Сообщество «Образ будущего» 07:45 3 августа 2021

Окно в будущее

Экономика Русской мечты и стратегия метадействия
11

Часть 1. Дабы не опустился мрак

Какой должна быть ЭРМ — экономика Русской мечты?

Мир начинает падение в новые Тёмные века. В инферно, где правит Античеловечество. Господа финансов и социальных сетей. Как нам, русским, не последовать за остальными и создать Россию лучезарную? Противостоящую аду вырождения и мракобесия?

Для этого нам нужно создать совершенно новую экономику. Да что там! Новую цивилизацию, причём именно в русском национальном духе.

Десять постулатов ЭРМ

Если старый мир прекращает существование, то русским и России потребна новая экономика. Остойчивая, как ванька-встанька, нацеленная на национальные развитие и подъём, способная использовать выпадающие на нашу долю шансы. Она должна быть максимально прагматична и лишена идеологических шор. В ход должно идти всё, что служит достижению главной цели: сбережению народа, роста его благосостояния и промышленного развития державы

Можем ли мы назвать главные черты такой экономики Русской мечты (ЭРМ)? Безусловно.

Первое: это — смешанная модель, не чисто социалистическая и не сугубо рыночно-капиталистическая.

За счёт этого достигается крайняя живучесть, устойчивость и гибкость реагирования модели на вызовы окружающего мира.

Второе: такая экономика отличается проектным опережающим характером. Она не плетётся в хвосте за событиями в мире и за чужими течениями, она сама формирует повестку дня и задаёт миру тенденции. Такая модель — смелая и футуристичная. Она не боится делать что‑то первым в мировой истории и сама задаёт логику развития. План в ней органично сочетается с частной инициативой.

Третье: ЭРМ имеет в центре своего развития именно реальный производительный сектор. Именно вокруг него развиваются все прочие — торговля и сфера услуг, транспорт и связь, IT-сектор, «экономика впечатлений и досуга». Только развитие реального производства в силах полноценно питать жизнь науки и образования, востребовать изобретения и новые технологии. Лишь оно обеспечивает жизнестойкость нации и жизненные перспективы для граждан. Лишь она позволяет полноценно обеспечить социальные программы и даёт людям миллионы социальных лифтов. С бредом «постиндустриализма» мы расстаёмся навсегда и бесповоротно.

Четвёртое: экономика нашего Ковчега-Звездолёта однозначно носит характер русского разумного протекционизма (покровительственной политики). Всё, что мы только можем, производим дома. Не хватает отечественных технологий и капиталов — с помощью рецептов, известных со времён Александра III и «Толкового тарифа» Дмитрия Менделеева принуждаем иностранные компании ставить в стране не сборочные предприятия, а комплексы полного цикла. Так, чтобы максимально задействовать местные кадры. Пускай иностранцы, скажем, делают тут стиральные машины под своими марками и получают от этого прибыль — но именно здесь производят, а не завозят готовый товар на наш рынок.

В условиях грядущего глобального хаоса, когда мир закричит от боли (кризиса перепроизводства), лишь протекционизм позволит нам выжить и развиться. Ибо в противном случае мы потонем в потоках импорта, но не сможем его покупать из‑за нищеты народа, лишённого занятости.

Пятое: ЭРМ — максимально роботизирована и автоматизирована. Тем самым мы спасаемся от последствий демографического опустошения страны после распада СССР и как можно более освобождаем людей от монотонного нетворческого труда.

Никакой безработицы сие не создаёт. Не беда, что теперь на производстве требуется всего одна душа вместо десяти в 1985‑м! Наоборот, цифровизация и роботизация позволяют разместить на своей территории как можно больше заводов и фабрик, доведя самообеспечение нации до наиболее возможных пределов. Как можно больше заместить импорт, выигрывая на транспортных издержках и оставляя деньги покупателей-потребителей в стране. Роботизация создаёт и гигантские новые сферы творческой деятельности человека.

Шестое. ЭРМ — мобилизационная, но не в том смысле, что всех сажает на голодный нормированный паёк и клепает горы оружия. Нет!

Мобилизационность экономики заключается в том, что она не отвлекается на огромные и бесполезные затраты вроде олимпиад и чемпионатов мира по футболу, не допускает выкачивания денег из страны в другие страны и в офшоры, а занимается лишь делом. При этом она не производит бесполезного и морально устаревшего оружия, по максимуму производя технику двойного назначения. Точно так же в ЭРМ пресекаются бессмысленные затраты на роскошь правящей верхушки и создаётся общество всеобщего благосостояния. Тем самым обеспечивается сильный и ёмкий внутренний рынок для развития производства и деловой жизни.

Седьмое. Наука и научно-техническое творчество всех форм (от государственных НИИ до частных команд) становятся в ЭРМ могучей движущей силой развития. Инновационное дерзкое развитие — штурм небес — обеспечивается почти полным подавлением «инновационного сопротивления».

Восьмое. ЭРМ сопрягается со всемерным развитием народовластия (самоуправления и Советов-Нейромира), с уничтожением коррупции, с заменой бюрократии на делократию, развитием массового предпринимательства и ростом гражданской активности. Сами по себе сии факторы становятся мощным локомотивом развития страны и роста футуристично-производственной экономики. Как и фактором для формирования имперской нации, состоящей не из рабов бюрократии, а из сильных и свободных граждан. По сути дела, мы соединяем экономический Новый курс с созданием нового справедливого общества, свободного от идеологического мракобесия, как правого, так и левого. Хоть от Ленина, хоть от Айн Рэнд (Маршала Фридмана, Гайдара — Чубайса, Рейгана — Тэтчер и т.д.).

Девятое: ЭРМ в наибольшей степени использует сильные стороны национальных характеров Русского народа (великороссов, малороссовукраинцев и белорусов) и коренных народов Великой России. То есть сметливость, изобретательность, стремление к правде и справедливости, уважение, прежде всего, к творцу, а не к торгашу и финансовому спекулянту.

Десятое. Всему этому соответствует суверенная кредитно-финансовая система.

Умно и опрично

Но легко сказать! Как построить такую ЭРМ, если в нашем распоряжении — страшный пережиток прошлого, сырьевое бюрократическое государство? Скаредное, близорукое, боящееся всего нового и смертельно трусящее что‑то предпринимать первым в мире, не копируя ни Запад, ни Китай? Нынешняя правящая «элита», как и госаппарат поражены комплексом национальной неполноценности, неверием в гений Русского народа и настоящей неофобией. Конечно, государство придётся капитально ремонтировать и лечить от застарелых болезней, опираясь на энергию местного самоуправления, новые Советы, на активность предпринимателей и граждан, на новую судебную власть — и на верховную волю к футуристическому прорыву.

Однако скорого эффекта ждать не приходится. Как ни верти, без принципа создания опричнины (параллельного контура управления) нам при решении задач национального выживания в условиях нового Темновековья никак не обойтись.

Мы уже успели рассмотреть подобную философию в книге «Новая опричнина — модернизация по‑русски»[1]. Итак, если совсем кратко, то параллельно с больным и ремонтируемым зданием старого государства (или внутри него) создаётся «параллельное» опричное государство — полигон грядущего. И именно в нём отрабатываются новые решения в сфере управления, финансов, инноваций, социальной инженерии. Именно здесь создаётся альтернативный центр научно-технического и социального прогресса, все новации на деле проверяются в «потешных полках», создавая конкуренцию старым структурам и ломая их косность, подчас — продиктованную своекорыстными интересами. Здесь могут пройти испытание хоть новый боевой дрон, хоть трубы горячего теплоснабжения, не требующие перекладки по полвека.

Тем более что опричный принцип, с созданием обхода прежней замшелой бюрократии, отлично известен в отечественной истории. Ох как не нужно недооценивать русский изобретательный ум! Тем более опричнина как воздух окажется нужна при создании ЭРМ, для противостояния мертвящему кошмару нового кастового порядка и господства хозяев цифровых платформ!

Приведём всего лишь один поучительный пример.

Ракеты, дроны и граф Аракчеев

Разговор состоялся в 2003 году в офисе компании «2Т-инжиниринг» Игоря Табачука. Мне показали отличную разработку: гибрид зенитно-ракетного комплекса и беспилотных летательных аппаратов, дронов.

