Сообщество «Форум» 17:29 8 апреля 2021

Пьеса "Итоги жизни" Надежда Диас

к 60-летию Дня театра (27 марта)
5

Действующие лица
Ирина Говорова, пенсионерка, 60 лет
Тимофей Говоров, её муж, 66 лет
Екатерина, её дочь, 20 лет
Аркадий, бизнесмен, 35 лет
Иван, штукатур-маляр, 24 года
Пациентки и посетители больницы
Комната в квартире Говоровых в Люблино. Ирина разговаривает по телефону.
Cцена первая
Ирина. Привет, Тимочка! Я не отвлекаю тебя? Чему, чему ты удивляешься? Я же не дура какая-нибудь и понимаю, что ты на работе. Ну, чего, чего ты ругаешься! Я всего-навсего хотела узнать, как ты себя чувствуешь? Что тебе не верится, тебе не верится, что твоя жена о тебе заботится? Ты – чудовище, зачем я полюбила такого бесчувственного! Какая никакая, а дочку тебе вырастила... Ну, вот ты опять меня попрекаешь! А у меня давление высокое, боли в желудке, анемия и голова кружится, кружится, кружится… Ну, вот ты наконец-то вспомнил, что я сегодня ходила к врачу. Да, как всегда толпа в очереди, и врач, который ничего не понимает в медицине. Но я это терпеть не стала, я пошла к заведующей и она меня приняла. Сама. Я, конечно, сунула ей коробку конфет. Ты же понимаешь, не подмажешь – не поедешь. Ну, она - таки меня и посмотрела. И внимательно-внимательно так просмотрела все мои анализы и сказала, что плохо моё дело. Ох, как плохо! Надо уколы и хорошее питание. Да, уколы страшно дорогие. И опять же надо что-то дать медсестре. У них зарплата для жизни не годится. Я уже присмотрела в «Пятерочке» шоколадочки такие вкусненькие. Надо, надо будет ей дать. Как не надо? Ну, что ты, нельзя же обижать людей. Да и потом, вдруг она укол плохо сделает… А так ей совесть не позволит. Да, да, я у тебя стратег. Тебя зовут? Нет, нет, я не всё сказала. Заведующая сказала о питании. Говорит: «Вам, Екатерина Васильевна, надо больше мясного кушать. А то с кровью у Вас плохо». Ох, как плохо! (пауза) Ты слышишь, что ли, жена твоя при смерти, кушать ей надо? Да, да, мяса побольше. Я те деньги потратила. Ильинична принесла кулончик. Хорошенький такой! Катеньке очень подойдёт. Смотрится богато. Так, я ей, Ильиничне, сразу и говорю: «Я у тебя куплю». Хорошо она подешевле отдала. Так я возьму там из твоей заначки, мяса куплю. Хотел удочку купить? Н у, значит, жена обойдётся… Помирать мне, Тимоша, что-то не хочется. Ах, да, я тебя от работы отрываю. Что, что, ты говоришь? Взять, взять заначку твою? Это тебе, Тимоша, зачтётся, Бог он всё видит. И как ты о жене заботишься. Ну, всё, всё. Привет.
Напевая весёлую песенку и потирая руки, Ирина подходит к шкафу, достает оттуда деньги и как бы целует пачку денег.
Входит Екатерина.
Екатерина. Деньги? Откуда?
Ирина. Заначка твоего папаши.
Екатерина. Ты хочешь потратить?
Ирина. А что ты имеешь против?
Екатерина. Мам, ты знаешь, я тут в такую историю попала. В общем, не хочу я больше работать у Люды.
Ирина. Здрасьте Вам! Я тебя деточка содержать не в состоянии, а деньги эти, так они мне на лекарства.
Екатерина. Мам, ну не могу я там больше работать.
Ирина. Работать никто не любит. И я не любила, но вот сколько лет на заводе фрезеровщицей, а потом портнихой. Конечно, здоровье своё сгубила, но зато тебя вырастила, а ты говоришь теперь, что не хочешь…
Екатерина. Тут случай особый. Он ко мне пристаёт.
Ирина. Кто?
Екатерина. Да Людкин босс.
Ирина. И как это он к тебе пристаёт?
Екатерина. Да, намёки всякие делает.
Ирина. И всё? И из-за этого работу терять?
Екатерина. Ну, гадко же, неприятно.
Ирина. Он что старый что ли?
Екатерина. Нет, не старый лет 35 ему.
Ирина. А, может, ты ему нравишься?
Екатерина. Может, и нравлюсь, только и меня бы неплохо спросить.
Звонок в дверь.
Екатерина. Пойду, открою.
Уходит и возвращается с Иваном.
Иван. (Ирине). Здравствуйте, хозяйка!
Ирина. Здрасьте, здрасьте. Чего надо-то?
Иван. Вам ремонтик не нужен? Недорого возьму.
Ирина. Что ж за контора такая щедрая! Прямо в квартиры заходит и ремонты предлагает!
Иван. Да я просто в соседнем доме квартиру делаю, вот и решил по Вашему дому пройтись, заказы поискать.
Ирина. На данный момент не нуждаемся, молодой человек. Небось, дорого берёшь?
Иван. Да не, сносно беру.
Ирина. Тогда телефончик свой оставь.
Иван. Нет у меня с собой, может, Вы запишите.
Ирина уходит в другую комнату за ручкой и бумагой.
Иван. (Екатерине) А Вас ведь Катей зо-зо-вут? (заикается)
Екатерина. Да, а что? Вы что-то при маме посмелее были.
Иван. Да, я как Вас у-у-увидел, сов-сем, совсем голову потерял. Вы мне снитесь и снитесь.
Екатерина. Ну, не теряйте уж так совсем свою голову.
Иван. А Вы со мной в кино сходите или в театр?
Екатерина. Ах, ты какие штукатуры нынче пошли, в театры приглашают!
Иван. Да, уж. У меня просто денег на учёбу нет. Да и времени. Пашу целыми днями.
Екатерина. Может, Вы и книжки читать любите?
Иван. А что, люблю.
Екатерина. Ну-ну.
Входит Ирина.
Ирина. Ручку никак найти не могла. А у вас, о чём разговор?
Екатерина. Говорит – читать любит.
Ирина. Да, у нас этого барахла навалом. Вон целый книжный шкаф. Муж мой, Тимофей Иванович, тоже читает. Свекровь моя была библиотекаршей, так и сына приучила, и внучку свою, вон её, Ирину. Хотя муж больше газеты читает, а Ирку от книг не оттащишь. И что в них хорошего, только пыль одна!
Иван. Ну, не скажите, книги жить помогают. Вот, как у нас отец пропал, так мама всё в свободное время читала и читала. Говорит – без книг бы и не выжила.
Ирина. Ну, мужики всегда от баб бегали, чтоб алименты не платить, так не помирать же из-за этого.
Иван. Он не такой был, он маму любил.
Ирина. Что-то мы разговорились с тобой. Иди-ка ты дальше свои заказы искать.
Екатерина. А давно, давно … давно папа пропал? Может, ещё вернётся?
Иван. Я ведь его и не видел никогда. Мне несколько месяцев было, родился я в 93 году.
Ирина. Ну, ты будешь писать-то телефон? Или ты больше по трёпу мастер? А не штукатур вовсе?
Иван (пишет). Да, пишу я, пишу.
Екатерина. А ты заходи к нам, чаю попьём. Просто мне сейчас на работу надо, но в другой раз.
Ирина (с укоризной). Катя!
Иван. Пойду я, спасибо.
Екатерина. Я провожу.
Екатерина и Иван уходят.


