"Поэзия всех этих формул мудрей..."
Авторский блог Александр Бобров 00:00 29 октября 2015

"Поэзия всех этих формул мудрей..."

Верный сын Украины молится за неё в храмах и книгах. Помню, как в древнем Новгород-Северском, под сенью памятника князю Игорю, Борис Ильич подарил мне скромно изданный сборник стихов "Замкнутый круг" с пугающим подзаголовком: "Из оккупационной тетради". Майдан и гражданская война ещё только надвигались, а Борис Ильич уже почуял страшную беду.
0

Есть у Бориса Олейника образное стихотворение "Надежда", которое я не раз читал на публике, цитировал в статьях и даже в диссертации о лирическом герое современности. Он раздольно обращался к чумакам в чистом поле, которые сбились с дороги земной на распутье и ползут на валах по Млечному пылящему пути:

Что ж вы забрели в те парсеки, как боги?

Мы уж космолётом владеем,

Но чтоб вас найти на вселенской дороге,

Дара такого не имеем.

Как же вас вернуть на родные дороги,

След ваш отыскать в этой бездне?

Почитай, мы все перебрали дороги.

Есть ещё последняя… в песне!

(пер. Л.Смирнова)

Как нам страстно желалось верить в эту последнюю, необманную песенную дорогу! Как не хотелось с гитарой и бандурой сползать с неё в грязь политических большаков и предательски скользких тропинок! А не вышло — все хлебнули по полной…

Хлопец из села Зачепиловка с гоголевской Полтавщины родился 22 октября 1935 года 80 лет назад. Он ещё пионером напечатал первые строки о Родине. После окончания средней школы поступил на факультет журналистики Киевского национального университета имени Т.Г. Шевченко, учёбу в котором закончил в 1958 году. Первой книгой будущего лирика стала документальная повесть "За Северским Донцом" (1959). Первую поэтическую книжку Бориса Олейника "Бьют в сталь кузнецы", которая вышла 1962 года, заметили и поддержали А.Малышко и П.Тычина. После вступления в Спилку письменников возглавлял партийную организацию Союза писателей Украины на протяжении одиннадцати лет, причём, как зачем-то подчёркивается в энциклопедиях, за это время из сложной организации не было исключено ни одного литератора. Надо подчеркнуть, что тогда все нынешние ярые антисоветчики были правоверными коммунистами-ленинцами. Например, его ровесник Дмитро Павлычко такую чушь нёс, что вздрагивали даже умные функционеры. Ну, почитайте:

В Ленине

всей своей плотью и кровью

Правду великую мы обрели.

Ленин — моего народа здоровье,

Ленин — будущее Земли.

Во-о-н ещё когда здоровье украинского народа подорвали такие перевёртыши! Но Борис Ильич, лукаво посмеиваясь, оставался убеждённым сторонником самого справедливого мироустройства, на протяжении долгой жизни не менял своих убеждений и сохранил партбилет в то время, как большинство его коллег в массовом порядке бежали с партийного корабля. При этом он никогда не боялся критиковать ошибки, допускаемые как в ходе построения нового общества, так и в подлом процессе его разрушения. В мае-июне 1986 года Борис Олейник был в числе первых побывавших на место ядерной катастрофы в Чернобыле, откуда вёл репортажи на центральном телевидении СССР и УССР. В опубликованной в "Литературной газете" статье "Испытание Чернобылем" прямо обличал виновных в аварии. В июле 1988 на XIX конференции КПСС в Москве в докладе о сталинском терроре 1937-1938 гг. впервые остановился на голоде 1932-1933 годов, но не спекулировал на этой теме, не выставлял пострадавшей одну лишь Украину. Народный депутат Верховного Совета СССР позже написал эссе "Два года в Кремле" ("Князь тьмы"), которое отражало личные наблюдения автора над природой власти, над метаниями двурушника Горби и причинами возникновения этнических конфликтов на просторах Советского Союза. Пожалуй, не по стихам, а по отрывкам из этой книги, его узнали многие читатели в России. Но лирические книги продолжали выходить, замечательную книгу "Мера" лауреата Государственной премии СССР выпустило издательство "Молодая гвардия". Ну и на родине лауреата Шевченковской премии щедро издавали автора более 40 книг. Помню, на вопрос: кто лучше всего пишет о матери? — выдающийся актёр Богдан Ступка без колебаний ответил: Борис Олейник! И эти слова немедленно были подтверждены песней о матери — "Посеяла людям…" — в исполнении ансамбля "Барвинок". Действительно, каждое слово этой песни останавливало дыхание и вызывало слезы даже на глазах мужиков:

Посіяла людям літа свої, літечка житом,

Прибрала планету, послала стежкам споришу.

Навчила дітей, як на світі по совісті жити,

Зітхнула полегко — і тихо пішла за межу…

 

Засеяла людям года и лета свои житом,

Прибрала планету, застлала тропинки травой,

Детей научила, как надо по совести жить им,

Вздохнула легонько и скрылась за дальней межой.

В этом моём переводе, увы, исчезает трава-спорыш, которая мягко покрывает не сильно натоптанные тропинки…

Лирические тропы сочеталась с трассами общественной и политической деятельности. После развала СССР Борис Ильич был одним из главных инициаторов восстановления Коммунистической партии Украины. После регистрации воссозданной КПУ в октябре 1993 года Борис Олейник стал лидером её национал-коммунистического крыла, неоднократно выступая с жёсткой критикой режима Кучмы. С 1994 года четырежды избирался в Верховную раду Украины. Горячо сострадал горю православного сербского населения бывшей Югославии, посещал охваченные гражданской войной районы Балкан. Изучив угнетённое состояние сербов в зонах этнического конфликта в Боснии и Герцеговине, выразил свою боль в эссе "Кто и с какой целью демонизирует сербов?", изданное в Югославии на украинском и сербском языках. Поэт осудил бомбардировки Югославии силами НАТО, предпринятые под предлогом защиты албанского меньшинства в Косово, и лично стоял в "живых щитах", охранявших мосты страны от бомбардировки во имя "демократии". Бывшая Федеративная республика Югославия наградила его премией "Рыцарское перо".

