Сообщество «Историческая память» 00:37 19 мая 2021

Первая колония Англии

Говоря о колониальной истории Запада, стоит вспомнить первую колонию Англии. Тут были опробованы все колониальные технологии

Говоря о колониальной истории Запада, стоит, конечно, вспомнить первую колонию Англии. Тут были опробованы все колониальные технологии от масштабного ограбления до массовых депортации и конфискации земель, которые применялись потом и в заокеанских колониях европейских стран. Речь идет о самом западе Западной Европы - Ирландии.

Каждый подкованный российский либерал знает о Magna Carta (который на самом был лишь актом, дарующим новые привилегии крупным английским феодалам, а не зарей "мировой свободы"). Но стоило бы ему, для расширения кругозора, ознакомиться с килькенийским статутом английского короля Эдуарда III, согласно которому колесовались живьем все англичане, которые носят ирландскую одежду, женятся на ирландках и дают своим детям ирландские имена.

С приходом к власти династии Тюдоров, английская элита стала проводить активную политику обезземеливания коренного населения Ирландии. При королеве Марии Тюдор англичане провели большие конфискации земель в ирландской провинции Лейнстер. Распри септов (родов) О' Муров и О'Конноров с английскими землевладельцами Пэйла (области ранней английской колонизации) были поданы как мятеж против короны. Последовавший за "замирением" королевский указ гласил: "Приказываем, чтобы все земли, отнятые у бунтовщиков и врагов, были приведены в порядок, пожалованы и сданы в аренду: две части англичанам и одна третья часть - ирландцам". Последних обязывали жениться только по разрешению английского наместника, обучать детей английскому языку и одеваться на английский манер. Земли как О' Муров, так и О'Конноров в двух стратегически важных центральных графствах - Лейкс и Оффали были полностью конфискованы и розданы английским колонистам.[1]

При королеве Елизавете I провинцию Лейнстер "замирили" еще более основательно - 400 вождей септов были приглашены в замок Маллгамасте (графство Килдар) для заключения мирного соглашения и там перерезаны английскими солдатами и колонистами.[2] (И англичане еще любят рассказывать сказки про "азиатское коварство".)

В правление Елизаветы I, до сих считающемся в Англии блистательным, зона прямой военной оккупации Ирландии радикально увеличилась, как и размеры земельных конфискаций. С этого времени входит в систему разорение местного населения при помощи конфискации у него земли - в пользу английских колонистов.[3] Елизаветинские администраторы в Ирландии действовали по безотказной схеме: стравливали ирландские кланы, а потом, под предлогом подавления мятежа, проводили опустошение интересующей их территории и конфискацию земли.

Земля эта у ирландцев была общинной, используемой по т.н. кельтской или атлантической системе землепользования, но правительством представлялась так, что она принадлежит вождю-мятежнику, после чего ее можно было конфисковывать на "законных" основаниях.

"Головы убитых за день, к какому бы сословию те не относились, должно было отсечь и принести к тем местам, где он (полковник) располагался на ночь, и разложить их по обеим сторонам дороги, ведущей к его палатке, и так, чтобы никто идущий к нему с каким-либо делом, не преминул увидеть их. Головы должны устрашать; от мертвых не убудет, а живые пусть ужасаются при виде голов своих отцов, братьев, детей, родственников и друзей, на которые будут натыкаться, идя разговаривать с вышеупомянутым полковником", - таков был стиль английского правления в Ирландии во времена Елизаветы I.

Очистка земли от местного населения для последующей передачи ее английским колонистам (planters) включало и истребительные рейды. Так в 1575 г. знаменитый пират и разоритель латиноамериканских городов Фрэнсис Дрейк отличился и в Ирландии - в его рейде на о-в Рэтлин было вырезано 600 членов клана Мак-Доннел.

