Авторский блог Василий Симчера 21:45 12 декабря 2019

«Новая нефть»

или нефтяной бюджет по-новому?
2

Полная себестоимость добытой тонны нефти в России составляет около 100 долл. (14 долл. за баррель), внутренняя цена — 400 долл., а экспортная — свыше 500 долл.. При средней мировой норме прибыли 12% (в России — 5%) прибыль (превышение доходов над расходами) в нефтяном бизнесе превышает 500%! Соответствующие цифры в расчёте на 1000 куб. м газа: 20, 100 и 235 долл. Здесь норма прибыли ещё в два с лишним раза больше! При годовой добыче более 500 млн. тонн нефти и 700 млрд. куб. м газа Россия сегодня — одна из самых богатых сырьевых стран мира. 

Отсюда вопрос — почему же население нашей страны сегодня настолько бедное? Куда, кому, за какие такие особые услуги и с какой целью оно вынуждено, обделяя себя, приносить в жертву свои богатства? 

Ответ: ежегодно более половины нефтегазовых доходов нашей страны оседает в офшорах и меньше половины достаётся бюджету, а из бюджета — едва ли 7% общей суммы достаётся народу, тогда как в других богатых углеводородными энергоносителями странах — все 77%. По данным 2018 года, это соответственно 143,3 и 135,4 млрд. долл., а в целом за 30 истёкших лет — 3,2 и 2,5 трлн. долл. Это означает, что если бы нефть и газ в России принадлежали народу, то бюджет получил бы в 2018 году 278,7 млрд. долл., а в целом за 30 лет — 5,7 трлн. долл., в том числе за 20 "путинских" лет — 3,7 трлн. долл. 

Возможно ли столь удручающе несправедливое распределение главного национального достояния для социального государства, каким позиционирует себя Россия в своей Конституции, Основном Законе страны? И что можно сделать, чтобы положить конец этому самому чудовищному и постыдному грабежу народов России? 

Доходы консолидированного бюджета РФ в 2018 году составили 36,917 трлн. рублей. Из них нефтегазовые доходы составили 9,018 трлн. рублей, в т. ч. НДПИ на углеводороды — 6,01 трлн. рублей и таможенные пошлины — 3,008 трлн. рублей. 

Много ли это или мало? 

Чтобы ответить на такой вопрос, попытаемся найти разницу между стоимостью добытых и проданных нашей страной объёмов нефти и газа и себестоимостью их добычи. 

В 2018 году добыча нефти, включая газовый конденсат, составила 555,8 млн. тонн, в том числе на переработку поступило 290,7 млн. тонн, а на экспорт — 260,2 млн. тонн. 

В одной тонне нефти марки Urals — 7,3 барреля. Т.е. в пересчёте на баррели на экспорт пошло почти 1,9 млрд. баррелей "чёрного золота". 

Среднегодовая мировая цена российской нефти Urals в 2018 году находилась на уровне 70,01 долл. за 1 баррель. Таким образом, стоимость нефти, поставленной на экспорт в 2018 г., составила 132,3 млрд. долл. 

Как сообщил в интервью журналу "Газпром" зампредседателя правления холдинга Александр Медведев, газ в 2018 году Россия экспортировала в дальнее зарубежье по средней цене 248 долл., а за девять месяцев — по 235 долл. за 1000 кубометров. Минимальные 235 долл. примем в дальнейших расчётах. 

Добыча газа в 2018 г. составила 733 млрд. куб. м. Из них на экспорт пошло 245 млрд. куб. м, т.е. на сумму 57,6 млрд. долл. 

Итого за поставленную на экспорт нефть и газ Россия должна была получить 189,9 млрд. долл., что при среднегодовом курсе национальной валюты в 62,94 рубля за 1 доллар США составляет 11,952 трлн. рублей. 

Как сказано выше, 290,7 млн тонн. нефти пошло на переработку, т.е. осталось в России. Стоимость сырой нефти в России составляет от 22 до 28 тысяч рублей за тонну. Если принять среднюю цену на уровне 25 тысяч рублей за тонну или 54,4 долл. за 1 баррель, то в результате получим 7,267 трлн. рублей. 

Внутреннее потребление газа составило 488 млрд. куб. м при цене 100 долл. за тысячу "кубов", т.е. 48,8 млрд. долл., или 3,071 трлн. рублей. 