Сцена вторая. Большая комната в квартире Говоровых. Вечер.
Посередине комнаты стол. Сбоку большое зеркало.
В комнату входит Ирина, перед собой она катит магазинную тележку, доверху заваленную вещами.
Следом за ней входит Екатерина.
Екатерина (показывая на тележку). Это твои лекарства?
Ирина. Вот бы лишний раз мать упрекнуть!
Екатерина. Отец работает с утра до ночи…
Ирина. Ты мне поговори ещё! Вот отцу пожалуюсь.
Екатерина. И как же ты ему жаловаться будешь? Я же утром всё слышала. Деньги просила на уколы, да на мясо. А это на мясо не похоже (берёт шляпку из тележки и вертит ею у лица матери).
Ирина. Ну да, купила себе шляпку. Что ж мне забыть о том, что я женщина?
Екатерина (считает шляпки в тележке). Мамочка, их тут пять. Для каждого платья – своя шляпка…
Ирина. Сколько мать для тебя делала, а ты меня шляпками попрекаешь…
Не любишь ты меня совсем.
Екатерина. Папа кашляет по ночам.
Ирина. Ты только о папе и думаешь. А на меня тебе наплевать!
А я, может, помираю.
Екатерина. Погоди-ка, погоди, а это что такое? (показывает на тележку)
Ирина. Да, у них там этого полнО. А я подумала, что нашему папе на даче пригодится.
Екатерина. Вообще-то у папы телега есть. В магазине тележки друг с другом связывают…
Ирина. Да, перестань ты придираться. Не убудет от этих… олигархов.
Екатерина. Ты, как всегда.
Ирина. А ты…ты ко мне придираешься!
Екатерина порывается уйти.
Ирина. Ой, в груди кольнуло.
Екатерина подходит ближе к матери.
Ирина. Да, здоровье у меня паршивое. Но, у такой старой, как я иначе и быть не может.
Екатерина уходит.
Ирина тут же подкатывает тележку к зеркалу и с явным удовольствием начинает мерить одну шляпку за другой.