В Манстере шла борьба между кланами Десмондов и Ормондов, которая разжигалась и обострялась английским правительством. В нужный момент английские войска вмешались в распрю, как бы на стороне Ормондов; Десмонды были объявлены мятежниками. В 1579-1583 английские войска проводили широкомасштабные операции против манстерских родов-септов, возглавляемые Джоном Десмондом. Войска придерживались тактики выжженной земли. Захваченные англичанами ирландские поселения разрушались, дома и амбары обращались в пепел, жители поголовно истреблялись, скот и посевы уничтожались. "Мы прошли через восставшую страну двумя отрядами, сжигая все поселения и предавая смертной казни жителей, где бы мы их не настигали", - свидетельствует елизаветинский поэт Э.Спенсер в своей книге "View of State Ireland". Летом 1582 английский наместник писал из Корка: "Страна разрушена и опустошена убийствами и грабежами солдат. Многие города и местечки совершенно уничтожены. Только от голода умерло 30 тыс. человек, не считая тех, которые были повешены или убиты". Общее число истребленного тогда в Манстере населения оценивалось в 60 тыс.чел.[4]

Вслед за опустошением Манстера, там было конфисковано почти 600 тыс. акров земли, которые корона передала лендлордам с условием, что она будет заселены лишь английскими поселенцами. "Никто из англичан не должен передавать земли ирландцам..." [5]

Разграбление и опустошение Манстера вызвала в Ольстере мощное восстание ирландцев под руководством графа Хью Тайрона и Тирконнела. Армия восставших состояла главным образом из крестьян, которым угрожало изгнание с их общинных земель.

Удачное поначалу восстание, начавшееся в 1595 и распространившееся на Манстер и Коннаут, ставило весьма умеренные цели - свободу религии коренных ирландцев, прекращение конфискаций, свободу передвижения и торговли. В 1601 восставшим попробовали оказать помощь испанцы, но десант был заблокирован в Кинсэйле и сдался, после после того, как ирландцы потерпели поражение, пытаясь разблокировать его.

Испанцев отпустили, а "все пленные (ирландцы) были повешены, несмотря на то, что предлагали выкуп". [6]

После разгрома у Кинсэйла началось разорение восставших областей. Заодно опустошению подверглась и вся остальная Ирландия.

Свидетель событий, Морисон, писал: "Пока армия Маунтджоя (английского командующего) двигалась, она уничтожала хлеб и сжигала все на пути, оставляя после себя пустыню".[7]

Действующий на юге острова английский генерал Керью гордо писал Елизавете: "Вашему величеству не над чем повелевать в стране, кроме как над трупами и кучами пепла".[8]

Согласно оценкам современников Ирландия потеряла половину населения.[9]

В результате последующих конфискаций земель, в первую очередь, в Ольстере, к английской короне перешло 800 тыс. акров, занимавших 6 графств. Направленная Лондоном комиссия также подготовила "Порядок и условия колонизации в Ольстере", согласно которому опять нарезались крупные участки на тысячи акров для передачи королевским служащим и предпринимателям.

"Все лица, получившие в использование различные участки, были обязаны заселить их английскими и шотландскими держателями."[10]

Каждый получатель-предприниматель (undertaker) должен был дать клятву верности супрематии, т.е. англиканской или шотландской пресвитерианской церкви, получал право держать собственный баронский суд и 7 лет беспошлинно вывозить товары в метрополию.

"Названные предприниматели не должны были уступать свои участки или какую-либо часть их ирландцам или лицам, которые не дали клятвы супрематии."

При подавления восстания в Ольстере английским войскам давались следующие вознаграждения за счет изгнанных и истребленных ирландцев - кавалеристу-рубаке по 240 моргов земли, пехотинцу - по 120.[11]

К колонизации присоединились и компании лондонских купцов. Особенно велико было участие лондонских компаний в земельных конфискациях в графстве Дерри. Даже само графство переименовывалось в Лондондерри.

