Сообщество «Информационная война» 00:27 29 февраля 2024

Надоевшие питомцы

комплексная игра в давление на Россию имеет много фронтов, и Украина — лишь один из них, даже не самый важный

Годовщины, круглые даты, юбилеи и обороты циклов времени — словом, все наши попытки осознать, а значит, подчинить вечность — являют собой неплохой повод бросить взгляд на прошлое из настоящего. Вторая годовщина начала СВО была встречена у нас не так, как в прошлом году встречали 24 февраля, — то ли потому, что ещё свежа была боль осенних катастроф, то ли из-за тревожного ожидания анонсируемого контрнаступления, то ли из-за ещё не успевшего надоесть словесного, финансового и бытового давления на каждого из граждан России, исходящего извне. В этот же раз всё было иначе — хорошие вести о нашем продвижении на фронте, тёплые воспоминания о последних часах перед началом большой войны перемежались скорбью о потерянных друзьях и коллегах. Словом — тих был наш бивак открытый. То ли дело щедрая на драмы другая сторона нашей юго-западной границы. Для жителей этой стороны естественное в случае громких годовщин подведение итогов совпало с целой чередой плохих новостей. Про падение Авдеевки, получившее на минувшей неделе развитие в виде наступления наших военных на населённые пункты к западу от уничтоженной крепости, мы рассказывали в прошлом номере "Завтра", в тексте про Мюнхенскую конференцию. Но общую картину информационного фона создала не только Авдеевка. Отовсюду идут плохие новости: Работино (единственный успех анонсировавшегося с таким пафосом контрнаступления) практически потеряно, российская армия перешла в атаку на харьковском направлении, кроме того, уничтожен первый "Абрамс"; The New York Times пишет, что дело дрянь, The Washington Post утверждает, что Европа ищет способ слиться вслед за Штатами, социологи из Европейского совета по международным отношениям вдруг обнаружили, что в победу ВСУ не верит даже европейский обыватель. И самые громкие новости здесь важны как нигде больше. Феномен Украины — прорвавшийся в реальность информационный морок, вышедший из-под контроля рекламный проект группы продюсеров, лоббистов и пиарщиков, едкий и болезненный ответ реальности на волну политической сатиры вроде комедии "Плутовство" или фильмов Адама Маккея. Именно поэтому во всех разговорах о событиях на Украине следует в первую очередь держать в уме именно информационный эффект происходящего.

23 февраля вышло интервью Владимира Зеленского Брету Байеру. Выбор западного журналиста для беседы был интересен тем, что Байер — ключевой ведущий самого большого американского телеканала Fox, по крайней мере, он стал таковым в прошлом году, когда с Fox ушёл недавний гость президента России.

В теории информации есть такое понятие как "форс" — раскрутка, навязывание и проталкивание определённого сюжета. И на Украине, называемой в нашем интернет-фольклоре иногда "страной-перефорсом", раз за разом пытаются перекроить направленные на неё информационные атаки, как бы направив их на врага. Вы и сами можете вспомнить примеры: зверские реалии мобилизации со скручиванием людей и массовыми раздачами повесток украинские каналы распространения информации приписывали именно нам, поездки по всему миру с протянутой рукой назывались свойством именно России, да и бедность, а также любовь к свиньям внезапно стали признаком всей нашей огромной и неоднородной страны. Интересная черта всех этих попыток передразнить состоит в том, что не понимающие концепта оскорбления люди нечаянно выставляют напоказ собственные страхи и не слишком разумные суждения. Вот и здесь: интервью важному белому господину (самому важному и самому белому, какого смогли найти) стало неприкрытым ответом на интервью Владимира Путина Такеру Карлсону, а ни предпосылок для беседы, ни очевидно вызревавших тем, лёгших в основу запроса аудитории к журналисту, а журналиста — к объекту интервью, в материале Fox не было. Но был интерес. Интерес Зеленского состоял в том, чтоб напомнить миру о своей "беде", вновь воззвать к совести забывших про Украину спонсоров и опять надавить на нерв голодного до мейнстримных политических новостей западного обывателя, что жаждет сравнений окружающей действительности с "Гарри Поттером".

Интерес Fox — и, что куда шире, влиятельной группы, стоящей за этим каналом, — следует рассмотреть подробнее. Во-первых, стоит отметить, что сам мистер Байер, выглядящий как бракованный товар той фабрики, где штампуют Такеров, начинал свой путь в большой журналистике с репортажа об атаке на Пентагон 11 сентября. Посланный на место никем не замеченного страшного теракта из Атланты, из того репортажа он так и не вернулся: местные быстро взяли в оборот перспективного новичка, после чего столичное бюро Fox поставило его своим репортёром в Белый дом времён Буша-младшего. С тех пор звёздные часы карьеры Байера были связаны с работой на бумажных тигров Джона Маккейна и Митта Ромни в период их предвыборных кампаний против Барака Обамы, раскруткой книги про героев Севера в американской гражданской войне, а также освещением и даже модерацией никем не виденных дебатов республиканцев в нынешней предвыборной кампании. Зачем столько внимания уделять не самому интересному и важному персонажу американской медиасферы? Затем, что он — живое воплощение Fox в смысле голоса условно консервативной верхушки Запада.