Итого за нефть и газ, оставшиеся в России, должно быть получено ещё 10,338 трлн. руб. 

Таким образом, общая стоимость нефти и газа, поставленных на экспорт и проданных внутри России в 2018 году, была равна 22,291 трлн. рублей. 

Средняя себестоимость добычи 1000 куб. м газа составляет 20 долларов. При этом общие расходы по добыче 555,8 млн. тонн нефти составляют 3,83 трлн. рублей, а по добыче 733 млрд. куб. м газа — 922,6 млрд. рублей, всего — 4,755 трлн. рублей. 

Если бы нефть и газ принадлежали государству, то после покрытия всех расходов по добыче в его распоряжении оставалось бы 17,536 трлн. рублей. Но цифра нефтегазовых доходов консолидированного бюджета РФ 2018 года — 9,018 трлн. рублей. Таким образом, доходы бюджета-2018 могли быть больше на 8,518 трлн. рублей, т.е. доходная часть консолидированного бюджета увеличилась бы на 23,07%, а федерального — на 43,5%. И всё это — не считая дополнительных доходов от экспорта продуктов нефтепереработки. 

Развёрнутые расчёты по годам, с учётом кратно меняющихся цен и курсов валют, показывают, что эти потери составили как минимум 200 трлн. рублей, или 3,2 трлн. долл., включая 2,1 трлн. долл. за последние 20 лет! История России не знала таких потерь за все годы её существования! 

Но это — ещё не все потери. 

Огромные потери несёт бюджет при экспорте нефти и нефтепродуктов. Значительная часть экспортируемой нефти идёт "мимо кассы", не попадая в сводки Росстата и Федеральной таможенной службы (ФТС). Этот факт легко подтверждается путём проведения парного сопоставления данных "зеркальной статистики", официально публикуемых в национальных и международных изданиях соответствующих стран-партнёров. Будучи "зеркальными", эти данные по определению должны соответствовать друг другу. Между тем в реальности они, как правило, существенно (чаще всего — кратно) различаются. Например, согласно официальным публикациям таможенных служб России, США и ООН, поставки одних и тех же партий нефтепродуктов в 2015 году оценивались соответственно в 3,1 и 9 млрд. долл., т.е. налицо почти трёхкратная разница. В случае с Германией разрыв соответствующих данных в том же году составил 2,5 раза: Россия фиксировала экспорт своих нефтепродуктов на сумму 10,9 млрд. долл., а статистика ФРГ утверждает, что импорт тех же нефтепродуктов из России составил 27,1 млрд. долл. Что означает такой разрыв, который касается практически всех экспортируемых и импортируемых Россией товаров и услуг, повторяясь на систематической основе из года в год? Если это не контрабанда, не демпинг и не откровенное воровство, то что это такое? 

Согласно результатам исследований межведомственной комиссии, созданной в 2015 году при Госдуме по поручению премьер-министра РФ Д.А. Медведева, бюджет в 2013 году потерял 2,5 трлн. рублей в виде причитающихся таможенных пошлин и НДС. В результате в 2015 году руководителя ФТС сняли с должности и перевели на другую работу. Но и в последующие годы ситуация не изменилась — достаточно обратиться на сайт ООН. Например, по данным ФТС, в 2018 году Россия поставила в США нефтепродукты на сумму 4,9 млрд. долл., а по американским данным США получили из России нефтепродуктов на 10,7 млрд. долл. 

Этих проблем не возникало бы, принадлежи нефть и газ Российскому государству, и занимайся оно их экспортом. Речь идёт о больших деньгах, и здесь необходимо решение на государственном уровне. 

Нефтедобывающие страны (кроме опекаемой нами Венесуэлы) за истёкшие годы, по крайней мере, трёхкратно подняли свою экономику и обогатили свои народы. 

Например, в Норвегии при рождении ребёнка на его счёт сразу поступает не менее 3 тыс. долл. До достижения совершеннолетнего возраста счета периодически пополняются, что позволяет каждому норвежцу к 18 годам располагать сбережениями в 100 тысяч долл. Кувейт также платит новорождённым по 3 тыс. долл. Кроме того, гражданам выделяют беспроцентный кредит в 220 тыс. долл., каждому несовершеннолетнему выплачивается пособие в размере 170 долл. в месяц, а неработающие домохозяйки ежемесячно получают по 300 долл.. Правительство Саудовской Аравии перечисляет каждому новорождённому по 10 тысяч долл., безвозмездно выдаёт 80 тысяч долл. на покупку жилья и 1015 тысяч долл. выплачивает всем выпускникам вузов. Наиболее везучими в отношении распределения отчислений от продажи нефти являются жители Объединённых Арабских Эмиратов: каждый новорождённый там обеспечивается суммой в 150 тыс. долл. В США каждый житель Аляски получает ежегодно с нефтяных доходов по 1600 долл. Власть считает нефть достоянием людей. С 2000 года каждому жителю Аляски таким образом выплатили 25 874 или 103 496 долл. в расчёте на семью из 4 человек. 

Что означают для нас недополученные бюджетом 3,2 трлн. долл. нефтегазовых доходов в переводе на материальные ценности? Что за них можно было бы сделать, раз они напрямую не достаются людям, в отличие от других стран, экспортирующих энергоносители? У нас за эти 3,2 трлн. долл. можно было обновить всю материально-производственную базу страны, оцениваемую сегодня в 180 трлн. рублей, и ввести в строй более трёх тысяч(!) производственных, образовательных, здравоохранительных и культурных объектов, стоимостью в миллиард долларов каждый. Или же по современным стандартам реконструировать, построить и предоставить семьям 32 млн. первоклассных квартир, стоимостью 100 тыс. долларов и площадью 100 кв. м каждая, практически обновив весь жилищный фонд страны, составляющий ныне 4 млрд. кв. м. Или, по крайней мере, хотя бы кратно повысить нищенские пенсии и пособия для малообеспеченных семей и инвалидов. Не собирать по всей стране деньги на лечение больных детей, а лечить их за государственный счёт. 

А что же в реальности? 

В реальности Россия находится на 59-м месте в мире по уровню жизни. Выше нас даже такие в прошлом отсталые страны как Турция (44-е место), Мексика (47-е), Индия (52-е) и т.д., не говоря о всей шеренге развитых стран. 

Кроме того, Россия находится на 96-м месте из 149 стран мира по "индексу процветания", который определяется на основе множества различных объективных показателей, отражающих ключевые успехи в экономике, предпринимательстве, управлении, образовании, здравоохранении, социальном капитале, охране окружающей среды и обеспечении личных свобод и безопасности в стране. 

Почему эти очевидные 8,5 трлн. руб. за 2018 год и более 200 трлн. руб. за все 30 лет правления новой власти, в том числе за 20 лет путинской власти, не поступили в бюджет, где они потерялись, и кому они достались? 

Вот наш краткий ответ. 

Для того, чтобы превратить эти огромные для России деньги в дополнительные доходы бюджета руководству страны достаточно всего лишь проявить волю и изменить порядок взаимодействия Российского государства с добывающими компаниями. Что плохого при этом может случиться? Ровным счётом ничего страшного: просто барыши нефтегазовых баронов будут укорочены, а минимальные зарплаты и пенсии — пропорционально увеличены! Произойдёт то, что уже давно в стране должно произойти: ключевые источники богатства России — нефть и газ — не на словах, а на деле будут принадлежать народу. Всё встанет на свои места: справедливость, о которой либералы все истёкшие 30 лет всего лишь болтали, возьмёт, наконец, верх и восторжествует! 

Как это можно сделать? 

В настоящее время в нефтегазовой сфере в мире и в России используются следующие основные виды контрактов: концессия, лицензия на добычу, соглашения о разделе продукции, сервисные контракты. Кроме того, существуют различные подвиды таких контрактов. 

Мы предлагаем использовать в России практику "сервисных контрактов". Это соглашения, по условиям которых подрядчик выполняет геологоразведочные работы и работы по добыче полезных ископаемых от имени государства за фиксированное вознаграждение. При сервисном соглашении компания не получает никакой собственности в проекте. Все компоненты, включая произведённые нефть и газ, принадлежат государству. Компания получает только платежи за оказанные услуги по разведке и добыче, в размере оговорённого тарифа на единицу продукции. Например, компания Aramco оказывала услуги для национальной компании Саудовской Аравии Petromin. Aramco как подрядчик нефтегазовых услуг получала 6 центов с каждого разведанного барреля и 15 центов — с каждого добытого барреля. 

При использовании сервисных контрактов в странах, богатых углеводородным сырьём, наблюдаются: 

— наибольший рост благосостояния населения; 

— повышение доходов от добычи нефти и газа; 

— повышение эффективности использования природных ресурсов; 

— развитие экономики и создание новых рабочих мест. 

Эта система привлекательна и для нефтедобывающих компаний. За право работы именно на таких условиях российские компании ведут борьбу за рубежом. Например, в 2009 г. при проведении тендера в Ираке победила заявка "Лукойла" и Statoil (Норвегия), при этом консорциум предложил самые выгодные Ираку условия: государство отдаёт компаниям в качестве вознаграждения 1,15 долл. за каждый добытый баррель, а консорциум обязуется нарастить добычу до 1,8 млн. баррелей в сутки. 

На таких условиях с энергетическими компаниями работает большинство стран ОПЕК и некоторые другие страны — в частности, на такие условия сейчас переходит Казахстан. 

Поскольку собственником добытого сырья является государство, то оно получает максимальный возможный доход от эксплуатации природных ресурсов, который включает наряду с обычными налогами и полный объём природной ренты. 

Вводить предлагаемый порядок недропользования можно постепенно. Например, сначала проверить его эффективность на новых месторождениях. 

И не нужны никакие НДПИ, СРП, НДД, нефтетрейдеры, офшоры и пр. 

Добывающая компания в этих условиях начнёт работать как обыкновенное промышленное предприятие. При этом его вообще не интересует уровень мировых цен — оно заинтересовано в снижении издержек и повышении производительности труда. 

В результате реализации предлагаемого порядка, по нашим расчётам, можно будет вдвое снизить тарифы на энергоресурсы (бензин, дизтопливо, электроэнергию, тепло и т.д.), существенно увеличить инвестиции в экономику и расходы на социальные нужды. 

А цены на бензин внутри страны правительство России могло бы регулировать, исходя из задач развития нашей страны. И 15 рублей за литр бензина АИ-95 — вполне нормальная и реальная цена. 

Снижение цен на нефтепродукты (бензин, солярка, мазут) будет способствовать развитию села; оно потянет за собой снижение цен на электроэнергию, тепло и услуги ЖКХ. 

Кстати, в Манифесте партии "Единая Россия" от 2002 года сказано, что "в 2004 г. каждый житель России будет платить за тепло и электроэнергию в два раза меньше, чем сейчас, и что в 2005 г. каждый гражданин России будет получать свою долю от использования природных богатств России". 

Эти обещания могли бы стать реальностью, если бы добыча нефти и газа в России производилась по сервисным контрактам, т.е. добытые нефть и газ оставались в собственности государства. 

Для реализации указанных рекомендаций менять законы не обязательно — достаточно Распоряжения правительства РФ и политической воли президента России. 

Все виды деятельности, связанные с добычей полезных ископаемых, регулируются законом № 2395-1-ФЗ "О недрах" (ред. от 30.09.17). Согласно ст. 1.2. "Собственность на недра" (третий абзац), "Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности". Поэтому достаточно распоряжения Правительства, чтобы лицензии на разработку нефти и газа выдавали на основе исключительно сервисных контрактов. 

Вот и всё. Огромным ежегодным нефтегазовым потерям в бюджете России навсегда будет положен конец! Правда, при этом надо помнить, что аппетиты махинаторов никогда и нигде не возможно умерить, их можно только волевым и даже силовым образом отбить! 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
17 декабря 2019 в 17:26

Не самообман ли это - полагать что реализация указанных рекомендаций (добыча нефти и газа по сервисным контрактам) менять законы не обязательно — достаточно распоряжения правительства или президента России? Нужна новая социалистическая революция, чтобы: а) максимально уменьшить объемы экспортных поставок "НЕВОЗОБНОВЛЯЕМЫХ природных ресурсов - они нужны и будущим поколениям граждан России; б) собственником этих ресурсов должны все граждане России; в) планирование их добычи и распределение должно осуществлять от имени граждан правительство.

18 декабря 2019 в 15:18

Приводимые цифры и предложения - прямой вызов правительству России: способно ли оно на деле решать российские проблемы?