Сцена третья. Комната Говоровых. Ирина сидит за столом и раскладывает пасьянс.
Раздаётся звонок в дверь.
В комнату входит Екатерина и вместе с ней Аркадий. Войдя в комнату, Аркадий становится в позу начальника (скрестив руки на груди).
Аркадий. Здравствуйте. Что же Вы, Катенька, не знакомите меня с Вашей мамой?
Ирина. Да, мама, знакомься – это Аркадий Александрович, мой шеф.
Это моя мама – Ирина Васильевна.
Ирина. Очень приятно, очень приятно. Мне Катюша много о Вас рассказывала.
Аркадий. И что же?
Ирина. Что Вы молодой, перспективный.
Екатерина. Аркадий Александрович! У Вас какие-то проблемы, Вам помощь моя нужна?
Аркадий. Нет, Катенька, что Вы. Я просто мимо шёл и решил зайти. Посмотреть, как сотрудники моей корпорации живут.
Ирина. Да, Вы проходите, Аркадий Александрович! Проходите, чайку попьём. Катюша как раз пирог спекла с яблоками. Пойдёмте, присядем. А Катенька нам чайку с пирогом сделает.
Екатерина уходит на кухню. Ирина и Аркадий направляются к столу, но по пути Аркадий натыкается на тележку со шляпками, задевает её и пара шляп падает. Он их поднимает и кладёт на тележку.
Аркадий. Ох, извините!
Ирина. Ну, что Вы полно! Какие пустяки!
Аркадий. Это Катенька увлекается?
Берёт шляпу в руки и рассматривает её.
Аркадий (о шляпе). Не брендово, конечно.
Ирина. Что, что?
Аркадий. Не Версачи, не Гуччи.
Ирина. Да, да. Женщина всегда должна быть в форме. Я всегда так Катюше говорю.
Аркадий. Так Вы вдвоём живёте?
Аркадий крутит большим перстнем на руке.
Ирина. Ещё муж мой на работе. Двух женщин содержать надо.
Аркадий. Да, женщинам необходим уход. Вот моя мама постоянно делает всякие SPA, обёртывания, маникюры, педикюры, массажи рыбками.
Ирина. И рыбками даже?
Аркадий крутит перстень на пальце.
Аркадий. Рыбками лайф позволяет.
Молчание.
Ирина. А Вы Катиной работой довольны?
Аркадий. Ещё бы! Очень доволен! Она так переводит, так переводит… Супер.
Ирина. Ну, а вообще?..
Аркадий. Что, вообще?
Ирина. Как она Вам вообще?
Аркадий. Хорошая девушка.
Аркадий опять крутит перстнем на пальце.
Ирина. Сейчас таких нет.
Аркадий. Я ей хорошую зарплату плачу.
Ирина. Но женщинам надо одеваться, и как Вы сами говорите SPA всякие.
Аркадий. Да, да, у моей мамочки кожа нежная, как у младенца, а ведь возраст...
Ирина. Каждой женщине так хочется. Ну, что же это Катюша не идёт? (Кричит) Катя! Ну, ты долго там?
Екатерина из кухни. Сейчас, сейчас.
Ирина. Хозяйственная…
Аркадий. Это очень ценно.
Ирина. Я очень рада, что Вы это понимаете.
Аркадий. Да, только я сам к семейной жизни не готов. Вот могу побаловать женщину, а жениться в 35… Я ещё жизни не повидал.
Ирина. Значит, Вы свободны от предрассудков. Но женщин-то Вы балуете. И как же Вы их балуете, женщин? У Вас, наверное, вкус есть. Духи у Вас отменные!
Аркадий. И цена у них хорошая. А так вообще… Я бриллианты люблю, драгоценности всякие. Они очень женщин украшают.
Аркадий опять крутит перстнем, а Ирина впивается в перстень глазами.
Ирина. Я представляю, как бы на Катеньке смотрелась диадема из бриллиантов.
Аркадий. Да, уж хорошо.
Ирина. Я вообще-то колечки люблю. Особенно в молодости, как увижу, на ком, так и говорю сразу: «Я у тебя куплю! Я у тебя куплю!» .
Молчание.
Ирина. А сейчас меньше… Но это всё фантазии. Вот у нас ремонта сто лет не было… На кухне пола уже нет совсем, весь линолеум поистёрся. Прямо хоть людям за деньги показывай, как мы бедно живём.
Аркадий. Ну, что Вы такое говорите, Ирина Васильевна! Как же я могу такое стерпеть? У моей лучшей сотрудницы пола в кухне нет! Знаете, что… я её с собой в командировку возьму, в Париж. Она хорошие командировочные получит, вот ремонт и сделаете.
Ирина. В командировку? Ах, ну да. Да, да. Ремонт нам очень нужен.
Входит Екатерина с подносом, на котором чай и разложены куски пирога.
Ирина. Катенька! Аркадий…ой, забыла, как Вас по батюшке?
Аркадий. Александрович.
Ирина. Аркадий Александрович берёт тебя в командировку в Париж.
Аркадий. Да, Катенька, Вы мне там очень понадобитесь. А командировочные получите завтра. Как раз на ремонт хватит.
Екатерина. На какой ремонт?
Ирина. Да, вот Аркадий Александрович, видя нашу бедность, предлагает нам ремонт сделать.
Екатерина. Но это очень большие деньги…
Аркадий. Но Вы же поедете работать. Вот и заработаете.
Екатерина. А командировочные… завтра?
Аркадий. Какая разница когда. Я своим сотрудникам доверяю. Вы же выполните всю работу.
Ирина. Странная ты право, Катя! Аркадий… Александрович тебе доверяет.
Катя растерянно смотрит на мать и ничего не ест.
Ирина. Вы кушайте, кушайте! Катенька очень вкусные пироги делает. Сама научилась по Интернету. Я как-то с готовкой не очень. В молодости было не до готовки, на заводе фрезеровщицей вкалывала, всё больше в заводской столовке питалась, а вечером с Тимой, мужем моим, в кулинарии что-нибудь купим и съедим. Кушайте, кушайте! А Ваша мама готовит?
Аркадий. У нас повар давно.
Аркадий крутит перстень на пальце.
Ирина. Да, Вы говорили, у неё СПА всякие. Ах, какая жизнь у женщины!
Аркадий. Катенька, у Вас просто кулинарный талант. Я подобные пироги только в Германии ел, сидя на берегу Рейна.
Ирина. А Вы заходите к нам, заходите. Катюша ещё что-нибудь вкусненькое приготовит. Повар – это хорошо, но Вы к его еде, небось, привыкли. А тут новенькое!
Аркадий. Я знаете ли очень занят работой, но как-нибудь постараюсь… Когда вернёмся из Парижа…
(пауза)
Аркадий встаёт из-за стола и опять задевает тележку со шляпками. Шляпка падает. Он её поднимает.
Аркадий. Катенька, извините, Ваша шляпка…
Екатерина. Моя?
Ирина (перебивая её). Заходите, заходите ещё, будем рады.
Аркадий. Спасибо Вам, Катенька, за вкусный пирог. Жду Вас завтра на работе.
Екатерина и Аркадий уходят.
Ирина, напевая, меряет шляпки.
Входит Екатерина.
Екатерина. Что это было, мама?
Ирина. Ты о чём?
Екатерина. Как о чём, мама? Я о ремонте.
Ирина. Твой начальник увидел нашу бедность. Вот и всё. Он же не слепой. Или твоему папе ещё заказы и в выходные брать?
Екатерина. Мама… а ты не думаешь, что я таких денег не зарабатываю?
Ирина. Ты же женщина, вот и пользуйся этим.
Екатерина. Мама!
Ирина. Ты же сама сказала, что он к тебе пристаёт. Но он же богатый и молодой. И явно к тебе неравнодушен.
Екатерина. Может и неравнодушен. Только этого для любви мало.
Ирина. А есть ли она, эта любовь? А тут хоть ремонт сделаем.
Екатерина. Мама, но мы же вдвоём в командировку поедем? Что я там делать буду, если…
Ирина. Глупости у тебя одни в голове. Такой мужчина везёт тебя в Париж, именно, в этот самый Париж, в котором я никогда не была! У тебя Париж будет под ногами!!! А она о любви рассуждает. Нет никакой любви деточка, это я тебе точно говорю.
Екатерина. А как же папа?
Ирина. Ну, в молодости было, было. А сейчас…
Ирина разводит руками.

Сцена третья.
Прошёл час. Та же комната в квартире Говоровых.
В комнату входит Тимофей. За ним идёт Ирина.
Тимофей. Что это (показывая на тележку со шляпами)?
Ирина. Ты … ты совсем не любишь свою жену…
Тимофей. Ты видишь, который час?
Ирина. Вижу.
Тимофей. Нет, ты не видишь… А я… я только что с работы вернулся. Ты же говорила: уколы и мясо. Эх, как всегда!
Ирина. Ну, Тимочка!
Тимофей. В гроб ты меня вгонишь, Ирина.
Тимофей уходит.
Ирина меряет шляпку и завязывает ленточки.

Действие второе.
Сцена первая.
Прошла пара недель. Та же комната, только в ней проходит ремонт. Клеят обои. Стоят банки с краской. Лестница. На табуретке сидит Иван, ест бутерброд и пьёт холодный чай из бутылки. И одновременно читает газету. Входит Ирина.
Ирина. Что опять перекур?
Иван. Да я же всё утро клеил, Вы же сами видели.
Ирина. Видела. Только нам на ремонт ещё две недели. Надо успеть. К приезду Катеньки.
Иван. Да, а где она? Я давно спросить хотел.
Ирина. В командировке она, в Париже.
Иван. В Париже, значит. А что она там делает?
Ирина. Переводит, на переводчицу она учится.
Иван. Ой, как интересно! Я бы с удовольствием поучился!
Ирина. Тебя работа ждёт, хватит болтать.
За стеной раздаётся кашель.
Иван. Опять Тимофей Петрович кашляет.
Ирина. Работай, работай.
Иван начинает клеить обои.
Ирина. Ты знаешь, я подумала, пожалуй, не надо окна менять везде. Поменяем только в большой комнате, в гостиной.
Иван. Как скажете, но потом, у других мастеров, они Вам дороже выйдут.
Ирина. А я не хочу деньгами швыряться.
Иван. Но Вы же говорили, что хотите всё изменить.
Ирина. Да, хочу. Но может так обстоятельства сложатся, что переедем мы отсюда. Не век же жить в этих клетушках.
Иван. Клетушка, но трёхкомнатная.
Ирина. Ладно, хватит болтать. Не делаем окна и всё.
Иван. А куда это Вы хотите переехать?
Ирина. Пока не знаю, но надоело в этой тесноте.
Иван. А я вообще с мамой в однокомнатной квартире живу. И ничего.
Ирина. Ты бы ещё жильём в подвале похвастался!
Иван. А что. Бывает, и там люди живут. Таджики там всякие и киргизы.
Ирина. Вот именно всякие!
Иван. Ну, и какую же Вы квартиру хотите?
Ирина. Зачем мне квартира? Я дом хочу в пригороде, да чтоб комнат двадцать. И мебель вся современная, итальянская или ещё какая. И ходила бы я посреди этих комнат, как королева. Возьму себе женщину, чтоб стирать и убираться, повара какого-нибудь лучшего. А сама в Париж поеду, или лучше на Мальдивы. Я ж ничего не видела.
Иван. А откуда дом возьмётся?
Ирина. Выйдет Катюша замуж, вот и возьмётся.
Иван. А это Вы об этом…
Ирина. Да, да, об этом. Она и красива, и языками владеет. Долго не задержится.
Ирина уходит.
Иван. Эх!
Иван в отчаянии безнадёжно махает рукой.