Чтобы контролировать большие пространства, дивизионы ЗРК должны быть связаны друг с другом, обмениваться информацией. Местность же редко бывает ровной, как стол. Есть складки оной, холмы и горы, леса и перелески. Поэтому комплексы ПВО имеют в своём составе ретрансляторы на мачтах. Например, в систему «Фаворит» могут включаться такие аппараты (15Я6МЕ) для телекодовой и речевой связи. Они обеспечивают территориальный разнос до 90 километров от командного пункта системы и ЗРК (до двух ретрансляторов на каждое направление).

Потому действия врага предсказуемы: он постарается, прежде всего, разрушить связность системы ПВО, выбивая ретрансляторы атаками ракет, идущих на радиоизлучение. Или нападениями ударных БЛА. И если собственно радары ЗРК можно отключать или включать попеременно, обманывая противорадиолокационные ракеты ещё и ложными локаторами, то выключение ретрансляции — это крах.

Что придумала компания Игоря Табачука? Включить в состав ЗРК беспилотные вертолёты-ретрансляторы, работающие попарно. Мало того, что вертодроны поднимаются гораздо выше мачт обычных ретрансляторов (зона прикрытия дивизиона С-400 резко увеличивается), они ещё и трудноуязвимы. Пошла противорадарная ракета на один — тот быстро ныряет к земле, а вместо него поднимается второй. БЛА способны сверху обнаруживать скоростные цели, идущие на бреющем полёте: крылатые ракеты, ударные дроны врага, его низколетящие самолёты и вертолёты.

Как рассказал мне глава компании и её конструктор, это всего лишь начальное использование БЛА в составе зенитно-ракетных комплексов. Возможны и другие дроны противовоздушной обороны. Те, что будут ставить атакующему врагу помехи и ложные цели, атаковать чужие ударные БЛА, фактически составляя «карманную авиацию ПВО» для прикрытия ЗРК. Точно так же дроны-БЛА, включённые в состав корабельных соединений ВМФ, способны впечатляюще повысить возможности морской ПВО, связывая корабли в боевую сеть и позволяя им вести беспилотную воздушную разведку.

Но это виденное мной без малого два десятка лет назад так и осталось на бумаге. Несмотря на все обращения в МО РФ. Хотя беспилотники свои компания испытала. Жаль, что не сложилось: ведь тем самым русская ПВО могла бы качественно опередить аналоги в соперничающих странах. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: интеграция дронов и ЗРК у наших потенциальных врагов — вопрос лишь времени. Мы же могли иметь такие системы ещё полтора десятка лет назад.

Сама судьба Игоря Табачука сложна. Под его руководством в нулевые годы были созданы уникальные разработки. Например, многоцелевой беспилотник G-1, способный работать «умной стаей». В одном варианте это — барражирующие бомбы и носители ракет «воздух-земля», в другом — мирные патрульные. Команда Игоря Сергеевича создала и немыслимую систему контроля состояния турбореактивных авиадвигателей: когда специальная радарная установка «светит» внутрь мотора, сквозь бушующее в нём пламя. Увы, все это оказалось в РФ невостребованным. Табачук уехал на Запад.

Второй эпизод: судьба Владимира Куликова, изобретшего стволы нового типа для стрелкового оружия и авиационных пушек. Вот что он мне поведал: «В декабре 2017 года подал я заявку в Федеральную службу по интеллектуальной собственности на получение патента «Ствол с уменьшенной вибрацией при выстреле» и в декабре 2018‑го получил его. Срок действия исключительного права на изобретение истекает 12 декабря 2037 года. Изобретение устраняет недостатки баллистической системы BOSS — уменьшает вибрации ствола при выстреле. Оно даёт улучшение кучности стрельбы, причём без дополнительной регулировки при изменении внешних условий и заряда патрона. Невозможно с точностью до сотых грамма наполнять гильзы порохом и обеспечивать одинаковое воспламенение капсюлей в разных партиях боеприпасов, что приводит к колебаниям давления в канале ствола при стрельбе. Потому и вибрация его получается разной, наблюдается разброс пуль и малокалиберных снарядов.

Чем больше нагрев, тем сильнее разброс. Ствол же нового типа значительно улучшит кучность при нагреве ствола. Чем больше нагрев, тем больше жёсткость ствола, уменьшающая вибрацию. Чем ниже разброс при выстреле, тем меньше расход патронов для поражения цели. Предусмотрен естественный отвод тепла от ствола, не допускается его перегрев…»

Но разве кому‑то это оказалось нужным в РФ? Изобретатель обивал пороги многих структур. Акционерный Тульский оружейный завод вообще ответом не удостоил. Из концерна «Калашников» (2 миллиарда долларов прибыли в 2019‑м) написали, что не имеют ни технических возможностей для того, чтобы опробовать изобретение (провести НИОКР), ни времени. Ответа не пришло и из фирмы Владислава Лобаева, производящей снайперские винтовки. Отказы пришли из «Промтехнологии» и военного технополиса «ЭРА». Не дало никаких результатов и письмо министру обороны. МО отослало в оборонную промышленность: мол, представьте готовый образец, сделанный на лицензированном предприятии. Круг замкнулся. Идти некуда.

А ведь в МО РФ есть ГУНИД — Главное управление научно-исследовательской деятельности и технологического сопровождения передовых технологий (инновационных исследований). Но замечает ли оно все прорывные разработки? Сомневаюсь.

Таких историй в РФ полно. Многие открыто говорят, что насквозь забюрократизированная система разложилась. Что всё уже поделено между своими, бюджетные денежки распределены, а прорывные разработки, переходящие дорогу прежним монополистам и ломающие наработанные схемы освоения казённых средств, попросту затираются, кладутся под сукно.

Подобное происходило и происходит не только у нас. Везде, где есть зажиревшее и безответственное чиновничество. Однако предки протягивают нам руку помощи.

В Российской империи имелась поистине опричная инстанция, в каковую мог прийти новатор, минуя надменную и обрюзгшую бюрократию, — в Артиллерийский комитет при военном ведомстве. В уникальную структуру, созданную в 1808 году графом Алексеем Аракчеевым (1769–1834). Да-да, тем самым махровым реакционером (прототипом салтыковского Угрюм-Бурчеева), который, став в 1808 году главой военного имперского ведомства и генерал-инспектором артиллерии, догадался создать при своём министерстве некий совет научнотехнических мудрецов, совершенно независимый от военного министра и финансируемый казной. Именно туда мог, минуя душные коридоры чиновных волокитчиков, направить свои стопы какой‑нибудь смелый новатор или изобретатель.

Откроем воспоминания легендарного русского и советского оружейника Владимира Фёдорова «В поисках оружия», изданные в 1941‑м. «В отличие от других военных учреждений, постоянные члены комитета не назначались начальством: у нас была выборная система на основе тайного голосования, в котором должны были участвовать профессора Артиллерийской академии и члены комитета. Кроме того, имелись совещательные члены, входившие в состав комитета по занимаемой ими должности, как, например, начальники военных заводов и профессора Артиллерийской академии…» — писал Фёдоров, сам работавший в этой структуре. Можно сказать, что граф Аракчеев сумел создать предтечу американского Агентства передовых разработок (DARPA) при Пентагоне за полтора века до янки.

То есть в царской России существовал хоть какой‑то противовес бюрократии, склонной к произволу и коррупции, формировавшийся из знатоков военной техники и оружия. Он мог оспорить действия военного министерства и дать ход перспективным разработкам (Арткомитет занимался не только пушками, порохом и боеприпасами, но и стрелковым оружием). И если кого‑то затирала крохоборческая и бюрократическая система, тот мог пробиваться через пресловутый комитет, который формировался из специалистов и специалистами-учёными, а не чиновниками.

Существуй аналог такого аракчеевского комитета ныне — и именно туда могли бы отправиться разработчики БЛА для зенитно-ракетных систем или нового ствола для стрелкового оружия и автоматических пушек-скорострелок. В самом деле, именно Артиллерийский комитет позволил самому Владимиру Фёдорову накануне Первой мировой вести работы по самозарядной винтовке и первому в мире автомату. Хотя военное министерство было резко против такого оружия, предпочитая привычные магазинные винтовки с ручным перезаряжением.

Аналог такого АК и нужно создавать в нынешней РФ, и пускай он работает при Минобороны с его ГУНИД и параллельно с Военно-промышленной комиссией. Надо просто извлечь уроки из прошлого и не допустить той блокады деятельности Арткомитета, что существовала в Российской империи. Как свидетельствует книга Фёдорова, АК имел ограниченный штат работников, перегруженных разными делами, текучкой. Не было рядом с ним проектно-конструкторских бюро, экспериментальных лабораторий и опытных заводов. Поддерживая ту или иную новацию, Артиллерийский комитет не имел аппаратных возможностей для её продавливания через государственную бюрократию.