Определялось, что "пошлины со всех вывозимых и ввозимых товаров должны принадлежать Сити на 99 лет". Лондонский Сити получал фактически монополию на торговлю ирландcкими товарами и судебную власть, также приносящую постоянный доход, создавал в Ирландии свою частную армию.[12]

Вскоре вся ирландская торговля оказалась в руках лондонских купцов, которые беспошлинно вывозили оттуда сырье - лес, рыбу, кожи, сало, мясо. На века вперед Ирландия стала аграрным придатком Англии - и этот ее статус тщательно консервировался.

В 1605-1608 в условиях земельного ажиотажа, когда большое количество спекулянтов землей направилось в Ирландию, клановая система, а вместе с тем общинное землевладение и обычай танистри (выбора вождей), были законодательно отменены. Ирландцы - держатели мелких наделов (а таких было большинство) теряли всё. Держатели крупных наделов должны были платить ренту вождю, ставшему лендлордом, и ренту английскому королю как верховному владельцу всех земель. Приватизированные таким образом земли могли отчуждаться, продаваться и покупаться и стали быстро отходить в руки английских колонизаторов.

В 1607-1608 были окончательно конфискованы земли, подвластные графу Тайрону (то есть, владения всего клана О' Нейлов) и Тирконнелу (владения О'Доннелов), клану О'Доггерти (графство Дерри), около 500 тыс. акров...

При короле Якове Стюарте английская власть занимается в Ирландии тем же, чем и в самой Англии – разрушением общинного землевладения и соответствующих социальных форм, что было базой для последующего обезземеливания крестьян; только в более беспощадном и нахрапистом виде. Наместник Ирландии лорд Чичестер издает прокламацию, объявляющих членов клана свободными от какого-либо подчинения вождю клана. После чего предложил считать Ирландию эквивалентом Америки – и сразу же начались раздачи ирландской земли английским протестантам, участками по 1000 и 1500 акров.

Если предводитель клана погибал или бежал - то немедленно вся земля всех членов клана становилась собственностью английской короны. Как будто никаких ирландцев там и не было.

Ирландия превратилась в полигон английского колониализма; схожий стиль - присваивать собственность туземцев, словно их не существует, будет применен и в других английских колониях.

Вскоре в Ольстере еще 195 тыс. акров земли перешло в руки английских и шотландских колонистов-протестантов, а у ирландцев осталось лишь 70 тыс. акров. Причем землевладельцам-протестантам было воспрещено даже сдавать землю в аренду ирландским крестьянам - пусть пухнут и дохнут с голода.[13]

Не одни британские монархи старались на ниве разорения ирландцев.

В феврале 1642 обе палаты Долгого парламента приняли акт о "скорейшем и успешном приведения в покорность Ирландского королевства", реально являвшийся займом на грабеж. Согласно оному закону всякий, кто даст взаймы деньги на подавление мятежа, должен после победы получить земли, конфискованные у мятежников во всех четырех провинциях Ирландии.

Было понятно, что заемщики и парламент заинтересованы в том, чтобы мятежников было побольше и выглядели они пострашнее. Потому пуритане Парсонс и Борлез, сторонники крайних колонизаторских взглядов, возглавлявшие дублинское правительство (английскую администрацию в Ирландии) в каждом обращении в Лондон демагогически обвиняли ирландцев в стремлении поголовно истребить всех протестантов в Ирландии.

На самом деле истребления проводили англичане. Так в начале ноября 1642 английские войска и добровольцы-протестанты учинили истребление мирного ирландского населения на полуострове Меджи в графстве Анстрим - было перебито около 3 тысяч. Это было вполне ожидаемо, ведь дублинское правительство требовало от командующих английских отрядов "предавать смерти, убивать как в битве так и всеми другими способами заговорщиков, предателей и их приверженцев, как группами, так и в одиночку". [14]

В Лейнстере и Манстере английские каратели громили и поместья англо-ирландских лордов (эти провокации явно преследовали целью увеличить число мятежников и размер земельных владений, подлежащих конфискации), поэтому в декабре 1642 случилось невиданное, многие из этих господ присоединились к восстанию.

Собравшаяся 24 октября 1642 в Килкенни генеральная ассамблея представителей графств и городов, создала Ирландскую конфедерация во главе с Верховным советом, где председательствовал лорд Маунтгаррет. Было провозглашено равенство между "древними ирландцами", "древними" и "новыми" англичанами, между семьями и септами, между городскими и деревенскими жителями, верность королю Карлу. И это, конечно, было недопустимо для английского капитала.

Кромвелевское завоевание Ирландии, приведшее к гибели половины населения острова, началось со слов вождя буржуазной революции, что Англия "продолжит великий труд по искоренению кровожадных ирландцев и их приспешников и доброжелателей".[15]

15 августа 1649, в Ирландии высадился Кромвель с армией из индепендентов (английских кальвинистов) и началась бойня ради захвата ирландских земель: удовлетворения грабителей, подписавшихся на заем Долгого парламента 1642 года, и вознаграждения парламентских войск, много лет не получавших жалования.

Войска Кромвеля и Джонса взяли Дрогеду и Уэксфорд, вырезав все население этих городов, а в марте 1650 - столицу конфедератов Килкенни. Затем Кромвель отбыл в Англию, чтобы готовиться к войне с Шотландией, а английские войска покоряли и опустошали Ирландию под командованием Г. Айртона и Ч. Флитвуда. Их действия повторяли, только в еще более концентрированном виде, действия шведской армии во время недавней Тридцатилетней войны в Германии, результатом которой стала гибель 10 млн чел. В Ирландии все произошло примерно за полтора года. Более близкое сравнение - действия фашистов в оккупированной Белоруссии.

Карательные отряды англичан сжигали деревни, уничтожали запасы, вытаптывали посевы, косили на корню еще не созревшие хлеба, резали скот. Доводя население до голодной смерти, они рассчитывали предотвратить всякую поддержку ирландских партизан, именуемых, кстати, "тори". (В 19 в. некоренные американцы, то бишь англосаксы, будут так истреблять бизонов американских прерий, чтобы выморить коренных американцев, индейцев.)

"Скот в этой стране, - докладывали уполномоченные парламента, - почти весь истреблен, так что более четырех пятых самых лучших и плодородных земель Ирландии опустошены и необитаемы - это угрожает стране великой нуждой". [16]

Самые консервативные оценки количества погибших ирландцев даны у английского экономиста У. Петти середины 17 в. "Ирландцев погибло и было уничтожено в результате действия меча, чумы, голода и нужды, изгнания за период между 23 октября 1641 г. и тем же самым днем 1652 г. 504 тысячи". [17]

Согласно другим оценкам, из 1 466 000 человек, населявших остров, погибло 616 тыс. [18]

Изгнаны были из страны, по условиям капитуляций, 40 тыс. чел. До 100 тыс. ирландцев были превращены в рабов и отправлены на плантации Вест-Индии, практически на верную смерть. Правительство приказало отправлять туда и всех ирландцев, находящихся в тюрьмах, работных домах, всех, не имеющих определенных средств жизни. Агенты разного рода охотились за ирландскими рабами, как охотились за неграми в Африке. Повсеместно заседавшие военно-полевые суды продолжали отправляли ирландцев на плаху за участие в мятеже.

Затем последовало обезземеливание ирландцев согласно двум актам парламента.

Парламентский акт от 13 августа 1652 г. "Об устроении Ирландии" полностью лишал земли всех ирландцев, которые участвовали в антианглийских восстаниях. Акт определял 100 тыс. мятежников, которые "не подлежали помилованию в отношении их жизни и имущества", они должны быть казнены, а их все имущество конфисковано.