Где-то в середине 2023-го у нас выходил материал про судебное давление на Трампа, где говорилось, что на фоне высоких рейтингов главного конкурента Трампа, флоридского губернатора Рональда Десантиса, красный пик Капитолийского холма решил сделать ставку именно на него как на более предсказуемый и легко контролируемый актив. Подробнее об этом писал Владимир Овчинский: Десантис не пугал резкой риторикой и не вызывал жгучей боли у либеральной прессы. Что случилось дальше, мы знаем: Рон растерял весь свой электоральный капитал, проявил себя скучным и неинтересным на фоне открывшего второе дыхание Трампа, а ряд самозакапывающих заявлений превратил флоридского главу в аутсайдера, так что все эти дебаты неудачников оказались никому не интересны на фоне того, что Трамп в них участвовать отказался. Но Fox и конкретно мистер Руперт Мёрдок, до прошлого сентября руководивший медиаконгломератом, сделали ставку именно на Десантиса. Теперь наследнику Руперта Лахлану Мёрдоку приходится мириться с последствиями этой ставки. Тоном освещения судебных исков против Трампа (по последнему из которых того недавно обязали выплатить 364 миллиона) Fox едва ли отличался от различных NBC и CNN, а прошлым летом журналист Fox в ходе интервью наехал на Трампа с позиции претензий именно либеральной прессы — всплыли старые истории про хранение секретных документов, про грубости в отношении собственной команды и другие популярные антитрамповские сюжеты. Этим журналистом, воспетым демократической прессой за смелость и остроту, был именно Брет Байер. И вот этот человек в феврале 2024-го, пытаясь перебить медийный эффект от двухчасовой беседы Путина с Карлсоном, едет в Киев. Заметили, что за долгое обсуждение контекста этого интервью про само по себе интервью не было сказано почти ни слова? Всё из-за небогатого содержания этой пятнадцатиминутной беседы. В основном оно включало в себя два тезиса: "интервью Путина было "двухчасовой брехнёй" и "дайте оружия и денег". Антураж в виде какого-то заваленного мусором и дровами раздолбанного сарая как бы должен был намекнуть, что разговор проходит на линии фронта, перед которой сидит, поедая попкорн, западный зритель, а за которой — сыплет бомбами дикая орда. Но ни интересных идей, ни хотя бы повода для громких заголовков Зеленский не дал, а Байер, которого ещё недавно так хвалили за смелость задавать острые вопросы, не задал ни одного. Красноречиво свидетельствует о качестве материала интерес к нему: 140 тысяч просмотров на 11-миллионном канале за три дня.

Не нужно посмеиваться над тем, как дурачки из республиканской верхушки не смогли снять интересное видео, запустить качественный форс и выбить из повестки дня более важные вещи. Интервью с Зеленским больше напоминало необходимый минимум. Таким же минимумом являются нынешние поставки боеприпасов на Украину: западные политики прямо говорят, что цели добиться победы над российской армией они больше не преследуют, а основной задачей является поддержание украинского кадавра в имитирующем какую-никакую жизнь состоянии до конца года, а там уже пускай новая администрация болеет головой по поводу того, что же делать с этим чемоданом без ручки и без пяти областей.

