Сообщество «Великая война континентов» 09:32 17 ноября 2022

Время гамбитов

британские манипуляции в Причерноморье
4

«ЗАВТРА». Сергей Борисович, как отражаются на ходе военных действий происходящие в мире локальные события, напрямую не касающиеся российско-украинского конфликта, например, такие, как трёхсторонние переговоры Россия – Армения – Азербайджан, заявления о причастности Великобритании к подрыву веток «Северного потока», выборы в Конгресс США?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. В геополитическом контексте конфликт на Украине – это, прежде всего, противостояние между Россией и Великобританией, поскольку именно эти страны почти одновременно – РФ в 2014 году, а Соединённое Королевство в 2016-м – предъявили свои проекты макрорегионализации мира. Их сценарии оказались жёстко конкурентными, причём не в Восточной Европе, а главным образом в Центральной Азии и Закавказье. То есть Англия является серьёзным противником России и заинтересована в максимальном продлении войны на Украине, поскольку это оттягивает внимание Москвы от происходящего на Среднем Востоке. Но и российское руководство уже чётко продемонстрировало, что воспринимает Лондон как своего главного противника. Наконец-то мы разделили в целях Великобританию и США, для которых решение собственных проблем, в том числе — выборов в Конгресс, гораздо важнее Украины.

«ЗАВТРА». Тем не менее американцы умело пользуются росийско-украинским конфликтом.

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Да, США, конечно, снабжают и будут снабжать Украину вооружением, но движущей силой конфликта, в отличие от Великобритании, они не являются. Также отчётливо видно, что Европе на этой сцене уготована крайне негативная, а скорее, просто нулевая роль – и Вашингтоном, и Лондоном, и Москвой, и Пекином. ЕС перестал быть единым политическим субъектом и не способен занять хоть какую-то консолидированную позицию. Это означает, что России стоит разговаривать не с ним, а с отдельными европейскими государствами, которые продемонстрируют свою договороспособность. Именно поэтому даже после начала СВО на Украине наш товарооборот с рядом европейских стран устойчиво растёт, например, с Бельгией и Нидерландами. Это нормальное стремление России получить определённые преимущества в большой войне за счёт хорошо организованной дипломатии.

Любопытно, что Великобритания, похоже, не оценила изменение позиции России в этом вопросе, а вслед за британцами не видят этого и на Украине, поэтому впереди у неё рост противоречий с отдельными странами Европы. США такое развитие событий абсолютно устраивает, причём как демократов, так и республиканцев.

«ЗАВТРА». Как можно рассматривать состоявшиеся при посредничестве России переговоры Армении и Азербайджана, учитывая, что и Ереван, и Баку являются предметом интересов Великобритании?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Пользуясь тем, что Россия крайне завязана на украинском направлении, англичане очень активно действовали на армяно-азербайджанском фронте. Дошло до того, что поговаривали о полной готовности Пашиняна отказаться от связей с РФ и переориентироваться на помощь Запада, прежде всего Великобритании и частично США. В то же время в Ереване не могли не понимать, что Европа из-за своей вовлечённости в жёсткий конфликт на Украине сейчас почти не имеет свободного оружия для поставки в Армению. Да и доставить его туда, учитывая отсутствие у армян портов, сложно. А вот связи Азербайджана с Турцией прекрасно налажены, и турецкое оружие Баку получит ещё раньше, чем даже будет высказана просьба его получить. При этом Россия в ответ на вопросительный взгляд Алиева просто пожмёт плечами. И тогда Армения почувствует, что ситуация для неё стала крайне неблагоприятной.

Сам ли это Пашинян понял или ему хорошо объяснили – не имеет значения. Важно то, что Путин смог организовать и провести в Сочи конференцию, на которую приехали и Алиев, и Пашинян. Оба согласились на посредническую роль Москвы, тем самым похоронив значительную часть успехов английской дипломатии августа – сентября этого года. Такой ход оказался для России чрезвычайно удачным.

То есть, фактически одновременно мы обвинили Великобританию в причастности к подрывам веток «Северного потока» и в атаке на Черноморский флот в Севастополе с нарушением условий зерновой сделки и параллельно начали вытаскивать из-под Великобритании свои традиционные зоны влияния. Можно предположить, что скоро в Центральной Азии пройдёт небезынтересная многосторонняя конференция, где будут решаться важные геополитические вопросы.

«ЗАВТРА». Как армяно-азербайджанские переговоры повлияли на интересы Турции?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Интересно смотреть на дипломатическую игру Путина и Эрдогана. У обоих президентов есть своя позиция, оба, находя компромиссы, показывают себя реальными игроками. Великобритании на данный момент времени не так повезло: Елизавета II умерла, новый король пока никак себя не проявил, с премьер-министрами – сплошная чехарда.

Эрдоган прекрасно осознаёт, что естественное развитие событий делает Турцию и Россию противниками и конкурентами. Но хороший игрок способен до конца удерживать равновесие и понимание общих интересов. Например, ситуация в Закавказье – совершенно чёткий успех Москвы и довольно очевидное поражение Анкары. Но позиция Эрдогана заключается в том, что это гораздо более серьёзное поражение Британии, нежели Турции.

Конечно, рано или поздно от Турции может потребоваться реальное участие в конфликте. Но сейчас и Путин, и Эрдоган отлично осознают, что их странам выгодно поддерживать относительно мирные, а местами даже и союзнические отношения, и получать необходимое за счёт других, а не друг друга. Поэтому успех России в армяно-азербайджанских переговорах турецкий лидер воспринимает как сильный ход возможного противника, но который он попытается использовать в своих интересах, например, в вопросе зерновой сделки.

"ЗАВТРА". Не могу не спросить о том, как вы оцениваете решение вывести наши войска из Херсона?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. В принципе, возможны две трактовки. Первая состоит в том, что это крупное поражение Российской армии. Второй вариант – это ловушка для ВСУ. Самое интересное, что оба варианта («поражение» и «ловушка») не являются взаимоисключающими.

Но если мы делаем хитрую ловушку, то нужно чётко понимать, чем мы жертвуем и что мы за это выиграем. Мы пожертвовали важным плацдармом на правом берегу Днепра, возможностью наступления на Николаев и Одессу, а также на север по правобережью. В известном американском плане мирного урегулирования указывается, что США готовы оказать некое давление на Украину относительно Донецка и Луганска, если Украина получает Херсон, линию по Днепру и контрибуцию за счёт российских денег, «замороженных» на Западе. Но такой вариант мира не может устроить Россию.

"ЗАВТРА". Тогда что может быть для нас адекватным за оставление Херсона?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Только разгром противника с его последующей капитуляцией. Дело в том, что в любых войнах поражения и победы бывают очень сильно переплетены. Пример – Сталинград, в котором в 1942 году находились немцы (напомню, что капитуляция армии Паулюса происходила в городских кварталах Сталинграда). Но то, что немцев ждёт тяжелейшая катастрофа, стало ясно только 19 ноября, когда началось наше наступление, а за несколько дней до этого известный командир танковых войск Вольский написал личное письмо Сталину о том, что ни о каком наступлении не может быть и речи: это будет полный разгром, и единственное, что можно сделать, это отказаться от любых наступательных планов и оставаться в жёсткой обороне. Тем не менее наша наступательная операция началась и была проведена блестяще!

Я согласен с Пригожиным, который говорит, что отвод войск из Херсона – это, конечно, не победный шаг в этой войне, но войну мы в конечном итоге выиграем.

"ЗАВТРА". Боевые действия с нашей стороны в последнее время носят в основном оборонительный характер. Почему?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. После частичной мобилизации существовали две возможности использования того фактора, что довольно большое количество людей влилось в ряды российских Вооружённых сил. Либо затыкание мобилизованными существующих дырок в нашей обороне, либо создание мощной ударной группировки для контрнаступления, приуроченного к тому моменту, когда атаки противника выдохнутся. И понятно, что если мы готовим кулак для наступления, то до начала желательно находиться в обороне, заставляя противника тратить силы на продвижение, в ходе которого он будет оказываться не на самых удобных позициях, ибо эти позиции не оборудованы загодя, а возникли в ходе наступления. Так что надеюсь, что наше контрнаступление готовится.

«ЗАВТРА». Что ж, остаётся наблюдать за развитием событий. Спасибо, Сергей Борисович, за важные пояснения!

Беседовала Наталья Луковникова

Cообщество
«Великая война континентов»
2
18 января 2023
Cообщество
«Великая война континентов»
1
Cообщество
«Великая война континентов»
10
Комментарии Написать свой комментарий
1.0x