Сцена вторая.
Осень. Во дворе многоэтажного дома. На скамейке сидит Екатерина и плачет. Рядом на скамейке лежит книга.
Мимо идёт Иван. Он видит Екатерину и подходит к ней.
Екатерина. Чего надо?
Иван. Т-т-ты, что с-с-сегодня такая?
Екатерина. А… это ты. Сразу не признала.
Иван. Б –б-богатым буду. Чего сидишь тут… и плачешь, говорю.
Екатерина. Уволили меня.
Иван. Как же это? Тебя же только в командировку посылали.
Екатерина. В командировку? Хорошенькая командировка!
Иван. Что-то не так?
Екатерина. Всё. Он меня сначала цветами да колечками забрасывал, в рестораны водил. Я и поверила. Думала – любит... А он просто так – поразвлекаться! Переспал и рад. А теперь вот вернулись и уволил.
Иван. Хочешь, я ему морду набью?
Екатерина (вытирая слёзы). Зачем? Ах, ну да.
Иван. Хочешь?
Екатерина. Нет, не надо. У него всюду связи...
Иван. Да, плевал я…
Екатерина. Нет.
Иван. Нет? Т-т-т-очно нет?
Екатерина. Точно. Я же сама виновата, дура была.
Иван. Да, дура.
Екатерина. Ну, вот видишь и ты говоришь, что дура.
Иван. Да, никакая ты не дура. Просто он подлец.
(пауза).
Иван берёт книгу со скамейки.
Иван. «Идиот»?
Екатерина. Да, «Идиот», а что такого.
Иван. Мой любимый роман.
Екатерина. Скажешь тоже.
Иван отдаёт книгу Екатерине и садится рядом с ней на скамейку.
Иван. И что же ты теперь делать будешь?
Екатерина. Не пропаду. Диплом через год будет. Пока переводами заработаю.
Иван. Пока и мать с отцом помогут.
Екатерина. Не-а. Не помогают они.
Иван. А хочешь я тебе уроки найду?
Екатерина. Где ты их найдёшь, в обоях?
Иван. Не в обоях, мама у меня – учительница. В школе поспрашивает.
Екатерина. Ой, спасибо.
Иван. Может, не получится ещё.
Екатерина. Всё равно спасибо.

Сцена третья.
Зима. В прихожей у Говоровых. Входят Екатерина и Иван, несущий в руках новогоднюю ёлку.
Екатерина. Ставь её пока тут. Попозже ей займусь.
В прихожей появляется Ирина.
Ирина. Здрасьте Вам! Хлам притащили.
Екатерина. Мамочка! Это же очень хорошо. У нас так давно ёлки не было.
Иван. А запах какой!
Ирина. Ну, ладно оставьте. Только ты (показывает на Катю) будешь всё убирать. Всю грязь.
Ирина уходит, но останавливается позади двери и подслушивает.
Екатерина. Ну, вот я и превратилась в Золушку.
Иван. Какая удача! А я тогда буду твоим принцем.
Иван и Екатерина снимают пальто и вешают их на вешалки в прихожей.
Екатерина хочет войти в комнату, но Иван её останавливает.
Иван. Подождите, Золушка. Я Вас нашёл, и я Ваш принц, хочу подарить Вам маленький подарок.
Иван протягивает Екатерине коробочку. Екатерина открывает её и видит обручальное кольцо.
Екатерина. Ты мне предложение делаешь?
Иван. А ты, как думаешь?
Екатерина. Похоже на то, но что-то сомневаюсь.
Иван. Тогда позвольте . ( Далее торжественно). Екатерина Тимофеевна, я предлагаю Вам стать моей женой.
Екатерина. Почему?
Иван. Почему? По причине большой любви к Вам. Да и просто, ни минуты без Вас прожить не могу.
Екатерина. Ну, раз ни минуты, то придётся согласиться. А то бы я ещё подумала.
Иван грозит Екатерине пальчиком и влюблённые целуются.
Входит Ирина.
Ирина. А не рано ли вам жениться?
Екатерина. Мама! Ты подслушивала!
Ирина. Конечно, а то ты дел наворотишь! Молода ещё такие вопросы решать!
Иван. Но я люблю Вашу дочь.
Ирина. Кроме любви в браке ещё ой как много нужно.
Иван (с гордостью). Я зарабатываю.
Ирина (с издёвкой). Он зарабатывает… А что же ты, мил человек, со своей матушкой в однушке живёшь, ежели ты зарабатываешь?
(Пауза). Вот то-то же.
Иван. Нам и однушки хватит.
Ирина. И пелёнки будут вам на головы падать.
Екатерина. Мы можем жить здесь, у меня же есть своя комната.
Ирина. Ты хорошо подумала? Больной матери покой нарушать! Я и так вся никуда не годная, а ты ещё хочешь сюда чужого человека притащить… Никто обо мне не думает.
Екатерина. Ну, правда, мы можем у Ивана пожить. Ширму поставим.
Ирина. Откуда ты слово-то такое узнала? Ширма.
Екатерина. Но что же нам тогда делать?
Иван. Не слушай её, женимся и всё. В случае чего снимем комнату. Двух наших зарплат на это хватит.
Ирина. Умный мне зять попался. Только не учёл, что женщины в декрет иногда уходят…
Иван. Ну, я тогда какой-нибудь приработок возьму.
Ирина. Он возьмёт.
Екатерина. А что ты хочешь? Ты хочешь, чтобы я себе какого-нибудь хмыря нашла? Ты мне уже находила. И Париж был под ногами!
Ирина. Подумаешь… Париж ей не понравился.
Екатерина. Да, не понравился. Плохо мне там было, среди всей красоты.
Аркадий всё врал и врал, а никакой любви ко мне не испытывал. Ну, я же сразу это почувствовала… И зачем я тебя послушала? И зачем мне Париж этот сдался? И без него люди счастливы! (Пауза).
Теперь я всё решаю сама. И я выхожу за Ивана.
Ирина. Вперёд и с песней.
Иван. Ирина Васильевна, Вы не пожалеете, что отдали за меня свою дочь.
Ирина. За голодранца нищего, ну да.
Екатерина плачет, Иван её обнимает. И они уходят в комнату. Заходит Тимофей.
Тимофей. Ну, что опять случилось? Всё воюешь, мать? Что опять Катю до слёз довела?
Ирина. Не доводила я её. Просто она ничего в жизни не понимает. Я ей добра желаю, а она… И чего она к этому Ивану пристала?
Тимофей. Чего пристала? Да любит она его. И ты бы не в своё дело не лезла.
Ирина. Как же это не моё дело! Дочь моя! Или тебе всё равно, как она жить будет?
Тимофей. Мне не всё равно, но я ей свою голову не приставлю. И ты (пауза) дай ей жить своим умом.
Ирина. Да погибнет она своим… Помнишь, она меня послушала, и на дачу к Светке не поехала. Я ей говорила: «Не езди туда, не езди!». И что же? Кто был прав? Я была права. Светкин отчим напился и давай стрелять из ружья. Хорошо, что там Катюхи не было. А Светочка, бедная, как была напугана!
Я, отец, старая и знаю, что там, где водка, лучше не находиться. И вот, что было бы с Катей, если бы не послушалась?
Тимофей. Всё ты правильно говоришь, всё правильно понимаешь. Но, пойми, Катя уже взрослая… Короче, не оставишь в покое Катюшку, уеду жить к брату. Мне твоё командирство надоело.

