Сообщество «Посольский приказ» 08:12 9 августа 2022

Международное безразличие

Запад потерял интерес к вечной войне в Леванте
1

Август – пора арбузов. Перезрелый арбуз глобальной напряжённости зловеще блестит на летнем солнце, глухо гудит при касаниях, шуршит от страшного внутреннего давления и готов вот-вот пойти трещинами в самых тонких местах, с грохотом разорвавшись и запачкав всё вокруг ярко-красной липкой жижей. Каждый звук изнутри намекает на место ожидаемой трещины – только за последние две недели хрустело в Косово, где албанцы вдруг решили проверить сербские нервы на прочность, трещало автоматными очередями в Карабахе, где Азербайджан вновь заставил Кремль задуматься о природе двойной лояльности Алиева Москве и Анкаре, гудело рёвом реактивных двигателей в аэропорту Таоюань, где села вашингтонская ведьма Пелоси. Очередным локальным эпизодом глобального спектакля стала очередная перестрелка на Святой Земле. Обмены ударами между Израилем и Палестиной давно стали обыденностью, но размах, с которым семиты принялись запускать ракеты друг в друга на минувшей неделе, заставил новостные агентства по всему миру вспоминать забытое с прошлой весны слово «интифада».

Ожидания третьей интифады никогда не исчезали из ближневосточной повестки. ХАМАС объявлял её по любому мало-мальски значимому поводу чуть ли не каждый вторник, начиная с 2008 года, но ничего сравнимого по значимости с событиями 2000-го и 1987 года не происходило очень долго. Да, в 2014 году шуму наделала израильская операция "Несокрушимая скала", вынудившая мусульман отвечать, да и прошлогодние события, начавшиеся с территориальных споров и ярко вспыхнувшие после рейда израильской полиции в священную Аль-Аксу, тоже были весьма заметны. Но интифада отличается не только масштабом. В 2000 году интифада Аль-Аксы, спровоцированная визитом израильского премьера Шарона на Храмовую гору, стала выражением концентрированной ненависти всего исламского мира, которому только предстояло ощутить на себе все невзгоды нулевых. В 1987 году вызванная рядом несчастных случаев и умелыми манипуляциями слухами первая интифада стала трибуной, на которой авторитетом мерились страны и фракции, претендовавшие на лидерство среди мусульман. Ни в 2021-м, ни в 2022-м единства исламского мира в отношении ставшего дежурным арабо-израильского конфликта не случилось.

Всё началось 4 августа. В городе Дженин, что на Западном берегу Иордана, израильскими силовиками был арестован 62-летний мужчина. Этим мужчиной был Басем ас-Саади – один из лидеров группировки "Исламский джихад Палестины"*. Надо сказать, что эта отколовшаяся в 1970-х от "Братьев-мусульман"* группировка уже давно остаётся самой неизвестной среди всех известных – о её структуре можно наверняка сказать очень мало, а о своих действиях, в отличие от других суннитских радикалов, они не привыкли трубить на каждом углу. Арест ас-Саади, совершённый в глубине палестинской автономной территории, вызвал недовольство как у местных арабов, так и у египтян: Каир в тот же день призвал освободить арестованного.

Власти Израиля, тем не менее, избрали путь эскалации и уже на следующий день ударили по Газе, где в жилой башне Palestine Tower был убит Тайсир аль-Джабари, один из командиров "Бригад Аль-Кудс"* ("Бригад Иерусалима"*) – боевого крыла группировки. По данным газских медиков, от первого удара погибло 7 и пострадало 40 человек. Тем же вечером небо над израильскими и палестинскими городами покрылось яркими трассами ракет – одни стреляли, а другие перехватывали и стреляли в ответ. Согласно словам израильского министра обороны Бени Ганца, цели израильской операции, гордо названной "Рассвет", изначально предполагали уничтожение верхушки "Исламского джихада Палестины", но уже на следующий день стало понятно, что после первых ударов вышли далеко за пределы задекларированного Ганцем пункта. Тогда министр подкорректировал свои слова, заявив, что «операция продолжится до достижения целей». Каких именно – министр не уточнил, но если учесть тот факт, что вечером 6 августа глава оперативного управления Генштаба ЦАХАЛ Одед Басюк объявил об уничтожении командования вражеской группировки, но при этом удары не прекратились, цели операции определялись по ходу её развития.

Арабы били в ответ – израильская пресса сообщила о 360 ракетах, выпущенных по территории Израиля, причём где-то 80 из них полетели в город Сдерот, расположенный прямо у границы с Газой. Как водится в этих местах, одобрительные крики сопровождали ракетные трассы не только с палестинской, но и с израильской стороны – так, в Яффе местные арабы массово встречали ракеты и вой сирен воздушной тревоги аплодисментами и весёлыми кричалками.

