Авторский блог Игорь Семиреченский 14:23 14 июля 2016

Наследники или мародёры?

На личном опыте убедился, что необходимы чёткие критерии для отнесения представленных в редакции материалов к разряду коммерческих. Нынешний беспорядок в этой сфере уже угрожает свободе слова не меньше, чем былая цензура. О профессиональной этике не приходится и говорить. Что остаётся, например, от авторитета государства, если в правительственной "Российской газете" нельзя бесплатно напечатать статью внешнего управляющего, назначенного этим же правительством для возврата денег обманутым дольщикам? Никого не смущает, что заплатить он должен будет тоже ведь из тех денег, которые украдены у дольщиков, значит, и само правительство, и его печатный орган тем самым падают в воровскую долю! А газете "Трибуна", которую старые читатели ещё помнят как "Рабочую трибуну" , уже больше подошло бы название "Коммерческая трибуна". Принесли им материал о мобильных центрах трудоустройства, которые внедряет подмосковный Комитет занятости населения, чтобы оперативно доходить до самых глухих уголков, где от безнадёги пропадают и русские люди, и мигранты. Но газетные коммерсанты и тут усмотрели возможность поживиться за счёт этих же безработных, ибо понятно, что на оплату публикации пойдут не зарплаты чиновников, а те же отнюдь не щедрые крохи, которые выделяются для помощи безработным. И в совсем уж харизматичном "Труде" молодой юрист решил обратить внимание трудовой общественности на ещё малопонятное у нас явление "харрасмента" (на высокоразвитом западе так изящно обозначили сексуальные домогательства с использованием служебного положения). Речь в статье шла о том, что некая перезрелая мессалина-аудитор нефтяной корпорации положила глаз на породистого молодого менеджера из дочерней компании. А у того уже есть любимая жена и не менее любимые дети, которые остались без средств к существованию, поскольку отца семейства отвергнутая мессалина работы лишила… Вот юрист и решил на этом прецеденте проинформировать, как и что надо делать по закону в таких случаях, о зарубежной богатой практике… Но не тут-то было: бдительные коммерсанты из "Труда" сразу почуяли, что можно же и здесь подкормиться! Ничего, что юрист расплатится с "Трудом" именно теми деньгами, которые украла у детишек нефтяная мессалина и которые у неё пытается отсудить потерявший работу несбывшийся любовник – деньги ж эти не пахнут ни нефтью, ни слёзками… Так что ж это всё такое, коллеги, если не мародёрство? Разве не от нас самих зависит, чтобы в своей газетной практике не утешали мы себя слишком уж часто коммерческими аргументами: дескать, выживать-то надо… Надо, надо выживать, кто ж спорит, но не из ума же! В безумной гонке за коммерческой эффективностью мы теряем реальное наполнение той свободы слова, ради которого она только и нужна.
5

В далёкие советские времена, когда я работал корреспондентом отдела рабочей и сельской молодёжи в областной газете "Знамя юности", почти каждую неделю приходил в редакцию наш общий любимец, наша палочка-выручалочка Иван Андреевич. У него была корочка внештатного корреспондента, которой он очень гордился и регулярно поставлял нам самую свежую информацию о комсомольско-молодёжных коллективах металлургического завода, где трудился до выхода на пенсию. Да-да, он давно уже был пенсионером, наш Иван Андреевич, но исправно выручал нас, лентяев, позволяя хоть раз в неделю, на скорую руку обработав его немудрёные заметки, сдать нужные строчки в номер и посвятить себя более приятным занятиям… А поскольку Иван Андреевич захаживал не только к нам, но и в областную, и в городскую "взрослые" газеты, то совокупный его гонорар ежемесячно составлял весомую добавку к его пенсии. И этот принцип 60 на 40 процентов для авторских и собственных публикаций действовал во всех советских газетах, обеспечивая реальную свободу слов.
Теперь я уже сам пенсионер, но подзаработать к пенсии родной журналистикой ничего не могу. На личном опыте убедился, что необходимы чёткие критерии для отнесения представляемых в редакции материалов к разряду коммерческих. Нынешний беспорядок в этой сфере уже угрожает свободе слова не меньше, чем былая цензура. О профессиональной этике не приходится и говорить. Разумеется, трудовые будни металлургов и комбайнеров уже давно никого не волнуют, но возьмите такие актуальные темы, как защита прав обманутых дольщиков, трудоустройство безработных, или даже какую-нибудь совсем уже жареную тему сексуальных домогательств с использованием служебного положения! Так вот: ничего из вышеизложенного вам поведать миру не дадут, пока вы не заплатите за публикацию. Проверено на опыте: даже если у вас есть знакомый в редакции, вплоть до зама главреда, то и он только разведёт руками, ссылаясь на всемогущие коммерческие службы. Разумеется, и ваш знакомый тоже может лукавить, просто прячась за оные службы от ответственности, но сама эта ставшая дежурной отмазка разве не красноречива?
Если "любой каприз за ваши деньги", что же остаётся от хвалёной свободы слова – того единственного завоевания нынешнего режима, которым он ещё не стыдится бахвалиться? И что остаётся, например, от авторитета государства, если в правительственной "Российской газете" нельзя бесплатно напечатать статью внешнего управляющего, назначенного этим же правительством для возврата денег обманутым дольщикам? Никого не смущает, что заплатить он должен будет тоже ведь из тех денег, которые украдены у дольщиков, значит, и само правительство, и его печатный орган тем самым падают в воровскую долю!
Не лучше обстоят дела и в совсем свободной газете "Трибуна". Им, конечно, тоже теперь наплевать, что их старые читатели ещё помнят прежнее название – "Рабочая трибуна", хотя уже больше подошло бы совсем новое – "Коммерческая трибуна". Словом, принесли им материал о мобильных центрах трудоустройства, которые внедряет подмосковный Комитет занятости населения, чтобы оперативно доходить до самых глухих уголков, где от безнадёги пропадают и русские люди, и мигранты. Но газетные коммерсанты и тут усмотрели возможность поживиться за счёт этих же безработных, ибо понятно, что на оплату публикации пойдут не зарплаты чиновников, а те же отнюдь не щедрые крохи, которые выделяются для помощи безработным – и ничего, никто от стыда в бывшей рабочей "Трибуне" не умер…
А в совсем уж харизматичном "Труде" и вовсе конфузно получилось. Молодой юрист решил обратить внимание трудовой общественности на ещё малопонятное у нас явление "харрасмента" (на высокоразвитом Западе так изящно обозначили сексуальные домогательства с использованием служебного положения). Речь в статье шла о том, что некая перезрелая мессалина-аудитор нефтяной корпорации положила глаз на породистого молодого менеджера из дочерней компании. А у того уже есть любимая жена и не менее любимые дети, которые остались без средств к существованию, поскольку отца семейства отвергнутая мессалина работы лишила… Вот юрист и решил на этом прецеденте проинформировать, как и что надо делать по закону в таких случаях, о зарубежной богатой практике… Но не тут-то было: бдительные коммерсанты из "Труда" сразу почуяли, что можно же и здесь подкормиться! Ничего, что юрист расплатится с "Трудом" именно теми деньгами, которые украла у детишек нефтяная мессалина и которые у неё пытается отсудить потерявший работу несбывшийся любовник – деньги ж эти не пахнут ни нефтью, ни слёзками…
Вот я и думаю: господа журналисты и все, от кого они и кто от них зависит, стоило ли вообще завоёвывать это хвалёное поле свободы слова, если оно, по сути, принадлежит теперь мародёрам? Вы скажете: да можно ли судить по нескольким примерам из личного и наверняка не безупречного опыта? Но если оглядеться пошире, разве не то же мы услышим на радио, увидим в телевизоре и встретим на вовсе уж необъятных просторах интернета? Давайте загибать пальцы: не стыдно брать деньги с круглосуточной рекламы сомнительных снадобий, ведь это деньги несчастных стариков, которые привыкли в советское время верить звучащему слову? А назойливая и практически всеканальная антисоветчина всех жанров и стилей разве не есть мародёрство на советском прошлом, от которого все эти Ванидзе, Лечины, Ивоваровы сами же отреклись, но, паразитируя на памяти не отрекшихся, поднимают свои рейтинги мосек, на слона лающих? И много ли проку от якобы свободного интернета, если интересы рекламодателей всегда будут выше безопасности детей от порнографии и садизма?
И что такое, наконец, пресловутый призыв пресловутого Едотова к "десталинизации", как не мародёрство на том, что тебе никаким боком не принадлежит? Видимо, это призыв к тем, например, народным артистам СССР, которые прилюдно и многократно поливают грязью советское прошлое, но не стыдятся стричь купоны с этого звания? Или призыв к руководителям страны, бесстыдно красующимся в Дни Победы на фоне замаскированного Мавзолея, как будто им невдомёк, что красоваться так, при этом попирая советское прошлое, это и есть мародёрство? Если, возвратив Гимн СССР, не восстановить достоинство той страны, которой он по праву принадлежал, как же этот Гимн у вас в глотке-то не застрянет? Сами-то наши "тандемократы" неужто не отдают себе отчёта хотя бы перед достоинством своих батюшек – политработника и фронтовика: либо вы их наследники, либо – мародёры, третьего не дано! И если так непонятно, то почитайте хотя бы для собственной безопасности последние романы Проханова, где, если не одумаетесь, ваша бесславная гибель предсказана с ужасающей точностью...
Правда, могут сказать: какое мародёрство, это ж трофеи победы! Но ведь победы не было, была сдача позиций коммунистическими руководителями себе самим, назвавшимся "либералами", но либералами не являющимися. Потому что истинный либерал – это тот, кто сам насмерть выстрадал либеральное общественное устройство, а не взял его задарма фактически без боя (если не считать всех тех ещё памятных всем провокаций, устроенных самими "победителями"). Сами открыли ворота советского хозяйства и сами зацапали, то, что плохо лежало по их же вине... Скорее уж Запад победил (хоть и гнусная это "победа" – за счёт предателей). Так что наших доморощенных "либералов" назвать нельзя иначе, чем мародёрами, растаскивающими впопыхах "ничейное" добро при попустительстве победителей и апатии побеждённых. Но самое горькое, что и побеждённые при этом невольно становятся на одну доску с мародёрами, подбирая за ними объедки под утешительные вздохи о необходимости как-то выживать.
Впрочем, не будем тут уж слишком широко замахиваться на тотальное мародёрство, воцарившееся у нас ныне. Давайте хотя бы локальные его проявления в средствах массовой информации по возможности купировать. Это действительно во многом от нас самих зависит, чтобы в своей газетной практике не утешали мы себя слишком уж часто коммерческими аргументами: дескать, выживать-то надо… Но не из ума же выживать, братцы! Кстати, этот материал я не смог напечатать и в родной "Правде". Там, конечно, денег с меня не требовали, но и с коллегами-журналистами ссориться не захотели. Хотя, по сути, это не вина их, а беда. Разве кто-нибудь из журналистов заинтересован, чтобы в безумной гонке за коммерческой эффективностью терялось реальное наполнение свободы слова, ради которого эта свобода только и нужна? И кто же нас всех делает мародёрами поневоле, если не нынешняя власть, лицемерно отрицающая наше советское наследие, на котором столь сладко, сколь и бездарно, паразитирует?
...Эх, а казалось бы, чего проще?! Вышел на Красную площадь, шапкой оземь да на колени: прости, народ православный да советский, заигрались в чужую игру! Спасибо вам, коммунисты, что на двадцать лет доверили нам порулить! И вам, бескорыстным правозащитникам, что позволили на вашем честном имени продержаться! Простите великодушно, что и самих себя, и великий народ в мародёров превратили! Теперь давайте вместе из тупика выбираться, без антисоветчины и комчванства, с опорой не на грудь, а на плечи предшественников, то есть на самостоянье советских созидателей, а не на ползучее хитроумство всяких вечных захребетников...
Были же способны на это даже Иван Грозный да Иосиф Сталин, так неужто нынешние не сдюжат, ведь ещё не настолько у них руки в крови, не дай Бог! Да и не надо на колени, можно просто в ближайший праздник снова на Мавзолей взойти (вот уж за бугром-то некие взвоют, а неизмеримые возрадуются!), но только после того, как хоть в телевизоре, хоть в твиттере нечто достойное достойных будет сказано.

Комментарии Написать свой комментарий
15 июля 2016 в 06:32

Страдания понятны и разделяемы, вот только выхода не видно. Свобода слова на рынке, точно такая же, как и свобода личности - сколько заплатил, на столько и свободен.
Что характерно, в "жутком СССР" на поезд я покупала билеты без документов, не говоря уж об автобусе! А сейчас исключительно все только через предъявление паспорта. Хорошо хоть в магазине пока его не требуют, впрочем, не удивлюсь, если и в этому придут - должны же власти знать, сколько мобильников имеет каждый, и какой холодильник в квартире стоит.

Да... свобода слова... На каждом шагу слышишь, как в "проклятом совке" журналист и мявкнуть не смел против власти, а отрываешь газету - и хоть плач. В День шахтера разгромная статья о бардаке в шахте, о мастере и главном инженере, которые нарушают ТБ и т.д. Сейчас такое и представить невозможно.
А ведь более того, не просто статьи были критические, а ещё и реакции на них - адекватные или нет, другой разговор, но сам факт реакции был. Сейчас же - всё вглухую, даже те крохи дозволенной критики просто тешат душу, как говорится, высказался - полегчало, но редко изменяют ситуацию. Увы...

16 июля 2016 в 17:24

Победители всегда мародёрствуют, в большей или меньшей мере, насколько разрешит командование победителей. Командиры получают большие призы, рядовые – маленькие. В случае госпереворота, победители получают власть и всё, что при ней прилагается. Если победа была связана с победой над идеологией предыдущей власти, то и побеждённая идеология и её носители подвергаются мародёрству. Победители не расстаются со своими призами добровольно. Сколько будет длиться мародёрство определяет командование победителей. Командование нынешних победителей, считает, что ещё надо продолжить мародёрство и втягивают внего широкие массы, повязывая их мародёрством, чтобы усилить свою мародёрскую лигитимность.

1.0x