Сцена четвёртая.
Зима. Во дворе многоэтажного дома. На скамейке сидит Екатерина.
Она звонит по мобильному.
Екатерина. Светик! Это я. Сижу во дворе – Ваню жду. Слушай, Светка, влюбилась я. По-настоящему. Я даже и не представляла, что так бывает. Его нельзя не любить. Он такой хороший. И смелый какой! На днях ко мне пристал один хмырь, такой здоровенный-здоровенный, в нашем дворе живёт, так Ваня его быстро на место поставил, хотя у самого рост не такой уж и большой. И потом он культурный, воспитанный такой, тяжёлую сумку всегда заберёт, руку всегда подаст. А главное – ласковый такой и нежный. Вот такой он, мой Ванюша. Ну, ладно. Вот он и идёт. Пока.
Появляется Иван.
Екатерина. Что ты так долго?
Иван. Что, что с-с-случилось?
Екатерина. Беда.
Иван. Рас-с-с-сказывай.
Иван садится на скамейку рядом с Екатериной.
Екатерина. У моей мамы рак.
Иван. Рак? Но она же ещё вчера … ну, словом, вид у неё совсем здоровый.
Екатерина. Да она давно болеет. Сотня всяких болячек. А сегодня врач сказал – рак.
Иван. Значит, свадьба откладывается?
Екатерина. Ну, подождём немного. Сейчас и деньги будут нужны. На лекарства всякие.
Иван. Ты только скажи, я денег дам. (Пауза). Ничего. Я подожду. (Пауза). А какая стадия?
Екатерина. Первая. Так что спасут, наверно.
Иван. Да, спасут.
Екатерина. Ты не расстраивайся.
Иван. И ты… тоже.
Иван обнимает Екатерину, и они уходят.

Сцена пятая.
В квартире Говоровых. На переднем плане – большой аквариум с рыбками.
Ирина кормит рыбок. Входит Екатерина.
Екатерина. Что это?
Ирина. Это рыбки. Ими массаж делают. Все нормальные люди.
Екатерина. Да брось ты, мама. Говорила - деньги на лекарства нужны. И опять за своё. Похоже, что ты и не больна вовсе.
Ирина. Да, говорят, ошибка вышла.
Екатерина. Ошибка??? И свадьба наша отложилась аж на полгода!
Ирина. Ну, вот опять. Совсем о матери не думаешь!
Екатерина. Я-то думаю, а ты вот только о колечках, да о рыбках своих беспокоишься.
Ирина. И колечки, и рыбки тебе достанутся, после смерти моей.
Екатерина. Опять!
Ирина. Да опять. О тебе ведь забочусь. От этих рыбок кожа становится как атласная. Будешь прямо как принцесса.
Екатерина. Мне это твоё барахло не сдалось.
Ирина. Это, как ты говоришь, барахло, денег стоит.
Екатерина. И деньги твои …
Ирина. Что, что, деньги мои? Да ты посмотри вокруг, дурочка, сейчас живут только те, у кого деньги.
Екатерина. Те, кто наворовал.
Ирина. А хоть бы и так. Деньги есть – почёт тебе и уважение.
Екатерина. Мне такой почёт не нужен. Проживу как-нибудь и без твоих колечек.
Ирина. Ну и глупая! Тебе семью строить надо. Детей заводить.
Екатерина. Ничего заработаем.
Ирина. Заработает она… Вот, смотри, наш сосед по даче, Борис Эдуардович, как на тебя заглядывается. А какой у него коттедж! Я заходила. Это ж дворец прямо! И прислуга имеется.
Екатерина. Только одно «но» есть…
Ирина. Это ж какое?
Екатерина. Он старый и лысый.
Ирина. Пожилой.
Екатерина. Это для тебя пожилой, а для меня – старый.
Ирина. Ну, ладно. После поговорим. Помощь мне твоя требуется. Съездим на выходные рассаду посадить.
Екатерина. Съездим, только в воскресенье мне в городе надо быть.
Ирина. Опять к своему помчишься? И что ты в нём нашла?
Екатерина. Тебе не понять. Хотя ты за папу выходила. Он ведь богатым не был.
Ирина. Тогда другие времена были. Все были нищие.
Екатерина. А он говорил, что хорошо вы жили. И путешествовали, и на концерты ходили.
Ирина. И когда это он говорил? Вечно в газету свою упёртый.
Екатерина. Это потому, что не о чем ему с тобой разговаривать. Да и потом ты же всё время только денег у него просишь…
Ирина. Да, прошу. Мне лечиться надо.
Екатерина. Только лекарства у тебя странные – то в виде колечка с сапфиром, то в виде рыбок.
Ирина. Ладно, заела уже за это колечко. А я женщина ещё не старая.
Екатерина. Ты не старая, а твой старый муж вкалывает, чтобы эти колечки появлялись.
Ирина. А что? Он не против своей работы. Он мне не жалуется.
Екатерина. Попробовал бы он пожаловаться!

