Авторский блог Вячеслав Огрызко 16:35 5 апреля 2018

«Мы — государственники»

«Литературная Россия» отмечает 60-летие
2

6 апреля 1958 года вышел первый номер газеты "Литературная Россия". Поздравляем коллег с юбилеем!

"ЗАВТРА". Вячеслав Вячеславович, своё 60-летие "Литературная Россия" встречает в каком состоянии — взлёта, парения, некоторого уныния, может быть?

Вячеслав ОГРЫЗКО. В рабочем состоянии. И это несмотря на то, что уже два года редакция находится между небом и землёй из-за непонятных действий правительства Москвы, которое два года назад без объявления причин предложило нам выселяться, заявив, что якобы это связано с программой благоустройства Москвы и якобы предстоит капитальный ремонт нашего здания. Мы просили дать нам на время ремонта какое-либо помещение или хотя бы гарантию, что по окончании ремонта мы сможем вернуться в нашу редакцию. Но ни гарантий не было дано, ни помещений не выделено. Хотя помещение для нашей газеты выделяло не нынешнее правительство Москвы. Ещё с момента создания редакции (тогда она называлась "Литература и жизнь") в 1958 году решениями директивных органов ЦК КПСС, советского правительства мы находимся в здании на Цветном бульваре.

И вот прошло два года, а ремонт, ссылаясь на который, нас выгоняли, даже и не начинался. Можно рассмотреть два варианта, почему нас выживали. Первый — это политическая расправа за наши критические статьи, в которых мы по целому ряду моментов критиковали правительство Москвы. В частности, за уничтожение киосков прессы! Москвичей практически лишили удобства покупать по утрам нужные газеты. Второй вариант — кому-то понадобился лакомый кусочек земли в центре Москвы, где находится наша редакция.

Но, несмотря на это, мы ни на один день не прекращали работу над номерами газеты, потому что главная наша задача — информирование россиян о том, что происходит в стране и мире, показ своего видения решения острейших ситуаций. Прежде всего нас заботит происходящее в области культуры, мы следим за литературным процессом. Мы государственники, интересы государства, в котором мы живём, для нас превыше всего. Это одна из отличительных черт нашей газеты.

"ЗАВТРА". Что в вашем издании — соблюдение традиции, и что — авангард, необходимый любому современному изданию, особенно тому, которое отражает творческие процессы?

Вячеслав ОГРЫЗКО. Безусловно, люди, которые не помнят своего прошлого, обречены на поражение. Но надо всегда задумываться о будущем. Дело — в разумном сочетании. Мы всегда помним и ценим своё прошлое. Оно было неоднозначным. К примеру, поработав в Российском государственном архиве литературы и искусства, мы обнаружили, что газета в начальные годы своего существования по каким-то причинам не напечатала первые стихотворения Новеллы Матвеевой, рассказы Виталия Сёмина, Виктора Конецкого. Мы отдаём запоздалые долги, публикуем произведения, не напечатанные тогда.

Но это не столько о традиции, сколько о возвращении долгов.

А традиции, например, в том, что в своё время в газете печатались первые рассказы Василия Шукшина, Валентина Распутина.

Конечно, для нас важно, кто сейчас будет эти традиции поддерживать и развивать, но всегда актуален и вопрос о новых формах, о новом содержании. Мало кто знает, что короткое время в середине семидесятых годов прошлого века в нашей газете работал Саша Соколов, который потом перебрался в Канаду. Он много экспериментировал. Удачны были его поиски или неудачны — об этом до сих пор можно вести дискуссии. Да, всё должно быть в меру. Но ничего не надо запрещать. А какие-то ограничения сам художник должен перед собой ставить.

Кстати, в своё время первые свои произведения у нас печатал Александр Проханов. Он тогда выступал как певец русской деревни, русской культуры, следовал этим традициям. Потом обратился к другим проблемам, которые тревожили его душу, и в конце восьмидесятых годов у нас в газете появился блестящий цикл его статей об оборонном сознании. И знаменитая статья "Трагедия централизма" была тоже напечатана именно у нас.

Где здесь традиция, где авангард? Как эти пропорции измерить? Важно то, чтобы всё это пошло на пользу человеку, обществу.

