Сообщество «Посольский приказ» 01:40 15 декабря 2021

Нужна ли нам Африка?

Русский интерес на "Чёрном континенте"

Все крупные западные державы давно и регулярно проводят встречи в верхах с сообществом африканских государств.

С недавнего времени такие встречи начал проводить Китай. Наши восточные соседи вообще очень мощно пошли в Африку, делая многомиллиардные инвестиции, направляя сотни тысяч рабочих и инженеров, поставляя туда продукцию своей промышленности и получая оттуда природные ресурсы. А вот у России ни одной встречи в верхах с Африкой не было и никакого интереса к такого рода мероприятиям нет и в помине.

Лидер российских коммунистов ранее уже вносил предложение провести встречу Россия — Африка. Судьба этого письма оказалась примерно такой же, как у многих других конструктивных предложений КПРФ. Г.Зюганову дали уклончивый ответ в духе того, что, мол, дело полезное, но как бы несвоевременное. Подумаем, но попозже. Как потом выяснилось, МИД РФ с такими предложениями выступал и раньше, но каждый раз окружение главы государства эту идею откладывало в долгий ящик.

И не удивительно. Реальные творцы внешней политики РФ, которые вовсе не обязательно сидят в МИДе, более тридцати лет умудрялись не замечать, что Африка переживает бурный подъём, что её экономика растёт, а влияние в мире усиливается. При этом прозападные СМИ навязывали российскому обществу и политикам образ Африки как зоны сплошной нищеты, эпидемий и кровавых конфликтов. Нам внушали, что России до Африки нет никакого дела и не стоит тратить силы и средства на развитие связей с этим континентом.

Однако западные санкции, постепенное свёртывание всех видов связей западного мира с Россией вынудили даже самых твердолобых сторонников евроцентризма и америкоцентризма признать, что мир состоит не только из Евросоюза и США с Японией и Австралией и что партнёров можно и нужно искать за пределами этого узкого круга стран. И вот после десятилетий полузамороженных-полузасушенных отношений РФ с Африкой наметился крупный шаг к их восстановлению. Речь идёт о том, что в октябре 2019 года встреча в верхах Россия — Африка всё же состоялась. Об этом чуть позже, а сначала о значении этого континента для России.

Даже тем, кто воротит нос от Африки, трудно не учитывать одно важное обстоятельство. В недрах континента около 30% мировых запасов полезных ископаемых. Там есть практически все минералы таблицы Менделеева: 10% мировых запасов нефти и 8% – газа, уникальные месторождения кобальта, алмазов, платины, урана, золота и никеля, огромные запасы угля, железа, цинка, фосфоритов, бокситов, меди, олова, свинца, марганца, вольфрама и много другого.

В Мозамбике на шельфе открыты месторождения газа, вполне сопоставимые с богатствами Катара и Норвегии. Там строятся заводы сжиженного природного газа (СПГ), которые смогут создать конкуренцию всем традиционным производителям, включая завод Ямал-СПГ в России.

200 миллионов гектаров плодородных земель при правильном управлении могли бы прокормить половину мира. Лесные ресурсы Африки, включая особо ценные породы красного дерева, составляют 17% мировых запасов древесины. Вопреки образу пустынного, засушливого континента, в реальности здесь имеются огромные гидроресурсы. Особенно на реке Конго, на которой предполагается построить каскад гидростанций, способных снабдить электроэнергией чуть ли не весь континент.

Несмотря на расхожее представление об Африке, как зоне сплошной бедности, на самом деле ВВП Африки с 1970 по 2016 год в текущих ценах 1970 года возрос с 107 млрд до 535 млрд долл. – в 5 раз. Если же считать в номинальном выражении, то ВВП Африки увеличился с тех же 107 млрд аж до 2321 млрд долл. В 21 раз! Конечно, африканцев продолжают нещадно грабить за счёт неэквивалентного обмена (крупные державы покупают сырьевые товары по дёшевке, а продают промышленные товары втридорога). И тем не менее экономика континента быстро растёт. Поэтому конкурентная борьба за африканские рынки идёт ожесточённая.

И где мы в этом раскладе? Победа Советского Союза над фашизмом дала толчок деколонизации континента. Именно СССР 23 сентября 1960 года внёс в ООН проект Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам. После её принятия освобождение Африки приобрело особенно бурный характер.

Советский Союз, ставший после 1945 года подлинно мировой державой со стратегическими интересами по всей планете, искал в Африке союзников. В свою очередь африканцы, освободившиеся от колониализма, искали в СССР альтернативные пути и источники развития, опору в борьбе с засильем бывших колониальных империй.

Советский Союз пришёл в Африку как друг этого континента. Идеология нашего сотрудничества резко отличалась от политики западных «партнёров». Их целью испокон веков было извлечение сверхприбыли из-за безжалостной эксплуатации природных и человеческих ресурсов Африки. Советская стратегия состояла в оказании помощи (на взаимовыгодной основе!) в создании национальной промышленности, укреплении обороноспособности и подготовке кадров.

СССР имел соглашения об экономическом и техническом сотрудничестве с 37 странами Африки. Мы участвовали в сооружении около 600 объектов, многие из которых имели стратегический, а то и судьбоносный характер. Асуанская плотина в Египте, воздвигнутая Советским Союзом, не раз спасала страну от разрушительных наводнений.

Построенная с нашей помощью ГЭС "Капанда" в Анголе входит в тройку самых крупных в Африке. Горнорудный комплекс в Киндиа (Гвинея) покрывал 30% потребностей алюминиевой промышленности СССР в бокситах. Причём 50% доходов от этого предприятия направлялось на покрытие кредита, данного Советским Союзом на его возведение. Часть от 35 тысяч тонн свинцового концентрата, производимых в год на руднике Мфуати в Конго, отправлялась в СССР для нашей атомной промышленности. 80% золота, добывавшегося на руднике Калана в Мали, получал Советский Союз в счёт погашения кредитов.

А ещё в Африке в 70-х–80-х годах работали сотни тысяч наших геологов, врачей, преподавателей вузов и мастеров профтехобразования, военных советников, энергетиков, строителей, шахтёров, нефтяников. Так что размеры нашего сотрудничества с Африкой в эти два десятилетия были исключительно обширными.

Однако где-то в середине правления Горбачёва политические, торгово-экономические отношения и военно-техническое сотрудничество (ВТС) с Африкой начали сворачивать. Обществу была навязана лживая идея о том, что мы, мол, «кормим всю Африку». Хотя как торгово-экономическое сотрудничество, так и ВТС с этим континентом, повторюсь, носили взаимовыгодный характер. Министерство внешней торговли СССР и Госкомитет СССР по внешнеэкономическим связям (знаменитый ГКЭС) были нацелены не на «поддержку просоветских режимов», как это стало модным утверждать, а на получение прибыли. И это у них неплохо получалось.

А вот после 1991 года наши связи, наработанные десятилетиями трудов сотен тысяч наших специалистов, рухнули полностью. Между тем наши партнёры не дремали. Как говорится, свято место пусто не бывает. Позиции в Африке, оставленные нашей страной, начали энергично заполнять конкуренты с Запада и с Востока.

Через какое-то время нелепость такого положения стали в российской верхушке осознавать даже самые высокомерные сторонники пренебрежительного отношения к Африке. В июне 2006 года, посещая Намибию, тогдашний президент РФ Д. Медведев заявил: «Россия возвращается в Африку». Но на этом дело тогда и закончилось.

Российские компании как не рвались вкладываться в Африку, так и не жаждут это делать сейчас. Они привыкли извлекать быстрые, шальные деньги из крайне коррумпированной экономики самой России. Привычка к «горячим» деньгам блокирует желание делать долгосрочные инвестиции в Африку. Наши конкуренты мыслят категориями десятилетий, а российский бизнес – в лучшем случае годами. При такой философии, ни о какой реальной борьбе за африканские рынки и речи быть не может.

Не особенно помогает российским предпринимателям и российская власть. В отличие от тех же китайцев, которые создают льготные условия для бизнесменов, идущих в Африку, правительство РФ урезает даже те преференции, которые иногда даёт для поощрения экспорта. Объём торговли с одной из наиболее развитых стран Африки – ЮАР, входящей в объединение БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), менее 1 миллиарда долларов США. Мизер! Кстати, оттуда мы получаем в основном фрукты и вино, а туда экспортируем пшеницу. Сырьём торгуем...

В оправдание блёклой политики по Африке обычно утверждают, что им, мол, нечего нам предложить. И у нас, дескать, нет денег на крупные инвестиции. Ну, если экономблок правительства РФ уклоняется от инвестиций в собственный реальный сектор, то трудно ожидать от него масштабных вложений в далёкий континент.

Однако принципиально важно иметь в виду, что наша страна огромные капиталовложения в Африку уже сделала в прошлом. Речь идёт о нашей широкой и многолетней поддержке национально-освободительной борьбы народов Африки. И дело не только в многомиллиардных поставках оружия освободительным движениям, а также странам, отражавшим интервенцию бывших колониальных метрополий. Дело и в огромной политической поддержке. Зачастую дипломатическое признание, твёрдая позиция СССР в ООН имели решающее значение для сохранения независимости той или иной страны.

А сегодня странам Африки неуютно оттого, что в мире осталась только одна сверхдержава, которая жёстко диктует свои условия. Китай пока не готов бросить открытый вызов гегемонии Америки. Поэтому твёрдая позиция России в защиту Сирии вызывает у африканцев симпатии и добавляет уважения нашей стране.

Нужно иметь в виду, что 54 страны Африки составляют почти четверть членов ООН. И их голос имеет не последнее значение при принятии важных международных решений. Да и добрые политические отношения всегда являлись важной основой для развития торгово-экономических, культурных и иных связей.

Итак, в конце октября 2019 года в Сочи состоялась встреча в верхах «Россия – Африка». Событие было по-своему историческое. Никогда ещё в Россию не приезжали одновременно главы государств и правительств 54 государств. На этой встрече лидеры РФ услышали немало добрых слов о роли нашей страны в ликвидации колониализма. Хотя при этом нужно не забывать, что эти добрые слова относились к Советскому Союзу. Российской Федерации ещё только предстоит вновь завоевать место в умах и сердцах африканцев.

Договорились, что следующая встреча пройдёт в Африке. Согласование места её проведения затянулось. Пошли разговоры о том, что в этих условиях встречу можно провести опять в России. Называли даже время и место: ноябрь, Санкт-Петербург. На мой взгляд, предложение это крайне неудачное: в ноябре в Питере холодно, слякотно, темно, высокая влажность, туманы с моря, полюбоваться красотами города не получится.

Но время и место встречи – не главная проблема. Главная головная боль нашей стороны – насыщение этого мероприятия. Второй раз просто вспоминать наше славное общее прошлое, борьбу против колониализма – маловато. Нужно что-то весомее. По итогам того саммита было принято около 50 поручений президента Российской Федерации, которые как раз и создавали основу для крупного шага вперёд.

Прошло два года. Результат мизерный. Было принято решение, в частности, вновь открыть посольства РФ в тех странах, где они были поспешно закрыты в 90-х годах. Пока на дверях бывших посольств по-прежнему висят пудовые замки: Минфин привычно заявляет, что денег нет. Ещё бы! Все доходы складываются в кубышку Фонда национальной безопасности и в золотовалютные запасы.

Такая же судьба постигла поручение об открытии торговых представительств и российских культурных центров. Как развивать экономические и культурные отношения с Африкой, если для этого отсутствуют элементарные условия? Да никак! Опять-таки якобы на это нет денег.

Организация регулярного авиасообщения с африканскими странами с наибольшей туристической привлекательностью. В середине 1980-х Аэрофлот летал практически во все африканские столицы. Ещё в апреле 1994 года я летел на выборы в ЮАР рейсом Москва — Йоханнесбург. Но сегодня регулярных полётов из Москвы в Африку вообще нет. И после поручения президента ничего с места не сдвинулось. Более того, ставший вдруг исключительно популярным еженедельный рейс на Занзибар закрыли по причине ковида. Все остальные туристические направления затем открыли. А вот Танзания отложена аж до февраля 2022 года.

По части сотрудничества в области образования, где у нас давние традиции и, к счастью, сохранившаяся высокая репутация российских вузов, ничего не происходит. Ни соглашений о взаимном признании дипломов, ни расширения квот на приём африканских студентов на учёбу в России, ни открытия филиалов российских университетов и русских школ в Африке. Ничего. Не приходится говорить о таких «мелочах», как создание в Москве музея культуры стран Африки. Его же надо размещать в центре Москвы. А тут идёт жестокая битва за каждый мало-мальски пригодный особняк. Да что там особняк! За каждый квадратный метр земли в Москве идут нешуточные сражения.

Ну, ладно. С площадями для учреждений культуры в Москве туго. Для новых торговых центров места не хватает. Но вот создание единой информационной платформы Россия — Африка для онлайн-мероприятий в сфере классического и современного искусства, для содействия молодым артистам в развитии их талантов, для организации программ изучения русского языка, для обмена деловой информацией и помощи бизнесу. Всё это требует минимум места и капиталовложений. Тем более что, по предварительным прикидкам, уже со второго года работы этой платформы она перейдёт в режим самоокупаемости. Нет, стоим на месте.

На каждом углу кричат о государственно-частном партнёрстве. Но вот российский бизнес заговорил о создании Фонда прямых инвестиций для Африки. МИД внёс соответствующее предложение в правительство и экономические ведомства. На этом дело и затормозилось. Хотя именно такой Фонд мог бы стать важным инструментом продвижения российского бизнеса.

Дошло до того, что аппарат Ассоциации экономического сотрудничества со странами Африки, созданный по итогам первой встречи в верхах и работавший до сих пор на средства частного бизнеса, ныне испытывает немалые трудности. Хотя эта Ассоциация решает задачи государственного масштаба. Нужно государственное финансирование. Но пробить «экономические» ведомства нелегко. По уму, нужно создавать в России аналог ГКЭС — Государственного комитета по внешним экономическим связям, который приносил немалые средства в бюджет СССР. Однако эта идея даже не обсуждается.

Главная беда в том, что и правительство, и частный бизнес рассматривают Африку как нечто непонятное, второстепенное, не сулящее никаких дивидендов. И даже западные санкции не побуждают капитанов российской экономики пересмотреть свои взгляды на этот регион. И что мы имеем «в сухом остатке»? В общем товарообороте Африки с внешним миром Евросоюз составляет 16%, США – 28%, Китай – 40%. А вот Россия – 2%. Почему все развитые страны мира энергично идут в Африку? Из чувства альтруизма? Или они получают от этого сотрудничества огромные дивиденды?

Фото: автор с молодыми делегатами съезда Южноафриканской компартии

21 июня 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
Cообщество
«Посольский приказ»
16 июля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x