Авторский блог Блог Изборского клуба 00:00 10 октября 2013

Мой Дагестан

Наше нынешнее соприкосновение с вами, дорогие друзья, — мимолётное и точечное. Но эти точки свидетельствуют, что мы за эти годы не растеряли друг друга. И в наших касаниях друг друга прозвучали слова высокого братства и высокого единства. Благодарим вас за ваши ценные для нас суждения, которые мы будем осмысливать
5

Рамазан АБДУЛАТИПОВ, Глава Республики Дагестан.

Для нас, Александр Андреевич, дорогие друзья, очень важен ваш визит. Дагестан — прекрасная республика с прекрасным народом, который всегда был настроен на труд, с интересной историей. Через территорию Дагестана в Россию пришли православие, иудаизм, ислам.

Владимир Путин в своей статье о национальном вопросе обозначил цивилизационный, культурный код России. И мы свою модель разработали. Нужна патриотическая модель национальной политики. Надо говорить не только о национальном вопросе, но и формировании российской нации. Главный вопрос — дезинтеграционное состояние России. Нужна интеграция.

И особое внимание — интеграции нерусского сообщества в русское. Ведь для страны русский культурный, языковой, государственный код является основой.

У нас в республике немало проблем. На одном из совещаний с высшим руководством страны министры едва ли не пальцем показывали: в Дагестане терроризм, в Дагестане то, это… Я сказал: долгие годы вы в данных министерствах работали. А куда же смотрели, когда Дагестан доводили до такого состояния? Ждали момента, чтобы показывать пальцем? Но является ли такая позиция государственной, патриотической?

У руководства страны я не прошу деньги, а дать возможность действовать институтам развития. Мы создали Корпорацию развития республики Дагестан. Пусть Внешэкономбанк выделит ей уставной фонд 5 миллиардов, которыми сам банк и управляет. Мы вносим свой вклад 5 миллиардов: землю, заводы… Создаём структуру, которая обеспечивает инвестиционные, инновационные процессы.

Несомненно, надо развивать агропромышленный комплекс, выпускать продукцию, а не закупать продукты на выделяемые деньги. Допустим, мы выбираем техническим оператором Росагролизинг. Дайте им деньги, пусть они вместе с нами работают в агропромышленном комплексе Дагестана. В правительстве РФ говорят: да, по такой схеме надо развивать и другие регионы!

Нужны программы развития! Если у экономики не будет механизма воспроизводства, то и экономики не будет. Ведь на 80-90 процентов корни религиозных и националистических движений — не в лесу. Они уходят в неблагополучную власть, экономику, управление.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамазан Гаджимуратович, мы благодарны, что вы оказали нам честь встретиться и обсудить актуальные вопросы, стоящие сегодня и перед Дагестаном, и перед всей Россией. Смысл образования нашего клуба в том, чтобы создать идеологическую альтернативу 20-летнему либеральному правлению. Наша Конституция гласит, что государство не имеет идеологии. Но Конституция принималась, когда уже сформировалась либеральная идеология, и она негласно доминировала. Но без идеологии нет государства, нет цели и развития. Потому мы топчемся на месте, и Россия устала стоять, она хочет набрать скорости развития.

Россия всегда была империей. Империей как симфонией народов, пространств, культур. Их соединение обеспечивает наш общий взлёт. Очень опасен появившийся сейчас уменьшительный русский национализм. Русский национализм, будучи всегда имперским, направленным на создание симфонических пространств, стал арьергардным, требует уменьшения пространств. За призывами "Долой Кавказ", последует "Хватит кормить Татарстан", "Хватит кормить Дальний Восток и Сибирь". В эту идеологическую ловушку попало русское сознание. Вскрытие этой идеологической и мировоззренческой драмы — огромная задача. Нужно понимание того, как с этой драмой обойтись, необходимо создание интегральной философии и идеологии, в которой вместилось бы развитие и цветение народов, составляющих нашу империю, а с другой стороны — направление этого цветения, самобытности в общее развитие. В недрах империи всегда лежит идея развития, рывок. Рывок приводит в движение застоявшееся пространство, человеческие потенциалы. На рывок нас стимулируют угрозы и опасности, которые вплотную приблизились к нашим границам. Этот рывок обеспечивает развитие новой общности, новой империи: сначала в недрах Российской Федерации, а потом и в недрах Евразийского союза.

Нам очень бы хотелось выслушать дагестанскую интеллигенцию: философов, политиков, художников. Ведь Дагестан — маленькая империя. Сложнейший калейдоскоп культур, воззрений, тенденций. И России сегодняшней, во многом дезориентированной, есть, чему поучиться у Дагестана. У Дагестана колоссальный потенциал того, о чем говорили вы, Рамазан Гаджимуратович, — потенциал управления полиэтническим обществом, который прошёл эти испытания и остаётся восхитительной полифонией. Этот опыт является ресурсом не только вашим, но всей России.

У Гитлера был план "Барбаросса", который ставил целью уничтожить идеологию, строй, рассечь пространства, резко снизить численность населяющих народов, в основном русского, уничтожить все потенциалы развития: индустриальный комплекс, оборону, науку, памятники культуры, лишить российскую цивилизацию корней. Но план этот провалился, потому что сталинские танки Т-34 вошли в Берлин и станцевали русский народный танец на имперской канцелярии. Но появились Горбачёв, а потом Ельцин. Ельцин осуществил план "Барбаросса" до последней точки. Гитлеризм воплотился в секретаря ЦК КПСС Ельцина. Была разрушена коммунистическая идеология, рассечён на множество частей Советский Союз, уничтожены армия, технологии, научные центры, культура. И мы — вплоть до 2000 года — оказались в плену у либералов.

Задача уничтожения Красной империи ставилась ещё при Андропове. На очень узких заседаниях рассуждали: рентабелен ли Советский Союз. Не выпивают ли из России другие республики все силы. Этот вопрос из дискуссионного превратился в стратегию. Перестройка Горбачёва являлась операцией по разрушению Советского Союза, по сбросу с центральной России периферии. Путч стал завершением этой операции. И Ельцин подписал Беловежские соглашения — вердикт о роспуске Красной империи, об образовании национального русского государства — русских было 85%. Но после этого распад продолжился. С огромными усилиями удалось удержать от распада уже и Россию.

И вот разбросанные камни истории начинают стягиваться. Евразийский союз начинает соединять отторгнутые территории. Экономически, торгово, культурно. Как сделать так, чтобы идея развития и усиления народов не входила в противоречие с единством? Чтобы динамика исторического творчества не разрушала государство? Самое значительное и великое рождалось в недрах империи: великие религии, искусство. Великие культурные школы. Только империям было под силу осваивать неудобицы, выигрывать войны, грозившие уничтожить человечество, только империи удалось улететь в космос.

Либералы говорят, что время империй прошло. Это ложь. Мы видим Америку — грозную страшную империю, которая на наших глазах перепахала всю Северную Африку.

Современная Европа восстанавливает в своём союзе Священную римскую империю. Турция мечтает об Османской империи…

В будущей нашей империи все населяющие её народы будут имперообразующими, там нет иерархии, численностью не будет определяться место народа в империи: каждый драгоценен, каждый несёт ответственность за сбережение государства и является столпом соборного свода, частью имперского космоса.

И необходимо, чтобы это множество цветущих народов не увеличивало опасность распада, не разрывало пространство, а усиливало его. Чтобы соединяло потенциалы наших верований, культур. Это вопрос мировоззренческий, его нужно решать и на уровне лабораторных, клубных концептов. Далее, необходимо, чтобы под решениями возникали государственные технологии, которые решали бы эту проблему. И чтобы лидер государства стал носителем этого проекта. Большой проект не может рождаться и реализовываться за пределами лидера. Проекты должны возникать близко от лидера или в недрах, в сердце его, реализовываться с доминантой лидера. А он собирает адептов, учеников, братьев, гвардейцев.

Кавказ в целом и Дагестан в частности является важнейшей стратегической территорией, без которой вся российская государственность разрушится и развалится. При вторжении Басаева в Дагестан русская государственность шаталась, должна была пасть и разрушиться, и поведение Дагестана спасло государственность. Мы живём в сложнейший период выработки основного стратегического пути. И мы хотим получить у вас урок, вашу историческую память инкрустировать в сознание новой российской идеологии.

Рамазан АБДУЛАТИПОВ.

Совершенно согласен с такой постановкой вопроса. Исходя из работы Питирима Сорокина "Социальная и культурная динамика" я написал книгу "Культурная динамика России": эти динамики надо учитывать. Во-первых, у разных регионов разные скорости движения. Второе. Совершенно правильно: русский национализм не традиционен для русского сообщества, он является проявлением внутреннего сепаратизма. Я Ельцину в своё время говорил: сколько человеческих жизней положено, чтобы создать эту страну, эту империю. И насколько будет большой трагедией, если мы развалим Советский Союз. И он стукнул по столу: никогда я не допущу развала Советского Союза! И что?

Каждый народ, род имеет свой почерк, свой путь в истории. У каждого своя историческая память. Это надо учитывать. К Шамилю и Ермолову по-разному относятся в Дагестане и России. Но таковы были законы истории того периода. Крупная нация образовала империю. И Россия пришла сюда воевать не с Дагестаном, Россия воевала против Турции и Персии за то, чтобы владеть этой территорий. Если бы наши народы были менее свободолюбивые, они бы тихо отсидели, не воевали.

Состояние русской нации — одна из главных проблем современной российской цивилизации. Если русская нация будет ослабевать, то Россию никто не спасёт. Мы — малочисленные народы. И наша судьба, наше благополучие, перспективы, становление в современную эпоху во многом, конечно, зависят от состояния русской нации.

Надо подчёркивать особенность империи российской. Во-первых, эта империя сразу делала включённую область полноправной частью государства, культуры, в отличие от английской, например. Элита подключалась к государственным делам. Империю в старом контексте я не воспринимаю. В том контексте, о котором вы говорите, возможно, смогу принять.

Как интеграция, как сообщество, как симфония — это бесспорно. История наша сложна, но в ней много преимуществ, которые мы пока не используем. Интеграция России необходима. Ведь единого культурного пространства или уже нет или ещё нет. Говорим, допустим, "Год культуры". Но мы не обозначили смыслы современной культуры. О какой культуре ведём речь?

Ведь вся культура ныне сводится к выступлениям деятелей искусства. А искусство и культура — не одно и то же. Культура — это опыт народа по организации своей жизни, уклада, образа жизни. Русская культура в этом понимании во многом растеряна. Но русский народ смог создать эту империю именно благодаря своим культуре и укладу, а не благодаря вооружённым силам. Русская культура, во-первых, вбирала в себя, во-вторых, делилась с другими. Эта культура оказалась культурой открытой, как и сам русский человек.

Я говорю: "Для Дагестана взаимосвязь и взаимозависимость во сто раз дороже, чем независимость". Это и есть идея, о которой мы ведём речь. Вы называете это империей, я — интегрированным обществом, собранным — соборным обществом, как говорили на Руси. Везде подчёркиваю: Россия — это соборное государство.

Александр ПРОХАНОВ.

Ну что, будем строить собор?

Рамазан АБДУЛАТИПОВ.

Другого выхода нет. У нормальных людей храм должен быть. И надо, чтобы наше государство для общества было храмом, а не просто местом для жизни.

Валерий КОРОВИН, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ.

Вы верно заметили, Рамазан Гаджимуратович. Ведь с точки зрения геополитики разделяются империи морские, где есть метрополии и колонии, и сухопутные. Морские империи реализуют потребительский принцип: метрополия выкачивает из колонии все ресурсы. А империя сухопутная — обустраивающая: центр всегда обустраивает периферию. В Афганистане до сих пор народ пользуется теми объектами, что советские войска построили: больницы, школы, дома… Американцы не построили ничего. И многие ныне независимые страны бывшего СССР до сих пор живут тем, что вложил центр в их обустройство во времена Советского Союза.

Россия являлась всегда носителем не только материального развития, но и культурно-цивилизационных кодов. Культурно-цивилизационный код большой России и есть интегрирующий фактор. Россия под своей обобщающей дланью объединяет всё то многообразие народов, культур, этносов и конфессий, которое сложилось и сосуществует с нами по сей день на территории нашего огромного пространства.

Именно большая империя справедливости даёт безопасность и защиту народам, которые входят в её состав. Слова "империя" не надо бояться, потому что Россия — империя обустраивающая.

Рамазан АБДУЛАТИПОВ.

Для нас это уже не опасно: как хотите, так и называйте, но мы уже в России. Если она империя — то и мы империя.

С точки зрения собирания — это и федеративная идея. Есть работа Ленина "О соединённых штатах Европы". И соединённые штаты Европы состоялись более или менее! Позднее будут и соединённые штаты мира. Потому что закон интеграции — всемирный закон. И чтобы нам не потеряться, нужна своя модель интеграции. Федерация или империя, но должна быть.

Но у нас и с федерацией не всё просто. Когда формировался Советский Союз, в союзном договоре было 11 полномочий. Ленин написал работу, где сказал, что чересчур много полномочий закрепили за федеральным центром. Сталин говорил, что "второй этаж СССР" надо создать. Если бы мы шли по варианту Сталина — в СССР внутри были бы все, этот вариант был более прочным. Это не разрушало империю. А когда разваливался Советский Союз, за федеральным центром было 450 полномочий! Ленин об 11 говорил — много. А тут — 450! Наша имперская болезнь — сконцентрировать в центре. Но тогда мы легко можем развалиться: у нас не остаётся подпорок власти на местах.

В Дагестане в конце 80-х годов добыча нефти была 2 миллиона 400 тысяч тонн. В результате бурного "развития" в последние годы у нас добыча — 200 тысяч тонн. У Азербайджана было 6 миллионов, стало около 60 миллионов. Почему они увеличили в 10 раз, а мы уменьшили?

Мне всё равно, кто управляет этой нефтью внутри страны. Управляйте эффективно. Если не можете, отдайте мне. Морской порт — федеральная собственность. В Москве никому дела нет, в каком состоянии морской порт здесь. Почему нам не дать?
Мы делегировали полномочия федерации. Но где эти полномочия, что вам делегировали? В конечном итоге два фактора решают, империя это или нет: экономика и культура.

Можем рассуждать сколько угодно, но если в экономическую, политическую систему интеграционные, соборные, имперские механизмы не запускать, то, что здесь стоит морской флот, по большому счёту ничего не значит.

Важны школа и кадры. Они должны быть носителями имперских интеграционных идей. Я, работая в вузе, ужаснулся состоянию преподавания гуманитарных наук. А науки эти — это мировоззрение. Я создавал международную группу по реформированию гуманитарного образования, поэтому знаю, как обстоят дела в мире. В Турции дела обстоят не лучше, чем в России, во Франции... Дегуманизация человеческого общества может создать сетевое общество, когда две идеи стоит распространить, и люди с этими двумя идеями выйдут на площади, не осмысливая, не раздумывая, куда и кто их позвал. Как ни назови: империя, интеграция, федерация, нужна патриотическая модель национальной политики.

Я думаю создать клуб "Седой Каспий", и ваш приезд может ускорить процесс, когда наши думы приобретут форму. Ваш приезд я воспринимаю как культурный фронт. Такое общение необходимо. Будем с вами сотрудничать.

Максим ШЕВЧЕНКО, тележурналист.

Основной потенциал Дагестана — человеческий. Дагестан даёт миру прекрасных учёных, спортсменов. Но потенциал этот не реализован в составе РФ. Надо интегрировать дагестанский человеческий потенциал, энергетику народов Кавказа — и русских кавказцев в том числе, ведь русские (старообрядцы, переселенцы) на Кавказе живут сотни лет — в российскую действительность. Кавказ огромен, но моя позиция — Кавказ базируется на Дагестане. Недаром филиал Академии наук базировался здесь.

Союз между русским народом и народами России — в том числе народами Кавказа как ключевыми — является фундаментальной задачей моей жизни. Нам нужна интеграция.

Человечество делится на две части: ту, которая, несмотря на религиозные и философские различия, понимает, что человек сотворён Всевышним со знанием добра и зла, греха. И ту, что полагает: человек произошёл от животного, в процессе эволюции человек приобретает не понятие добра и зла, а пользы и блага в социальном контексте.

Это выразилось в философии либерализма, доминирующей в доктрине современного Запада. Наступление Запада на Советский Союз было не просто захватом территорий, нефти, газопроводов. Это было философское наступление мира, в котором антихристианское, антиисламское, антимонотеистическое мировоззрение побеждает над тем, что на протяжении столетий создавало историю развития человечества. С этой точки зрения, Россия является одним из последних оплотов человечества, способных защищать его.

Мы должны сопротивляться небывалому миру безбожия, дегуманизации и тоталитаризма. Мы не можем быть слабыми. Ситуация в Сирии показывает, что Запад не обращает внимания на позицию стран, людей, ООН, Совета безопасности. Он расширил список целей. Общая наша задача — крепить страну, и это значит не только спасти Россию и её ресурсы. Это центр спасения всего традиционного человечества.

Шамиль СУЛТАНОВ, президент Центра стратегических исследований "Россия — Исламский мир".

Сильное государство нам жизненно необходимо, потому что на нас надвигается большая, четвёртая мировая война. Нынешний сирийский кризис — не вокруг химического оружия. Это всполох приближающейся войны.

Сильное государство предполагает наличие мобилизационной стратегии и мобилизационной идеологии. На мировой арене есть государства, которые готовятся к войне, у них есть стратегия. И есть те, что к войне не готовятся.

Одним из самых негативных вариантов для России будет сценарий, который станут реализовывать Соединённые Штаты: военные расходы Америки больше, чем совокупно расходы десяти стран, идущих после них по количеству расходов, и примерно в 15 раз больше, чем у России.

Соединённым Штатам необходимо раздробить крупные структуры. И традиционные страны уже проходят процесс диффузии. Ливия, Ирак, Сирия, Ливан. Когда мир будет расщеплен на мелкие точки, пройдёт период — лет 10, при котором будет максимальное количество войн, жертв. Для мировой элиты проблемой является то, что на земле живёт 7 миллиардов людей, через 15 лет уже будет 9 миллиардов. Надо сократить до 2. Схема такова: расщепить большие государства, заставить их драться друг с другом, уничтожая. Модели уже прошли испытание в исламском мире и на территории бывшего СССР.

Организуемый массовый геноцид — это оптимальный вариант мирового правительства. И внедрение однополых браков происходит, для того чтобы любыми способами сократить численность населения.

К войне готовится и Китай. Китайцы на 18-м съезде партии сформулировали мобилизационную идеологию под лозунгом "Китайская мечта". Суть проста: у нас цивилизация, с которой должны брать пример все народа мира. Если ради нашей мечты предстоит воевать — надо к этому готовиться.