Действие третье. Сцена первая.
На даче у Говоровых.
Екатерина звонит по мобильному.
Екатерина. Это я. Рассаду посадила. Через полчаса выезжаю.
По лестнице поднимается Ирина.
Ирина. Ты куда-то уходишь?
Екатерина. Да, уезжаю в город.
Ирина. Ой, что-то сердце прихватило!
Екатерина. Тебе принести валидол?
Ирина. Да, да, да, сделай одолжение.
Екатерина уходит за валидолом.
Ирина берёт её мобильный и смотрит, куда звонила дочь.
Приходит Екатерина с валидолом, даёт матери лекарство.
Екатерина. Может, врача вызвать?
Ирина. Нет, подожди само пройдёт. Ты только побудь со мной немного.
Екатерина. Давай я соседку позову, а то уйдёт последняя электричка.
Ирина. Ну, вот опять я никому не нужна.
Екатерина. Ну, мне надо в город.
Ирина. Опять к своему нищему мчишься!
Екатерина. Он не нищий. И, вообще, я замуж за него выхожу.
Ирина. Ну, уж нет! Не будет этого никогда, не для того я тебя растила.
Екатерина. А для чего? Для нашего соседа богатого?
Ирина. Ты счастья своего не понимаешь!
Екатерина. У меня несколько иное представление о счастье. И богатого я уже видела.
Ирина. Борис Эдуардович не только богат, он бы женился.
Екатерина. Мне его лысина не нужна.
Ирина. Да ты бы хоть послушала, как он о своей жизни рассказывает…
Екатерина. Меня его жизнь не интересует, у меня своя есть.
Ирина. Ну, побудь ещё полчасика, он обещался зайти на чай.
Екатерина. Нет.
Ирина. Я же тебе добра желаю.
Екатерина. И о себе не забываешь. Он тебе духи подарил? Что ты ему обещала?
Ирина. Я просто пригласила его в гости, посидеть по-семейному.
Екатерина. Вот и сиди с ним. А я уезжаю.
Ирина. Ну, это же неудобно.
Екатерина. Я его не приглашала.
Ирина. Я не пущу тебя в никакой город.
Екатерина. Ты не имеешь права!
Ирина. Сколько я денег на тебя потратила, а ты …
Екатерина. Опять про деньги! Ты хоть о чём-то другом думать можешь?
Ирина. Так всё для твоего блага!
Екатерина. Ничего мне не надо! Лучше, где угодно жить, но только не с тобой!
Екатерина берёт сумку и направляется к лестнице. Ирина загораживает ей дорогу. Екатерина резко бросается к окну и выпрыгивает из него. Раздаётся крик.

Сцена вторая. В больничной палате.
Екатерина лежит на одной из коек. На других койках расположились другие больные женщины. Рядом сидят навещающие их родственники.
Входит Иван. Берёт стул и садится к койке Екатерины. Екатерина отворачивает лицо.
Иван. Вот я и прибежал. Мне папа твой позвонил.
Екатерина. Нет у нас больше девочки, потеряла я ребёнка.
Иван. Мы молодые, ещё будут у нас дети.
Екатерина. Я так хотела к тебе приехать…
Иван. Знаю, но я бы подождал, я бы тебя всю жизнь смог ждать.
Екатерина. Она бы и позже мешала, а теперь она знает, что …
Иван. Не плачь, вот возьми платочек, что же она за мать-то такая?
Екатерина. Да, не повезло мне. Кроме денег не видит ничего.
Иван. Я тут тебе вкусненького принёс.
Иван выкладывает на тумбочку угощение.
Екатерина. Спасибо, что-то не хочется.
Иван. Может потом?
Екатерина. Может.
Иван. Ты из больницы прямо сразу к нам переедешь, а то от твоей матери …
Екатерина. Да чего уж хуже можно сделать!
Екатерина плачет.
Иван. Кать! Ты сл –ы-ышь, не плачь! Я тебя люб -бил и всегда люб-бить буду. Ты для меня… как воздух. Слышишь, Катя?
Иван берёт её руку и целует.