«Основной недостаток заключался, таким образом, в том, что комитетские работники не имели возможности проверять осуществление тех или иных решений. Они не были в состоянии добиваться выдачи необходимых нарядов, вырывать из тощих карманов скупого министерства нужные средства, следить за изготовлением опытных образцов на заводах и т.п. Дела двигались большей частью самотёком, не было постоянного работника, всецело отвечающего не только за правильность своего доклада в комитете, но и за скорейшее проведение дела во всех последующих многочисленных инстанциях…» — сетовал наш маститый оружейник.

Если устранить эти недостатки сегодня и создать аналог комитета Аракчеева при МО РФ (да ещё и при других министерствах тоже!), то не только военно-техническая, но и другая мощь страны получит сильнейший толчок к росту. В такие «комитеты мудрецов» могут приходить талантливые изобретатели и конструкторы, которых чиновникираспильщики попросту не могут замять, задушить. Тогда у нас не только БЛА для ПВО и не одно лишь стрелковое оружие с необычными качествами появятся. Технари, учёные, специалисты и энтузиасты получат инструмент для сокрушения бюрократической косности и чиновной вороватости. Они смогут призывать к ответу министров с их аппаратами. Вы что делаете и что творите?

Не панацея сие, конечно. Но мощный импульс к созданию асимметричных ответов Темновековью страна могла бы при этом обрести. Куда лучше используя русскую смекалку, удивительную отечественную изобретательность. Как вы уже поди догадались, подобные комитеты (структуры новой опричнины) можно создать буквально во всех сферах экономики, в сфере медицины и социальной политики. Так можно продвигать хоть прорывные системы связи или новые лазерные станки, хоть революционно-пионерные лекарства.

А если при этом будет ещё и параллельно-опричное «полигонное» государство? Не только мощный очаг развития России, но и кузница кадров для прорывного Нового курса.

То‑то и оно…

До сих пор не использованные источники силы

Враг наш в наступающей мгле нового глобального лихолетья — отнюдь не всесильный див Тулад из «Сказания о Рустаме» Фирдоуси. У него есть свои слабые места и блоки в мозгу, он подчас также слеп и не видит даже явных шансов на прорыв. В силу тех или иных внутренних ограничений.

Давайте возьмём всеобщее помешательство Запада на «зелёных» технологиях, на тотальной электромобилизации и использовании водорода в качестве чистого энергоносителя, лишённого углерода. Наш оппонент готов вложить триллионы долларов в создание водородной энергетики. Но как получать сей наилегчайший газ в потребных объёмах, не затрачивая при этом на его добычу энергии более, чем потом получишь от использования полученного водорода? И тут у наших оппонентов начинаются маразматические метания. То они предлагают получать гидроген с помощью электролиза, разлагая воду морскую с помощью то ветрогенераторов, то атомных электростанций. Что вызывает у нас откровенный смех: ведь при сём больше истратишь электричества, нежели потом получишь от добытого газа при его сжигании в двигателях или при использовании в топливных кислородо-водородных элементах.

Потом появились другие «гениальные» идеи. Скажем, пущай русские на своих сибирских ГЭС разлагают воду, используя дешёвое электричество. А полученный водород гонят по трубам в Европу. Потом планы дополнили: дескать, РФ может добывать желанный гидроген из природного газа Ямала, используя процесс парового риформинга. То есть затрачивая на это изрядную энергию и получая как побочный продукт массу бесполезной углекислоты. Её тоже требуется сжижать и закачивать в подземные пласты. И опять гнать водород в Евросоюз.

Но как? Оный газ — крайне текуч, его мелкие молекулы просачиваются сквозь металлические швы. Да и трубы от воздействия водорода деградируют, становятся хрупкими. «Газпром» пробует предложить альтернативу: по‑прежнему поставлять в Европу газ по трубам, а водород выделывать из него на месте, у непосредственных потребителей. Ставя установки — заводы пиролиза, дающие как побочный продукт сажу. Каковую, дескать, можно потом использовать в технике, при производстве фуллеренов, скажем.

Но глупы и тупиковы тут оба. И Запад, и РФ. Потому что в упор не желают видеть великого открытия русско-советского геолога Владимира Ларина (покончил жизнь самоубийством в 2019‑м, не желая мучительной смерти от рака). Именно В. Ларин открыл многочисленные выходы струй водорода из недр земных на Русской равнине. Он описал характерные аномалии на местности в местах такого просачивания ценного газа — неглубокие округлые впадины, хорошо видимые на космических снимках или при аэрофотосъёмке. В 2010 году с помощью автора сих строк был найден меценат Сергей Бобков, профинансировавший экспедицию Ларина в Саратовскую область, где исследованию с помощью газоанализаторов и сейсмографов подверглись две аномалии. Там действительно нашли выходы водорода. Сейсмограммы показали наличие некоего геологического образования на глубине в километр с небольшим под впадинами. По предположениям геолога-новатора, то могла быть либо нефть, возникшая из‑за выхода водорода, либо водяная «линза». Финансировать опытное бурение спонсор не решился.

Но если выкладки уже покойного Владимира Ларина верны, то можно бурить такие скважины — и в них устремится даровой водород из недр планеты. С практически нулевыми затратами на его получение! Без всяких электролиза, пиролиза или парового риформинга. Собирай его — и заряжай топливные элементы. Закачивай в баллоны высокого давления. А то и просто ставь на таких месторождениях газопоршневые энергостанции — и получай океаны сверхдешёвого электричества, снабжая им собственную страну. Разве это — не дорога к массовому, чистому электрическому производству всего и вся, к новой металлургии? Мне вспоминаются строчки из воспоминаний графа Алексея Игнатьева «50 лет в строю» (1950 г.).

«…Всякому позволено влюбиться в женщину, кавалеристу разрешается влюбиться в коня, а инженеру — в хороший завод. Мне пришлось узурпировать это право у инженеров и навсегда сохранить в памяти затерянный среди скал и лесов живописный и такой чистый и стройный Бофорс. Секрет этого завода заключался в том, что выплавка стали производилась в электрических печах, питаемых водной энергией от соседнего водопада. Ни ударов прессов, ни грохота прокатных станов, а главное, ни одной угольной порошинки…»

Так Игнатьев описывает шведские заводы Бофорса в 1907 году.

А мне видятся чистые и прекрасные русские заводы будущего. Где не только ГЭС, но и станции на природном водороде питают чистое производство. А корпуса таких заводов утопают в зелени лесов. Здесь есть и прекрасные искусственные пруды, спортивно-оздоровительный центр, театр, целый поселок удобных коттеджей. Лётные поля с аэромобилями…

Так вот: открытия Владимира Ларина в упор не желают замечать ни на Западе, ни в собственно родной РФ. Получается, что его жизнь, искания и трагическая смерть оказались напрасными?

Нет!

Нет! Нынешнее постсоветское чудище-государство глупо и слепо. Чтобы обрести новые источники силы, мы, борясь с новыми Тёмными веками, должны не только излечить прежний косный госаппарат, но и, прежде того, создать опричное государство. Собственно врачевателя, зоркого и умного.

Тогда русские смогут открыть многочисленные эликсиры силы и очаги корпораций мирового уровня, пока ещё слабо теплящиеся в стране и подчас пребывающие в забвении. Причём в самых разных областях да сферах. Превратив русские умы, отечественную науку и технику в мощный локомотив для рывка к высотам мирового могущества. Покончив с унизительным статусом РФ как нефтегазового придатка к Западу и Китаю.

Вот питерец Сергей Терешенков. Создатель «Балтийской машиностроительной компании». Человек, не приватизировавший старый советский завод, а сам создавший «Балтийскую машиностроительную компанию», производящую отличные трубогибочные станки. Каковые оказались лучше и дешевле импортных. За одно лишь это предпринимательтехнократ достоин памятника.

Но Сергей идёт дальше. Он за свой счёт создаёт уникальный автомобиль-амфибию «Дрозд». Способную по шоссе делать сто километров в час, а на воде — убрав колеса в корпус — глиссировать на редане со скоростью в 70км/час. «Дрозд» может входить в воду и выходить из неё на самые негостеприимные и топкие берега, работать как спасательное средство во льдах арктических морей. Машина может нести полторы тонны груза. Или восьмерых бойцов в полной боевой выкладке.

