Авторский блог Максим Калашников 00:00 8 августа 2022

Оковы тяжкие падут

Как освободить Русскую Мечту

Существование в стране и деловитого по-сталински проектного государства, и сферы свободного творчества с частной инициативой – совершенно необходимая схема. Государственные проекты и свободные «инициативники» отлично питают друг друга. Нет здесь никакого «или – или». Чем раньше в Кремле сие поймут – тем лучше. Для того чтобы Русская Мечта сбылась, необходимо создавать ту самую гармонию обеих сфер.

Живительный «комбайн»

Приведём самый простой пример того, что государственные проекты не могут объять всего. В апреле 1965 года СССР первым в мире успешно использовал спутник связи "Молния-1", устроив прямую телевизионную трансляцию из Москвы на Владивосток. Однако в стране не было частных корпораций, способных подхватить смелую новацию, доведя её до удобного коммерческого совершенства. И потому СССР очень быстро уступил первенство в спутниках связи Западу, освоившему громадный новый рынок. У него-то «комбайн» из государственных проектов и частной инициативы давно имелся. В итоге мы и сегодня отстаём в области космических коммуникаций, и это Илон Маск строит огромную спутниковую сеть One Web, а наша "Сфера" запаздывает. Причём связью Маска вовсю пользуются бандеровские ВФУ.

Не имея сферы свободного творчества и частной инициативы в полной мере, Советский Союз утратил лидерство во многом, что создал первым в мире. Это касается и мобильной телефонии Леонида Куприяновича, и «голубой крови» – перфторана Феликса Белоярцева, и экранопланов Ростислава Алексеева, и многого другого. Да, в СССР не всё делало государство, спору нет, во времена увлечения подводными домами в 1960-е как минимум половину из них строили энтузиасты из ДОСААФ, но это не могло заменить собою полновесной «сферы свободы».

Как работает взаимодействие в реальности? Давайте вспомним, как государственно-проектное DARPA (агентство передовых разработок) при Пентагоне периодически объявляет конкурсы: то на гонки беспилотных автомобилей, то на навигационные автономные системы без использования спутников, то на шагающих роботов. И участвуют в них и крупные корпорации, и небольшие амбициозные фирмы, и даже студенческие команды. Победителю достаются живительные контракты, и небольшие компании получают шанс вырасти в крупные, подчас – в мировые чемпионы. Государство получает решение искомой проблемы (например, неуязвимую для электромагнитных помех систему навигации для крылатых ракет), а фирма-победитель – щедрую подпитку, что даёт ей возможность порождать новые чудеса технологии. В итоге снова выигрывает страна, обретая ещё один очаг высокотехнологичного производства – с новыми рабочими местами и приливом денег в казну.

Янки давно поняли, что изобретатели и учёные не могут рассчитывать только на частный бизнес. Ему ведь готовенькое принеси: он рисковать не любит. А чтобы создать готовое, у разработчиков чаще всего нет средств. Бизнесу нужно то, что принесёт быструю прибыль, окупит вложенное. А в ряде случаев, когда речь идёт о принципиальных новациях, никто и ничего не может гарантировать. Вспомните: разве кто-то из богачей финансировал исследования и опыты Константина Циолковского? По большей части деловые круги Российской империи оставались равнодушными к работам молодого Игоря Сикорского, первым в мире построившего многомоторные тяжёлые аэропланы "Русский витязь" и "Илья Муромец". На свои гроши и случайные пожертвования американец Роберт Годдард в 1920-е строил первые ракеты. Никто из частников не тратил денег на исследования физиков-атомщиков в 1920–1930-е годы. (Хотя справедливости ради отметим: советская бюрократия в 1960-е упустила шанс опередить Запад на добрые двадцать лет с развитием сотовой телефонии).

