Сообщество «На русском направлении» 11:47 10 сентября 2021

По диким лесам Черноземья

Особо охраняемые, но такие притягательные миры Воронежской области
2

Лесник Алексей, кряхтя, приподнял корягу и извлёк окровавленный труп ежа. «Эх, последний издох! Вот до чего довел наш заповедник постельный режим». Примерно так мог бы начинаться материал модного столичного сайта, чьи авторы наслушались про бомбёжки Воронежа.

Между тем сотни тысяч жителей России каждый год проезжают вдоль ухоженных полей по трассе М4 на Юг и обратно даже не подозревая, что буквально за поворотом может скрываться совсем другая реальность — настоящее дно древнего моря, дивные горы с Сицилийскими святынями и родина русских бобров, готовых биться не на жизнь, а на смерть. Заповедные леса, за несанкционированное проникновение в которые наступит серьезная ответственность. Однако и здесь возможен вполне легальный туризм.

«Вы случайно в Воронеже не были?», — с таким вопросом приставал ко всем в Африке главный герой мультфильма "Котёнок с улицы Лизюкова". Впрочем, в Воронеж и его окрестности действительно обычно заворачивают именно случайно: по дороге на Юг для разгона летних впечатлений или, напротив, чтобы после основного отдыха догнаться эмоциями. Но стоит свернуть с магистрали в глубь Воронежской области — открываются заповедные миры. Особо охраняемые, но, как оказалось, вполне доступные при правильном подходе.

Сначала были кости

«Костлявое» название музея-заповедника "Костёнки" говорит само за себя: в 40 километрах к югу от Воронежа, на берегу реки Дон, раскинулась самая древняя и крупнейшая в Европе стоянка человека.

Кости в Костёнках — главная ценность: даже музей возвели вокруг скелетных запчастей. В 1949 году местный житель выкапывал погреб и наткнулся на останки мамонта. Видный археолог того времени Николай Рогачёв решил раскопать стоянку, но при этом сохранить её на своём месте. Пройдя все круги бюрократии, учёный добился разрешения на постройку музея вокруг находки каменного века, чтобы законсервировать памятник в его археологическом качестве.

Сохраняется находка в музее незамысловато: помещение не отапливается, чтобы сохранять естественную влажность и «природный» переход температуры. Именно поэтому музей пока работает сезонно: с мая по ноябрь. Но так будет не всегда. Уже к 2022-2023-м году планируют сделать new-Костёнки с учётом мировых технологических музейных практик. Пока что музей несмотря на своё огромное историческое наследие и профессионализм сотрудников, отчасти наивен: среди маститых археологических трофеев выбиваются созданные собственными силами артефакты — к примеру, манекенная палеолитическая семья, макеты местности…. С одной стороны, они как раз придают некую ламповость, с другой — словно приглушают историческую ценность мирового масштаба. Археологический музей-заповедник "Костёнки" хоть и самобытный, но бриллиант, который требует достойной современной огранки.

Музея-заповедник "Костёнки", как и Дивногорье, резервант ЮНЕСКО. Пока он не стал всемирным наследием, его должны успеть реконструировать. Так что до ноября ещё есть время побывать в музее-заповеднике и увидеть его первозданную скромность при его не скромном содержании.

История мелом

Каждый, проезжавший под Воронежем, обращал внимание на открывавшиеся за холмистым поворотом белоснежные скалы. Летом они ярко выделяются на фоне полей и зелёного пейзажа. Но это не снежные склоны, а меловые останцы в Дивногорье. Своим нетипичным для Центральной России видом они обещают прогулку по дну древнего океана. В музее-заповеднике "Дивногорье" история Земли «написана» мелом: известняковые скалы и каньоны… Такой дивный ландшафт — рассказ в картинках о том, как формировался материк и суша с морем менялись местами.

Своей необычной формой белые скалы издревле изумляли местных жителей, поэтому они прозвали их «дивами»: диво же, чудо! Отсюда — название местности и самого археологического музея-заповедника. В "Дивногорье" есть дивы Большие и Малые. Места с меловыми столбами назвали не по размеру и масштабу чудесности, а по их количеству: где останцев больше сохранилось — там Большие Дивы. Меловые останцы оказались отличным материалом для создания целых пещерных комплексов. В Больших Дивах это Свято-Успенский Дивногорский монастырь и рукотворная пещерная церковь Сицилийской иконы Божьей Матери.

двойной клик - редактировать изображение

Меловой пещерный мужской монастырь в музее-заповеднике на берегу Дона появился в середине VII века. В одном из меловых столпов его первые пещеры вырыли иноки Иосаф и Ксенофонт. Позже монастырь разросся до наземных построек и колокольни. Монастырь действующий: услышать богослужение можно даже находясь на других ярусах меловых скал. Как раз известковая акустика усиливает звучание службы и будто приобщает к нему. Особенно если при этом смотреть на монастырь с высоты — словно с небес, куда поднимаются молитвы монахов.

Те же греческие монахи в основании меловой горы высекли церковь Сицилийской иконы Божьей Матери. По преданию, Ксенофонта и Иосафа преследовали католики. Спасаясь, иноки из Италии добежали до Воронежской области. При этом они прихватили с родной земли икону, которую потом поставили в церкви. У облика этой пещерной церкви чётко прослеживаются греческие архитектурные мотивы: икона, вырезанная над входом на 20-метровой цельной скале, напоминает внешнее убранство античных церквей на греческой святой горе Афон. Сейчас фасад украшает современная копия иконы.

Первое документальное упоминание о пещерном храме в Больших Дивах появляется только в XIX веке, в 1831 году. Как раз в том же году во время вспышки холеры Сицилийская икона Божьей Матери стала считаться чудотворной. Оригинал древней иконы не сохранился — она пропала во время туров по городам. Теперь в меловом храме один из списков иконы XIX-го века. У иконы, помимо, "Сицилийской", есть ещё два названия: "Исцелийская" и "Дивногорская".

Раньше храм снаружи и внутри украшали фрески. Но влажность их не пощадила. Сейчас пещерные стены изнутри «расписаны» живым «орнаментом»: водорослями, которые можно принять за плесень, и мотыльками. Если бы не такие «украшения», стены были бы совсем «голые». Впрочем, интерьер храма тоже в стиле минимализм: перед алтарём — застеклённый список иконы конца XIX века, чуть дальше — деревянные скамейки, впитывающие сырость. Сама церковь двухъярусная. На первом этаже — алтарь с чудотворной иконой. Второй этаж — для монахов. Соединяет ярусы длинная узкая лестница. Ходить по ней сейчас не просто: время разрушило ступени, а ноги паломников и туристов потёрли их, сделав покатыми. Так что соскользнуть с них легко. При этом хвататься за стены, увешанными мотыльками и водорослями — парадоксально!— из-за того же инстинкта самосохранения едва ли захочется. Так что лучше сразу позаботиться об удобной обуви.

Летом «дивная» пещера даже в жару за 30 встречает путников прохладой. Зимой, напротив, и в бурю в ней тепло. Секрет температурного комфорта прост: меловые стены держат плюсовую температуру: 12°-15°. Зато темно в ней даже в солнечный день.

Тяга туристов оставлять метки из разряда «Здесь был…» насчитывает уже века. Подобные «автографы», в том числе и современные, как шрамы, высечены на стенах пещерного храма. Найти их можно на втором этаже, возле единственного окна. Заповедник настоятельно просит не входить в историю подобным образом: «… это плохая «память» о вас на долгие времена», — предостерегают правила посещения.

Помимо удивительных меловых скал с выдолбленными старинными пещерными храмами, заповедный музей под открытым небом завораживает и своей реликтовой природой. Например, здесь с краснокнижными карликовыми ирисами соседствуют как отголоски былой океанской жизни сухопутные водоросли. Из нехарактерных для местного климата растений встречается ковыль красивейший… (Хотя когда смотришь вокруг, красивейшим здесь кажется всё.) А ещё в заповедных травах вольготствуют привычные для России гадюки. Так что ходить в заповеднике стоит исключительно по тропам — в интересах безопасности не только флоры и фауны.

Дивногорский историко-культурный комплекс раскинулся в Воронежской области: в Лискинском и Острогожском районах — на правом берегу реки Дон, где он слияется с Тихой Сосной. Из-за такого пойменного склада Дивногорье славится ещё и заливными лугами.

На территории музея-заповедника, помимо заповедной флоры и фауны, живут люди — человечество заселило Дивногорье ещё в эпоху неолита. Сейчас здесь восемь населённых пунктов. Тот ещё вопрос, насколько «заповедных» местных жителей можно считать счастливчиками: жить в музее, который к тому же претендует войти во всемирное наследие ЮНЕСКО, — бытовое испытание. «Лишний раз палку не воткнуть на своём же участке!», — обычно утрируют они. Сам заповедник, пока не стал наследием ЮНЕСКО, прихорашивается. Иначе потом любые работы придётся долго и нудно согласовывать. При этом не факт, что бюрократы ООН дадут в итоге добро. В этом году в Дивногорье сделали спортивную площадку и строят детскую. А на пляже благоустроили спуск к воде. Подъём к пещерной церкви тоже похорошел. Помимо бесценной красоты, местным «заповедным» жителям перепадают и «плюсы» инфраструктуры. С 2019 года до Дивногорья ходят прямые электрички. Более того, это единственный в регионе туристический маршрут. Доехать из города до музея-заповедника можно за 2 часа: на электричке, автобусе или машине.