Там, где прежним советским КБ или нынешним госкорпорациям нужны сотни конструкторов, он обошёлся усилиями всего трёх разработчиков. Да, из‑за общей деградации страны пришлось использовать некоторые импортные комплектующие. Например, мощный и лёгкий дизель «Штейр». Американскую коробку передач. Но Сергей присмотрел опытный отечественный оппозитный мотор. А автоматические коробки передач для тяжёлой техники создаются на Питерском тракторном у Сергея Серебрякова. Так что всё можно заместить. Ведь и советские авиаконструкторы — хотя бы тот же А. Яковлев — начинали в конце 1920‑х с использования заграничных моторов и узлов. И ничего — потом появились отечественные аналоги.

В случае же Терешенкова оказалось, что его амфибия никому не нужна. На выставке «Армия-2020» министр обороны до неё даже не дошёл. Вроде бы амфибия незаменима для МЧС, но оно от неё отказалось. Военные стали восхищаться: мол, отличная машина для спецопераций и разведки. Но никто из генералов не решился дать письменное заключение о том, что «Дрозд» потребен Вооружённым силам в таком‑то числе. В РФ, сём царстве победившей кафкианской бюрократии, никто не хочет брать на себя ответственности. А если ничего не делаешь и закупаешь (копируешь) проверенные импортные образцы, то положения не лишишься. По тем же самым причинам не помогли новатору-машиностроителю и все хвалёные нынешние «институты развития»: Сколково, Агентство стратегических инициатив, Фонд перспективных исследований и прочие. Все боятся ответственности и риска, того, что Следственный комитет или ФСБ затем придут. Сергею Терешенкову предложили: ты за свой счёт построй десяток амфибий, проведи все положенные испытания с пробой на столкновения и разрушения, сертифицируй — а мы потом поглядим. На что у «Балтмашкомпании» денег просто нет.

Это всего лишь один пример гнилости и бессилия нынешней системы в РФ, обрекающей её на всё большое отставание от развитых стран света. Попытка Кремля создать инновационную систему потонула в чиновничьей косности, в бюрократической трусости.

Но представим себе, что существует наше опричное параллельное государство. Оно профинансировало проект «Дрозд». Что в итоге? Страна получила отличную машину, которая к тому ж и на экспорт идёт. Получив вливание, поднялась «Балтмашкомпания». Она теперь выпускает плавающие багги «Водомерка» двойного назначения. А Терешенков создаёт новый вездеход. Вместо старых, погасших и равнодушных ГАЗа и ВАЗа русские получают новую автостроительную компанию, весьма конкурентоспособную на глобальном рынке. Как там в США в начале ХХ века возникали корпорации «Форд» или «Крайслер»? Да вот с подобных энтузиастов-новаторов.

Но ведь таких примеров в теперешней РФ много. «Запертых», затёртых потенциальных чемпионов новаторской индустрии. Мне ведомы такие примеры в системах связи и биотехнологиях, в сфере дешёвого и качественного строительства из самых бросовых материалов, в информтехнологиях и пионерных видах транспорта. Не обладая возможностями государства и весьма ограниченным временем, Максим Калашников видел разработчиков аэромобилей и автожиров-винтолётов, которые гораздо лучше западных аналогов. Мне знаком горячий энтузиаст использования докритических экстрактов из целебных растений и пряностей, учредитель компании «Биоцевтика» Дмитрий Половинкин. Обладая производством на сохранённой советской технологии холодной углекислотной экстракции, его фирма наткнулась на множество природных химических соединений, дотоле неизвестных науке. В той же ромашке. Они точно обладают целительными и биологически активными свойствами. Впору начинать проект «Авиценна»: с помощью современной науки исследовать травные рецепты лечения, описанные великим ибн Синой. Здесь — ключ к созданию прорывной медицины. К производству вкусной и здоровой биоактивной пищи, хранящей наше здоровье и усиливающей человеческие возможности. Но разве кто‑то поддерживает «Биоцевтику»?

Я знаю отставного кавторанга и учёного Виталия Шпикермана, носящегося с идеей национальной Лаборатории Будущего. Там, где будут храниться оцифрованные разработки и советской поры, и уже те, что появились после 1991‑го. Чтобы не тратить лишние силы при новых разработках. Ведь многое УЖЕ было сделано и испытано, но потом оказалось забыто под запылённым сукном. Сперва в военно-технической сфере, а потом уж и везде. Но кто слышит Виталия?

Поддержи сотни таких энтузиастов-предпринимателей — и ты получишь всходы совершенно новой промышленности. Потому что из одного «ствола» непременно отрастут «ветви» новых проектов. Переломив падение во тьму нового варварства и одичания. Создав Русскую цивилизацию добрых магов-волшебников…

Часть 2. Техномаги и стратегия метадействия

Тесная связка с частными промышленниками-новаторами, поддержка их очагов роста — всего лишь часть гораздо большего. Новой стратегии русского рывка и торжества над силами мрака, что поглощает ныне человечество. Продолжим набрасывать контуры Нового русского курса.

Грандиозный инновационный «комбайн»

Государственное софинансирование возникающих перспективных проектов частного предпринимательства — всего лишь часть дела. Необходим ещё и набор государственных мегапроектов развития, которые буквально ткут Грядущее. Тех проектов, в каковые частные корпорации никогда не вложат средства — ибо результат либо неочевиден, либо его ожидать слишком долго. Но рядом с такими мегапроектами должен существовать сильный частный сектор, готовый подхватить возникающие технологии и превратить их в коммерческие «конфетки», в основу для бизнеса с глобальными перспективами. Снова получается этакий государственночастный «комбайн». Увы, здесь нам придётся учиться у американцев.

Что буквально соткало современный мир коммуникаций, скоростей, микроэлектроники? Всего два проекта — ядерный и космический, осуществлявшиеся в США и СССР. Создавая ядерное оружие и его ракетные носители, летая на околоземную орбиту, к Луне и другим планетам, мы породили тысячи прорывных технологий и потрясающих новаций. Всего и не перечислишь. Ядерная электроэнергетика, микроэлектроника, портативные компьютеры, интернет и мобильная связь, тефлон и свехпрочные синтетические материалы, спутниковая связь и доступная пассажирская авиация на газотурбинных двигателях, гамма роботизировааных станков, набор бытовой техники, лазерные технологии — перечень огромен.

Но, к нашему стыду, янки лучше использовали сонм прорывных новаций, созданных за государственный счёт. У них с 1957 года успешно работала связка «государство — частные корпорации». И так, за счёт казны и Агентства передовых разработок Пентагона (DARPA), возникали прообразы грядущих чудес. Зачастую ещё слишком грубые и большие. Частники их подхватывали и превращали в компактные и удобные вещи. Придавали им вид отличного коммерческого товара. Что касалось хоть непригораемых сковородок с тефлоном, хоть техники на микроэлектронике. Интернет ведь — развитие системы распределённой связи на случай ядерной войны, АРПА-нета (1969 г.).

В Советском Союзе с его жёстко централизованной и неповоротливо-огосударствлённой экономикой создаваемые прорывы оказалось некому подхватить и быстро создать на их основе фирмы-завоеватели мирового рынка. Не хватило частной инициативы. Да, СССР первым в мире запустил спутник связи «Молния-1» в 1965 году, соединив дальневосточные регионы с центром страны. Но свой приоритет мы удержать не сумели, ибо рынок космической связи развили и превратили в свою монополию американцы и европейцы. Их частный сектор. Точно так же, будучи пионерами по части создания мобильной телефонии (Леонид Куприянович, 1957 г.), мы из‑за государственной близорукости упустили сей шанс на глобальное лидерство. Точно так же государство прошляпило разработки академика Владимира Семенихина, предвосхитившего сеть Интернет.

Чтобы одержать победу в войне за Будущее и побороть Темновековье, нам придётся создать дееспособный инновационный «комбайн». Из государственных — и очень умных! — мегапроектов развития и сильного частного научно-технического, промышленного предпринимательства. Совместив социалистический проектно-плановый подход и деловую инициативу.