Умные янки решили: создадим систему государственного поиска и отбора инноваций, поможем фанатичным создателям произвести на свет первые образцы передовой техники за счёт государства. Лучше всего – в рамках жгучих потребностей нации. Сначала это было создание атомной бомбы и ядерного реактора для наработки плутония, например, потом – системы распределённой связи, способной работать и в условиях ядерных ударов по Америке. Из чего, собственно, и родился Интернет. Американцы не прогадали. Ведь, создавая лунный корабль или сверхскоростной самолёт в государственном проекте, рать учёных и конструкторов порождает сотни нужных для этого технологий. И каждая из них может пригодиться в земной жизни, став основой для нового бизнеса и роста компаний мирового уровня. Тут вам микроэлектроника и программное обеспечение, новые способы сварки и ячеистые лёгкие конструкционные материалы, тефлоновые покрытия для сковородок и самые передовые системы дистанционной медицины, промышленные роботы и новые химические соединения – всего и не перечислить. В книге Роберта Юнга "Ярче тысячи солнц" отлично описано, как технологии, рождённые при создании ядерного оружия, преобразили всю послевоенную промышленность США. А если полистаешь воспоминания администратора Манхэттенского проекта генерала Лесли Гровса "Теперь об этом можно рассказать", то узнаешь, сколькими нужными технологиями помогли делу те же автомобилестроительные компании…

Такой схемы симбиоза государственного и частного не было в СССР, в силу почти полного огосударствления его экономики. А чиновник, увы, не так хорошо распоряжается новыми технологиями, как их непосредственные создатели. Китайцы оказались умнее: они с 1978 года выстроили многоукладную экономику, с сильным частным сектором. А вот в РФ, хотя она вроде как с рыночной экономикой аж с 1992-го, такого «комбайна» так и не вышло. Невзирая на огромные творческие силы русских, несмотря на наше неистребимое племя Кулибиных и Ломоносовых.

Почему? Для начала всё-таки попробуем выстроить некий идеальный образ раскованной Русской Мечты…

Синергия победы

Вообразим себе историческое послание главы государства. Твёрдые, волевые слова, летящие над страной. Без всяких экивоков: объявляется новая индустриализация с протекционизмом, по заветам великого Менделеева. Как важная часть творения передовой Русской цивилизации. Да, сограждане, жизнь после 24 февраля 2022-го стала сложнее, лишилась многого привычного. Но я зову вас в новую реальность – к жизни, полной смысла и созидания. Там, где у каждого работящего будет свой просторный дом (на семью с тремя детьми), интересная и хорошо оплачиваемая работа, автомобиль и даже авиетка. Вам не придётся больше быть бедняками, что толкутся в каком-нибудь магазине «Весёлые цены», покупая скверные тряпки и нездоровую обувь из кожзама, сработанные ещё более нищими азиатами. Вы снова станете гордыми учёными и конструкторами, инженерами и рабочей аристократией. Да, мы почти всё станем делать сами, и пусть это окажется дороже, чем сработанное в Китае, но зато все вы получите работу и достойные заработки. А главное – перспективы в жизни. Ибо мы созидаем новый мир, и тут – твори, выдумывай, пробуй! Символами эпохи вместо торгово-развлекательного центра и нефтевышки становятся университет и завод.

Под великую задачу создаются и становые проекты развития. Не нынешние дробно-мелкие нацпроекты (которые хороши как подпроекты чего-то большего), а именно те, что сотворяют грядущую реальность. Ту самую новую жизнь Русского мира. Утверждаемые как законы. Допустим, среди них – новая урбанизация (усадебная, «тканевая»), возвращение в оборот 40 миллионов гектаров тех пахотных земель, что оказались заброшенными с 1991 года (по площади равно Германии), новый аэрокосмический комплекс и создание Военно-Научных Сил (не претендую на полный перечень таковых мегапроектов). Во главе каждого ставят не серых безликих администраторов, а пламенных энтузиастов сих направлений. Тех, для кого осуществление мечты – дело жизни, а не тех, кто просто видит в проекте очередной повод для расхищения казённых средств (принципы отбора таких главнокомандующих – отдельная тема). И что мы обретаем в итоге?

