Авторский блог Константин Кант 00:05 16 июля 2023

Неожиданный концерт на передовой

личный состав сидел на траве, обняв своё оружие и внимательно слушал

На КПП «Изварино» мы простояли около получаса. Солнце медленно поднималось на полдень, и становилось нестерпимо жарко. Времени у нас было предостаточно. До Луганска доехали без проблем. Только один раз микроавтобус с волонтёрами притормозил: ребята захотели запечатлеть аиста, который свил гнездо на высокой кирпичной трубе. Дальше следовали без остановок.

В центре города царило оживление, несмотря на опасность «прилёта».

- А часто вообще прилетает? – интересовались волонтёры, которые следовали с нами в одной колонне.

- Прилетает. – резюмировал Бурят. – А вообще, можете, вон, у местных спросить. Они вам всё обстоятельно расскажут.

- А бронежилеты нам дадут? – спросил один из волонтёров.

- Святая простота! – проворчал Бурят. - В ЛНР катаетесь, поди, не первый раз, а всё так же поразительно беспечны! Везёте с собою, небось, кучу медицины, а у самих даже жгутов при себе нету. Про бронежилеты вообще молчу!

Мы проехали мимо стелы с надписью «Луганск», развернулись и сделали остановку около магазина. Волонтёры высыпали из машины купить еды и размяться. Обычно, мы не очень одобряли внеплановые остановки, а водой и едой затаривались в обе стороны, чтобы ни от кого не зависеть. В этот раз в микроавтобусе ехали молодые ребята - волонтёры, которые доставляли на фронт необходимые вещи и средства, однако их беспечность могла стоить нам всем и жизни, и здоровья. Пришлось потратить полчаса, достать турникеты, объяснить, как ими пользоваться, и выдать каждому по штуке.

- Если ваша безалаберность не убьёт вас, то приглашаем вас по возвращении на наш курс для волонтёров! – сказал волонтёрам Бурят. После чего добавил: - Пора уже взрослеть!

Волонтёры не возражали. Они стояли у забора и наслаждались тенью.

По улице порхали стайки молодёжи. Около забегаловки с названием «Барбекю», сидела группа добровольцев, без оружия, но тоже в броне. Мы прошли мимо закрытого белого киоска с надписью «Союзпечать», дошли до магазина и купили на всех воды.

- А сфотографироваться у надписи можно? – спросил волонтёр у Бурята.

- Давайте-ка на обратном пути! – ответил тот.

Все расселись по машинам. Наш коллектив катался уже давно, и все действия мы делали автоматически, а вот коллеги - волонтёры, опьянев от близости опасности, немного расслабились. Поэтому мы попросили их пересчитаться, и убедиться, что никого не забыли. Это было своевременно, потому, что выяснилось, что одного человека в микроавтобусе не хватает. Прошла томительная минута.

От дальнего магазина к микроавтобусу бежал юноша, который решил угостить всех шоколадками. Поскольку ребята первый раз катились в большой компании, ещё не все познакомились друг с другом. Юношу приняли на борт, пожурили, расхватали шоколадки. Дверь микроавтобуса захлопнулась, и парень, сидевший за рулём, вытянул руку и показал большой палец.

Мы выехали за пределы города и проследовали до места встречи волонтёров с подразделением, которому они везли подарки. На «точке сборки» мы помогли нашим коллегам перегрузить гуманитарную помощь из микроавтобуса в «Урал» добровольцев. Старший доброволец, который принимал груз гуманитарной помощи, углядев на нас патчи тактических медиков, стал зазывать провести занятия к себе в подразделение. Мы познакомились, обменялись контактами, после чего тепло распрощались. Волонтёры ложились на обратный курс, и следовали в сторону Изварино, а нам предстояло прибыть в одно подразделение, чтобы прочитать курс по такмеду для бойцов. Когда мы сели в машину, из микроавтобуса выскочил волонтёр и подбежал к нам. Я опустил окно, - парень протягивал нам наши турникеты.

- Спасибо большое!

- Братцы! – сказали мы с Бурятом практически в унисон. – Это теперь ваши турникеты. Мы от такой потери не обеднеем, а вы приучайтесь всё делать правильно. Тут прилететь может куда угодно и когда угодно. Глупо будет это знать, и ничего не делать!

Парень кивнул. Мы сверили наши контакты, напомнили про приглашение на курсы для волонтёров, велели им не задерживаться, после чего отчалили.

В расположение подразделения мы приехали через час. Нас встретил командир.

- Проведём занятия по медицине, часа на четыре, - сказал он, - потом концерт будет. К нам артисты из Москвы приехали. Такие ребята, они ра…

- БЫЫЫЫММ! – Раздалось совсем рядом. Раздался грохот рассыпающихся стёкол. Внутри тела сработал индикатор опасности.

И мы, и командир одновременно присели на корточки за нашим броневиком. Дэн выхватил со спинки водительского сиденья аптечку, я проверил в подсумке наличие эвакуационной стропы. Мы ждали команды по «трёхсотым». По плацу, где находилось расположение пробежали пятеро военнослужащих. Затрещали радиостанции. Место прилёта, отчёт о потерях.

На этот раз обошлось без жертв. Командир дал нам частоту, и велел двигаться к запасной точке встречи.

Точки, основную и запасную, мы получили и изучили ещё до пересечения границы, и по пути нанесли их на нашу оффлайн-карту. Частоту я вбил в наши «Баофенги», пока Дэн выезжал с территории расположения.

Второго прилёта ждать в расположении смысла не было, а занятия в таком случае решено было сделать на полигоне, который находился в пяти километрах от населённого пункта. Над местом прилёта некоторое время клубился дым, потом он рассеялся.

Люди спокойно шли по улицам, солнце светило во всю мощь. Общественный транспорт перемещался по расписанию. Видно было, что для людей прилёт артиллерийских снарядов был вполне обыденным делом. Вот стоят в тени выбеленного забора две бабушки с сумками и обсуждают происшедшее. Вот катится по тротуару велосипедист, как будто ничего не произошло.

На точке встречи мы тоже встали в тенёк. Через семь минут на дороге появился камуфлированный «Тигр», за ним полз тентованный «Камаз», замыкал процессию ещё один бронеавтомобиль.

Из кабины «Камаза» высунулся командир. Он был в шлеме, с наушниками и гарнитурой. Узнать его можно было по неймтегу на шлеме.

- Погнали, парни на полигон! – сказал командир. – Будем кочевать как цыгане.

- Можем там и заночевать! – ответил я.

- Спальники и коврики имеем! – крикнул Бурят.

- Ну вот и ладненько! – сказал командир.

Мы встали перед замыкающим «Тигром», и наша колонна двинулась в сторону полигона. По дороге навстречу нам двигались гражданские машины, водители сигналили или просто приветствовали колонну взмахом руки.

На полигоне мы поставили машины так, чтобы в случае, если придётся спешно отчалить, машины не мешали друг другу, и стали выгружаться сами и выгружать оборудование. Из кабины «Камаза» вышел командир и замком, открыли борт, и приняли лестницу. Выставив лестницу, командир подошёл к нам и мы стали делиться впечатлениями.

- Говорят Москву дронами атаковали! – сказал командир.

- Да было дело, залетела парочка! – ответил я.

Из кузова «Камаза» выходили бойцы в брониках и с личным оружием. Из «Тигра» вышло два человека в камуфляже «мультикам» и направились к нам.

- Вот, ребята, знакомьтесь! - представил нас друг другу командир. – Артисты, с концертом, приехали сами, не испугались!

Мы пожали друг другу руки. У парня с аккуратной бородой, по имени Александр, в руках был чехол с гитарой. У второго артиста, гладко выбритого, и с серьгой в ухе, в руке был синий кофр с баяном.

- А часто вообще прилетает? – спросил парень с баяном.

- Ну, иногда прилетает! – ответил командир, и повернулся к личному составу.

Артисты даже бровью не повели, а нам надо было начинать занятия по такмеду.

Парни забрались в кузов «Камаза», расчехлили музыкальные инструменты, и судя по звукам, стали тихонько репетировать.

Занятия длились часа три, или четыре, пока каждый из бойцов не усвоил хотя бы первые две буквы из алгоритма S-MARCH. Поскольку с утра мы ничего не успели поесть, голова моя гудела, что, впрочем, не мешало мне вести занятия.

После окончания занятий, командир объявил о начале концерта.

«Камаз» развернулся и встал так, что кузов оказался прямо напротив стрелковой директрисы, где мы занимались. Слева восседал человек с баяном, справа - с гитарой. Бойцы расселись прямо на траве.

Начался концерт с песни «Туман» группы «Сектор газа». Ребята играли слаженно, пели спокойно, и смотрелись вполне органично. Личный состав сидел на траве, обняв своё оружие и внимательно слушал. Песни были шикарные: «Монгол Шуудан», «Король и Шут» и много из русского рока такого, что трогает самые потаённые нотки души, особенно тогда, когда человек находится в экстремальных условиях, и все чувства обнажены, а нервы натянуты.

Вот парень с баяном запел «Балладу о борьбе» Владимира Семёновича Высоцкого, и я вспоминал, как впервые услышал эту песню во время ночёвки под перевалом Кыртыкауш, много лет назад. Мастерство актёра, который пел было бесспорно, - казалось, что он и пел, и играл эту песню одновременно, и оказалось, что для этого совершенно не надо было надрывать связки и хрипеть, копируя Высоцкого. Достаточно было просто прожить эту песню на импровизированной сцене, в кузове тентованного «Камаза», на боевом полигоне, куда в скопление слушателей в любой момент мог прилететь вражеский снаряд.

Финальной песней концерта стала «Русская дорога» Игоря Растеряева. Это было потрясающе. Песня долго ещё играла в моей голове, и когда мы возвращались в подразделение, и когда мы ехали обратно по ухабистой дороге, а навстречу нам по изнуряющей южной жаре тянулись и тянулись на фронт колонны пыльной военной техники.

двойной клик - редактировать изображение

4 февраля 2024
1.0x