Нынешние «институты развития» в РФ практически бесплодны, они не осуществляют прорывных проектов, не выступают глобальными первопроходцами. Ибо отечественный постсоветский чиновник смертельно боится брать на себя ответственность (к нему могут прийти с «делом» из Следственного комитета или ФСБ) — и потому предпочитает тупо копировать то, что делают на Западе. Потому наше отставание становится гарантированным, а в РФ и близко нет проектов, по значению сравнимых с ядерным или космическим середины ХХ века. Введение сталинской личной ответственности бюрократов за порученное направление, увы, не поборет губительной тенденции, а лишь усугубит её. Ибо начальство, рискуя головой или свободой, тем более станет лишь копировать проверенное — зады западной (японской, китайской) инноватики. И тем более русские не смогут победить грозящие Тёмные века, свалившись в их чрево вместе с остальными. Здесь недопустимо левое мракобесие (никакого частного бизнеса, ибо буржуи появятся), здесь нужен сугубо прагматический подход. То есть экономика с социалистическими и частными элементами, смешанная многоукладная модель.

В одной из наших работ мы начали набрасывать контуры победоносной Национальной инновационной системы (НИС). Причём именно для страны, идущей по пути протекционизма и новой индустриализации. Мы нарисовали огромное Агентство передовых разработок (не только военных), подчинённое ему Роснано (ему ставятся задачи внешним целеуказателем), две конкурирующие Академии наук с сильными прикладными частями — и сильный частный бизнес научно-промышленного толка. Можно взять сие за основу — дабы превратить науку и дерзкую творческую мысль в движущую силу русского развития. Силу необычайно мощную. Позволяющую использовать нынешнюю слабость изрядно выродившегося Запада. Того самого генератора Тьмы и новых смутных веков…

Слабость врага. Царство пустоцветов

«Лучшие умы моего поколения думают о том, как заставить людей нажимать на рекламные баннеры. Это полнейшая чушь!» — Prime Russian Magazine (ноябрь-декабрь-2011) передаёт слова Джеффа Хаммербаха, бывшего главы исследовательского отдела «Фейсбука».

И действительно: если технологические титаны недавнего прошлого, корпорации вроде «Оракл» или «Сан», оставили после себя богатое наследие в виде реальных разработок и (в свёе время) новейших технологий, то что оставит после себя какой‑нибудь «Групон»? «Кучу истекших купонов и почтовых сообщений?» — вопрошает журнал.

Наступило время бесплодия и пустоцветов. И в знаменитой Кремниевой долине — тоже. Вот что пишет в статье «Силиконовый тупик» известный инновационный предприниматель, глава фирмы «Когнитивные технологии» Ольга Ускова.

«…У нас принято преподносить США с её Силиконовой долиной как идеал инновационной политики, к достижению которого необходимо стремиться изо всех сил. Именно поэтому мы уже видели неоднократные попытки её воссоздания в российских условиях, которые не приводили ни к каким существенным результатам.

Однако если рассмотреть ситуацию, сложившуюся сегодня в американской инновационной сфере, то видно, что порядка 90% инвестиций происходит исключительно в виртуальные проекты. В последний список 12 самых дорогих стартапов Силиконовой долины вошли проекты, связанные с созданием музыкальных интернет-сервисов, on-line-бронирования апартаментов, магазинов предметов роскоши и т.п. Подобная тенденция во многом определяется позицией венчурных инвесторов. Венчурные инвесторы ни за что не выделят инвестиции на проект, срок окупаемости ко‑ торого составляет более трёх лет, что дополнительно стимулирует рынок в сторону развития низко‑ технологических проектов.

Американский инновационный сектор демонстрирует неплохие экономические показатели, но они формируются в основном усилиями финансовых спекулянтов. Ни для кого не секрет, что стоимость американских высокотехнологических компаний значительно превышает их реальную экономическую ценность. Так, например, капитализация Groupon на сегодня составляет более $20 млрд, притом что сама компания является убыточной. Та же картина наблюдается и с другими “локомотивами” высокотехнологического сектора. Капитализация Facebook оценивается примерно в $15 млрд, притом что финансовое будущее этой компании является весьма неочевидным. Прогноз стоимости нового открытия Силиконовой долины — Twitter — уже превышает $7 млрд, хотя разработчики до сих пор так и не смогли определиться с бизнес-моделью проекта. Всё это походит на очередное надувание экономического пузыря, который лопнет, не оставив после себя ничего, кроме брызг…»

Безусловно, Ускова права. Подобное уже было. Вы помните, как в 2000 году биржевая капитализация акций пустой, в общем, компании «Яху» (сетевой поисковик) достигала 1200 (тысячи двухсот!) годовых прибылей самой Yahoo. В те времена какой‑нибудь сайт для футбольных фанатов мог выпустить акции и разместить их на полмиллиарда долларов. И все это лопнуло в 2000–2001 гг., спалив три триллиона долларов вложений в «интернет-экономику» («доткомовский крах»). И привело это к той волне кризиса, из которой пришлось выруливать за счёт кровавого реалити-шоу 11 сентября 2001‑го, «войны с террором» и надуванием пузыря на рынке недвижимости. Что, в свою очередь, свалило мир в новый страшный кризис в 2008‑м. С лопанием пузыря недвижимости и надуванием пузыря государственных долгов. С перспективой глобальной смуты.

Но вернёмся к аргументам Ольги Усковой…

«…Стоит сказать, что “шаткость” американской инновационной модели отчётливо ощущают и сами разработчики. Силиконовая долина уже не является центром устремлений наиболее талантливых и успешных специалистов. Наоборот, сейчас там отчётливо наблюдается кадровый отток. Причём уезжают не только иностранцы, которые видят, что в их родных странах созданы не менее благоприятные условия для инновационного предпринимательства. Чемоданные настроения наблюдаются и среди коренных американцев, которые видят больше возможностей для реализации своих идей в странах, не столь сильно пострадавших от экономического кризиса.

Стоит ли устанавливать у себя такую систему экономического развития, которая, собственно, и привела к мировому кризису?

В этом случае в первую очередь необходим анализ сложившейся ситуации и полученных результатов, а не слепое копирование бизнес-схем.

Чужой опыт может быть успешен только при определённом наборе условий, которые не всегда возможно воссоздать в условиях другого национального менталитета. К тому же, перенимая чужой опыт, мы поневоле принимаем игру по чужим правилам, в результате чего шансы на победу у нас существенно сокращаются. Не лучше ли попытаться найти свой путь инновационного развития, тем более у России есть значительный успешный опыт в сфере развития высоких технологий. В советское время мы уже совершили фатальную ошибку, отвергнув стратегию развития собственных ЭВМ на основе отечественных аппаратных разработок в пользу программной платформы IBM. В результате это поставило крест на развитии отечественной электроники и предопределило существенное отставание нашей страны от Запада в области компьютерной техники. Не следует повторять эту ошибку ещё раз…»

И снова Ольга Ускова стопроцентно права. Сколково — уже отстой, ибо копирует модель, давно зашедшую в тупик. В РФ «реформаторы» с благоговением, аки молитвы, бормочут слова о «венчурах» и «стартапах», не замечая того, что вся эта муть уже не работает. Нам говорят, что американская инновационная система отсеивает 99% предоставляемых проектов. Но почему — вы не пытались разобраться? Да не потому, что эти проекты плохи: просто большинство из них имеет срок реализации более трёх лет — и это звучит как приговор. Вот почему в нынешнем мире процветают аутичные, психически неадекватные Марки Цукерберги с их фейсбуками, но никак не новые Сергей Королёв или Вернер фон Браун. Мы уже видим, как Сколково страдает тем же отбрасыванием прочь 99% проектов.

Что такое — не более трёх лет? Это значит, что при современных «рыночных» условиях — существуй они на Западе и в СССР в 1930–1970 годы — никогда не могли бы появиться ни ракеты, ни космические аппараты, ни ядерная энергетика, ни компьютеры, ни электроника, ни интернет, ни мобильная связь. Да ничего не могло бы возникнуть — ибо везде срок окупаемости от начала работ до выхода коммерческих продуктов исчисляется двадцатью — тридцатью годами. Везде в начале этих прорывов стояли государственные деньги и программы. Вспомните: первый старт жидкостной ракеты — 1933 год. Первый успешный спутник связи — 1962 год. Первый полупроводниковый транзистор — 1947 год. Первый коммерческий транзисторный приемник Акио Мориты — 1964‑й. Начало работ над интернетом — 1969‑й (в рамках государственной, а не частной программы). Появление широкодоступной Паутины — середина 1990‑х.

Тупой либеральный капитализм, с 1981 г. ширясь и захватывая мир, задушил научно-техническое развитие. Требуя немедленной прибыли, он остановил наработку фундаментального запаса знаний и технологий на десятилетия вперед. Именно поэтому в 1990‑е был взрыв технологического развития, а теперь не будет ничего подобного. Цукерберги, фейсбуки, айфоны и групоны — лишь пустоцветы. Для выхода из нынешней Супердепрессии необходимы титаны и гении, сравнимые по масштабам с Фарадеем, Теслой, Эдисоном, Циолковским и Королёвым, фон Нейманом и Аланом Тьюрингом, Робертом Оппенгеймером, Николаем Жуковским и Игорем Курчатовым. Нужны фундаментальные прорывы, сравнимые с изобретением радиосвязи, самолёта, ракеты, атомной энергетики. Но они не могут появиться в нынешних условиях — при господстве финансового капитализма. Такие гении стопроцентно задыхаются в созданной «атмосфере», они — «лишние люди».

Торможение и искривление научно-технического развития, уход в мелкотемье и топтание на месте — признаки нового варварства и зримая угроза впадения мира в Тёмные века — 2. Все нынешние беснования с электромобилями, водородной энергетикой и «зелёным фундаментализмом» не переломили тенденцию к измельчанию и вырождению.

Усугубление краха

Что это значит? Только то, что нынешний глобальный кризис будет действительно мировым Смутокризисом. Очень и очень тяжёлым, затяжным.

Дело в том, что выходы из прошлых глобальных кризисов заключались в фундаментальных технологических прорывах и построении вокруг них новых отраслей промышленности и целых «облаков» бизнеса. Например, в 1830‑е Запад смог выйти из депрессии, начав развивать совершеннейшую «фантастику»: железные дороги, электрический телеграф Морзе и пароходное мореплавание. Вокруг них возникли совершенно новые отрасли индустрии, были «вскрыты» для освоения огромные территории, мир буквально сжался и стал жить быстрее. В конце концов, развитие сталелитейной промышленности породило высотное строительство (каркасы зданий), двигатель внутреннего сгорания. Из прорыва 1830‑х прямо растёт развитие электротехники и электроэнергетики, аэронавтики, авиации.

Аналогичный эффект дал технологический прорыв 1930–1940‑х, давший миру то, из чего выросла вся нынешняя реальность. Именно этому прорыву мы обязаны реактивной авиацией, космонавтикой, электроникой и компьютингом, революцией в строительстве и т.д.

Нынешнее время не даст ничего подобного. Не накопил мир в условиях господства спекулятивного безумия в 1990‑е и в начале нового века того запаса новых знаний, которые могли бы заработать в 2020‑е. За долгое житьё в «мире дураков» придётся тяжело расплачиваться. Помните, как относительно недавно школьник из РФ стал миллионером, предложив американскому рынку «видеочат-рулетку» — где собеседника тебе подбирает машина. Сей чат стал бешено популярным у эксгибиционистов Запада (половые органы показывать им понравилось абы кому), школьник получил бабки и бросил учиться. Какое мировое достижение! Право, эпизод из истории «страны дураков». В то время как разработчики новых двигателей, например, — в загоне. Зато процветают тиктокеры и авторы «стримов» на пошлые темы. Мир уходит в цифровое слабоумие и вырождение.

Это значит, что за времена возвеличивания финансовых дельцов да аутистов в халатах и тапках, за времена уничтожения настоящих гениев придётся расплатиться тяжестью Великой депрессии — 2. Неизбежно переходящей в социально-политические и военные потрясения. В опасность ввержения нас в новое варварство и Тёмные века — 2.

Спасение цивилизации

Это значит, что у нас есть только один шанс спасти цивилизацию: использовать слабость Запада и вернуться к практике государственных мегапроектов, а-ля СССР и США 1930–1960‑х. Придётся вспоминать проектность, социализм и планирование, ставя целью достижение «дальних рубежей». И совмещать сие с частной инициативой.

Потребны мегапроекты, способные дать жизнь и смысл тысячам действительно прорывных инноваций, вобрав их в себя. Помните, как создание космической ракеты потребовало массу разработок: топлива, электроники, связи, новых видов сварки, новых материалов? Это не Сколково, прилаживающееся к сходящей с ума реальности. Это — скорее «Россия-2045» с достижением бессмертия и созданием нового человечества. Здесь потребуется всё: от обратного конструирования мозга до новой энергетики и революции в градостроении. Это — шанс на объединение лучших сил Запада и Востока. Именно об этом говорил зачинатель проекта Дмитрий Ицков на саммите сингулярности в НьюЙорке осенью 2011 г.

Если люди смогут начать подобные суперпроекты — цивилизация будет спасена. Если нет — катастрофа человечества неизбежна.

Увы, пока второй сценарий намного более вероятен. Западные правительства оглушены и шокированы кризисом. Боюсь, они просто отмахнутся от суперпроектов, крича в отчаянии: «Да какие там Марс и бессмертие! Нам нужно уже сейчас что‑то делать с государственными долгами, у нас демографический кризис, у нас непонятно что делать с социальными гарантиями и гражданскими протестами!» Будут русские умными — они начнут подобное дело. Если же ума не хватит, мы последуем за Западом. Прямо в пропасть нового варварства…

Но как использовать ту возможность, что сегодня открывается перед русскими? Для этого придётся овладеть мышлением в стиле Метадействия…

Координатный центр

Писатель невольно залюбовался ладной фигурой Навигатора в отлично сшитой чёрной форме со стоячим воротником и красными контрпогонами. Они стояли на террасе над огромным залом Координатного центра, залитого свечением больших экранов. Больше всего это походило на старый добрый ЦУП, Центр управления полётами. Сотни операторов, склонившихся над мониторами рабочих мест. Фосфоресцирующая огромная карта планеты на стене.

— Считайте это центром управления историей. — Навигатор сложил руки на груди, теперь больше напоминая капитана Немо со старинных иллюстраций. — Видите вон ту группу аналитиков в синем секторе?

— Да… И что в них особенного?

— Мы называем их «Молотом ведьм». В шутку, конечно, — улыбнулся провожатый писателя. — Сюда стекаются предположения и прогнозы от знатоков той древней чертовщины, каковой руководствуется наш враг. Тайные планы и доктрины Ватикана, гностические и неоплатонические выкладки, расклады сатанистов, выжимки из статей западных «фабрик мысли» и Римского клуба. Всё это, как в советской системе предсказания ракетно-ядерного нападения «Сплав», сводится в формализованные таблицы, в них вводятся самые разнообразные объективные данные. Скажем, о состоянии дел на финансовом и сырьевом рынках, обстановка на внутриполитических аренах важнейших стран и передвижение военных сил, военные сводки локальных конфликтов, графики солнечной активности по Чижевскому и метеопрогнозы — и так вплоть до сюжетов литературных и киношных триллеров-катастроф.

— Получается захватывающая объёмная картина? — предположил Писатель.

— Да, невероятно увлекательная, — засмеялся Навигатор, приглашая жестом в свой кабинет.

За чашкой прекрасного кофе по‑турецки они говорили долго и обстоятельно. Да, теперь страна обладала и «дальним зрением», и супермозгом. Масса ерунды и «белого шума» отбрасывалась, зато отслеживались самые важные точки мира, события и тенденции.

— Вы же помните, дорогой Александр Львович, как мир в 2020‑м просто перевернулся от того, что никто не ожидал. От коронавирусной истерии, — Навигатор расстегнул ещё одну пуговицу кителя и откинулся в кресле. — Хотя сценарий гибели глобализации от внезапной пандемии обсуждался в РЭНД-корпорации ещё в 2004‑м. Но, получив Координатный центр, мы уже смогли допустить то, что в мир будет вброшена пандемия чёрной оспы, против которой у большинства населения даже Запада не имелось прививок, не говоря уж о миллиардах душ из нищих стран третьего мира. Мы ошиблись лишь в одном: в сценарии выпускания заразы в мир. Мы ожидали сценария террористической атаки исламских экстремистов в ряде мировых аэропортов. А на деле, как вы помните, всё стало делом рук экологических фашистов из Скандинавии…

Писатель прекрасно помнил ту историю. Как всё свивалось в кошмарный жгут самых невероятных событий. Как египетская армия вторглась в остатки Ливии, стремясь к нефтяным полям Киренаики. Как рои турецких дронов атаковали Донбасс, а в Париже вспыхнули баррикадные бои. И как именно всеобщий кошмар прикрыл собой колоссальный крах на Нью-йоркской фондовой бирже…

— Впрочем, слабость врага нашего стала ясной ещё с 2014 года, — заметил Писатель. — Хотя Российская Федерация пребывала не в самой лучшей форме и не решилась взять всю Новороссию, хотя её среднегодовые темпы экономического роста за тридцать лет к 2021‑му отставали от среднемировых в полтора раза, Запад, по большому счёту, ничего не мог предпринять против нас. Москва больше вредила себе собственной глупостью и близорукостью. Не помогала им даже древняя чертовщина…

В точку! — Навигатор, скинув китель, прошёлся по кабинету. — Создалась удивительная, уникальная ситуация. Даже уполовиненная и сильно ослабленная по сравнению с 1980‑ми страна, при этом не потерявшая способность уничтожить Соединённые Штаты ракетно-ядерным ударом, оказалась слишком крепким орешком для Запада. Выяснилось, что принудить её к покорности невозможно. У нашего супостата не оказалось могущественного оружия, способного отразить массированную атаку сотен русских боеголовок, царапающих траекториями область полярных сияний. Как и волшебного средства, что позволяет накрыть наши Силы стратегического сдерживания прямо на стартовых позициях. Или сбивать их на взлёте. Все эти страстные мечты о непробиваемых системах ПРО, рейгановы видения эшелонов космического перехвата русских ракет так и остались недостижимыми грёзами. Как давным-давно рухнули упования на обезоруживающий удар по нашим РВСН. Слава богу, советские титаны успели создать систему предупреждения о ракетном нападении, СПРН, которую мы дополнили ещё и «Сплавом», системой предсказания внезапной атаки. Каковая вдохновила нас на создание Координатного центра.

К 2020‑м годам Америка согнулась от приступов сильнейшей внутренней боли. Строительство ПРО, способной прикрыть огромную Заатлантическую республику, — это астрономические затраты. Непосильные даже для всего блока НАТО. Какая, к чёрту, противоракетная оборона, когда приходится вливать деньги в антикризисные программы?

Вот и получилось, что мы оказались в некоей временной «капсуле безопасности», выигрывая как минимум три десятилетия. Теперь врагу не помогали все его чернокнижные или гностические козни…

Слушая, Писатель прикрыл веки. Да, он хорошо знал всю эту историю. Торжествуя на развалинах Советского Союза в 90‑е годы и празднуя свою викторию над вековечным врагом — казалось бы, полную и окончательную, — он сам упустил свои шансы. Именно в те окаянные для нас годы, когда Запад набивал свои сундуки потоками богатства, хлынувшего к нему с обломков Красной империи, Варшавского договора и СЭВ, когда в Америку и Западную Европу устремились сотни тысяч носителей альфа-мозгов и буквально вагоны еще вчера секретной научно-технической документации, он мог бы создать то самое Абсолютное Оружие, свергавшее ядерное с олимпа. Но, на наше счастье, владыки Запада прозевали такую возможность.

В этой зоне безопасности возник мир, кардинально отличный от реалий первой половины ХХ столетия. Тот, где уже невозможно перевести внутренний кризис капитализма в многолетнее глобальное кровопролитие, сделав ожесточённую бойню неким громоотводом. Нет, теперь все столкнулись с тем, что внутри каждого зреет горячий гнойник — и нет больше скальпеля, чтобы его вскрыть. И тогда лишь постсоветская раздвоенность, лишь шизофрения «элиты» несла реальную угрозу. Когда, клянясь в архипатриотизме, бомонд РФ продолжал устраивать детишек на Западе, покупал недвижимость в Майами, Лондоне или Европе, откачивая на Запад триллионы и вкладывая их в тамошние активы. Это да чудовищная нерациональность государственных затрат, помноженная на расплодившееся безмерно казнокрадство, и стало миной под страной. Невероятная глупость экономического курса, шедшего вразрез со словесами о «России превыше всего» — продолжение вписывания в глобальные кооперационные цепочки и в общий рынок планеты — обрекало страну на поражение в стратегическом плане. Потому что обеспечивала растущее отставание РФ в науке и технике. Да что там! Рост экономики был просто черепашьим, в полтора раза меньше среднеглобального, что означало постоянный спуск в мировой табели о рангах, продолжающееся старение и вымирание русских. Страна, вопреки руладам официозной пропаганды, не стала альтернативой западному декадансу. Она так же разлагалась и тонула в трясине, как и страны бывшего «золотого миллиарда», хотя и в военной безопасности.

Понадобились известные события, чтобы покончить с постсоветской шизофренией и всё привести в органическую взаимосвязь. Но когда это произошло, изменился ход всей мировой истории…

Борьба эпохи метадействия

Да, пока ещё такой Координатный центр — как и приведение в логическое единство российских пропаганды, экономического курса и политики внешней и внутренней — плод нашего воображения. Но без него нам просто не найти выхода ни из новых Тёмных времён, ни из собственного системного кризиса.

И это — стратегия Метадействия. Сверхдействия. В чём суть? Если тебе нужно нанести поражение врагу, необязательно кидаться в прямое военное столкновение с ним и лить море крови. А сегодня — и рисковать взаимным уничтожением в ядерном аду. Сокрушить противника можно, используя множество других рычагов. Не важно, как ты достиг цели, важен лишь конечный результат. Что полностью относится и к другим стратегическим действиям. Там, где можно сработать «оружием» финансов или подкупа, подрывом соперника изнутри, втягиванием его в истощающие и бесполезные мегазатраты или войны, «размягчить» его культурными рычагами или «войной смыслов», — это нужно делать. Ибо борьба, построенная по канонам Сунь Цзы, есть путь обмана врага, разгрома его без «горячих» сражений. И точно так же можно не следовать за течениями современного мира, заведомо проигрывая их создателям, — а самому их порождать, задавая соперникам свою логику и управляя будущим. Никаких бессмысленных и непроизводительных затрат, пропадающих втуне, вроде похорон миллиардов долларов в олимпиадах или чемпионатах мира по футболу! Всё — только в дело, в то, что одновременно ведёт к русскому развитию и поражению врага. Максимум эффекта при минимуме затрат своих ресурсов, принцип минимально необходимого воздействия (МНВ) по Айзеку Азимову.

Координатный центр в наших фантазиях — мозг, Генштаб русского Метадействия.

Обладание им станет громадным стратегическим преимуществом Русской цивилизации. Возможности открываются поистине безбрежные. Прочь, вкусовщина, волюнтаризм и субъективность! Ты знаешь, в какой момент можно поддержать оппозиционные несистемные силы в стане твоего противника, причём именно в момент, когда синергетически складываются его экономические и внутриполитические кризисы, да ещё и когда солнечная активность нарастает, раскаляя страсти людские и делая многих несдержанными, буйными.

А какие возможности открываются в сфере борьбы на научно-техническом фронте! Можно использовать великолепные возможности для того, чтобы обессмыслить громадные вложения противника в тот или иной проект, заодно перехватив у него прибыли и оказав громадный пропагандистский эффект. Эпопея со «Спутником Ви» — всего лишь бледная тень того, что можно совершать в глобальной борьбе.

Приведу всего лишь один пример.

Метастратегическая онкология

Если вы читали трилогию «Третий проект», то прекрасно знаете о существовании подрывных или закрывающих технологий. То есть таких технологий, что с самыми небольшими затратами решают весьма крупные задачи. Обесценивая старые, очень дорогие технологии.

Есть (хотя пока и в зародыше) такие технологии и в медицине. Скажем, в онкологии.

Есть, конечно, богатый Запад, на который молятся расейская образованщина и наши профессиональные «реформаторы». Спору нет, там создаются действительно впечатляющие новации. Например, американская клеточная терапия CAR-T. В ней новый препарат «Кимрайя» (Kymriah) укрепляет иммунную систему и делает её дееспособной в борьбе с раковыми клетками. В процессе трёхнедельного лечения врачи берут у больного Т-лимфоциты (белые кровяные клетки), которые при болезни лишаются способности распознавать раковые клетки и уничтожать их. Т-лимфоциты пациентов отвозят на фабрику корпорации «Новартис» в Нью-Джерси. Там их методами генной инженерии перепрограммируют, восстанавливая их способность истреблять злокачественные клетки, — и снова вводят их больному. При этом «перепрограммированные» Т-лимфоциты начинают размножаться.

Впечатляющая победа! Вот только курс лечения по такой технологии — это 475 тысяч долларов на одного больного.