Сильнейшее взаимовлияние проектов, синергетический эффект. Плюс мощнейший импульс для инновационного предпринимательства.

Скажем, Иванов, отвечающий за программу тканевой урбанизации ("Новая Гардарика"), находит технологию строительства быстровозводимых домов. К примеру, купольных, по технологии Виталия Гребнева. Она позволяет строить быстро и на 30% дешевле. Компания получает контракт с мегапроектом, интегрируется в него. Одновременно в ход идёт и технология недорогого искусственного камня, который может быть и конструкционным, и декоративным материалом – архитектора Константина Никулова.

Но тотчас же такие технологии с руками оторвёт проект "Новая целина" – тот, который переосваивает 40 миллионов заброшенных гектаров угодий и обеспечивает Великой России полную продовольственную безопасность и рычаги новой власти над миром. Ведь "Новой целине" позарез необходимо обеспечивать жильём молодые семьи, операторов-механизаторов, врачей и учителей в агрогородках. Два мегапроекта усиливают друг друга.

Но синхронно в проекте "Новый аэрокосмос", занятом в том числе и массовой авиатизацией России (строительством лёгких самолётов, вертолётов и гидропланов), находят предприятие, разработавшее лёгкий и мощный двигатель внутреннего сгорания для авиеток. Новое предприятие поднимается. И тут же оказывается, что такой мотор очень нужен для новых беспилотников Военно-Научных Сил, для войск спецназначения. Создаётся кооперация. А развивающееся лёгкое самолётостроение прямо работает и на "Новую Гардарику", и на "Новую целину", поскольку обеспечивает миллионы людей новым транспортом – личными летательными аппаратами.

Но и те, кто строит корабль для полёта на Марс, не остаются вне игры. Ведь для дальней миссии нужны самые лёгкие, компактные системы с предельной экономичностью. Те, что можно втиснуть в ограниченное пространство марсолёта. То есть максимально эффективные установки энергетики, рециклирования воды, полной переработки отходов, обеспечения здоровья экипажа (чудеса высокоточной персонализированной медицины). По-хорошему безумный руководитель дела, какой-нибудь профессор Петров, отбирает всё нужное для полёта. Ну, как Фридрих Цандер в 1920-е, который, проектируя свой корабль дальнего космического плавания, не только реактивный двигатель из паяльной лампы мастерил, но и выращивал на подоконнике растения, используя золу вместо почвы (экипажу в дальней миссии нужен будет «огород» на борту). Только теперь это делается не любительски, а в рамках целого проекта.

И что же? Все эти компактные энергетические, перерабатывающие отходы и медицинские системы жадно востребуются и в авиастроении, и в новой урбанизации, и в освоении заброшенных земель. Мощные и небольшие ядерные «батареи» (мини-АЭС, работающие десятки лет на одной зарядке) становятся энергетическими централями для усадебных футурополисов и новых производств при них. При этом огромная система сбора, переработки и «дожигания» ядерных отходов (с извлечением из них нового атомного топлива), работающая в рамках русской ядерной корпорации, делает возможной эту всеобщую «атомо-энергетизацию» России. И пусть на Западе идиоты отказываются от ядерной энергии: мы её развиваем и обретаем колоссальное преимущество над другими цивилизациями. В ход идёт всё, что помогает русским как можно больше экономить на рабочих руках, затратах энергии и природных ресурсов. Добиваясь максимального результата при минимуме расхода сырья, киловатт-часов и человеческого труда. Ибо нам нужно компенсировать громадные демографические потери и высвободить силы-средства для поддержки рождаемости коренного населения страны. У нас есть технология прокладки труб для водопровода и отопления, которые век не требуют перекладки? Отлично! Берём в наши футурополисы. И плевать, что чиновники лишатся «откатов» при ремонтах. Также забираем и технологии дорожного покрытия из серобетона или базальта, которые дают трассам «римскую» долговечность.