Если государство готово воевать, у его руководителей должна быть психология победителей. Государство должно бороться против своего главного врага — коррупции. Потому что коррупция со временем уничтожает государство. И Китай после 18 съезда партии объявляет жесточайшую войну коррупции на всех уровнях. Можно сказать, что китайцы готовятся к войне, не только потому, что строят свой авианосец, что уже создали новейшие ракеты. А потому, что они готовят общество, внедряют принцип справедливости: победить в войне можно только если государство и общество едины.

У сильного государства — сильная идеология. Для нашей страны ключевой момент идеологии — проблема национальной политики, консолидация российского социума. Что не хватает для этого? Нет справедливости. А механизм справедливости должен быть. К Сталину можно относиться по-разному, но он создал уникальную систему воспроизводства справедливости, когда образовал систему контроля, которая включала партийный контроль, народный, профсоюзный, комсомольский. Эта система через приводные ремни контролировала весь государственный аппарат. Сталин успешно уничтожил коррупционную систему.

Если государство хочет быть сильным, оно усиливает контроль общества над властью.

Империя нужна, потому что в новой мировой формации выживут большие структуры.

Гамзат ГАМЗАТОВ, председатель Общественной палаты РД.

Либералы исключили идеологию из Конституции с намеренной целью развалить СССР. Среди либералов есть две составляющие: бизнесмены, которые относятся к нашей стране как к бизнес-полю, и политики, которые как раз и раздувают великорусский шовинизм и национализм.

Как добиться национального согласия в стране? Есть базовое условие, которое дагестанцы получили от своих предков: это единая культурная среда, которая питает наши народы. Единые обычаи, единое отношение к жизни, соседям, к подрастающему и старшему поколению, свойственны абсолютно всем национальностям Дагестана. И эта культурная среда оказалась самым прочным заслоном, что не дал состояться планам ударить по РФ через Дагестан. Тем силам казалось, что разрушить Россию, дестабилизировать обстановку проще всего через многонациональный Дагестан. Убедившись, что этого сделать нельзя, пошли через центр — через Манеж, через политических дармоедов, которые разжигают противоречия.

В Дагестане нет никакой полемики относительно любви к своей большой родине — России. И дагестанцы это неоднократно доказывали. У нас одна дорога. Если мы и дальше будем совершенствовать формирование правовой среды, которая обеспечивала бы права и свободы граждан независимо от их общественного статуса и национального происхождения, конфессиональной принадлежности, если будем обеспечивать неотвратимость наказания, на этой основе будет формироваться единое гражданское общество, единая гражданская нация, которая обеспечит и развитие государства. И защиту его от зла, которые несут Соединённые Штаты всему миру, и формирование единой культурной среды, где мы все будет жить счастливо и благополучно.

Деньга ХАЛИДОВ, советник главы РД.

Речь уже надо вести не о судьбе России или её части в лице Северного Кавказа, а о судьбе человечества в целом. Наступило время, когда люди, думающие о судьбе человечества, настоящие учёные, патриоты, должны вместе искать средство спасения от катастрофы, к которой человечество ведут либералы.

Но такого осознания нет у научного сообщества, тяготеющего к либеральному лагерю. Потому что либералы навязали ложную повестку дня русской элите, в том числе национал-патриотам. Совершенно неприемлемый для России лозунг выдвинут национал-демократами, что Россия должна ужаться и жить, как Польша, Венгрия. Деятели этого направления пишут доклады и навязывают свою точку зрения, ложную повестку дня руководству страны. Которое, похоже, начало сознавать угрозы.

Но либералы ещё сильны. Они отстроили антисистему, которая своими щупальцами охватила всю Россию. Они ещё сильны и в той подсистеме государства, которая должна думать о нашей безопасности. И периодически эту систему приводят в действие: когда СМИ и силовые начальники начинают раздувать антикавказские, антидагестанские настроения, не основанные на фактах. Эта ложь призвана дезавуировать шаги позитивные, которые предпринимают главы республик.

Умаросман ГАДЖИЕВ, министр печати и информации РД.

