Авторский блог Владислав Шурыгин 00:00 22 февраля 2012

Оружие будущего

<p><img src=/media/uploads/08/ris6_thumbnail.jpg></p><p>Mirabile futurum — прекрасное далёко. Время, когда возможности человеческой цивилизации должны раздвинуться невообразимо.</p><p>Но, к сожалению, в будущем нас ждут не только пасторальные утопические картины светлого будущего, которые так любят рисовать любители фантастики.</p>
0

…По ракетам и антиракетам 

Анти-антиракеты неслись,

В синих бликах  землянского света

На Луне пять дивизий дрались…

Юрий Визбор

Mirabile futurum — прекрасное далёко. Время, когда возможности человеческой цивилизации должны раздвинуться невообразимо.

Футурологи предрекают в XXI веке человечеству победу над старением и неизлечимыми болезнями, новые источники энергии и новые научные открытия, путешествия к далёким планетам и в глубину микрокосмоса.

Но, к сожалению, в будущем нас ждут не только пасторальные утопические картины светлого будущего, которые так любят рисовать любители фантастики.

В будущем нас ждут и тяжёлые испытания.  Вызовы, которые готовит нам XXI век, могут оказаться не менее грозными, чем те, через которые прошла Россия в веке двадцатом.

Борьба за ресурсы, которая всё более явно становится доминирующим трендом мировой политики, потребует качественно новых подходов к оценке угроз и выбору способов их парирования. И конечно, нам не обойтись без армии, без мощного вооружения.

Каким же станет оружие будущего? 

Можно бесконечно рассуждать о бесчисленных технологиях будущего или перспективных военных разработках, но всё же системнее было бы ответить на главный вопрос: а какими будут войны XXI века? Это понимание позволит определить и то, какое вооружение будет необходимо для успешного ведения этих войн? Куда же движется военное дело, каким станет «рисунок» войны будущего? 

Война станет бесконтактной

Если в двадцатом веке дистанции ближнего боя между солдатами воюющих армий раздвинулись от  расстояния укола штыком до, фактически, дальности прямой видимости, то в двадцать первом веке эта дистанция продолжит расти и будет теперь определяться лишь способностью обнаружить противника. И в 21 веке исключительное значение приобретут средства разведки и обнаружения противника. От разобщённых систем 20 века разведка стремительно движется к единому информационному пространству поля боя, где в единую систему завязаны все источники получения информации от агентурных сообщений и тактических средств разведки, до мощных разведывательных БПЛА и спутниковых систем всех диапазонов. Кто первым обнаружит противника, кто первым наиболее полно вскроет его состав и боевое построение, тот получит стратегическое преимущество способность поразить противника на дальних рубежах, не дав ему развернуться и организовать оборону.

Война станет глобальной

Понятие «тыла» всё более призрачным. 

Если в начале двадцатого века «тыл» начинался всего в паре километров от линии фронта, где маркитанты разворачивали рестораны для господ офицеров, а солдаты беспечно спали крепким сном, составив ружья в «козлы», то уже в середине двадцатого века тыл определялся дальностью полёта бомбардировщиков противника, а в конце века —  местоположением ближайшей важной цели для стратегической ядерной боеголовки. 

В XXI веке новые средства поражения — гиперзвуковые ракеты и ударные летательные аппараты, космические боевые системы сделают понятие тыла вообще условным.  Противники будут иметь возможности фактически в реал-тайм времени наносить удары на любую глубину территории противника по любым целям. И успех или неуспех в такой войне будут определяться гибкостью системы боевого управления, способностью её противостоять ударам, защищённости ключевых элементов инфраструктуры от ударов с воздуха и дублированием этих систем.

Война станет скоротечной

Мировые войны ХХ века велись, фактически, на истощение стран-участниц, так как существующие вооружения не имели достаточной мощности для нанесения противнику неприемлемого ущерба, дезорганизации системы управления и разрушения его промышленного потенциала. В XXI веке наличие ядерного оружия, насыщенность войск  высокоточным оружием, способным уничтожать цели на любой стратегической глубине, а также принципиально новые системы разведки и целеуказания позволяют за минимальный период времени нанести неприемлемый ущерб противнику, парализовать его систему управления и уничтожить промышленный и военный потенциал.