Сцена третья.
Квартира Говоровых.
Ирина разговаривает по телефону в прихожей.
Ирина. Ну, что ты такое говоришь? Я только добра ей всегда желала. Она же у меня доченька единственная.
В комнату входит Тимофей с чемоданом.
Ирина. Я тебе перезвоню. (Мужу). Ты куда это с чемоданом?
Тимофей. Ухожу я от тебя, Ира. Совсем ухожу.
Тимофей ставит чемодан на пол.
Ирина. Куда?
Тимофей. К брату в деревню поеду, там жить буду.
Ирина. Но там же никаких условий. Как же твои лёгкие? Тебя там кашель замучает. Опять же на рыбалку с братом отправишься, а сырость тебе противопоказана.
Тимофей. Что-то ты раньше о моём кашле и не вспоминала. Всё только о своих болячках.
Ирина. Тоже считаешь меня виноватой?
Тимофей. А кто же, если не ты? Совсем ты, Ирина, от денег разум потеряла. И сама себя наказала. На старости лет внуков тебе не нянчить.
Да, и мне тоже. А это я всё старый, я олух! Надо было остановить тебя вовремя! А я всё пахал и пахал на твои шляпочки и колечки! Чтоб им пусто было!
Ирина. Да, я не виновата вовсе, кто же знал, что она со второго этажа прыгать станет!
Тимофей. А ты себя вспомни, себя, молодую. Если, что решишь, то ничем не перешибешь! Скажешь не так?
Ирина. Да, она в меня пошла, но дура же, ещё молодая. Никак не поймёт, что я вам добра желаю. И лучше знаю, что вам нужно. Да иначе и быть не может, у меня же сердце такое – я всех люблю. (Пауза). И что теперь? Бросишь меня, старую, больную?
Тимофей. Что же ты о своих болезнях не вспомнила, когда дочери мешала?
Ирина. Что она со своим Иваном делать будет? В однушке его матери?
Тимофей. Как-нибудь проживут. Лучше там в однушке, чем с тобой в трёшке.
Ирина. И ты? В деревне-то никаких условий…
Тимофей. Чёрт с ними с условиями, мне лишь бы от тебя подальше…
Ирина. Но я…
Тимофей. Что ты? Что, сказать нечего? Ты разве в молодости такой была? Господи, как же жизнь тебя испортила! Ничего от той девчонки-комсомолки в тебе не осталось! Всё только хапать и хапать!
Ирина. Ишь, разошелся! А ты тоже виноват! Зарабатывал бы побольше…
Тимофей. Теперь я больше зарабатывать не буду. А ты поживёшь без колечек новых и шляпок…
Ирина. Но твой супружеский долг жену старую содержать!
Тимофей. А я разведусь с тобой, Катерина.
Ирина. Молчал, молчал годами, и вдруг разведусь!
Тимофей. А о чём с тобой разговаривать? О колечках? Вот о внуках могли бы поговорить - только их больше не будет.
Ирина. Но я же не знала. Я не знала, что Ира беременна.
Тимофей. А знала бы, пожалела?
Ирина. Да что ты чудовище из меня рисуешь!
Тимофей. Да ты хуже, хуже, чем чудовище! Прорва ты!
Тимофей поднимает чемодан и выбегает из комнаты.

Сцена четвёртая. Та же самая комната. Посреди комнаты стоят сапоги.
Ирина набирает номер на домашнем телефоне.
Долго ждёт ответа. Вешает трубку.
Набирает другой номер на телефоне. Долго ждёт ответа. Вешает трубку.
В третий раз набирает номер.
Ирина. Тамара! Здравствуй! Я это, Ира. Чего не звонишь-то? Болеешь? Тебе надо травами лечиться. Я уж тебе говорила. А я? Что я? Кашу с супом сварила. Особых разносолов для себя готовить не хочется. Да и денег нет. Вот и сижу у телека, а там тоска одна. То ругаются, то стреляют. И нечем мне заняться. А мои чего-то меня забыли. Вчера набираю Тимочку – телефон молчит. Катя тоже недоступна. Сегодня набираю – опять не отвечают. Вот и получается: делала, делала им добро, а они меня на старости лет … Но я же всё, как лучше хотела. Вот, Тимочку, например, на рыбалку не пускала. Ему же нельзя в сырости с такими лёгкими, как у него. Ну, не может без рыбалки, так я ему сапоги купила. Нет, не видел он их… Может, я, Том, плохо их понимала? Может ошибалась я, а Том? Ну, я же живой человек! И я могу ошибиться… Говоришь, дорогая ошибка…Но я же, как лучше хотела. Ты травку попей, слышь, попей. Сразу полегчает. Может позвонишь Катюхе-то? Мне б только знать, что с ними всё хорошо. Не можешь сейчас, внука кормить надо? Ну, когда покормишь… Позвони. Плохо мне без них. Плохо.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
8 апреля 2021 в 18:38

На одном дыхании прочитала, Надежда! Читала и думала: неужели такие матери и жены бывают? - ужас!
Всего Вам самого доброго, Надежда! И спасибо за интересную пьесу.

8 апреля 2021 в 23:18

Тоже прочитала за один раз. Читается легко. Хотя пьеса не лишена некоторой гиперболизации и комедийности, но воспринимается почти реалистично.
У меня это легкое чтиво вызвало улыбку.
Спасибо автору - Надежде Диас!
Хорошего настроения и удачи!

9 апреля 2021 в 10:47

Уважаемые Надежда и Людмила! Спасибо за теплые слова.

9 апреля 2021 в 19:04

Присоединяюсь к нашим дамам.
Надежда, молодец!
За Владимира молюсь.

Поправка. Иван в отчаянии безнадёжно маШЕт рукой.( вместо махает)

Здоровья!

10 апреля 2021 в 11:57

Спасибо, Лев Сергеевич! Ну тут обнаружилось, что там еще есть ошибки, но другого плана. По совету других драматургов, написав эту пьесу, я поменяла имена матери и дочери, так как имя Ирина было популярно в годы моей молодости, а Екатерина - сейчас. Обнаружилось несколько мест, где я это все же не исправила, так, например, Ирина рассказывает о том, что ее дочь Катя любит читать. Должно быть так: "Свекровь моя была библиотекаршей, так и сына приучила, т и внучку свою, вон её, Екатерину. Хотя муж больше газеты читает, а Катьку от книг не оттащишь".
И второй случай. Надо читать так: " Тимофей. А я разведусь с тобой, Ирина".
И третье: "Ирина. Но я же не знала. Не знала, что Катя беременна".

1.0x