Всем бобра

Встретить бобров в природе — большая удача. Даже в особо охраняемом лесу проще наткнуться лишь на «улики» бобриного быта. А вот в "Бобровом городке" Воронежского заповедника есть возможность посмотреть на бобров вблизи. И даже погладить самого покладистого — если повезёт и зверушка будет в настроении. Прикасаться к бобру лучше подальше от мордочки, желательно в районе спины. При этом только с разрешения и под присмотром. Самовольно тискать животное — плохая идея: зубы бобра легко перегрызают толстенную древесину — похрумстеть назойливыми человеческими пальцами тоже будет не трудно.

Впрочем, бобёр кусается не только для самообороны: он постоянно что-то грызёт, чтобы стачивать резцы, которые растут у него всю жизнь. Только за месяц — на 5-7 миллиметров. Отсюда такая суровость вольеров: металлические решётки, бетонные стены... В заповеднике поясняют, именно такие «тюремные» апартаменты бобры не смогут прогрызть.

А вот сами вольеры явно маловаты для меховых полуводных зубастых. В природе бобры и вовсе предпочитают занимать километровый простор. Только вот за него семействам приходится между собой воевать. В бобровом городке километров на всех бобров не напастись. Зато скромное жильё выделить каждой особи — пожалуйста. В общем, в тесноте, да не в обиде. Особенно прилетевшей в виде тумаков от сородичей из-за квартирного вопроса. Бобры хоть и добры, но отметелить могут знатно, если покуситься на их территорию. Эти меховые полуводные даже устраивают кровавые побоища. Местная научпоп-звезда, главный специалист по развитию Воронежского биосферного заповедника Игорь Воробьёв рассказывает про последствия бобриных разборок: окровавленные льдины, тяжелораненые особи... Бывают и погибшие. К соседям бобры относятся с вооружённым до зубов нейтралитетом. А вот с чужаками обходятся крайне жёстко — чтобы неповадно было.

От человека защититься бобрам гораздо сложнее. В начале прошлого века вид вымирал из-за массовой охоты на него. Тогда Воронежскому заповеднику на государственном уровне доверили сохранять и восстанавливать численность бобров. Так, с 1932 года, началась история Воронежского экспериментального бобрового питомника. И потом уже на его базе основали бобровый городок. Здесь уверяют, в России каждый второй бобр родом из Воронежского заповедника.

двойной клик - редактировать изображение

Ещё больше экстрима

В заповеднике можно прогуляться и по экологическим тропам, которые проводят искателей приключений по непроходимым местам особо охраняемого леса. По крайней мере, по зоне частичного хозяйственного пользования — местам-исключениям, где можно прокладывать инфраструктуру. По "Черепахинской" экотропе хочется идти в унисон названию, чтобы рассмотреть природу Усманского бора и реки Усмань. И заодно изучить все информативные таблички, которые превращают экотропы в ожившую энциклопедию.

Для кого цивилизованных дорожек мало и хочется более острых ощущений, заповедник предлагает экомаршрут через заповедный лес. Ходить, точнее продираться через него, — весьма впечатляющее занятие. Не только потому что без разрешения или сопровождения в него не попасть. Помимо флёра запрещёнки, прогулка по заповеднику уникальна: такой лес живёт своей жизнью, в которую человек не вмешивается. Это пример того, каким был бы мир без человека... Хотя прогулки по заповедным чащам совсем не столь «романтичны», как это может представляться. Ходить по дикому лесу трудно и опасно: пока пройдёшь путь, несколько раз спотыкнёшься или упадёшь.

А ещё в таком лесу с любой стороны готовы атаковать клещи. В Воронежской и Липецкой областях энцефалитных нет. Но всё же не хочется подцепить в лесу это кровососущее насекомое. Словом, ходить по заповедному лесу — особое искусство. Тропинок нет, кругом «заборы» из веток, торчащие корни, трава, за которой не видны очередные препятствия, поваленные деревья... И они не валяются, а лежат — отмечают в заповеднике. Не без дела лежат: на них свой мир.