В XXI веке исключительное значение приобретут информационные технологии.  Успех или неуспех грядущих войн будет зависеть от того, кто первым получит самую полную информацию о противнике, кто сможет её максимально быстро обработать, передать войскам в виде распоряжений и целеуказаний и сможет защитить свои информационные каналы от воздействия противника. Маскировка и защита информации приобретут в двадцать первом веке статус родов войск. И новейшие технологии в этих областях станут определять боеспособность армии. Уже война в Югославии в 1999 году продемонстрировала, насколько искусство маскировки является важными для современной войны, когда за семьдесят шесть суток непрерывных бомбёжек авиация НАТО так и не смогла сколь-нибудь серьёзно подорвать военный потенциал сербов и все потери югославской армии от ударов НАТО составили 462 погибших солдата и офицера и несколько десятков танков, бронетранспортёров и орудий.

Совершенно очевидно, что главным пространством, в котором будут проходить войны XXI века, станет небо и космос. Уже в ходе Второй мировой войны стало ясно, что господство в воздухе определяет успех или неуспех наземных операций, а к концу двадцатого века появился термин «воздушная наступательная операция», сменившись затем «воздушно-космической наступательной операцией». 

В XXI веке война окончательно станет «вертикальной», причём, главным полем боя станет именно небо. В этих условиях войска ВВС-ПВО-ВКО становятся главным видом вооружённых сил, постепенно оттесняя Сухопутные Войска на второстепенные роли. Последние всё больше будут сосредотачиваться на  локальных войнах и противопартизанских, контртеррористических операциях. 

Но именно авиация, спутники, системы ПВО, ПРО будут решать исход грядущих войн. Поэтому именно новые авиационно-космические системы  должны стать главным приоритетом усилий российского ВПК. В XXI веке российской армии потребуются боевые системы, способные бороться с гиперзвуковыми ударными аппаратами и ракетами, самолётами «стелс» и системами «нетрадиционного» вооружения — прежде всего устойчивые к генерирующим электромагнитные импульсы бомбам и устройствам, защищённые от воздействия перспективных лазерных установок.

Создание таких систем — настоящий вызов нашим конструкторам, проверка их соответствия грядущему веку. Но функционирование этих систем невозможно без создания автоматизированных систем управления, устойчивых к внешним воздействиям, рассредоточенным по подсистемам, гарантирующим сохранение работоспособности при поражении части элементов.

Другой средой, в которой будет решаться исход войн будущего, станет вода — моря и океаны. По мере их освоения, продолжат совершенствоваться подводные и надводные силы. Глубина придаёт неуязвимость. Атомная подводная лодка, погрузившаяся за километровую  отметку, фактически неуязвима для всех существующих типов оружия, страшное давление просто разрушает любые существующие торпеды или бомбы. Даже  энергия ядерного взрыва на такой глубине «ужимается» до критического мизера. Создание сверхглубоководных ракетных крейсеров позволит в любых условиях сохранить ядерный потенциал сдерживания.

Для надводных кораблей будут развиваться технологии «стелс» и новейшие системы ракетного вооружения, делающие такие корабли универсальными. Американцы вообще на базе корабельных платформ пытаются создать оружие на новых физических принципах — кинетическое и лазерное. 

Даже такая, казалось бы, далёкая от военного дела индустрия, как текстильная, в XXI веке приобретёт черты стратегической важности. Сегодня передовые страны мира стоят на пороге текстильной революции. Уже получены образцы тканей с уникальными свойствами, фактически «умные» ткани, способные реагировать на изменения внешней среды, изменяющие цвет в зависимости от температуры окружающей среды. Уже открыты и исследованы полимеры, реагирующие на радиоактивное излучение, инфракрасное и ультрафиолетовое облучение, изменяющие цвет в зависимости от степени освещенности. Одежда, содержащая в себе такие ткани, способна предупреждать своего хозяина о радиоактивном заражении и инфракрасном облучении. Ткани, из которых будет создана форма солдата будущего, «сумеют» самостоятельно реагировать на повышение и понижение температуры окружающей среды, защищать от ветра, дождя и пыли. Маскироваться под окружающую местность и время суток. В любых условиях поддерживать комфортную температуру и условия для тела хозяина. Предупреждать его о радиоактивном или химическом заражении. Об облучении радиолокационными и инфракрасными приборами. И даже самостоятельно оказывать первую помощь. Уже разработаны волокна и специальные антисептические и обезболивающие пропитки, которые реагируют на характерные химические соединения крови. Такая ткань при ранении способна самостоятельно «присасываться» к ране и, взаимодействуя с кровью, выделять обезболивающие обеззараживающие и кровесвёртывающие препараты…

Mirabile futurum — прекрасное далёко. Мечта о прекрасном будущем. Она способна осуществиться только если на страже её будет стоять military futurum — оружие будущего…

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой