Сообщество «Изборский клуб» 09:17 31 марта 2021

Образ ковчега

Интегральная идеология России
10

Методология

Прежде чем манифестировать те или иные положения государственной идеологии будущего, необходимо сделать оговорку, что функциональная идеология не изобретается, а выявляется на основании исторического опыта бытия соответствующей общности. Не все привлекательные идеологемы могут для этой общности подходить, а многие и вовсе будут иметь для неё разрушительные последствия. В этом отношении идеология будущего неразрывно связана с модификациями государственной идеологии в прошлом. Но именно модификациями – для сохранения ценностно-смыслового ядра при коррекции формы и акцентировке деталей сообразно с вызовами настоящего и будущего.

После этой оговорки далее возникает вопрос о методологии, выборе подходов для определения ценностно-смысловых компонентов формирования (или точнее – пересборки) идеологии России. Подходы, безусловно, могут быть различными, и я в этом наборе возможного выбрал подход дихотомический. Выбор в пользу этого подхода связан с тем, что существует (во всяком случае, в патриотическом спектре) консенсус в отношении определения негативной повестки, того, что нам не нравится, что является неприемлемым и представляется угрозой. Но при этом единства в понимании позитивной повестки, нашего ответа на вызовы, увы, нет.

Между тем, любая система исходно выстраивается на антитезе – добро – зло, хорошо – плохо. Без договорённости исходной, что есть добро и зло, невозможно ни выдвижение действенной идеологии, ни осуществление общественной сборки в целом. В нашем случае есть очевидное понимание, что есть зло для России. Добро же антагонистично злу. Определение зла выводит в логике дихотомического подхода на позитивную повестку – образ добра.

Существуют определённые угрозы для России и мира, осмысливаемые метафизически как путь гибели. На эти угрозы необходимо дать такой же метафизический ответ, предложив альтернативу – путь жизни.

Главным историческим итогом русской рефлексии постсоветского тридцатилетия стало понимание, что установка «делай, как все цивилизованные страны мира», не работает. У России другая анатомия. Западный путь для России оказывается не путём, а падением в бездну. Сами «цивилизованные страны» – второй итог русской рефлексии – не друзья и даже не партнёры, а враги, а их рецептура – «делай как мы», «будьте подобны нам» есть стратегическая ловушка.

Формула консолидирующей идеи

Итак, основные пять вызовов, ответом на которые должна стать новая идеологическая консолидация (и при условиях эскалации конфликта, которого, по-видимому, не избежать – мобилизация) российского общества.

Первый вызов – глобальное доминирование и мировое господство как конечная цель этого доминирования, что идеологически продвигается через космополитизм и низкопоклонство перед Западом. Второй вызов – расчеловечивание человека, индивидуализм и постиндивидуализм. Обобщённо эти угрозы можно выразить через понятие наступления «антицивилизации». Третий вызов – идеология расового и цивилизационного превосходства, новая фашизация мира. Четвёртый вызов – глобальный рынок, рыночный человек, капитализм и посткапитализм. Пятый вызов – технологические и ресурсные (в рамках существующей системы) преимущества противника.

Как отвечать на указанные вызовы по логике дихотомического анализа? Глобальному доминированию противопоставляется мир цивилизационного множества, мировому господству – россиецентричная альтернатива мирового устроения как выход из колеи отношений «господство – подчинение». Альтернативой расчеловечиванию должно стать обращение к Традиции и выдвижение ориентира нравственного государства. Идеологии расового и цивилизационного превосходства может быть противопоставлена модель симфонии народов, мира миров, то, что в разработках Изборского клуба заявляется в качестве модели «Русского Ковчега». Антитезой глобальному рынку и рыночному человеку должен стать строй альтер-капитализм, основанный на принципах солидаризационного развития и приоритета духовного над материальным. Ответом на технологические преимущества противника может стать русский ответ соединения технологического и духовного развития, что даст синергийный эффект и в итоге – преимущества перед противником.

Как это всё можно выразить посредством формулы? В поиске такой формулы целесообразно обратиться к прошлому России. Ответы, аналогичные предложенным выше, уже давались в российской истории. Но они не давались целостно, будучи акцентированы в разных исторических модификациях на разных сторонах русской альтернативы. В этой недовершённости и состояли причины катастроф: гибели в двадцатом веке вначале Российской империи, а потом СССР, а ранее – Древней Руси и Московского царства. Отсюда и формула – Россия царская + Россия советская. Этот синтез позволит выйти на новый уровень идеологического строительства, станет локомотивом нового русского прорыва. Можно эту формулу выразить и иначе: Развитие с опорой на Традицию.

Почему идеология должна строиться по принципу альтер-враг?

Почему именно предложенная версия идеологии наиболее правильна и целесообразна для России? Потому что любое встраивание России в нероссийские, не соотносимые с её цивилизационной сущностью проекты ведёт страну объективно к гибели. Итогом идеологического инжиниринга будет летальный исход. Россия в глобальной системе Запада, Россия постмодерна, Россия националистическая, Россия капиталистическая, Россия технологически неразвитая – в любом из этих вариантов исход – смерть России. Все эти версии есть в действительности версии идеологии Анти-России. Соответственно, необходим русский реверс – обратный переход от Анти-России к России.

Россия находится фактически в состоянии войны. Кто-то скажет, что это Холодная война 2.0, кто-то – что это война цивилизационная, то есть исторически воспроизводимая на всей развёртке отношений Россия – Запад. Но если это война, то для того, чтобы в ней победить, необходимо знать, при каких условиях победа невозможна. Нельзя победить врага, во-первых – являясь частью системы врага; во-вторых, опираясь на ценности врага; в-третьих, играя по правилам врага. Отсюда вывод – для Победы необходимо, во-первых, создание собственной россиецентричной системы вне системы западноцентричной; во-вторых, манифестация идентичных российских ценностей, отличных от ценностей Запада; в-третьих, формирование собственных правил большой геополитической игры, дающих системные преимущества России

Отношение к прошлому, историософия России

Русская историософия видится как историческая развёртка Русского мессианизма. Это Русский катехон Средневековой Руси. Это Русский коммунизм, нашедший воплощение в советском проекте XX века. Как обозначить мессианский образ России сегодня: Русский ковчег, Русский космос, Русский сверхмодерн, Русская симфония. Но суть метафоры в одном и том же – Россия есть спаситель человечества, и в этом спасении её высшее предназначение. Мир катится в тартарары, Запад тянет его за собой в пропасть. Россия этому препятствовала исторически, вставая преградой на пути Запада, и она должна выступить в этом качестве и сегодня. Русский народ есть народ-освободитель. В своё время в социологических опросах это определение русского народа занимало первые позиции. И этот исторический образ следует акцентировать и в отношении прошлого, и вернуть его в актуальную повестку настоящего.

Образ общества

Какие модели общества навязываются западноцентричной матрицей современного обществоведения? В ряду этих моделей предложены, в частности, следующие образы: общество как объединение индивидуумов; общество как система цивилизованной конкуренции (продукт общественного договора); общество как сеть; общество как кастовость; общество как этническая автономия; общество как корпоративная пирамида. Все эти модели объединены общим для них принципом партикулярности – разделения целого на части.

Что мы можем этому противопоставить? То, о чём говорилось применительно к России ещё в дискуссиях славянофилов западникам – принцип русской холистичности, стремление к целому. Но цельность здесь не есть унификация, а соработничество (соработничество социальное и соработничество духовное). Образ, который в данном случае может быть предложен, выражен метафорой Н.В. Гоголя «Вся Россия – наш монастырь».

Модель общества как монастыря подразумевает четыре основные характеристики: во-первых, идеократизм (монастырская братия объединена общей идеей и верой); во-вторых, коллективизм (монастырь – это именно братство); в-третьих, этика труда (совместный труд есть этическая максима монастырской жизни, при недопустимости любой паразитарности); в-четвертых, автаркизация монастырского существования (определенная удалённость от мира и связанной с ним скверны).

Образ экономики

На определённом историческом этапе, связанном с утверждением системы капитализма, произошла фундаментальная подмена: экономика из средства становится целью. Утверждается экономикоцентричная модель общества. С ней оказывается сопряжена модель человека как «хомо экономикус». Капитализм неразрывен с моделью человека экономического, который при посткапитализме превращается и вовсе в человека-потребителя. Универсальной управленческой системой при капитализме и посткапитализме выступает менеджмент. Суть менеджиарской методологии сводится к формуле – максимум прибыли при минимуме издержек. Все должны зарабатывать деньги – врачи, учителя, чиновники. Деньги становятся предметом культа. Конкуренция и сопряжённая с ней рыночность рассматриваются при капитализме как нечто само собой разумеющееся.

Что этому можно противопоставить? Экономика должна быть переосмыслена как средство, а не цель. Она есть средство для построения духовноцентричного типа общества, а потому не может ставиться выше общественных идеалов. Из этого переосмысления логически производны следующие установки: приоритетность задач государственной безопасности и духовного развития перед потреблением и получением прибыли; государственное регулирование и планирование вместо философем рынка и конкуренции; перераспределение материальных благ в интересах всего общества, трудового народа. Важнейшим практическим шагом обеспечения государственной безопасности в экономической сфере является восстановление монополии внешней торговли. Речь не идёт о полной автаркии, невозможной, да и никогда в России не реализуемой, а о разумной, в интересах России автаркизации. Инструментом обеспечения этих интересов и станет монополия внешней торговли. Не случайно ведь Запад на Генуэзской конференции в качестве основных требований, помимо возвращения долгов и национализированных предприятий, требовал от Советской России именно отменить государственную монополию внешней торговли, понимая, что при ней страна сорвётся с крючка внешней зависимости.

Образ культуры

Главный вызов в сфере культуры видится в подвёрстывании её под глобальный рынок. Рыночная культура ориентирована на инстинкты, и в этом отношении является анти-культурой. Она легка в усвоении, сензитивна, отключает смысловую рефлексию, пробуждает тёмные стороны подсознания. Прямыми следствиями рыночной доминации в культурной сфере являются: во-первых, выстраивание культуры по принципу шоу; во-вторых, установка на гедонизм; в-третьих, пропаганда пороков; в-четвёртых, социальная и интеллектуальная дебилизация. Снятие системы табу, с выстраивания которой и начался процесс социогенеза, приводит в итоге к распаду социума и к расчеловечиванию человека.

Что этому можно противопоставить? Культуре, производной от рынка, возможно и целесообразно противопоставить культуру идеократии (культуру, производную от большой идеи, идеологического метанарратива). Культура должна быть переосмыслена как человекостроительство. А базовым вопросом для культуры должен стать вопрос раскрытия понимания добра и зла.

Образ и тип человека

Глобализация выдвигает несколько ключевых антропологических метафор. Наряду с классическим для западной антропологии образом человека-индивидуума, буквально – атома, предлагаются и постклассические образы – человек как машина, киборг, и человек как конструктор. Весь этот дискурс встраивается в общий тренд трансгуманизма.

Что этому можно противопоставить? Целесообразно вернуться при определении этого противопоставления к русской модели человекостроительства, выражаемой в двух образах – человека как социальной личности и человека как образа и подобия Божия. Первый подход был акцентирован в советском идеологическом проекте и педагогике, второй имел в основе религиозный фундамент. Но оба они непротиворечивы друг другу, представляя разные стороны бытия человека – духовную и социальную, отношения с Богом и отношения с другими людьми.

Хуже всего было бы в ответ на вызов трансгуманизма занять оборону и держаться позиции о неизменности человека. Человек меняется, и отрицать это – значит проиграть дискуссию. Но следует определить: меняется как, и в каком направлении осуществляются изменения. И в этой постановке проблемы в качестве альтернативы трансгуманизму целесообразно выдвинуть идею преображения человека. Идея преображения соотносится с целевым ориентиром – идеей обо́жения. Не человек-машина, не человек-генетический-конструкт, не искусственный интеллект вместо человека – образы, лишённые духовного измерения, а духовная сущность, приближающаяся в своём развитии к нравственному идеалу.

Образ природы

По экспертным оценкам, Россия обладает примерно 22% мировых природных ресурсов, однако при существующей системе мирового и российского устроения все эти ресурсы не работают на Россию. Соответственно, система должна быть изменена таким образом, чтобы российская природа являлась основанием российского цивилизационного прорыва. Очевидно, что без перераспределения природной ренты не обойтись. Очевидно также, что от аномалии, закреплённой на конституционном уровне – частной собственности на природные ресурсы – необходимо отказаться. Надо вернуть существовавшее в советском правовом лексиконе понятие общенародная собственность, эквивалент собственности государственной. Это имеет принципиальное значение для раскрытия природы самого государства, и пояснения, что соответствующие ресурсы принадлежат не чиновникам и не государственным корпорациям, а народу России. Из восстановления понимания общенародной собственности будет логически следовать и императив защиты природных потенциалов страны государством и обществом.

Российское послание миру

В чём может состоять российское послание миру и возможно ли вообще такое послание? Послание возможно как путь иного. Уподобление другим, пусть даже считающимся успешными, к успеху не приведёт. Уподобляясь другим членам империалистического клуба, Россия может в лучшем случае поучаствовать в новом переделе мира (с невысокими шансами на успех), но не сформулировать мировую альтернативу.

Российское послание человечеству должно представлять ответ на два находящихся в мировой повестке вызова. Первый вызов состоит в выдвижении и практической реализации различных геополитических, цивилизационных, национальных и транснациональных проектов, сталкивающихся друг с другом в борьбе за доминирование. Говорят, в частности, о проектах – «Pax Americana», Синосфера (КНР), «Новый халифат», «Великий Туран», «Машиах», доктринах различных национализмов. Идёт борьба проектов, насилие порождает насилие, победа одних продуцирует реваншизм и жажду мести у других.

Второй вызов – это наступление сил, условно объединённых понятием «Антицивилизация». Антицивилизация представляет угрозу для всех цивилизаций, ведёт к расчеловечиванию и деградации человека. Запад породил Антицивилизацию, но сам и стал её первой жертвой.

Каким может быть российский ответ на обозначенные вызовы? Ответом может стать новое предъявление российского мессианизма. Не логика национальных интересов по принципу «моя лавка – моё Отечество», или «то, что хорошо для Газпрома, хорошо и для РФ», а логика реализации миссии. Основанием для этого является фундаментальное для России, глубокое, укоренённое в российском сознании переживание Голгофы. С одной стороны, это отказ от идеологии господства и превосходства, ибо нет ни эллина, ни иудея. Мир есть симфония народов и цивилизаций, тот образ Ковчега, который единственный спасает как от угроз космополитизма, так и от фашизма.

И второе следствие переживания Голгофы – манифестация победы Духа над материей, идеального над низменным. Призыв должен состоять в переосмыслении всей матрицы жизни, навязанной миру Антицивилизацией.

Россия или никто

Если это не предложит Россия, то не предложит никто. Тогда, наверное, и наступят сумерки человечества. Сама Россия должна вернуться к самой себе, своей цивилизационной идентичности и своей духовной матрице.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
31 марта 2021 в 16:28

Верно, разумно, но для того, чтобы так измениться, РФ должна сначала провести "экспроприацию экспроприаторов", чтобы народ смог начать доверять новой власти, а как получить такую власть в условиях наших выборов, ведь от действующей власти ждать подобных изменений не приходится.

1 апреля 2021 в 11:44

Формула автора понятна – советская власть плюс мистификация всей страны. Ленин всвоей формуле, советская власть плюс электрификация звал советский народ в светлое будущее, а автор предлагает народу погрузиться в мистическую тьму и там искать ответы на вопросы, которые ставит жизнь. С мистикой в мире никаких проблем – наши предки искали ответы у священных деревьев, священных животных, у волхвов, потом у еврейских богов, но чем дальше в мистический лес, тем больше мистических дров. Нынче наломали уже столько мистических сект и алчных метафизиков, что пора уже налоговой заинтересоваться их доходами. Неплохо кормится с мистики и метафизики и культура. Китай предложил свою формулу – народная технократическая власть, плюс технологизация всей страны, включая и духовных ценностей народа с помощью цифровых технологий. Нынешний ковчег, это уж не тот мистический ковчег Ноя с баранами, а технически оснащённый передовыми технологиями ковчег. Надо-ли брать на такой передовой ковчег мистическую ветхозаветную старину – разве что как память о предках и для культурного отдыха, люди любят пофантазировать на досуге.

3 апреля 2021 в 09:33

Где Вы, уважаемый Гончар, увидели мистику? В образах? Я в этих образах не вижу ничего мистического. Наоборот, для меня совершенно ясно, что это - единственный путь развития, путь жизни. Опыт любой системы подтверждает правоту автора

Насколько я понял автора.Россия спаситель человечества. самая передовая ,самая нравственная сохраняющая традиционные ценности. что то я уже слышал о самой передовой нации в первой половине 20 века. Вот только одно мне не понятно,депутаты, чиновники , все кто имеет деньги и способности стремятся отправить свои семьи, иметь недвижимость на западе. Ведь там всё загнивает, кругом геи.? А я считаю, что без связей с Западом, Россию ждёт загнивание. Да не ждёт, а уже загнивает, уровень жизни населения снижается. Уже сейчас в некоторых регионах России Федеральная власть не работает.

5 апреля 2021 в 08:19

Начиная с 1991 года наши руководители сделали набросок рисунка экономики по лекалам США. Затем все это приобрело сказочный пейзаж капитализма с русским лицом. Уважаемый Чубайс (только один человек,говоривший правду) сказал,что мы вступаем в преступный капитализм. Когда говорят о том,что у нас нет идеологии,то это просто обман. У всех есть идеология,даже у преступников. Что касается мистики,стоит пройтись по телевизионным каналам,можно обнаружить,что религия мирно уживается с оккультизмом. Русский народ-мягкий народ в мирное время.Но он не раз показал свой героизм во время тяжелых испытаний. Не надо его будоражить.

5 апреля 2021 в 08:19

Владимир Бровкин

ЛЕПТА В ПРЕСТИЖНЫЙ ПРОЕКТ

Прошло¬-промелькнуло в СМИ сообщение, будоражащее воображение, о желании заинтересованных стран прорыть из Каспийского моря канал в Персидский залив.
С посылом — то-¬то, мол, если такой прорубим и пророем, заживем.

Проект — потрясающий воображение. Даже на фоне разных там прочих нынешних запредельных и будоражащих воображение проектов, которым несть числа.
Впрочем, сегодня сногсшибательными проектами не бог весть¬-то кого проймешь. Все понимают, с какою целью они пекутся, как пироги в печке. Кризис на дворе, и людей чем¬-то надо занять. А где, может быть, и разжиться.
У кого тут «шелковый путь» на уме. Кому путь в торосах и льдах Арктики спать спокойно не дает, на предмет того, как можно таким морским путем забогатеть. Кто-¬то собрался перекинуть мост через Красное море и им что-¬то там с чем¬-то соединить и таким образом проложить также путь к зияющим вершинам благополучия. А сколько сегодня космических проектов? Ну, например, послать сигнал в далекую Галактику и затем с ней мило и задушевно побалакать о том, о сем.
А азарт с этими проектами, почитаешь, как на аукционе. Впрочем, как выше сказано, с одной сверхзадачей. Кто круче загнет. Раз, два, три… Ну и так далее.
Его тотчас же, как это ныне водится, кинулись, блистая интеллектом, обсуждать политики и экономисты, эксперты и падкие на всякую такую новость журналисты и журналюги, блогеры и все, кто днюет и ночует в соцсетях, подсчитывая наперед доходы и выгоды, которые после его строительства всем на голову свалятся. Политики и эксперты рассуждают, как это отразится на геополитике и раскладе мировых сил. В частности в Средней Азии, которую ныне именуют ЦАР. Обыватели в соцсетях заходятся в истерике. Переругались, подсчитывая все за и против, все в прах. Особо напирая на то — а не будет ли тут от этого канала чьей либо независимости ущерба?
Наиболее упертые и продвинутые, рассуждая о нем, вспомнили Гулаг, Беломоро-Балтийский канал и ужасы тоталитаризма. И даже, что не новость, голодомор.
Большую заинтересованность проявил к этому проекту Казахстан. А как? — все как будто у республики есть. Независимость. Флаг. Астана. На центральной площади ее стометрово вознесшийся в небо тюльпан как символ. Военно¬-морской флот. Адмиралы. Одна беда — выхода к настоящему морю нет. Континентальная страна. А из тех двух морей, что есть в наличие (ну не считать же за море Бухтарминское водохранилище) — одно, Аральское, сказывают, уже высохло.
Понятно дело, с таким каналом возникают немалые надежды на укрепление всего и вся, в том числе и независимости.
Одним словом, такую канитель вокруг этого сообщения, прежде всего в Интернете, развели. Голова идет кругом.
Хотя уже с первого взгляда, если раскинут умом и так и этак, — проект спорный. Первое: где тугрики для его воплощения?
Второе: горная гряда Эльбурс. А Эльбурс — это ведь не шутки. Знаете, до каких высот она поднимается? Самая высокая ее вершина поднимается аж на 5 600 метров. Правда, ведь, не хило?
А в третьих — перепад между морем и заливом ни много ни мало — 27 метров.
А ну, как из мирового океана ухнет такая пропасть воды в Каспийской море? Что после этого останется тогда от прикаспийских независимостей?

В этой связи припоминается один презабавный югославский фильм. Там жители заболоченной сверх всякой меры приморской долины (от этой заболоченности их одни комары только в дым заедали) решили прорыть в горе тоннель. Подыскали для этого дела инженера-¬вихлюя. Чуть ли не с общечеловеческой физиономией. А тот им с апломбом: дескать, верь мне, братва, на слово — во после этого, знаете, как заживете! Дайте только полномочия.
Дали те ему полномочия и ждут обещанного.
И тот, не соврал, тоннель им пробил.
Только что — ха-¬ха¬-ха — вышло?
А вышла маленькая ошибочка, и все получилось тут почти по черномырдинской звонкой фразе — дескать, хотели как лучше… Те плавают в лодках выше крыш своих домов.
Кинулись те к инженеру, что их ввел в искус:
—Ты чего, тусуй, наделал? Ты обещал-¬то нам что?
А тот в известной нам всем позе общечеловека, кривя губы, тем:
— Вот расчеты.
— Какие расчеты? — те его за грудки.
— Все по правилам, — у того на лице ни капли краски, а сплошная лишь правота как перла, так и прет. Как это всюду в переломные этапы истории делается.
Не получится ли и тут с этим проектом такой фокус? Сделаешь дело, а потом ищи¬свищи крайнего…
Не остались в стороне от этого обсуждения и кажлохватовские мужики, выказывая этому проекту полное и безоговорочное одобрение и поддержку.
Хотя, казалось бы, с чего. Взгляните, где Каспийское море, где Персидский залив, а где наш Кажлохватовский район?

Но все нелогично только с первого взгляда. А на самом деле логика у мужиков кажлохватовских — железная. Кризис на дворе, а жить-то как-то надо. Свое правительство на что способно, так последнее советское что-¬либо доприватизировать и дооптимизировать.
Кажлохватовские мужики эту истину давно поняли.
Если правительство не кует, не мелет, то куй железо тогда сам — не жди, пока дядя или краевое там, скажем, начальство для тебя выцыганит какую-либо дотацию или инвестицию.
А кажлохватовские мужики принципиально ни у кого ничего и не цыганят. У них своя голова на плечах есть.
Так вот, у кого там расчет на что, а у кажлохватовских мужиков расчет как раз на эти самые 27 метров. На то, что после такого поворота событий пол-Казахстана станет судоходным. И долгожданное море не только к континентальной державе, но враз и к Кажлохватовскому району подойдет, плеща игриво волнами. Кажлохватовский район, поясняем, кто этого не знает, в нашем крае район приграничный.
Представьте — бац! — и в одночасье вы становитесь морским побережьем. Строится порт. Пароходы со всего мира в нем трубами дымят. Пляжи морские туристов со всего мира манят в район загорать и нежиться. Не хуже, чем в Арабских эмиратах. И все это великолепно вписывается в программу развития туристической индустрии региона. Чудеса кругом и полное великолепие.
Такой расчет у кажлохватовских мужиков возник, видимо, потому, что кому-¬то этот югославский, времен перестройки фильм припомнился.
Вот откуда у кажлохватовских мужиков такая всемерная поддержка этому проекту.
А потому при всех кризисах и затягивании ремней кажлохватовские мужики в будущее смотрят уверенно.
А еще, кроме того, прочитали они, хитрюги, в газете статью о том, как один наш мужик из Зипуновского района бросил почин — все ныне брошенные на произвол судьбы элеваторы сделать туристическими объектами. А у них такой тоже стоит уже который год без движения. Вот в Зубцовске, сообщение прошло, дороги щебнем с бывшего тракторного завода латают.
Кажлохватовские об этом тоже думали, сами знаете: дороги — проблема страны, на самом высоком уровне об этом сказано, и никакими дополнительными поборами не решаемая. Но пустить «небоскреб в степи» на это — очень уж трудозатратно. А кроме элеватора еще есть у них пара десятков руин машинно-тракторных станций и животноводческих комплексов. Чем не руины, над которыми хоть Европа, хоть Ближний Восток, нос всячески задирая, чахнут? Там памятники средневековью. А тут — судьбоносной перестройке и реформам.
Если с умом ко всему подойти — воображаете, какой можно туризм развести. Мало не покажется. Как минимум обзавидуются все. А какое наполнение бюджета будет?
Кто-¬кто, а кажлохватовские мужики умные и в наше кризисное время, в отличие от других, они не пропадут. Вот они у нас какие!
Кто там в курсе, когда его рыть¬-то начнут? Кажлохватовские мужики уже лопаты принялись припасать. Чтобы в случае чего в прорытие его тоже свою лепту внести. Дух коллективизма из них тоже пока еще не выветрился.

5 апреля 2021 в 08:28

СТАЛИН И НОВЫЙ КОВЧЕГ
ИЗ РАЗГОВОРА С ПРИЯТЕЛЕМ
Все ищут сегодня в безнадеге дня спасения, кто в каком либо вероучении, кто в новомодной теории, кто в замшелой старине… А чаще всего сегодня люди ищут спасение от безнадеги в Интернете, в сообществах разного толка, среди тусклого ряда новостей и пророков и сомнительных вероучителей, именуемых по нынешнему блогерами, этих дервишей научно-технического прогресса и сопутствующей ему вакханалии в фантасмагории нынешнего дня, где глухие самозабвенно что-то друг другу рассказывают, незрячие — с трудно сдерживаемым волнением, что-то показывают…
Трудно человек живется в мире, охваченном нескончаемыми распрями и смутой. В мире, который так разобщен, так переполнен алчностью и страстями не самого лучшего свойства и качества.
Вот рассказ одного моего знакомого. О своем опыте.
Назовем моего знакомого привычно Ванькой…

— Нет, кому как, — усмехнувшись, сказал он, — а мне наше сообщество чем-то напоминает Ноев ковчег, среди безбрежных вод либерального потопа.
В котором всякой твари по паре.
Тут тебе и забубенные монархисты. Тут тебе бешеные антисталинисты, звереющие уже при одном только упоминании о вожде народов и генералиссимусе. Тут тебе — и стойкие защитники социализма. Тут тебе те, для кого слово коммунист — слово гордое и знаковое во все времена.
Тут тебе музыкально подкованные Шульберты, что купившись, привычно за пятак, а то просто по вдохновению, тут и там мстительно озираясь сверлят дрелью в трюмах ковчега дырки, того не понимая что булькнем все на дно и моргнуть глазом не успеем.
Ну да они музыкально подкованные и с дрелью от века все так устроены. Какую тут на них можно обиду таить?
Часть собравшихся — пророчествуют.
Часть — в надежде что поймут и посочувствут — исповедуются.
Наиболее продвинутых — паясничают.
Тыкают друг друга как котят носом в макушку с молоком.
Какая великолепная картина запредельных страстей и разом непомерного пусть порой и мелкого тщеславия. Кто-то глядя на этот театр — что есть мочи, негодует, из кого-то лезет драка, а кто — гомерически хохочет. Зрелище — не для слабонервных. Но что делать, если смешно? Пусть смех подчас — даже дурацкий.
Пришпилю к случаю Шукшина. Это по теме. Обитатели нашего сообщества его не знают, обитатели сообщества его — не помнят. Мужик! Он сам о себе так устами карамзинской бедной Лизы в пророчестве своем о третьих петухах назвал.
Его, в обличье артиста Всеволода Санаева в фильме «Печки-лавочки» один «профэссор» все пытал, как он там, в провинции, деревенщина, живет.
Не моргнув глазом, сам себе на уме (щас! — исповедоваться тебе буду), он ему в облике Ивана Расторгуева этак с подмахом:
— Весело!
— А что так?
А тот, Ваньку валяя:
— А не знаю. Встанем и смеемся. То смеемся, то смеемся... Так пожарную машину вызывают — отливать…
И он с хитринкой смотрит на собравшихся:
— Шукшина бы в наше сообщество. Но его — нет. Тут монархисты. Тут сталинисты. Тут музыкально продвинутые Шульберты с дрелью и с традиционной всезнающей липкой усмешкой.
Но это лирика. А так понятна ситуация, собравшая нас всех, таких отчаянно разных, на этом судне. Газеты все — под ноль.
Другой раз хватило бы в родном Переплюйске и многотиражки, для того что бы что-то свое задушевное сказать ли, вякнуть ли.
Но в нем заводы и многотиражки какие были все давным-давно сдохли. Осталась на весь городок газета главы администрации. Где он на половине улыбается, а половина — вездесущая и такая же привычная как улыбка реклама.
И вот это желание спастись и где то приловчиться как беженцу, переждать все это и свело нас всех вместе.
Выжить, выплыть к спасительному берегу.