Комплексная игра в давление на Россию имеет много фронтов, и Украина — лишь один из них, даже не самый важный. Иллюстрацией разного отношения к этому стала возня вокруг трупа Навального* — как медийного актива, так и физического объекта. В своё время диадохи — все эти Птолемеи и Селевки — долго воевали за мумию Александра Македонского, которая после многократных переходов из рук в руки просто разложилась, была разорвана на куски, перестала существовать физически и превратилась в своего рода виртуальное знамя, этакий признак легитимности и подлинного наследования умершему в Вавилоне царю. Вот и тело Алексея Марьинского стало таким же знаменем. Громкие требования, угрозы и истерики на протяжении трёх дней в конце прошлой недели выражали призыв к российской власти отдать труп почившего оппозиционера его матери. После этого — заметьте, не вследствие, а просто в ходе стандартной и бездушной бюрократической процедуры — желание оппозиции исполнилось, что немедленно было списано на дрогнувшего в страхе Путина и на невероятную эффективность нытья в соцсетях. Параллельно с этим всплыла мадам вдова. Внезапно вспомнившая про мужа Юлия Борисовна пообещала продолжить его дело и обещание сдержала — принялась немедленно писать гадости в интернете. Одним из объектов этих гадостей, что интересно, стал незарегистрированный кандидат в президенты Борис Надеждин. Инстинкт новой пчелиной матки (вне)российской оппозиции подсказал безошибочное решение — бороться с потенциальными конкурентами на ниве монетизации прибыльной и щедро оплачиваемой грантами борьбы с "кровавым режимом". У режима, к слову, пока что нет к ней никаких претензий, так что формальных опасений по поводу возвращения в страну новая надежда российской оппозиции не имеет и не имела, даже когда столь любимый муж чалился в Покрове. Несмотря на сомнительную легитимность, "первая леди в изгнании", единогласно поддержанная всеми звёздами ФБК*, отправилась в Вашингтон за ярлыком на княжение над этой разрозненной массой некогда российских деятелей, объединяемой лишь ненавистью к России. Кампания, запущенная по поводу всего этого в американской и европейской прессе, воскрешала все забытые к 2024 году клише про замученного в лубянских застенках непримиримого борца с коррупцией. Более того, основанием для упомянутого разлада между Навальной и Надеждиным стало заявление последнего о том, что "к Навальному можно относиться по-разному". Отныне — нельзя! Забыты "русские марши", призывы травить нелегалов как тараканов и прочие проявления незамысловатого правого популизма в исполнении ещё зелёного юнца, искавшего, к какой бы компании прибиться. Теперь Навальный — канонизированная Западом фигура, консолидация всего доброго и светлого. И по отношению к этой новообретённой "святости" покойного можно судить о перспективах разных периферийных драм. И если диванные деколонизаторы из Средней Азии (они со зверством реагирующих на "на Украине" украинцев требуют на английский манер называть её "Центральной Азией") припоминают Навальному упомянутые выше сравнения ценных иностранных специалистов с тараканами, то с украинцами всё куда интереснее. Они отлично знают цену вниманию барина, поэтому всеми силами пытаются сместить фокус на себя. Дошло до того, что главный разведчик всея Украины даже поддержал официальную версию смерти главного оппозиционера соседей: "Я могу вас разочаровать, но всё что известно — он реально погиб от тромба", — заявил Кирилл Буданов 25 февраля. Разумеется, сделано это было не из солидарности с Москвой, а в попытке сбить градус чужой драмы.

Но раскрутка трагедии "главного врага Путина" идёт с задействованием самых мощных пиар-орудий. После описанной выше встречи в Белом доме президент Байден, принимавший Юлию и её дочь Дарью, назвал свою гостью "Йоландой". Многие поспешили списать это на старческую деменцию мистера президента, но куда вероятнее, что он просто не обратил внимания на имя нового сотрудника из стана лагеря каких-то аборигенов — а зачем? Имя греческого происхождения во времена юности Джо было довольно стандартным для различных активисток за всё хорошее — так звали, скажем, старшую дочь Мартина Лютера Кинга или, к примеру, одну из звёзд венесуэльской оппозиции в нулевых. Так или иначе, Йоланда Навальная будет раскручиваться по всем правилам качественного пиара: так, в своём обращении она, зачитывая текст с телесуфлёра, обнаружила довольно долгую подготовку и игру в соответствии с правилами постановки интонаций и микромимики, то есть — кто бы мог подумать! — решение о старте её политической карьеры было не таким спонтанным, как описывается.

Но вернёмся к нашим йододефицитным соседям. Сюжет, так блестяще выстроенный украинцами и их союзниками в первой половине 2022-го, был рассчитан на немедленную эффективность. Нет, речь не о вере в кончающиеся ракеты и не об искренней надежде на действенность экономического давления. Речь о знаменитой мантре "весь мир с нами". Проблема этой мантры состояла не только в том, что в "весь мир" не входили такие незначительные и отдалённые уголки, как Азия, Африка и Южная Америка, но и в том, что для объединения всех западных стран вокруг общего дела нужна гораздо более весомая причина, чем Украина. Накачиваемая не только оружием и деньгами, но и заверениями в статусе острия копья и пупа земли страна искренне уверовала в эти заверения, итогом чего стало лишь приходящее болезненное похмелье после угара 2022–2023 годов. Иллюстрацией этого служит кризис на границе с Польшей. Строго говоря, этот унылый спор вяло тёк ещё с октября-ноября, когда польские дальнобойщики периодическими перекрытиями дорог у границы выражали своё недовольство демпингом на рынке перевозок со стороны дешёвых украинских водителей. Но в феврале гнев поляков оказался высказан куда масштабнее. Во-первых, к дальнобойщикам присоединились ещё и фермеры. Восточные страны ЕС, которым брюссельское распределение ролей не доверило дел прибыльнее и важнее, привыкли быть агропромышленным придатком Евросоюза, так что к новому кандидату на эту роль польские фермеры, ощутившие на себе падение цен в и без того не самый сытый период европейской истории, отнеслись так же, как Юлия Навальная отнеслась к Борису Надеждину — как к ненужной конкуренции за западные деньги. Во-вторых, и это куда важнее, польское правительство вопреки добрым традициям Восточной Европы почему-то решило защищать интересы собственных граждан, позабыв про принципы евроатлантической солидарности с восточным соседом. Для Варшавы кризис на границе с протестами фермеров и дальнобойщиков, высыпающих зерно и не пускающих на украинскую территорию военные грузы, стал моментом внутреннего торга и давления на Брюссель. Польша отлично понимает уязвимость "единой Европы": с каждым месяцем, приближающим возвращение в Белый дом "оранжевого безумца", всё больше растут перспективы взваливания обеспечения Киева на европейские плечи. Одним из способов такого обеспечения и была скупка продукции сельского хозяйства разорённой страны. Польский демарш не так масштабен, чтобы реально в перспективе на что-то повлиять, ведь есть и другие способы возить грузы, даже с учётом наших ударов по дунайским портам. Но с помощью протестов на границе, которые, кажется, становятся всё более изобретательными с каждым художественным перформансом другой стороны типа притаскивания туда каких-то ржавых комбайнов, якобы сожжённых Россией, — подаётся сигнал на запад. Суть этого сигнала состоит в попытке как-нибудь избежать жёстких квот на сокращение сельскохозяйственного производства, так называемой Зелёной сделки Евросоюза. Таким образом все события на границе Польши и Украины вписываются в единый сюжет. Если помните, летом 2022 года протестовали фермеры в Нидерландах, названные "друзьями Путина", недавно бузили французские аграрии, в Испании что-то ворчали. Словом, "зелёный" тренд на сокращение сельского хозяйства имеет общеевропейский характер и не нравится решительно никому — и именно поэтому он добьётся своего.

Одной из громких, но не стоящих особого внимания историй последней недели стало убийство бывшего лётчика Максима Кузьминова. Перебежчик, сдавший своих сослуживцев за обещанные ему полмиллиона евро и скрывавшийся в Испании под описанной турецкими источниками протекцией МИ-6, внезапно совершил самоубийство, выстрелив в себя 12 раз и вроде бы даже переехав себя машиной. Особенно обсуждать само событие не стоит: наши спецслужбы не занимаются убийствами такого рода, само по себе "убийство" содержит очень много характерных черт украинской психологической операции, да и испанцы мутят воду и мямлят что-то непонятное. Но важно здесь не само событие, а его образ: в соответствии с ним за устранением предателя стоят не российские шпионы — ну вы видели этих любителей шпилей, они даже смертельно опасным ядом никого отравить не смогли, — а ГУР, у которого не нашлось лишних пятисот тысяч. В результате вместо рекламы успешного и красивого перехода на правильную сторону истории мы получили жестокое убийство, невнятную кучу грязных предположений и полное равнодушие к судьбе предателя всех причастных. И этот каркас сюжета отлично масштабируется на уровень выше. В преддверии второй годовщины того самого утра, изменившего столь многое, на Украину сплошным потоком вновь устремились не последние люди на европейском районе. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, итальянская премьерша, бельгийский премьер, германская дипломатка, некое частное лицо из Британии, призвавшее год и 11 месяцев назад "просто воевать", — все флаги в гости не привезли ничего, кроме пламенных приветов. Таким же приветом стали слова генсека НАТО о том, что победа Украины станет лучшим способом почтить память Навального, — эти слова занятно зарифмовались с тем, что изначально приуроченные к годовщине начала СВО пакеты санкций от Брюсселя и Вашингтона тоже получили имя Навального. Интересно не то, что вторичные ограничения содержат в себе столь мутные критерии, что подогнать под них можно едва ли не любого человека в мире, и даже не то, что в честь "преподобного" Алексея Харпского будут и дальше блокировать карточки и выгонять из домов его сидящих по Европам сторонников, а то, как новая драма заслоняет старую. Да, разговоры о восполнении розданных Украине арсеналов ведутся всё громче, и да, всё чаще пишут, что производство боеприпасов удастся-таки раскочегарить, но всё это, во-первых, известно со слов излишне щедрых на хорошие новости западных газет, а во-вторых — строго для себя. Про не оправдавшего надежд питомца постараются как можно скорее забыть, отделаться от него крохами былых раздолий, а все его надежды и чаяния задвинуть куда-то на задний план, заслонив очередной актуальной трагедией, дающей более своевременный повод для санкций.

* ФБК и штабы Навального признаны экстремистскими организациями и запрещены

Cообщество
«Информационная война»
1.0x