На такой «дикой» прогулке различные экосистемы путаются под ногами и порой в прямом смысле возникают перед носом: паутина и колючие ветки. А за ноги хватает очень уж кусючая заповедная крапива. Со всех стороны грибы и насекомые — сталкиваться с ними бывает весьма волнительно.

Заходить в заповедный лес без разрешения или сопровождения нельзя. Сначала вторжение обойдётся в 3 тысячи рублей, на второй раз — в 4. Охота в заповедниках — вовсе уголовное дело.

Если после прогулки по заповедному лесу снова захочется цивилизации, можно переместиться в Музей природы. Его интерактивные стенды и карты, незатейливые лупы над приколотыми насекомыми и экспозиции с чучелами рыб и животных, которые, кажется, вот-вот оживут, познакомят с заповедной природой в безопасных комфортных условиях.

Я/Мы/Выхухоль

Подобные мысли проносятся в голове, когда узнаешь, что выхухоль, редчайшее млекопитающее, живущее только в России, оказалась на грани вымирания. Встретить её гораздо труднее, чем бобра. Из врагов у выхухоли только человек. Но даже после того, как пойму Хопра оградили от антропогенного фактора, выхухоли не полегчало. В Хопёрском заповеднике признаются, что никак не могут вычислить, от чего же она вымирает. А ведь выхухоль пережила мамонтов и саблезубых тигров! Значит, ей не страшен был ледниковый период и другие природные напасти. Точное число выживших выхухолей тоже никто не знает: пересчитать особей — задача не из лёгких. «Пометить» насекомоядное полуводное млекопитающее невозможно: окольцевать не вариант, что-то выбривать, портя мех, тем более нельзя — это для животного верная гибель. Из-за этого фотоловушки тоже не в помощь: непонятно, это снуёт, к тому же, как гоночный болид, одна и та же выхухоль или каждый раз перед камерой мелькает новая.

Случайно встретить на просторах Хопёрского заповедника выхухоль — из области фантастики. Зато в музее можно посмотреть хотя бы на её чучело. Местный музей отдаёт советским духом (или мышьяком, который использовали таксидермисты в СССР). При этом он выглядит очень органично. Хотя долго смотреть на обилие чучел может оказаться трудно — захочется снова увидеть что-нибудь живое.

Ещё больше почувствовать себя живым можно, если проплыть 50 километров по особо охраняемому Хопру. Правда, можно растеряться: то ли грести, то ли смотреть по сторонам. Впрочем, водная экскурсия длится три дня и предполагает ночёвки — будет время довериться течению и рассматривать заповедные красоты.

Пройтись по заповедной зоне на байдарке, лодке или плоту можно только с разрешения: заявление в произвольной форме нужно отправить на электронную почту (остальные подробности указаны на официальном сайте Хопёрского заповедника). За сплав по заповедному пути без разрешения придётся заплатить от 3000 рублей. Причём оштрафуется каждый участник незаконных покатушек. Купить билет выгоднее: взрослый билет стоит в 5 раз дешевле, чем штраф, школьный — в 10.

Ходить по реке Хопёр можно только на безмоторном плавтранспорте: его нужно привозить с собой или арендовать у местных турфирм. Водный экомаршрут "На байдарках по реке Хопёр" обычно открывает сезон с 1 июня — после того, как рыба перестаёт нереститься. Но по пути ловить рыбу запрещено — она заповедная.

51,672° с.ш. 39,1843° в.д.

К слову, африканская слониха в конце мультфильма всё же навестила столицу Черноземья. Учитывая заповедные красоты области города-героя, в Воронеж её привело, возможно, не только волшебство. Так что за удивительной природой даже не нужно отправляться на «7° южной широты и 30° восточной долготы» — её можно найти недалеко от Москвы.

Загл. фото: Александр Железняк

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«На русском направлении»
1
Комментарии Написать свой комментарий
11 сентября 2021 в 07:53

Молодец Яна, славь наш край!!! У нас и впрямь красоты - дивные и неописуемые. Аж сердце замирает ... Вот и Хопёт упомянут. А изумительно живописную и не менее прекрасную во всех отношениях речушку Усманка (о которой когда-то тихо- восторженно написал наш Василий Песков в газете "КП") уже и не упоминают. Загадили её предельно. А есть ещё р.Битюг! Есть ещё много у нас в области рек и речушек, которые надо бы сохранить для потомства.

11 сентября 2021 в 17:24

Спасибо, дорогая!
Я из Поворино родом. Каждое лето- на Хопер!!!
Лучше нет на свете! Разве Дон и Ока)

1.0x