.

В принятом год назад законе значились, как уже понятно, несколько иные цифры: доходы федерального бюджета в сумме 20,637 трлн рублей (16,61% от ВВП) и расходы в сумме 21,885 трлн рублей (17,62% от ВВП), то есть бюджет предполагался дефицитным.

Нетрудно видеть, что рост прогнозируемого национального ВВП-2022 на 9,095 трлн рублей, или на 7,32%, правительство намерено сопровождать ростом доходов федерального бюджета на 4,652 трлн рублей, или на 21,25%, в то время как расходы должны вырасти всего на 1,809 трлн рублей, или на 8,26%. Иными словами, только федеральный бюджет должен «съесть» больше половины суммы ожидаемого экономического роста, а вместе с бюджетами других уровней и внебюджетными фондами — почти всю эту сумму.

К этому стоит добавить недавнюю инициативу Минфина РФ об увеличении порога отчислений в Фонд национального благосостояния с нынешних 7% до 10% от ВВП, что означает принудительную «стерилизацию» уже не 8,08, а 13,33 трлн рублей, на 5,25 трлн больше, из них почти 4 трлн рублей — дополнительное изъятие. В эту «кубышку» должны уйти все «лишние» нефтегазовые доходы нашей страны, что весьма настойчиво и «рекомендовал» правительству РФ Международный валютный фонд.

Таким образом, государство усиливает свою роль в российской экономике и намерено перераспределять бóльшую, чем это было в 2020–2021 годы, долю национального дохода. Однако это перераспределение в условиях длящейся коронавирусной эпидемии будет носить скорее протективный, чем развивающий характер — в производственных инвестициях предпочтение будет отдаваться корпоративному сектору, как национальному, так и зарубежному, включая офшорные структуры (в том числе для сохранения за Россией статуса страны с рыночной экономикой).

Внешний и внутренний долг

Законопроект устанавливает на 1 января 2023 года верхний предел государственного внутреннего долга Российской Федерации в сумме 20,815 трлн рублей, а её внешнего долга — в сумме 70,7 млрд долл., или 58,5 млрд евро. Год назад аналогичные показатели составляли соответственно по внутреннему долгу — 20,519 трлн рублей, по внешнему долгу — 73,2 млрд долл., или 61,0 млрд евро. Иными словами, планка внешних заимствований правительством снижается, а внутренних — незначительно растёт.

Как сообщала Счётная палата, по состоянию на 1 января 2021 года государственный долг Российской Федерации составил 18,986 млрд рублей (17,8% ВВП), увеличившись за 2020 год на 5,418 трлн рублей, или на 39,9%. При этом внутренний долг вырос на 4,6 трлн рублей, до 14,791 трлн рублей, а внешний долг — на 1,9 млрд долл., до 56,8 млрд долл. (4,195 трлн рублей). Согласно данным Минфина, на 1 октября 2021 года внешний госдолг РФ составлял 58,604 млрд долл., или 50,239 млрд евро, за 9 месяцев увеличившись на 1,8 млрд долл. (+3,18%). А внутренний госдолг на ту же дату — 16,678 трлн рублей, то есть вырос на 1,887 трлн рублей (+12,76%).

Вопрос о том, зачем государству необходимо наращивать свои долговые обязательства на фоне гигантского роста бюджетных доходов и золотовалютных резервов страны, задаётся достаточно часто и давно. Пока единственный претендующий на адекватность ответ состоит в том, что это часть «выхода Орде за ярлык на княжение», то есть плата глобальному Фининтерну за суверенный кредитный рейтинг Российской Федерации. Поскольку в случае снижения данного рейтинга автоматически будут пересмотрены в сторону ужесточения действующие кредиты российским корпорациям.

Как сообщает в своём пресс-релизе Банк России, объём внешнего долга РФ по состоянию на 1 октября 2021 года составил 489,2 млрд долл. и увеличился с начала года на 21,9 млрд долл., или на 4,7%. Определяющую роль в динамике показателя сыграло получение Россией в III квартале с.г. специальных прав заимствования (СДР) в размере 17,5 млрд долл. Таким образом, внешний долг российских корпораций составляет почти 403,6 млрд долл., и он более чем в 7 раз выше государственного внешнего долга.

В данной связи следует напомнить, что новое российское государство всегда выступало в роли страхователя и поручителя по внешним долгам национального корпоративного сектора (официальные оценки колеблются в диапазоне 1,2–1,5 трлн долл.), так или иначе гарантируя их финансовые обязательства перед иностранными кредиторами и, соответственно, не допуская потери реальных активов. Так было и в 1998-м, и в 2008-м, и в 2014–2015 годах. Опять же, не вдаваясь в рассуждения о причинах и целях подобного государственного патернализма, отметим его наличие как данность.

При этом было необходимым осуществлённое Госдумой 20 октября продление до 1 января 2025 года невыплат в полном объёме компенсаций за «советские» вклады граждан России по причине отсутствия законов, регламентирующих перевод вкладов в целевые долговые обязательства РФ, а также порядок их обслуживания и применения «долгового рубля». Гарантированная государством сумма сбережений по состоянию на 20 июня 1991 года определена в 345,54 млрд рублей СССР, или чуть больше 617 млрд долл. по официальному курсу, что примерно соответствует текущим золотовалютным резервам Российской Федерации (615,4 млрд долл.). Государство не считает и не учитывает невыплаченную (почти 95%) часть этой суммы в составе официального внутреннего долга (16,678 трлн рублей или эквивалент около 240 млрд долл. на 1 октября 2021 года), но и не отказывается от него вследствие статусных издержек. Видимо, такая «глубокая заморозка» будет продлеваться и после 2025 года. В законопроекте по бюджету-2022 предусматривается, если ранее выплаты по вкладам до 6 000 рублей не производились, трёхкратная компенсация гражданам рождения по 1945 год включительно и двукратная — гражданам 1946–1991 годов рождения.

Резюмируя вышесказанное, следует отметить, что правительство РФ, несмотря на угрозы и возможности, связанные с системным кризисом глобального рынка товаров и услуг, своим бюджетным проектом на 2022 год продекларировало готовность следовать инерционному сценарию в рамках либерально-монетаристского «вашингтонского консенсуса» и его «Великой перезагрузки». Подтверждением тому стало недавнее подписание на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в Давосе меморандума о создании в России «Центра четвёртой промышленной революции», в рамках которого планируется реализация проектов применения экспериментальных правовых режимов, развития искусственного интеллекта и интернета вещей. В плюс действующему кабинету министров Михаила Мишустина можно сказать, что строгость российских законов, даже бюджетных, вполне искупается необязательностью их соблюдения, а развитие российского потенциала, видимо, как и раньше, будет осуществляться по закрытым и во многом неправительственным, негосударственным каналам.

Комментарии Написать свой комментарий
2 ноября 2021 в 22:30

Да, "по деньгам» хорошо видно, как публичные органы власти видят свою роль во взаимодействии с обществом". Жонглировать суммами доходов и расходов госбюджета легче, чем создавать государственные предприятия и контролировать их деятельность.

1.0x