Правда, следует признать, что Борис Ильич Олейник был единственным народным депутатом от украинской Компартии, поддержавшим Оранжевую революцию 2004 года. Находясь во время начала акций протеста в Польше, он, чувствуя себя солидарным с якобы демократической оппозицией, отправил поздравление её заправилам и вскоре сам принял участие в первом, наивном Майдане. После его голосования за назначение правительства Юлии Тимошенко наряду с тремя другими коммунистами 2 марта 2005 года он был исключён из партии и фракции КПУ. Вскоре, 21 октября 2005 года, Виктор Ющенко присвоил Борису Олейнику звание Героя Украины. Эта позиция стоила поэту депутатского мандата. На парламентских выборах 26 марта 2006 года он выступал в качестве одного из сопредседателей предвыборного блока Бориса Олейника и Михаила Сироты, состоявшего из партии "Информационная Украина", Партии Здоровья и Трудовой партии Украины. Блок занял лишь 36-е из 45 мест, набрав 0,08 % (всего 21 649 голосов!). Таким образом, Борис Олейник потерпел крах и в парламент не прошёл. Но разве в политической карьере призвание и дело песнопевца? Публичный деятель Олейник может ошибаться, заблуждаться, говорить странные вещи: "Языковая проблема — это вызов государству Украина. Это проба нашего государства на прочность. Это ответ на вопрос, есть ли у нас вообще государство. В Европейской хартии языков говорится о защите реликтовых языков, русский язык таким не является. В Украине господствует русский язык, поэтому нужно спасать украинский". Да, "спасли" с морем крови, с потерей русского населения… Но главное всё-таки для истинных ценителей поэзии, для славянофилов в том, что он — выдающийся природный лирик, выразитель славянского поэтического взгляда на мир:

Ты формулы все в мою голову вбей,

Но я докажу тебе днесь:

Поэзия всех этих формул мудрей,

Поскольку Поэзия — есмь!

Эта вера в мудрость Поэзии, которая сильней формул и политиканства, неостывающее сыновье чувство не дают сникнуть, состариться, утратить вкус к жизни:

Я бы молча сквозь вечность глядел в зенит,

Я б давно уж землёю стал…

Да вот чёртова девка на круче стоит,

Опоясав ветрами стан.

(пер. Л.Смирнова)

И это любование дивчиной на днепровской круче органично соседствует с мольбой на валу, где стоит камень с надписью: "Отсюда есть пошла русская земля":

Отче, в Триединости Единой,

Что послал Спасителя на муки,

На валу, при Церкви Десятинной,

Я к Тебе протягиваю руки…

(пер. Е. Нефёдова)

Верный сын Украины молится за неё в храмах и книгах. Помню, как в древнем Новгород-Северском, под сенью памятника князю Игорю, Борис Ильич подарил мне скромно изданный сборник стихов "Замкнутый круг" с пугающим подзаголовком: "Из оккупационной тетради". Майдан и гражданская война ещё только надвигались, а Борис Ильич уже почуял страшную беду. В предисловии к этой резкой книге младший друг — песенный Микола Лукив — написал: "Слово его всегда было актуальным и исповедальным. Иначе за перо поэт не брался. Жил и творил по принципу: "…за всех скажу, коль все молчат, за всех смолчу, раз все кричат". Новое свидетельство тому — новый сборник поэта". Не думаю, что тогда многие на взбаламученной Украине восприняли его с пониманием и одобрением. Но Олейник читал в библиотеке Новгород-Северского самые острые стихи из новой книги, и люди его понимали, принимали как родного!

Заканчиваю слово в честь старшего друга его стихотворением, которое я читал в победном мае в Белгороде, где нам вместе с Александром Прохановым и Борисом Олейником губернатор Евгений Савченко и председатель Союза писателей России Валерий Ганичев (полтавский земляк Олейника) вручили премию "Прохоровское поле".

Пришли

Пришли. Расселись по-хозяйски в хате,

Обчистили до нитки уголки,

А кто-то уж готов, как в те деньки,

Трудиться в полицаях на подхвате.

Ох, жёлто-голубые землячки!

Ещё и комендант не выдал график,

Но партизаны сквозь былые сны

Уж видят на столбах на телеграфных

Такое, что Господь оборони.

Пришли. Расставили не пулемёты,

А бдительную стражу вдоль оград,

И гляньте — петухи ещё молчат,

А радостные наши стихоплёты

Спешат восславить новый каганат!

Всё, как бывало. Разница лишь в малом:

В те времена под грохот канонад

Наш чернозём грузили в Фатерлянд,

А нынешние хищники навалом

Вывозят наших — как товар — девчат.

Все, как бывало… Гэй, не всё, миряне,

Тогда под оккупантами земля

Горела, словно лава на вулкане,

Теперь же — только пепел и зола.

И всё-таки не всё! В золе, в печали –

Огонь не умер до конца в ночи,

Чтоб кузнецы на мехи поднажали.

Иль вы забыли, как ковать мечи?

Господь, чей свет в ладонях не остынет,

Простит простого труса, если тот

На оккупанта гнул задаром спину…

Но лишь вовек прощенья не даёт

Поэту, если в горькую годину

Молчит про убиваемый народ.

Борис Олейник — не сдаётся, не молчит и не фальшивит. Многая лета!

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой