Авторский блог Марина Алексинская 08:45 1 марта 2013

Мимо Путина

Из Ессентуков в Железноводск путь лежал через окраины Пятигорска. Чередовались, сменяли друг друга лачуги, сараи, времянки, к «танцующим» доскам дверей которых прибиты фанерные таблички: «Дары Каспия», «Свежее мясо», «Шашлык»…. Не надо ни единого слова о процентах в повышении зарплаты, не нужен социологический опрос центра Левады, чтобы наблюдать с содроганием картину брошенности человека сегодня даже не в нищету - в какое-то полуживотное состояние. И вот между этими хибарами – вдруг признаки цивилизации: махина-щит с рекламой: «Эротический массаж». Метров через десять: «Тайский эротический массаж»…
0

Из Ессентуков в Железноводск путь лежал через окраины Пятигорска. Чередовались, сменяли друг друга лачуги, сараи, времянки, к «танцующим» доскам дверей которых прибиты фанерные таблички: «Дары Каспия», «Свежее мясо», «Шашлык»…. Не надо ни единого слова о процентах в повышении зарплаты, не нужен социологический опрос центра Левады, чтобы наблюдать с содроганием картину брошенности человека сегодня даже не в нищету - в какое-то полуживотное состояние. И вот между этими хибарами – вдруг признаки цивилизации: махина-щит с рекламой: «Эротический массаж». Метров через десять: «Тайский эротический массаж»… Вдруг навстречу сверкая фарами, ревя сигналами, пронеслась машина ДПС. Мы резко вывернули на обочину. Стремительно промелькнул, блеснул черным лаком кортеж правительственных машин. «Путин в Кисловодск поехал, - сказал водитель. – В Сочи инспектировал олимпийские стройки». И продолжил, не без меланхолии в голосе, свой рассказ о том, что города КМВ утратили самобытность, что был в санатории имени Клары Цеткин старинный, памятник архитектуры, особняк, в юности еще туда на дискотеку бегал, теперь – руины, что под видом пансионатов чиновники строят себе в заповедных зонах особняки, что русские продают по дешевке квартиры и уезжают вглубь России, а чеченцы уже называют Пятигорск своей столицей, что они, молодцы, не то, что мы, друг за друга держатся и рожают по семь-десять детей… Сумрак впечатлений усугубил рассказ эколога Владимира Супруненко.

- Владимир Леопольдович, в разговоре по телефону вы обмолвились фразой, что курорту Кавказских Минеральных Вод осталось недолго жить. Чем было продиктовано такое высказывание?

- Это не только мое мнение. Не далее как вчера открыл один сайт случайно, где ученый написал то же самое: при нынешнем развитии событий Кавминводам осталось двадцать лет. У нас до, скажем так, 1985-го года была единая эксплуатирующая организация. Она называлась Гидрогеологическое управление Кавминвод. В распоряжении организации было порядка 300 скважин, из них - порядка 120 эксплуатационных скважин, которые качали и обеспечивали все курорты минеральной водой: питьевой, бальнеологической и так далее. Грянула перестройка и тут же начались незаконные выдачи лицензий частным недропользователям. Буквально за пять-семь лет, еще до начала 2000-го года, появилось порядка сорока недропользователей. А что такое Кавминводы? Кавминводы – это единый артезианский бассейн, это одна водонапорная система, образно говоря – одна бочка с водой и в ней несколько кранов. При такой системе нельзя эксплуатировать природные ресурсы организациями, изолированными друг от друга. Даже при едином недропользователе должна быть государственная режимная сеть наблюдений, которая четко балансирует и координирует водоотбор по всем месторождениям. Но сегодня мониторинг эксплуатации не ведется.

- Какие могут быть последствия разбалансировки? Много ли сегодня локальных недропользователей?

- Представьте себе, что я, допустим, сижу на нижнем кране, ни с кем не связан. Открыл – у всех других попадали уровни, упала химия, а значит, понизилось качество воды. Кроме того, без должного контроля воду могут бодяжить. Открыть, например, для принятия ванн два крана пресной воды и один минеральной. Сегодня более сорока недропользователей. Кто-то, конечно, старается, из тех, кто раньше работал в нашей системе. Но никто ничего не контролирует, былая реализация системы мониторинга распалась. Идет полная анархия в использовании минеральных ресурсов.

- Что еще угрожает сегодня Кавказским Минеральным Водам?

- Настоящие угрозы Кавминводам имеют отложенный эффект. Сегодня в курортном регионе ведется такое массированное строительство, при котором нарушается зонирование городов. Наши города-курорты – Ессентуки, Кисловодск, Пятигорск, Железноводск – до 90-х годов были чётко зонированы. Была курортная зона, была селитебная, коммунально-складская и была зона какой-то легкой промышленности, заводов минеральных вод. Строительство домов шло строго в жилой зоне, скверы, парки – это было святое. Сегодня разве что Железноводск находится в более выгодном положении, зонирование города сохраняется. А в Ессентуках в курортной зоне строят огромные жилые дома, небоскребы, что совершенно ломает культурный облик города-курорта. А что влекут за собой эти дома? Машины, торговля, предприятия, неорганизованные свалки. И вся грязь проникает в первый поверхностный грунтовый горизонт, что как следствие, может привести к загрязнению подземных горизонтов. Поскольку вода у нас как бы глубоко, но она отреагирует тогда, когда уже поздно будет что-либо исправить. Вы были в парке Ессентуков?

- Пока не доводилось.

- Так вот, парковые зоны и резервные курортные территории отдают сейчас под строительство коттеджей. Кроме того, идет слияние городов. Если раньше Кавминводы состояли из отдельных уютных городков - каждый со своеобразным климатом, с каким-то своим запахом – то теперь идёт слияние городов в единый урбанизированный массив, в котором редкая вкрапленность каких-то санаториев.

- Кто-нибудь занимается охраной заповедных территорий?

- С 1972 по 1985 годы гидрогеологическое управление Кавминвод, где я работал в то время, занималось проектом зон охраны в КМВ. Этот проект четко регламентировал хозяйственную деятельность в пределах санитарных зон. Контуры этих зон выносились на карты, карты раздавались всем административным, муниципальным органам. Специалисты знали, что в какой зоне можно строить. Всё это сейчас, простите за выражение, похерили. Машук по пояс уже в застройках, возводят коттеджи непонятно для кого, мигрантов может? У нас за последние десять лет население Кавминвод выросло на двести тысяч, и это при убыли местного населения.

- А мигранты откуда? И чем грозит увеличения населения?

- Приезжают из республик Северного Кавказа. Ясное дело, им нужны жилье, работа, машины, под каждого человека нужно создавать инфраструктуру. Увеличиваются отходы, и все они сваливаются в очистные сооружения. А сооружения эти ещё когда построили?! Для Кисловодска, Ессентуков, Пятигорска, Предгорного и Мало-Карачаевского района они объединены в одну систему (плата в Мало-Карачаевском районе в пять раз ниже, чем в КМВ), и эта система не выдерживает возросшего объема. Катастрофически превышаются техногенные, антропогенные нагрузки. Железноводску повезло больше, у него очистные сооружения в Минеральных Водах, отдельные. Хотя и там северная сторона застраивается, а на месте свалки пытались было устроить «горное море».

- Что за инновация такая?

- Насколько я понял, какой-то типа SPA-курорт. Новомодное течение, которое кто-то подсказал Хлопонину. Нашлись советчики: давайте туризм развивать, в случае Олимпиады объединим всё. Но простите, Кавминводы – это сугубо лечебная территория! Здесь были собраны лучшие медицинские кадры. Здесь размещались чётко профильные курорты: кардиологический, гастроэнтерологический, урологический, для спинальных больных. Хорошо, что общественность выступила, от «горного моря» отказались.

- Пользуются ли спросом санатории КМВ?

- Раньше до полутора миллионов приезжало курортников, сейчас с трудом семьсот-восемьсот тысяч. Санатории не заполнены. Люди не хотят ехать. Цены такие, что человек посмотрел: «Да зачем? Я лучше в Хургаду съезжу!» Таких цен на путевки не было никогда. Раньше студенты приезжали. В Ставропольском крае избыток электроэнергии, мы передаем её в Кабардино-Балкарию и дальше на Грузию. Так вот, у нас плата за электроэнергию в пять раз выше, чем в Кабардино-Балкарии. Путевка в разы превышает свою стоимость.

- В чем вы видите причину беспредела?

- Я думаю, кардинальная причина – это бесконечная смена власти. Главы муниципальных образований меняются как перчатки, и каждый чувствует «золотую» жилу. Понимаете, чиновники «закусили удила», они, как говорится, рвут всё на себе, чтобы быстрее, пока они сидят в кресле, пораспродать заповедные земли. В 1985-м году была разработана экологическая политика, утвержден проект зон горно-санитарной охраны по курортам КМВ. Первая зона – зона выхода на поверхности источников, зона строжайших ограничений; вторая зона – зона проживания, но где нельзя заниматься производством; третья зона – это весь округ санитарной охраны: от Минвод до Кисловодска и южнее, общая площадь где-то 5500 км2. Это округ имел природоохранный статус. Все, что происходит в нем, согласовывалось организациями, которые были указаны в правительственном постановлении. Ситуация держалось под контролем. Как только грянула перестройка, администрация округа превратилась в совершенно декоративную структуру. Муниципалы стали все эти законы интерпретировать по-своему и стали издавать собственные проекты, планировки и застройки. При этом появляются то одна, то другая стратегия развития Кавминвод. Теперь, с появлением господина Хлопонина, появилась еще одна, очередная, доктрина: превратим Кавминводы в туристический кластер.

- Санаториям что-нибудь оставим?

- Кисловодск был самым прекрасным курортом, единственным ландшафтно-климатическим курортом. Там воздух был уникальный, там парк считался лучшим парком в Европе. Сейчас этот парк в шашлычных-машлычных и торговле. Население растет, дорожной инфраструктуры нет, сегодня город задыхается от выхлопов. А в пятидесяти метрах от знаменитой «Нарзанной» галереи хотели построить 15-ти этажный монстр, уже вырыли котлован, со 110-тью подземными гаражами. Там вода течет на глубине шести метров! Котлован под дом сделали ниже, чем уровень воды! А другой такой монстр построили метрах в двухстах от источника «Нарзана». А в резервных курортных зонах выстроили замки, Беверли-Хилз отдыхает. Губку наполните водой, а потом на нее положите гирьку – вот то же самое происходит с водами Кисловодска.

- Кисловодск славился как бальнеологический курорт?

- Да, здесь пьют воду, но все же она не имеет такого лечебного эффекта, как скажем вода в Ессентуках или Железноводске. Основа Кисловодска – бальнеологическая вода, это углекислые ванны, которые лечат сердце, нервную систему, плюс ландшафт города – это терренкуры с определенной степенью сложности прохождения, в зависимости от заболевания. И вот в Кисловодске произошла жуткая трагедия. Недалеко от источника «Нарзан», в 800-х метрах примерно, есть завод - ОАО «Нарзан», который продает красивые бутылки под названием «Нарзан». Хорошая вода, безусловно. Так вот они в нарушение всех федеральных законов получили лицензию и пробурили для себя две скважины. Начали эксплуатировать и потянули на себя всю химическую составляющую, особенно углекислоту – главный лечебный фактор. Они ухудшили качество бальнеологической воды. Люди не лечатся. Им стали заливать практически пресную воду в ванну.

- Но кто-то может повлиять на ситуацию?

- Приезжала ФСБ, занималась именно этими вопросами. Публикаций миллион было. Но почему-то дела до конца не доводятся. Чиновники келейно, фрагментарно корректируют генплан под продажу земли. И так бесконечно, и так по всем Кавминводам. Слава Богу, общественность еще что-то пытается сделать, не молчит. Но как бороться?

- Подводя итог, Кавминводы находятся на грани экологической катастрофы?

- Именно так. Кавказские Минеральные Воды - это замкнутая экологическая система со своей определенной емкостью. Она может выдержать определенное количество отдыхающих, определенное количество местного населения - в идеале местное население должно жить отдельно от курортной зоны. Сегодня модно на Запад смотреть. Так вот, западные курорты как выглядели двести лет назад, так выглядят и сегодня. Ни на один объект не увеличился, тем более промышленный. Вся городская инфраструктура отделена от курортной, курорт остается чистым. Мы же, что имеем – наше народное достояние, наши уникальные курорты - не храним. Эффективность оздоровления по ессентукскому курорту, к примеру, составляла 90%. В мире такого не было! Теперь «For sale» - пишут на объектах. Все на распродажу! получать огромные барыши. Одни временщики уйдут, придут другие.

- Но вода пока остается. Быть может, подскажите нашим читателям, какая вода под названием «Ессентуки» не подделка?

- Смотрите, на этикетке воды «Ессентуки-4» должно быть указано: скважина 57. Это центральный участок Ессентукского месторождения. Но я еще должен одну вещь сказать. «Ессентуки-4» может быть Нагутского месторождения, там, на большой глубине нашли «Есентуки-4» и «Ессентуки-17». Это тоже хорошая вода. Вообще Нагутское месторождение – огромнейшее богатство. Там есть вода типа «Боржоми», содовая, не хуже грузинской. И запасы её огромные!

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x