А те ирландцы, что не участвовал в восстании - также, по сути, лишались всего, как "не показавшие своей постоянной преданности английскому государству". Одну треть земли у них просто отнимали, а взамен оставшихся двух третей "предоставляли" участки в бесплодном скалистом регионе на западе острова - "для более прочного установления мира в этой нации". У протестантов, которые вели себя также, как эти католики, конфисковывали четверть земли, переселению они не подлежали. [19]

Акт малого парламента от 27 сентября 1653 представлял план раздела конфискованных земель. [20] А заодно демонстрировал торжество весьма специфической законности в британском "правовом государстве".

К 1 мая 1654 г. ирландцы-католики должны были выселиться поголовно за реку Шеннон, в Коннаут. Кто из ирландцев, к указанной дате, останется по эту сторону Шеннона, будет казнен, как "шпион и враг". [21] Причем земли на самом побережье Коннаута опять-таки передавались английским военным и колонистам, чтобы ирландцы не имели доступа к морю. Остаться дозволялось пока лишь малолетним и батракам, работавшим у хозяев-англичан. За поимку или ликвидацию ирландца, задержавшегося в неположенном месте, назначалось хорошее денежное вознаграждение. [22]

Сравнить эти законодательные акты по степени безжалостности можно только с Indian Removal Act, принятом в 1830 году конгрессом США – тогда была произведена массовая депортация коренного населения Атлантического побережья в районы вымирания на совершенно "законных основаниях".

В ходе самой крупной в истории одновременной конфискации земель, по данным У. Петти, из 20 млн. акров всех земель Ирландии было конфисковано в пользу английских колонизаторов 11 млн. акров, большая часть удобных и пригодных для обработки.

Чтобы ирландцы паче чаяния не нашли себе пропитания в городах, им запрещалось входить самовольно на городскую территорию. [23]

Ну и каков промежуточный итог? "Гражданская опись", произведенная английским правительством в 1654 свидетельствует "Массы бедняков кишат во всех частях этой страны, некоторые нередко питались кониной и травой, другие умирали от голода на больших дорогах; много раз бедные дети, которые теряли родителей или были брошены родителями, оставались на произвол судьбы, некоторые из них становились добычей волков и других хищных животных и птиц". [24]

Английские джентльмены до сих пор любят указывать правительствам другим стран на нарушения "свободы совести". А католическим священникам в январе 1653 было предписано покинуть Ирландию в течение 20 дней; тех из них кто пытался скрыться, выслеживали с собаками и вешали. Английские власти платили за каждого убитого патера, сколько и за подстреленного волка. Охота на католических священников стала настоящим развлечением для английских колонистов и солдатни...

Уже в 17 в. 85 % всей земли, принадлежавшей ирландцам, было конфисковано и передано во владение колонистам-протестантам из Англии и Шотландии ("священное право собственности" в английском исполнении).

Но и затем Англия (уже заявлявшая о себе, как о родине всяческих свобод) продолжала "блистать" в сфере унижения и разорения коренного населения Ирландии. Ирландцам-католикам запрещалось носить оружие, занимать какую-либо общественную или государственную должность, быть учителем или адвокатом, владеть землей, снимать дорогую квартиру или иметь хорошую лошадь, быть опекунами детей и отправлять собственных детей для обучения за границу. Полицейский чин мог в любой момент явиться в дом католика-ирландца и потребовать предъявления детей. Если кого-то из них не было дома – "ага, он учится во Франции" – все имущество семьи конфисковывалось. Священник, сочетавший браком католика и протестантку, католичку и протестанта подвергался смертной казни (закон 1725 г.).[25]

В 18 в. отрубленные головы ирландцев уже не выкладывались у дорог, поскольку были найдены более экономные способы истребления коренного населения острова.

"Треть ирландской арендной платы тратится в Англии, что вместе с прибылями, пенсиями и прочим составляет добрую половину доходов королевства, всё - чистая прибыль для Англии. Эта арендная плата выжимается из крови, жизненно важных органов, одежды и жилищ арендаторов, которые живут хуже, чем английские нищие", - писал Джонатан Свифт в статье "Краткое обозрение государства ирландского".

