Сообщество «Переводы» 10:29 19 ноября 2020

Октавиан Раку. Борьба с коррупцией это "фата-моргана" восточноевропейцев

Когда антикоррупционные заявления не сопровождаются стратегическим видением развития страны, они превращаются в демагогию и инструмент для захвата государства в иностранных интересах.

Я смотрел интервью Майи Санду, которое она дала украинскому журналисту Дмитрию Гордону. Как и ожидалось, оно имело электоральную направленность. Я не знаю, насколько общественность в Украине была заинтересована или узнала что-то новое о лидере ПАС и ситуации в нашей стране, но я убежден, что молдаванам было скучно.

Во-первых, г-жа Санду не сделала никаких заявлений, заслуживающих особого внимания. Обсуждение было «задушевным», в котором тщательно избегались неловкие и провокационные вопросы: детство, юность, мечты, кто плохой, а кто хороший (по сценарию предыдущих интервью) и т. д.

Однако была замечена константа, которая в дальнейшем может сыграть злую шутку с кандидатом в президенты, какие бы позиции она ни занимала в будущем: чрезмерная зацикленность на «борьбе с коррупцией». Майя Санду использует понятие «коррупция» так часто, что помещает его в любой контекст - будь то деревья в лесах Молдовы, экономика или урегулирование приднестровского конфликта.

На любой вопрос есть только один ответ: мы устраняем коррупцию и «корова даст молоко, курица - яйца».

Или, если она считает, что у страны есть только одна проблема и у этой проблемы есть только одно решение, это может означать, по крайней мере, поверхностный и демагогический подход, если, не отрыв от реальности. Государство нельзя построить и управлять им с помощью лозунгов. Также нужно очень четкое политическое видение любого сегмента жизни. Нельзя бесконечно кормить людей какими-то абстракциями, как это было, например, с Владимиром Зеленским на Украине, где стало уже совсем не до смеха. Еще нужны зарплаты, пенсии, дороги, образование, и все это не возникает из простого жонглирования словами и возбуждения эмоций.

Наверное, это была одна из главных причин, по которой Майя Санду предпочла покинуть правительство до коллапса: нельзя слишком долго оставаться на гребне волны, кормя людей только красивыми обещаниями о блестящем будущем.

Слоган, скрывающий реальность

Мы живем в смутную эпоху лозунгов. Если в 19 веке за любым лозунгом стояла хотя бы одна система социально-политических идей, то сегодня сильные слова становятся маркетинговым инструментом. Таким образом, с помощью любого лейбла, умелого использования средств коммуникации можно продвигать любую повестку дня, даже вопреки заявленному намерению.

Таким образом защитники окружающей среды, борющиеся с изменением климата, уничтожают только традиционные источники энергии. На самом деле он обрекает малые страны на нищету и создает новые отрасли промышленности и добывает другие виды минеральных ресурсов, которые в большей степени разрушают окружающую среду (даже если они не выделяют углекислый газ). Иконой этой перемены стала Грета Тунберг, девушка, известная фанатизмом и истеричным стилем, продвигаемым мировыми СМИ.

Кампании против дискриминации, домашнего насилия и языка вражды, за гендерное равенство и терпимость на самом деле прикрывают аннулирование свободы выражения мнений, права на труд, образование и веру, режим террора, репрессивное законодательство и разрушением институтов, которые являются основой для единства, основанного на ценностях идентичности.

Политика содействия свободному рынку скрывает разрушение внутреннего капитала, ликвидацию среднего класса, малых и средних предприятий, углубление социального неравенства, создание монополий транснациональных корпораций, что еще больше ограничивает экономическую свободу.

Это тривиальный метод манипуляции, с помощью которого можно заставить общество принять что угодно: налепи привлекательный ярлык, даже если он не имеет ничего общего с контентом, инвестируй в агрессивное продвижение, демонизируй конкурентов и критиков. Таким образом, при успешной стратегии продвижения любую публику можно настроить добровольно принять даже рабство.

Борьба с коррупцией, защищающая коррупцию

Из всего этого самой извращенной оказывается борьба с коррупцией. Если для обычного человека это понятие ассоциируется с дачей и получением взятки, то на самом деле понятие гораздо шире. Чем больше сфер деятельности он охватывает, тем труднее становится его определить, а это значит, что он может служить ширмой для любых политических, экономических и даже геополитических интересов.

Во многих случаях антикоррупционные кампании включают в себя поглощение денег из фондов для иллюзорных проектов или медленный процесс захвата юстиции внешним фактором, особенно когда за прокурорами стоят НПО, спонсируемые извне, посольства и лобби иностранных компаний.

Таким образом, «борьба с коррупцией» становится инструментом политической и экономической оккупации, как мы видим у нашего восточного соседа - Украины, которая создала множество антикоррупционных институтов (не имеющих никакого реального значения), но также и у западного соседа. - Румынии, где посольство США играет роль дирижера, а бывший глава НУД (Национальное управление по борьбе с коррупцией) Лаура Кодруца Ковеси превратилась в общеевропейский бренд.

Для наглядности можно вспомнить историю Джо Байдена и его сына - Хантера Байдена, которые пользовались синекурой в компании Burisma на Украине. Поскольку Burisma попала под пристальное внимание украинской прокуратуры, в какой-то момент Хантер обратился к своему отцу с просьбой оказать давление на президента Петра Порошенко и украинского лидера с целью «заменить» генерального прокурора.

В этом году появилось несколько записей переговоров Байдена и Порошенко, из которых видно, что американский чиновник прямо потребовал отставки указанного прокурора, что и было сделано. В обмен на эту услугу Байден пообещал помочь предоставить украинскому государству ссуду в размере 1 млрд долларов от МВФ. Так и произошло: прокурор Виктор Шокин был отстранен от должности, хотя законных оснований не было, как признал Порошенко в «проклятой» аудиозаписи.

Самое интересное и, как это ни покажется странным, вся эта история произошла под знаменем борьбы с коррупцией, в которой демократ Байден является символом борьбы с этим злом. И украинское гражданское общество, и американские защитники Байдена заявили, что мобилизация против прокурора Шокина была вызвана тем, что «над ним нависли подозрения в коррупции».

В 2011 году все тот же Джо Байден нанес непродолжительный визит в Кишинев, где поощрил невероятные усилия молдавских политиков. Тогдашнее правительство пользовалось полной поддержкой Запада в борьбе с любой оппозицией, что позже позволило ей осуществить так называемый «захват государства».

«Может быть, у вас маленькая страна, но вы делаете великие дела. Вашему правительству еще многое предстоит сделать. Вы должны бороться с коррупцией и реформировать судебную систему. Но я верю в вас и ваших лидеров», - сказал Байден перед Театром оперы и балеты на глазах у восторженной толпы и замёрзших детей, размахивавших флагами США и Молдовы.

Действительно, последовали «очень большие дела»: три года спустя мир узнал о легендарной и исторической «краже миллиарда». Конечно, Байден не имеет никакого отношения к этой истории, но стоит отметить полезность «вклада», который это выступление и сообщение внесли в поддержку лидеров того времени.

За что и зачем бороться?

Однако какова мораль вышеизложенного? Должен ли тот факт, что на грабли наступали несколько раз, заставить нас отказаться от создания функциональных институтов? Ни за что. Просто такие процессы должны быть естественными, внутренними, свободными от какого-либо внешнего вмешательства, которое может лишить их первоначального смысла. Во-вторых, основная проблема - это отсутствие сильного государства, неспособность определять и повышать осведомленность о национальных интересах, целях, которые необходимо достичь для повышения благосостояния. А именно, отсутствие политической силы которая знает, что она должна делать и имеет волю, устраняет все препятствия на пути к достижению целей, включая коррупцию.

Коррупция означает не только подкуп, но и сдачу стратегических интересов страны и ее граждан «бесплатно» в обмен на нематериальные выгоды: например, политическую и дипломатическую поддержку.

Хуже, чем подкупленный политик, может быть только «честный» политик, который из наивности или инфантильности готов разрушить свою страну, чтобы раздать ее на части тем, кто предлагает защиту или тешат его эго как главы банановой республики.

Хуже всего то, что за такие поступки эти «честные политики» не будут привлечены к ответственности, потому что все будет совершенно законно, в соответствии с законом, под предлогом «проведения реформ». Фактически, слово «реформы», а также «борьба с коррупцией» являются частью арсенала «волшебных» слов демагогического политического дискурса, способного замаскировать, провоцируя положительные эмоции, любое преступление и предательство. К сожалению, в большинстве случаев публика очарована и ошеломлена этой диареей эпитетов и метафор, и лишь немногие из них делают малейшее усилие читать между строк, заглядывать за деревянный язык, анализировать холодно или свериться с совокупностью юридических и бюрократических документов, скрывающих дьявольские подробности.

Именно по этим причинам всякий раз, народная эйфория, вызванная какими-то великими революционными изменениями, сменяется длительным периодом всеобщей депрессии и скептицизма. Социальная энергия, которую можно было бы направить на позитив, исчерпана. За тяжёлым пьянством следует страшное похмелье.

Источник

Оригинал

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x