Нами пережиты страшные годы. Многое изменилось в народе, в культуре, и страна по многим причинам перестала быть читающей, исчезла литературоцентричность. Заговорили даже о гибели литературы. Сплошной негатив обрушился на страну, многие критики тогда говорили, что литература должна подавать примеры оптимизма и едва ли не требовали наложить запрет на негатив. Я был категорически против этого. Нельзя указывать художнику что писать, запрещать нельзя. Если болят его сердце и душа, он переживает, что творится неладное в его стране, и он хочет высказать боль, то почему он не может об этом сказать? Важно то, с каким сердцем он пишет, что в душе: камень за пазухой держит или видит выход из туннеля и хочет показать просвет.

Мы всегда делали ставку на те имена, которые уже устоялись в литературе, привлекают всех и вся. Нам интересно открыть и что-то новое.

Когда тем или иным нашим коллегам было трудно, газета подставляла им плечо и в плане публикаций, и работы, и организационно.

Мы открыты для разных течений, для любых диалогов. Мы не приемлем только одного — предательства по отношению к своей родине. Для таких людей дорога в нашу газету закрыта.

"ЗАВТРА". В чём особенность "Литературной России" по сравнению с другими литературными изданиями?

Вячеслав ОГРЫЗКО. Когда все разделились на демократов и патриотов, мы сказали, что это неверное определение. Есть много интересного и разумного и у демократов, и у патриотов. Не надо делить всех на эти словечки. Патриоты могут быть и традиционалистами, и авангардистами, у демократов тоже может быть немало разумного и хорошего. Надо использовать другую терминологию. Мы подчёркивали: мы — государственники. Это понятие более широкое, открытое и всеобъемлющее.

Литературные журналы, которые себя позиционируют как либеральные, изначально пытались заявлять о себе как о кастовых. Говорили, к примеру, что открыты только для таких-то писателей, а другие и не суйтесь к нам. А мы предупреждали: с такой позицией растеряете последних читателей. Надо исходить из того, как и что люди пишут, насколько они востребованы в обществе и насколько необходимо их продвигать. Нельзя замыкаться на чём-то одном. В некоторых изданиях, в том числе патриотических, прямо заявляли: будете печататься там-то и там-то — нам свои работы даже не предлагайте.

Такая позиция не правильна.

Помню реакцию Натальи Ивановой, когда Роман Сенчин напечатал в "Дне литературы" рассказ "Гаврилов". Она не сказала, хорош или плох рассказ, а с возмущением спросила: "Вы что, Роман, сделали свой выбор?" Имея в виду выбор в пользу того или иного литературного лагеря. Но почему у нас должно быть "лагерное" мышление? Тем наша газета и отличается, что мы даём слово представителям самых разных течений, направлений, считая, что дискуссия, споры есть самый интересный и продуктивный способ развития литературы. А попытки опять делить на "красных" и "белых" я считаю неправильным подходом.

Вот, например, мы собрались провести в своей редакции круглый стол по творчеству одного из самых перспективных прозаиков (тогда ещё поколения тридцатилетних) Романа Сенчина. Решили пригласить на обсуждение разных людей. И Владимира Бондаренко, потому что Роман печатался с некоторыми рассказами в газете "День литературы"… И Сергея Чупринина, потому как некоторые повести Сенчина печатали тогда на страницах журнала "Знамя"… И команду из "Нового мира" позвали, где он тоже публиковался… И что мы услышали? В "Знамени" с нас потребовали подробную справку — кого мы пригласили на обсуждение. Их ответ был такой: мы не будем участвовать, потому что не согласны с теми, кого вы пригласили.

Извините, если вы не согласны, то вот вам дискуссионная площадка, открыто говорите, с чем не согласны, почему не согласны, услышьте доводы других. Может быть, вы измените свою позицию. А может, укрепитесь в своём мнении.

Меня возмутила история, о которой я недавно узнал, что в одном из журналов, исповедующих патриотизм, отказались печатать новый роман Александра Проханова, одного из самых интересных прозаиков нашего времени. Отказ исходил от лица соучредителей. Я бы ещё понял, если бы обсуждались художественность романа, убедительность, актуальность, или редакционный "портфель" был бы полон яркими произведениями, которые могли бы по своему накалу соперничать с Прохановым. Но запрет на публикацию романа был по причине того, что Проханов — сторонник и пропагандист красного проекта! И поэтому не может печататься в истинно патриотическом журнале. Я такой истинный патриотизм не понимаю и отвергаю.

Этакая продолжающаяся гражданская война только всем вредит, и наша газета выступает против этого.

Материал подготовила Ирина Сергеева

1.0x