Ирландское промышленное производство было подавлено, чтоб не конкурировало с английским, Ирландии даже запретили напрямую торговать с другими британскими колониями. Было уничтожено ирландское судостроение и высокими вывозными пошлинами задавлено ирландское производство шерсти.

В относительно плодородной стране с мягким климатом голод с тысячами смертей стал привычным явлением.

В "Письмах суконщика"Дж. Свифт писал, что "Все дороги, улицы и двери домов осаждаются нищими женщинами, за которыми следует 5-6 детей, прося и моля прохожего о милостыне". В "Скромном предложении" об ирландцах, которые "продают себя на Барбадос", чтобы рабством спастись от голодной смерти. А его современник, лорд-наместник, докладывал в Лондон, что в городских рвах лежат трупы людей, рот которых покрыт зеленью от травы, которой они пытались утолить свой голод в последние минуты жизни.[26]

Зато к началу 19 в. каждый год из Ирландии в карманы лендлордов, живущих в Англии, выкачивалось свыше миллиона ф. ст. арендной платы.

Английское правление уверенно вело Ирландию к демографической катастрофе 1840-х.

После отмены в начале 1840-х гг. хлебных законов, стимулировавших производство зерна у лендлордов, начинается очистка их огромных имений от мелких арендаторов. Английские землевладельцы решительно выбрасывают ирландцев с земли, передавая её под выращивание кормовых трав для скота.

Внешне невинный процесс перехода на продуктивное животноводство дорого обойдется ирландскому народу.

Ирландские крестьяне-католики останутся со своими крохотными участками, где только щедрый американский гость-картофель будет спасать их от голодной смерти. До поры до времени.

Когда в 1845 гостя сгубила грибковая болезнь, то в Ирландии начался голодомор - к 1851 г. население острова сократилось почти на треть.[27]

"... Мы вошли в хижину. В дальнем углу, едва видные сквозь дым и покрывающее их тряпье, лежали обнявшись трое детей, с запавшими глазами, без голоса, в последней стадии дистрофии... Над остатками горящего торфа скорчилась еще одна фигура, дикая, почти нагая, почти нечеловеческая с виду. Жалобно стеная, иссохшая старуха умоляла нас дать ей что-нибудь, показывая руки, на которых кожа свисала с костей..", - пишет английский автор, посетивший Ирландию в 1847. И в то же время "огромные стада коров, овец и свиней... отправляются с каждым отливом, из каждого из 13 наших портов, курсом на Англию, и помещики получают арендную плату и отправляются тратить ее в Англию, и сотни бедняков ложатся и умирают вдоль дорог от недостатка пищи".[28]

Даже на пути в Америку до 30 % спасающихся от голодной смерти ирландцев погибало от тифа и дистрофии.

Гибель Ирландии не встретила особых филантропических чувств в Лондоне, где частные фонды и правительство перекладывали друг на друга обязательство оказать помощь голодающим. Промедление это совершалось не без умысла. "Смертность от голода и эмиграция... очистили земли от нерентабельных производителей и освободили место для более совершенного сельскохозяйственного предприятия."[29] Как ни странно, но фактический геноцид католического населения Ирландии не вызвал большого интереса и в католических странах Европы, к примеру, во Франции или Польше.

Зато английские пропагандисты поработали на славу, перекладывая всю вину с английского правящего класса на грибок, который конечно возразить не может.

И сегодня населения в Ирландии гораздо меньше, чем в начале 19 в. Если в 1840 г. на этом острове проживало около 8,18 млн чел., то к концу 19 в. около 4,46 млн, включая англосаксонское меньшинство; ныне 5,5 млн, учитывая Ольстер с его протестантским населением.[30] А английские пропагандисты всё ищут голодоморы где угодно, но только не под сенью британской короны.

