Сообщество «Посольский приказ» 00:15 26 апреля 2023

Мода на Африку

Что мы забыли на "чёрном континенте"

Африка ныне в моде в России. На телеэкранах появились многочисленные эксперты, которые раньше мир за пределами Европы да США не видели и которые вдруг обнаружили неподалёку от России целый огромный континент. Нам начали наперебой рассказывать, какую пользу могут принести России политические и экономические связи с Африкой, почему мы должны вернуться на этот континент после трёх десятилетий отсутствия. В марте этого года прошла межпарламентская конференция «Россия – Африка» с участием делегаций парламентов 35 стран (ещё 10 стран были представлены послами). В конце июля планируется встреча в верхах лидеров России и стран Африки. Такого в истории наших отношений с «чёрным континентом» ещё не было.

Этому внезапному прозрению способствовали два крупных фактора. Во-первых, полной неожиданностью для высоколобых спецов по внешней политике (особенно сторонников дружбы с Западом) оказались результаты голосования в ООН в отношении резолюций с осуждением операции России на Украине. Более половины государств Африки отказались поддержать этот документ. А до этого у многих в РФ было убеждение, что страны континента находятся под полным политическим и экономическим контролем бывших колониальных держав. Дескать, будут голосовать, как им укажут из Вашингтона, Лондона и Парижа. Однако ни одна страна в Африке не ввела санкции против России.

Огромный пласт стран Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки тоже отказался подчиниться диктату Запада. Реальная карта мира, как выяснилось, сильно отличается от той, которая навязывалась нам с начала 90-х. Америкоцентричная схема в одночасье рухнула в феврале 2022 года.

Расклад примерно такой. Азию мы худо-бедно понимаем (сами азиаты!). С Китаем, Индией, Японией, Вьетнамом, Пакистаном и другими странами континента давние политические, торгово-экономические, военно-технические и другие связи. Есть специалисты, владеющие тонкостями азиатской политики. Неплохо обстоит дело со знанием Ближнего и Среднего Востока. Здесь давняя палестинская проблема, которая держит Москву в тонусе, здесь нефтяные отношения со странами Персидского залива, неподалёку Иран и Афганистан, с которыми тоже добрые, хотя и сложные связи. В Латинской Америке у нас надёжные друзья в виде Кубы, Никарагуа, Венесуэлы. Крепнут отношения с Бразилией, Аргентиной и другими быстро левеющими странами континента.

А вот с Африкой всё намного сложнее. Наши отношения с континентом, переживавшие бурный рост в 1960–1980-х годах на волне нашей поддержки антиколониальной борьбы, начали сворачиваться во второй половине 1980-х годов, после прихода к власти Горбачёва с его «новым мышлением», означавшим переход на рельсы подчинения Западу и отказ от наших прежних союзников.

После 1991 года этот процесс принял обвальный характер. «Новая» Россия из Африки фактически ушла. Сейчас наши связи держатся на заделе, подготовленном советской внешней политикой. Мы известны в Африке тем, что никогда не имели там колоний и, напротив, самым активным образом поддерживали их освобождение, вели торгово-экономические отношения на взаимовыгодной основе. В Африке это помнят и ценят.

Что мы имеем на сегодня? В активе, по большому счёту, лишь сохраняющееся дипломатическое присутствие в большинстве стран континента. Но не во всех. Ряд посольств был закрыт в начале 90-х, когда друзья Запада в ельцинско-козыревском МИДе усердно помогали своим покровителям выдворять Россию из Африки.

Из дел последних лет, о которых с восторгом заговорили как о «возвращении в Африку», лишь участие ЧВК «Вагнер» в антитеррористических операциях в ЦАР и Мали. Помочь дружественным народам избавиться от заразы терроризма – занятие благородное. Но в стратегическом отношении это пока не больше, чем заявка о намерениях.