Во главе с Рамазаном Абдулатиповым мы намерены всесторонне укреплять Дагестан. Уверенно говорим, что в Дагестане количество патриотов соответствует количеству жителей.

Имам ЯРАЛИЕВ, глава городского округа "город Дербент".

За многотысячелетнюю историю города, а Дербент — самый древний, самый южный город России, один из древнейших городов мира — здесь научились отличать добро и зло, друзей и недругов. Мы, люди самых разных национальностей, гордимся, что являемся дагестанцами и россиянами. Мы очень чувствительны, когда Россия ослабевает. И горды, когда она поднимается с колен.

Древняя Русь, Советский Союз, нынешняя Россия — это наша страна, наша общая история, в которой что хорошее было — всё наше, а плохое было, у кого этого не бывает? Человек, не знающий свою историю, слаб, ему не на что опереться.

Ценности, за которые наши отцы и деды сражались, за что они проливали кровь, хотят сделать бессмысленным, ослабив нас.
Мы — граждане России, и делить нас по региональному принципу, как делают СМИ, нельзя. Ведь дагестанцы несут самые большие жертвы в борьбе за единство нашей страны. Дагестан выбран местом борьбы на российскую государственность.

Конечно, есть нарушения закона и у нас, и у дагестанцев в русских областях, так применяйте к преступникам все должные законные меры!

А подача материалов о Дагестане как не о составной части, об отделённой, недопустима. Мы — часть России. Были, есть и останемся россиянами.

Многие из нас — из империи советской. Многие из простых семей, дальних уголков, и советская система давала возможность заявить о себе, доказать своё преимущество, вознаграждала уважением людей, признанием тебя как человека талантливого, что является стимулом дальнейшего развития.

В мире идёт процесс создания больших империй. И нам надо объединиться, чтобы стать не объектами нового мироздания, а субъектами. Участвовать в этом процессе наравне или даже стать выше. Иного пути нет, иначе у наших детей и внуков нет будущего: на нас будут весь мир натравливать, уничтожать.

Зикрула ИЛЬЯСОВ, заместитель министра по национальной политике РД.

Процесс глобализации приводит к стиранию национальных различий, а в Дагестане идёт иной процесс. Малые народы с численностью всего несколько тысяч человек хотят развивать свой язык, традиции, культуру. И мы такую возможность даём: в недавнем прошлом три народа обрели свою письменность, появились литературные произведения на этих языках.

Каждый субъект РФ имеет свои проблемы. У нас есть проблема разделённых народов: это лезгины, аварцы, цахуры, которые оказались по ту сторону государственной границы. Есть проблема уровня жизни в горах и на равнине. Есть и другие проблемы. Их решение при слабом государстве невозможно. Мы должны не только на словах говорить о сильной стране, а добиваться, чтобы на деле оно было таковым. Если мы будем бить в эту точку — создания и укрепления империи — одинаково понимая важность этих проблем, сумеем добиться цели.

Светлана ГАМЗАТОВА, директор Дербентского медицинского училища.

Любовь к родине, родителям, ценностям, которые ценой жизни утверждали наши предки, не прививается ныне, нет государственной политики патриотического воспитания. Воспитывать надо с детского сада. Ведь фактически до 22-х лет ребёнок находится в руках общества. Мы — поколение интернационалистов, никогда не делили людей по национальности.

Но ведь это не само собой получается — нас так воспитывали, поэтому национальную рознь у нас и не удалось посеять. И надо всем миром — семья, школа, общество, как раньше — воспитывать.

Надыр КАЗИМОВ, начальник Дербентского управления образования.

Сначала задело слово "империя". Но посмотрим историю: дагестанцы с гордостью говорили, что они — русские офицеры.

Мы — русские духом дагестанцы. Наш успех — в рамках многонационального равноправного государства. Дагестанцы, дербентцы — неотъемлемая часть русского духа, мы его и формировали, ведь отсюда пошло православие на Руси. Даже когда были противостояния во взаимодействии Российской империи и Дагестана, то это было противостояние с методами российской элиты по вовлечению в общую государственность. Русский дух в Дагестане был и будет генетически. Мы рады, что такая идея развивается — сильного государства с равными правами всех народов.

Исамудин СЕИДОВ, имам города Дербент.

Государство может быть сильным только в том случае, если ко всем гражданам относится с уважением, вне зависимости от национальности, религии, культуры. Тогда граждане будут любить государство и отдавать жизнь за его независимость и процветание. А государство должно знать и своего сторонника, и врага, и сомневающегося. И должно со всеми поступать так, как заслуживает, со всеми формами надо работать. С врагами — как с врагами, с сомневающимися — как с сомневающимися — с друзьями, как с друзьями. В Дагестане распрей на национальной почве не было. Потому что у нас говорят: ты живёшь с соседом. Если он заболеет — помоги, если он нуждается, помоги, если он умер — приди на похороны.

Но не трогай то, что в семье. Если это не выходит за рамки, не нарушает соседство, не вмешивайся. Взаимопомощь и добрососедство. У меня соседи — разных национальностей, а мы все разговариваем на русском языке.

Но сегодня определённые группы не хотят, чтобы государство было сильным. Они разжигают национальные споры, чтобы от себя отвлечь внимание. Мы сами не правы, что не всегда воспитываем: если ты едешь куда-то, веди себя так, как принято там. Мы не воспитываем, и государство не воспитывает. И надо с теми людьми, что мешают нам нормально жить и укреплять страну, работать: убеждать, воспитывать, спрашивать по всей строгости.

Гюльчохра СЕИДОВА, кандидат философских наук.

Хотелось бы сказать о великой миссии русского народа. Россия на своих просторах объединяла сотни народов. Эту миссию можно воплотить в нынешней сложной геополитической ситуации лишь в условиях сильного российского государства.

Показательно, что глава Ватикана обратился к нашему президенту с просьбой помочь в сирийском конфликте. Это возлагает на нашу страну большую ответственность. Но для выполнения великой миссии государство должно иметь свою осмысленную, выстраданную идеологию. Идеология — задачи, цели, приоритеты — выстраивается на серьёзных ценностях.

Каждый народ — полосочка радуги, и ценно наше многоцветие. Надо уважать других, вместе решать общие задачи. А сильное государство и развитие — это же задача общая. Если будет общее осознание этого, тогда мы сумеем сыграть и роль мирового авангарда.

Абдусалам ГАСАНОВ, кандидат исторических наук.

Дербент — пример конфессионального согласия. Но взаимоуважение, сосуществование было дано не само собой. А явилось результатом длительных отношений, необходимостью искать общие интересы. Если люди этого не делали, история их наказывала. Терпели поражение, когда при нападениях каждый аул, село защищало себя, не объединялись.

Сегодня мир изменился. Чтобы стать великим государством, нужна организация жизни, комфортная всем народам. Российские исследователи, попадая в отдалённые уголки Дагестана, удивлялись: казалось бы, нецивилизованные края, но в населённых пунктах были все признаки полисов: общество, где уважают человека, его достоинство. Но тогда уклад был основан на аграрном принципе: каждый человек имел свой кусок земли, с которого мог кормиться, поэтому не зависел ни от кого и мог вести себя с достоинством. А такие достойные люди могли защищать и достоинство родины. Но сейчас глобализация, новое устройство эти особенности стирают. И надо выработать новую стратегию, модель общества, основанную на новых экономических реалиях.

Александр ПРОХАНОВ.

Наше нынешнее соприкосновение с вами, дорогие друзья, — мимолётное и точечное. Но эти точки свидетельствуют, что мы за эти годы не растеряли друг друга. И в наших касаниях друг друга прозвучали слова высокого братства и высокого единства. Благодарим вас за ваши ценные для нас суждения, которые мы будем осмысливать.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x