(Для сравнения, в католической Польше, оказавшейся под властью "царистской" России, население стремительно увеличивалось – с 2,7 млн в 1815 г. до 9,5 млн в 1897 г.[31] В российской "тюрьме народов" католики множились и процветали, в британской "цитадели демократии" стремительно вымирали.)

Массы ирландцев, бегущих от голодной смерти в английские промышленные города в первой половине 19 в., еще более сбивали цену труда. Их нищета вызывала здоровый смех даже у английских интеллектуалов.

"Ирландцы носят наряд из лохмотьев, снять и надеть который является труднейшей операцией, предпринимаемой только по праздникам или в особо торжественных случаях". Впрочем юмор Карлейля был совсем уж английским, когда он отзывался об ирландцах, как о "свиньях в человеческом обличье".[32]

Большинство из методов, которые англичане опробовали в Ирландии, они "творчески развили" и применили в своих заокеанских колониях, "поделившись" этими методами и с другими западными странами.

Сноски:

[1] Maxwell C. Irish history from contemporary sources. London, 1923, p. 229-232; Сапрыкин Ю.М. Английское завоевание Ирландии (XII - XVII вв). М.,1982, с. 94
[2] Сапрыкин, с. 95
[3] Афанасьев Г. Е. Судьбы Ирландии. В кн: Записки Новороссийского университета. Т.46. Одесса, 1888 , с.81.
[4] Godkin I. Land-war in Ireland. London, 1870, p. 84.
[5] Calendar of state papers, relating to Ireland. London, 1860-1912. Vol.III, p 84
[6] Maxwell C. Irish history from contemporary sources. London, 1923, p. 196
[7] F. Moryson. A description of Ireland. ed. Morley "Ireland under Elisabeth and James the First". p.76-77
[8] Афанасьев Г.Е. Судьбы Ирландии. В кн:Записки Новороссийского университета. Т.46. Одесса, 1888, с.48
[9] Сапрыкин Ю.М. Английское завоевание Ирландии (XII - XVII вв). М.,1982, с.108]
[10] Maxwell, p.282
[11] Афанасьев, с.81.
[12] Calendar of state papers, relating to Ireland. London, 1860-1912. Vol.III, p 360, 361
[13] Афанасьев, с.82.
[14] Temple J. History of General Rebellion in Ireland. Cork, 1776. p 88
[15] Curtis Liz. Nothing But the Same Old Story (The Roots of Anti-Irish Racism), London, 1985. (Кертис Лиз. Всё та же старая история: корни антиирландского расизма. Рус. пер.: интернет-публ.)
[16] Dunlop K. Ireland under Commonwealth. Manchester, 1913, V.I. p. 239
[17] Петти У. Экономические и статистические работы. М., 1940, с. 99
[18] Афанасьев Г.Е. Судьбы Ирландии. В кн:Записки Новороссийского университета. Т.46. Одесса, 1888, с.85
[19] Acts and Ordinances of the Interregnum. London, 1911. V.II, p.598-603
[20] Там же, p. 720-750
[21] Там же, p. 720-750
[22] Афанасьев, c. 85;
[23] Сапрыкин, с.165
[24] Dunlop K. Ireland under Commonwealth. Manchester, 1913, V.I. p.340
[25] Афанасьев, с. 88.
[26] Там же, c. 90.
[27] Mitchel J. 1869. The History of Ireland from the Treaty of Limerik to the Present Time. V. 2, p. 244-247
[28] Кертис
[29] Саркисянц М. Английские корни немецкого фашизма. СПб, 2003. С.16
[30] Fitzgerald G. 1973. Towards a New Ireland. Dublin, p.67
[31] Эбэрхардт П. География населения России. Пер. с польск. СПб, 2003.
[32] Саркисянц, Английские корни немецкого фашизма. СПб, 2003. с.15.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Историческая память»
10
Cообщество
«Историческая память»
2
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x