Подобные технологии доступны лишь крайне богатым людям. Простым смертным остаётся лишь умирать от онкологических недугов. Особенно в РФ, где медицинская страховка — курам на смех. А ведь онкология уносит у нас до 300 тысяч жизней ежегодно.

Но можно ли найти русскую подрывную инновацию, которая позволяет бороться со злокачественными опухолями гораздо дешевле, но почти так же эффективно? Да так, чтобы применять такое лечение не только у себя дома, но и поставлять на экспорт?

Есть. Хотя пока ещё в зародыше. И это отнюдь не чудотворные иконы и не шаманские заговоры с бубном.

Пионерную работу сделали в небольшой отечественной фирме «Синергия-СВ» (Москва). Там открыли, что наночастицы двуокиси кремния с небольшим добавлением золота (40–100 нМ) обладают свойством накапливаться в очагах образования раковых опухолей и «тромбировать» их. (Частицы — это крохотные сферы из оксида кремния в золотой оболочке). При нагревании наночастиц до 45–50 градусов Цельсия раковые клетки, которые они облепили, погибают. Причём нагревать наночастицы, скопившиеся в злокачественных образованиях, можно не лазерной, а более простой светоаппаратурой. Опыты показали, что этот метод намного эффективнее химиотерапии, которая попутно уничтожает и здоровые клетки, иногда губя пациента побочными эффектами. А метод нанотермотерапии позволяет в 80% случаев спасать больных даже с 4‑й степенью рака. Мало того, наночастицы попутно — ещё и средство обнаружения (диагностики) злокачественных образований.

На эти изобретения есть и патенты, и положительный отзыв из РОНЦ имени Блохина. Разработаны промышленная технология производства нанопорошков. Есть светолучевая установка с длиной волны 0,3–3 мкМ.

Не хватает одного — финансирования. На НИОКР нужно не менее 150 млн рублей.

Максим Калашников не столь сведущ в медицине, чтобы делать окончательные выводы. Нужна проверка. Ибо в случае успеха мы действительно можем получить подрывную инновацию (закрывающую технологию). Она совсем не противоречит генно-инженерному методу корпорации «Новартис». Но она (в случае своей успешности) позволяет миллионам совсем не богатых людей (да и целым государствам) победить раковые заболевания.

Но кто в РФ будет финансировать подобные разработки в той же медицине? Тот частный бизнес, что не касается сырья, ростовщичества и торговли импортом, слишком беден. Это практикой проверено. Сырьевики, торговцы и ростовщики в РФ всё русское презирают и предпочтут ездить для лечения рака в США. К «Новартис». На то, что простые люди погибают от рака, им наплевать. Придворные дельцы? Как показывает опыт, это юморист-пародист Винокур может пойти к управделами президента РФ и попросить, чтобы «Газпромбанк» дал 10 миллионов долларов на кино «Матильда». И ему дадут — 10 млн из банка и еще 10 млн долларов из личных средств его главы. На очередную киноподелку. А вот на подобные исследования стоимостью всего в 2,5 млн долларов они не дадут ничего. «Элита» РФ смертельно ненавидит всё, что связано с русскими наукой и промышленностью. Купаясь в деньгах, она лечится на Западе.

Что ещё? Научные институты системы бывшей Академии медицинских наук (её влили в РАН) сами бедны. Да и не станут заниматься они теми исследованиями, что провела посторонняя для них фирма. У них — своя тематика, свои скудные ассигнования на них.

А своего Агентства передовых разработок по части здравоохранения в РФ нет. Все эти «Роснано» и Сколково подобных исследований не замечают. Тупик получается.

Но представьте, что в рамках Нового русского курса его больше нет.

Мы наносим удар по западной биомедицине, одновременно поднимая себя и выходя в мировые лидеры. Шутка ли — статус избавителей человечества от страшного недуга?

И ведь такие операции в духе Метадействия могут быть и во множестве, и в системе. Вознося нас на вершины глобального лидерства, они одновременно и мечами рассекают мрак надвигающихся Тёмных веков…

Примечания:

1 - Виталий Аверьянов, Максим Калашников, Андрей Фурсов. Новая опричнина, или Модернизация по‑русски. — М.: Фолио, 2011.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Образ будущего»
5
Cообщество
«Образ будущего»
3
Комментарии Написать свой комментарий
3 августа 2021 в 10:57

Ой, как длинно! Прокомментирую коротко. Экономика Русской мечты была сформулирована в фильме "Афоня":
Е.Леонов, - Афанасий, ты бы в какой стране хотел жить?
Л.Куравлёв (Афоня),- Там, где пиво бесплатное.

4 августа 2021 в 15:08

Андрей, насколько я понял вы статью дочитали примерно до.... Аракчеева.
Честно говоря, я тоже еще не далеко ушел. Но обязательно дочитаю, статья интересная.
А вам, значит, бесплатное пиво предел мечтаний?
Счастливый вы человек!

5 августа 2021 в 08:04

Меня зовут Андрей Коробейников, а не Афанасий Борщёв. В моей любимой Чехии на полном серьёзе качество жизни в ряде случаев оценивается по цене пива. Например, в Южной Моравии пиво раньше было дешевле, чем в Северной. Предел моих мечтаний это пиво "Урквел" и королевское пиво "Крушовице". Можно смиховское или великопоповицкое. Вот любимое пиво Президента России "Радебергер". Варят под Дрезденом. Я не пробовал.

3 августа 2021 в 13:35

Один только запрет оленеводу каждый год перекладывать из пустого в порожнее (плитку, асфальт, бордюры) спасёт миллиарды (а то и больше) народных денег. Но этого сделать невозможно без опричины и нового 37 года.

4 августа 2021 в 15:49

"Футуролог" Калашников - политический, идеологический и мировоззренческий враг Развития http://evolution-march.livejournal.com/1666390.html

4 августа 2021 в 20:01

Хорошая статья, бодрящая и написано в стиле Ефремова (Ивана).
Удивляюсь, что наши сайтовские "путинслилвсёпропало" мало комментируют, пищи для них достаточно.
А Калашникову, думаю, надо иметь оппонента, рационального критика; Калашников неудержим, для стабилизации ему нужна "отрицательная обратная связь", как в электротехнике.
----
Насчет добычи водорода из недр Земли я сильно сомневаюсь.
Водород из Земли в самом деле реально так и прёт в огромном количестве, а также вытекает гелий, родон и прочие благородные газы. В ядре протекают ядерные реакции, естественно, в результате образуются легкие атомы, все научно.
По пути газовые потоки попадают в углеродные пласты - образуется метан. Но все это очень и очень рассеяно по площади и в основном под водой океанов.

4 августа 2021 в 22:12

Размышления автора ....длинные. Чтобы "увидеть" Калашникова,что он хотел сказать самому себе,нужно знать,как ему даются такие статьи. Ежели легко и приятно - это одно,а если с трудом,то.....что хочет сказать Калашников не себе - даже мне не интересно!). Не интересно мне также то,что говорит Калашников себе,если говорит вообще - но это могло бы быть интересно самому Калашникову. А когда его самого это заинтересует - мы сразу это же и увидим ....наверное). И кто "мы".?

4 августа 2021 в 22:58

Русская мечта "без мракобесия Ленина", говоришь? Технофашизм, что ли?

5 августа 2021 в 13:38

Павел. Русский человек тысячу лет не мечтал. Русский человек тысячу ( почти тысячу лет) созидал личность свою в труде и молитве,ибо желал( но не мечтал!) видеть эту личность,цельную,завершенную в Царствии Божием( не путать с прохановскиии федеровско-вернадскими бреднями).Желавшие этому русскому человеку какой-то свободы декабристы поторопились ,и никого обмануть не сумели и не смогли. Наследники последних,большевики,уже сумели внедрить мечты в ....знали в кого надо). Гений Сталина отодвинул "мечты" ,плюс обстоятельства( война). Потом были иные мечты( 90-е) ,и опять у меньшинства - опять пострадало большинство. Сегодня нет мечт? )))

7 августа 2021 в 16:35

Автор, просьба уточнить термин МЫ. Это принципиально. Иначе и статья не имеет смысла.

8 августа 2021 в 13:29

Сергей Щербатюк!
Смысл статьи вас вас,щербатюков,должен был бы коснутьсы только после того,как вы сами определили бы кто " мы" а кто "вы". Сначала САМИ определитесь,щербатюки,кто " вы" а кто"мы" - тогда и задавайте вопрос автору. Нет предела придури. Обессиысленный двуногий скот не знает предела ...

1.0x