Сообщество «Форум» 09:29 10 сентября 2020

Непреодолимая осень теплой сентябрьской лаской тихо убаюкивает нас

Из летучих заметок. Как отдых от политики. (На любителя)
5

Непреодолимая осень теплой сентябрьской лаской тихо убаюкивает нас.

(Из летучих заметок)

Ясны и сухи первосентябрьские вечера. Дни иногда пасмурны и ветрены, а вечера тихи и благословенны. И ощущение осени в эти вечера особенное. Она кажется тихоходной и беззвучной, несмотря на гул и рокот далекого шоссе.

Пес Жорка не смотрит на меня вопрошающе, как днем: «Куда идти?» Он чувствует, что день уже отяжелел, что с востока стремительно налегает вечерний сумрак, а на западе, там, где лес обрывается, открывается светлая панорама тающего дня.

Жорка спешит, натягивая поводок, и ведет меня по вышарканной тропинке к этому вечернему свету, и я покоряюсь его чутью и воле.

А заря, как неприкаянный парус, уже качается над окоемом, алеет, зовет в далекие дали, и мы идем на её удивительный зов торопливо, пока по всему безвоздушному пространству над тающей зарей не рассыплются большие позолоченные звезды.

Да, хорош и ясен этот, весь в заре, сентябрьский вечер. Но хороша и ночь. Она светла от взошедшей луны, и тиха, и терпелива, и невозмутимо спокойна.

На нас с Жоркой, будто с небес, ниспадает это благодушие сентябрьской ночи, и мы оба нехотя и неторопливо возвращаемся в дом. В нем хранится легкое тепло ушедшего дня, и сквозь поселившуюся ночную сутемень под оконное веко гибким настойчивым вьюном пробивается лунный свет. Этот свет, сам околдованный луной, колдует над всем, что есть в комнате. До конца не отбеленные светом, искажаются шкафы, диваны, деревенская печь с приоткрытой дверкой. Завороженные, они очаровывают и Жорку, он и не злится, и не лает, а только всхлипывает, как ребенок, и на всякий случай путается у меня под ногами, ищет защиту: мало ли чего!

В свете луны мы лежим на диване и уже дремлем. Ночь тихо шуршит за стенами дома. В этом осеннем полусне мы ощущаем с Жоркой движение Земли, чьи-то угасающие звуки, похожие на торопливые шаги, и сами угасаем, стихаем, и уже не вскрикнуть самим, не осадить словами таинственные ночные шорохи, от которых у нас с Жоркой внезапно возникает и незаметно гаснет восторженная жуть.

Уже во сне, этой ночью, в этом странном обороте дня, мы со страстным, сладким желанием ждем добрых гостей и вестей. К нам зайти легко: в доме будто нету стен, и непреодолимая осень теплой сентябрьской лаской тихо убаюкивает нас.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
10 сентября 2020 в 12:16

(На любителя)

На меня, значит)))

10 сентября 2020 в 12:47

Конечно!

10 сентября 2020 в 13:50

"...Ночь тихо шуршит за стенами дома. В этом осеннем полусне мы ощущаем с Жоркой движение Земли, ... угасающие звуки, похожие на торопливые шаги, и сами угасаем, стихаем, и уже не вскрикнуть самим, не осадить словами таинственные ночные шорохи..."

Волшебная сказка!..

"... и непреодолимая осень теплой сентябрьской лаской тихо убаюкивает нас".

10 сентября 2020 в 16:22

Кто автор, не знаю. Тоже на любителя.
Скорее, женское.
*******

Золотую осень на пригорке
Рисовал Художник молодой
Я тебя люблю, - кричал он, - Осень.
Я, наверно, раньше был слепой.
Осень наряжалась и смеялась
Листопадом била по лицу:
"Я с тобою раньше не встречалась,
Посмотри, мне рыжее к лицу?"
День за днем резвились словно дети,
Повторяя этот разговор.
Золото гуаши на мольберте,
На холсте Любви горящий взор.
Но своей привычной чередою
Снег укрыл опавшую листву
И Художник с белою Зимою
Позабыл вчерашнюю мечту.
Так бывает, что же тут такого
За Зимою явиться Весна
Не сдержать порыва молодого
И опять вскружилась голова.
Что ж Художник? Верен лишь привычке:
Ничего не путая в судьбе,
Загорался, словно сера спички,
Так же быстро изменял мечте.
Ну, а над камином, словно, память,
Память о любви, которой нет –
Золото берез и кленов пламя.
А в углу пылящейся мольберт

10 сентября 2020 в 16:47

Спасибо, Анна, за хорошие, славные стихи об этом времени года. Кому бы стихи ни принадлежали, они - несомненная удача, потому что чисты и искренни, сердечны и просты до душевной глупости.
Помните, Пушкин в письме поэту Петру Вяземскому: «Твои стихи к Мнимой Красавице (ах, извини: Счастливице) слишком умны. — А поэзия, прости Господи, должна быть глуповата».

1.0x