Пассива гораздо больше. «Аэрофлот», который до конца 1980-х годов летал в каждую африканскую столицу, сегодня в тех краях больше не появляется. Разрушена сеть советских культурных центров в Африке. Раньше они были практически в каждой стране. Курсы русского языка посещали тысячи местных граждан, теперь их нет, и таким образом утерян важнейший канал влияния на общественное мнение стран Африки. Во времена СССР мы неплохо зарабатывали на экспорте знаний. Множество наших специалистов работали в африканских университетах и профтехучилищах. Сегодня такие программы свёрнуты почти до нуля.

Наш экспорт на этот континент сводится, прежде всего, к поставкам удобрений, нефти и нефтепродуктов, зерна. Как следствие, товарооборот между Россией и Африкой к югу от Сахары составляет мизерные три миллиарда долларов. Для сравнения: объём экономического сотрудничества по линии Китай — Африка больше двухсот пятидесяти миллиардов.

Стараниями Чубайса и его сторонников машиностроение и высокотехнологичные отрасли в России разрушены. Поэтому мы не можем предложить Африке нечто более ценное, чем могут наши конкуренты. Сами сидим на импорте высокотехнологичной продукции. Санкции энергично побуждают Россию развивать собственные технологии. Глядишь, через сколько-то лет и мы сможем предложить Африке нечто такое, чего они не могут получить на Западе или Востоке.

Но пока из продукции машиностроения мы можем предложить в основном оружие. Хотя на этом поле снимать урожай пытаются все. Нас выручает только то, что к «Калашниковым», к советско-российской броне и авиатехнике в Африке давно привыкли как к отличающейся простотой, надёжностью, высокими боевыми качествами и низкой ценой.

К сожалению, государство пока не создаёт предпосылок для расширения торгово-экономических связей с Африкой по линии частного предпринимательства. Нужны налоговые льготы и другие виды преференций, чтобы побудить наш бизнес идти на далёкий континент.

Успехи Китая на этом направлении объясняются тем, что Пекин подходит к геостратегическим вопросам масштабно и комплексно. Так же поступают все наше конкуренты. И не только «старые игроки»: Англия, США, Германия, Франция, — но и многочисленные новые, желающие поспособствовать развитию Африки (разумеется, с выгодой для себя), включая Турцию, ОАЭ, Японию, Южную Корею, Бразилию, Тайвань. И это отнюдь не полный список.

В России же межправительственные комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству между Россией и странами Африки не собираются годами. А когда и собираются, то на выходе практически ничего, кроме заключительного документа, в котором содержится некая программа действий. О чём тут говорить, если на весь гигантский континент всего четыре торговых представительства РФ. Причём только одно из них (в ЮАР) — на всём огромном пространстве чёрной Африки к югу от Сахары.

Несколько десятилетий, а также сотни миллионов долларов и евро были потрачены российской "элитой" на бессмысленные попытки подружиться с Западом через участие в «посиделках» типа Парламентской ассамблеи Совета Европы. На них западники с удовольствием полоскали нас за разнообразные «грехи», а мы лишь вяло «отстаивали свои позиции». В Африку же почти никто из российской верхушки тогда не ездил.

Дмитрий Медведев, будучи президентом России, побывал в нескольких странах юга континента, где торжественно заявил, что «Россия возвращается в Африку». На этом дело и закончилось.

Представление об этом континенте недалеко ушло от классического «не ходите, дети, в Африку гулять…» Если к этому добавить старательно раздуваемые в российских СМИ темы массового голода, эпидемий, кровавых конфликтов, бедности, преступности, то вообще может сложиться впечатление о полной безнадёге.

На самом деле это континент с населением почти в 1,4 миллиарда человек — почти столько же в Китае и в Индии. Это огромный и платёжеспособный рынок. Уровень образования в Африке неуклонно растёт. И с учётом гигантских запасов полезных ископаемых вопрос лишь времени, когда Африка ворвётся в число самых мощных в экономическом отношении континентов мира. Один из руководителей Африканского парламента недавно сказал мне: «Африка уже совсем не та, что была ещё 20 лет назад». Например, Эфиопские авиалинии за последние годы закупили около 200 средне и дальнемагистральных лайнеров. Сейчас эта компания на рынке перевозок успешно конкурирует на континенте с такими грандами как «Эмираты» и «Катар».

Парламентская конференция и встреча в верхах «Россия – Африка» - дело, несомненно, полезное. Однако здание, по-моему, начали строить не с фундамента, а с крыши. Начинать надо бы, по-видимому, с инвентаризации наших отношений, прежде всего, с оценки наших экспертно-аналитических сил. Хотя российская африканистика не в лучшем состоянии, но люди, кое-что знающие об Африке, есть. Хотя в условиях жёсткого недофинансирования вузов и институтов РАН всё держится в основном на знаниях и преданности делу специалистов-африканистов ещё времён СССР. Собрать их воедино для «мозгового штурма» было бы самым правильным началом нового «похода в Африку».

Российский бизнес – новичок в Африке. А ведь там действуют «акулы бизнеса», фирмы со столетними традициями работы на этом континенте. И новые игроки идут туда мощно, системно, опираясь на полную поддержку своих государств. В Африку, особенно в ЮАР, то и дело наведываются делегации российских предпринимателей. Цели – самые благие. Участие в международной деловой конференции или выставке, чтобы «и людей посмотреть, и себя показать». На выходе пока немного.

Мы сталкиваемся и со слабой координацией наших внешнеполитических действий. МИД занимается межгосударственными отношениями. Другие ведомства, имеющие внешнеполитические функции, ведут свою политику. Крупные компании проводят линию, не обязательно совпадающую с интересами государства. Во времена СССР Международный отдел ЦК неплохо координировал действия всех внешнеполитических игроков.

Недостатка в желающих координировать наши связи с Африкой нет. Здесь Минэкономразвития, которому подчиняются торгпреды России в Африке, Торгово-промышленная палата России и её Координационный комитет по сотрудничеству со странами Африки (АфроКом), Ассоциация торгово-экономических связей с Африкой, созданная МИД. Несколько частных организаций, но: при семи няньках дитя без глаза.

Огромным пластом нашей опоры являются африканцы — выпускники советских, российских вузов. Многие из них занимают ключевые позиции во власти, бизнесе, СМИ. Создаётся, однако, впечатление, что в России интерес к иностранным студентам заканчивается с получением ими диплома об окончании вуза. А зря! Как правило, эти люди сохраняют симпатии к России и могли бы многое сделать для развития наших связей. Но для этого нужно выстраивать соответствующую систему, в которую должны быть вовлечены и сами вузы, и посольства РФ.

Все страны мира используют свои диаспоры за рубежом. Наши люди в Африке есть. Многие двинули туда, особенно в ЮАР, в начале 90-х в наивной надежде, что там золото валяется брусками на улице. Большинство уехало не солоно хлебавши. А кое-кто остался. Они знают обстановку, местные обычаи, нравы и знают людей. Но данные знания не востребованы. Эти наши люди там живут разрозненно. Посольства если и занимаются согражданами, то по остаточному принципу. Поэтому сильно удивляешься, когда где-то в Африке обнаруживаются наши соотечественники, которые могли бы принести много пользы для продвижения российских интересов.

Чтобы получить прибыль, нужно сначала инвестировать. Это азбучная истина. Сейчас капиталовложений из России на этот континент недостаточно. Но, как ни парадоксально, мы в Африку уже инвестировали и мощно. В течение 1960-х–1980-х годов мы вложили миллиарды рублей (тогда доллар стоил 60 копеек) в создание инфраструктуры промышленности, образования, здравоохранения в Африке. Мы вложили огромные силы и средства в поддержку антиколониальной борьбы.

Сегодня, говоря нынешним, рыночным языком, пришло время получить отдачу от вложенного капитала. Первые признаки движения в этом направлении уже обнаружились, но раскачиваться нам некогда. Африка ждёт нашего возвращения. Дело за Россией.

На фото: жители Йоханнесбурга (ЮАР)

21 июня 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
Cообщество
«Посольский приказ»
16 июля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x