Вот такие мы собрались на этом корабле.
Тайно самих себя в душе обнадеживая — не пропадем! Но мое, правда — не тронь! Иначе — порешу!
Что до сайта, то идея всякой паре по паре продуктивна прежде тем, что сайту нужна, среди разливанного моря других наполняемость. И, о вопль воплей — посещаемость!
Ну, ограничь его состав парой любителей сословия. И что дальше?
Самозабвенно, по петушиному драчливые, тузим мы тут на нем друг друга. Плюсы и минусы считаем. Хотя, на мой взгляд, эфемерный и не совсем еще как бы забытый в исторической перспективе трудодень колхозника, добытый его трудом и потом, палочки нынешней, если говорить без дураков, и то был куда как зримей. Он в величественную стену державы был весомый кирпич.
Но право слово наше сообщество чем-то похоже на Ноев ковчег.
Всяк на нем ищет утешения, спасения. Хотя и тут не без того, что в рыло сунуть.
От избытка-ли образования. Или интеллигентности. Со спецом ли.
И если в мелочи не вдаваться, понятна эта нехитрая идея.
Одним новостным рядом ныне не проживешь, когда одну чахлую новость прорва сайтов жуют как телята вывешанные на заборе подштаники.
Новости-то ныне всюду какие? Вот новость на все СНГ — кто то кого то пырнул.
Или кто в самолете кто-то там пережрал. Самолет летел аж из Пекина и пришлось самолет в Иркутске посадить. Похоже, что покажи сегодня в ящике в новостях первым сюжетом открытие завода — полстраны тронутся умом.
Но вернемся к ковчегу.
Представьте себе, сгрузил он, Ной, всех их в своей ли гавани, в водах ли разбушевавшихся собрал, как дедушка Мазай…
А на земле только нас одних млекопитающих сколько?
Для справки: на земле существует сегодня более 4000 видов млекопитающих. Они сгруппированы в 21 отряд, в каждом из которых от одного до нескольких сотен видов. И это не считая тех, кто еще в результате своей деятельности человек ухайдакал.
И Ванька хитро улыбается:
— Причем самый крупный по числу видов — отряд грызуны — мыши, крысы и всякие там прочие грызущие — всего более 1700 видов.
Так вот вопрос:
Собрал всю эту несчетную ораву Ной в свою посудину. А они, тоже всяк со своим неутоленным тщеславием — ай да ну! — тузить друг друга, грызть. Выяснять стали, кто кого умней, кто продвинутей, и в каком подходе марксистском или цивилизационном (как будто первый вне цивилизации) больше изъянов. Сам ли ковчег, и это в бушующей-то стихии моря, от переизбытка ума и чувств ли грызть… Из шкурных ли интересов…
Так вот, и это твердое мое убеждение, Ной был не иначе как в ранге Сталина.
При должности Генерального секретаря.
В звании — генералиссимус.
А как?
И пристальным долгим взглядом смотрит на меня.
— Иначе бы ковчегу, распрей объятому — хана, не выплыть!
А сам Сталин, был вторым его изданием.
И тот, кто утверждает, что мы без Сталина в либеральной клоаке потопа спасемся, в лоб тому — конфеткой! — ибо он ничего не смыслит ни в Библии, ни в марксизме.

5 апреля 2021 в 09:00

Скармливание образов и мифов гойскому скоту ЕСТЬ первейшая потребность тех, кто ими управляет, и гарантия легкости манипуляции этим скотом.
Ибо если "управленцы" питаются тайными знаниями и рычагами, а "исполнители" - открытыми (типа иудеохристианства), то смена сути и системы власти в принципе НЕ ВОЗМОЖНА.

5 апреля 2021 в 09:12

Характер и суть политической власти определяется характером и сутью выбранных средств (особенно денег!).

6 апреля 2021 в 00:24

Почему Багдасарян рассуждает про Россию?! У него что нет своей страны, вот пусть про Армению и мудрствует... Почему своих армян позабыл, не хорошо это... а русские как-нибудь без армянских теоретиков обойдутся! А то взяли моду, куда не плюнь везде одни теоретики-чужеземцы...

1.0x