В такой бурно развивающейся системе, простраивающей горизонтальные кооперационные связи между мегапроектами, любая инновация в частном секторе моментально окажется нужной в одном из них, а то и в нескольких. Если кто-то открыл технологию извлечения целебных химических соединений из растений, то она немедленно понадобится и "Новой Гардарике", и тем, кто поднимает новое сельское хозяйство, и растущей фармацевтической индустрии. А эффективный дрон-беспилотник пригодится и для военных, и для роботизированных колонн комбайнов, нужных для высокоточного земледелия. И так далее.

Предпринимательство будет порождать и новые государственные проекты, добиваясь «незапланированных» прорывов то там, то здесь. И не надо бояться умножения их числа.

Таков идеальный образ нашего развития, к коему нужно прийти. Когда объединяющим началом между государственным и частным становится и философия Русской Мечты с её образом грядущего, и громадное общее дело – последовательная неоиндустриализация.

Но как приблизиться к такой реальности?

Разрывание бюрократических пут

Для начала придётся покончить с огромной бедой нынешней России – мертвящей бюрократией. Увы, постсоветская страна сконцентрировала в себе практически все пороки Российской империи и СССР. И прежде всего – всевластие чиновничества. Когда каждый твой шаг скован тьмой «регламентов и артикулов», требованием гор бумажной отчётности, массой запретов и предписаний. Что бы ты ни предпринял – обязательно что-то да нарушишь. Русская Мечта сейчас по рукам и ногам спутана самой махровой бюрократией, которой оная мечта – до лампочки. Чиновничеству важен не результат, а процесс. Почему в РФ так называемые институты развития не могут породить ничего принципиально нового, а только копируют вчерашние достижения Запада? Да потому что они по рукам и ногам связаны тьмой инструкций и страхом попасть под уголовное дело. Легче ничего не предпринимать принципиально новаторского, а копировать проверенное за границей – так безопаснее.

Потому начинать придётся не только с философских основ и объявления курса на новую индустриализацию (чего до сих пор не сделано), но и с колоссальной работы по разбюрокрачиванию страны. Как это сделать? Для начала – собрать людей дела, капитанов реальных успешных производств и научно-технических фирм, как в 1939-м Сталин собирал аналогичное совещание в Кремле по проблеме разрешения кризиса в авиастроении, и выслушать их внимательно. Что они предлагают упразднить и изменить. Уверен, что всё придёт к принципу назначения Главного конструктора (или управляющего) по каждому направлению, обладающего чрезвычайными полномочиями и отвечающего перед высшими властями и народом за конечный результат. Взял на себя ответственность по заявленному плану? Делай, посылая к чёрту бюрократов. Не справился – ответишь. Справился – получи ордена и всяческие повышения-поощрения. Берись за новый мегапроект. Ведь ты заодно растишь и плеяду таких же толковых управленцев, золотой кадровый фонд. А новый закон об ответственности тех, кто тормозит дело, позволит нам показательно расправляться с махровой бюрократией. Здесь стесняться не нужно.

Можно очень долго описывать создание общественных механизмов, необходимых для разрыва бюрократических пут. В книгах и работах автора сих строк они описаны: хоть «параллельно-опричное» государство, хоть полноценный суд, хоть всяческое развитие гражданских организаций — охотников на коррупционеров. Не стану повторяться. Сталин ведь использовал потенциал многих людей.

Благо – всё, что ведёт к освобождению Русской Мечты, творческих сил моего народа от ига бюрократии, косности и алчности.

На фото: советский ракетный корабль-экраноплан проекта 903 "Лунь", разработанного в Центральном Конструкторском бюро по судам на подводных крыльях им. Р. Е. Алексеева (спущен на воду 16 июля 1986 года).

26 марта 2024
1.0x