Интересная особенность конкретно этого столкновения – неожиданно высокий потенциал развития в наземные боевые действия. Для этого ЦАХАЛ сразу же после начала ударов объявил о срочной мобилизации до 25 тысяч резервистов «в оперативных целях», а с палестинских территорий как бы невзначай полились видеозаписи с хорошо вооружёнными юношами, заметно превосходящими обычные для этих мест бригады «рыцарей камня и палки». До столкновений пехоты дело не дошло – днём 7 августа Израиль и Палестина согласовали перемирие, причём его гарантами выступили Египет и Катар. До вечера стороны конфликта вяло обменивались ударами, а ночью наступила тишина. Тем же вечером премьер Израиля Яир Лапид в телеобращении подтвердил уверенность Тель-Авива в достижении всех целей операции. Спустя час с небольшим о своём присоединении к перемирию объявило и якобы уничтоженное руководство "Исламского джихада Палестины".

Всё произошедшее в очередной раз подтвердило старую истину о скудном наборе средств экспертизы в мэйнстримной прессе. Большие издания ограничились воспоминаниями о прошлом годе, а максимумом глубины истории, знание которой они показали, стала "Несокрушимая скала" 2014 года. Издания поменьше, как и одиночные публицисты, породили на свет невероятно оригинальные упрёки западному миру в лицемерии – ведь, подумать только, никто не осудил Израиль за военную операцию против независимого государства! Пустота, в которую ушло тщетное остроумие писем к Галкину и Макаревичу с просьбами осудить Израиль, даёт понимание довольно важного момента. Каждый виток этого вечного конфликта, более старого, чем любой, кто читает эти строки, ранее неизменно сопровождался пожаром в мировых медиа.

Эти пожары не всегда развивались по одинаковому сценарию: к примеру, прошлогоднее столкновение Израиля и Палестины поставило "прогрессивную" общественность полностью на сторону Палестины. Вспомните знаменитую группу икон либерализма из Конгресса США – пятеро цветных конгрессвумен во главе с Александрией Окасио-Кортес стали самой высокопоставленной трибуной яростной борьбы с сионизмом. К этой общественности присоединились и некоторые большие СМИ либеральной направленности: ярче всего среди них отметились "Гардиан" и, что неожиданно, носящий еврейскую фамилию своего основателя "Блумберг". За ними нерушимой стеной стояла европейская исламизированная молодёжь.

Тогда многие поспешили связать падение симпатии к еврейскому государству с ещё свежими в памяти художествами Трампа, который постоянно напоминал о том, что он является израильским патриотом куда в большей степени, чем американским. Тем не менее, причина тогда была намного глубже: радикализация академических, экспертных и журналистских кругов вкупе с демографическим сползанием в сторону приезжих в европейских странах сделала своё дело. В свете этого интересного вывода, которым закончилось прошлогоднее столкновение, ещё ярче смотрится всё то, чем закончилось столкновение нынешнее: ничем. Мировая пресса как будто проигнорировала всё происходящее. Нет, конечно, новостные заметки появлялись в крупных СМИ, с привычно высокой скоростью обгоняя ракеты, но общее настроение по поводу непримиримой борьбы государства победившего апартеида и храбрых борцов за свободу – а именно так описывались палестино-израильские войны в крупной мировой прессе последнее время – отдавало каким-то равнодушием. Не было ни громких обличительных материалов в "Нью-Йорк Таймс", ни аналитики "Фокс", призывавшей вложить в оборону Иерусалима ещё 40 миллиардов, ни даже заявлений тёмных девиц из Конгресса. Запад просто потерял интерес к вечной войне в Леванте.

Причин тому много: во-первых, палестино-израильские обмены ударами не вышли за пределы нормы, заданной в прошлом году, следовательно, никого особо не впечатлили, не стали громкой новостью и поводом продвинуть свои идеи. Во-вторых, вся военная повестка сосредоточена сейчас на Восточной Европе, где, согласно заверениям большой мировой прессы, вершится битва добра (по их мнению, олицетворяемого Украиной) со злом (которое они видят в России). На этом эпическом фоне как-то не к месту говорить про локальный конфликт неоднозначных сторон. Наконец, в-третьих, ядро западного блока переходит в режим экономии сил. США в преддверии неизбежной смены руководства в Конгрессе замкнулись на себе, ограничиваясь разовыми пиар-провокациями вроде полёта на Тайвань. Ощущая холодное дыхание зимы, замолчала Европа, судорожно пытающаяся наскрести то в Алжире, то в Азербайджане вожделенные ресурсы для спасения собственного производства. Исламский мир слишком хорошо помнит, как начиналось прошлое десятилетие – десятки стран пытаются не допустить повторения роста социального напряжения в связи с подорожанием еды. Замкнутостью мусульманских стран на себе можно объяснить как отсутствие традиционной ярмарки тщеславия с попытками выставить именно свою страну путеводным маяком для всех магометан (даже вечно шустрый Эрдоган никак себя не проявил!), так и невмешательством в дело "Хезболлы", что стало сигналом о нежелании крупных сил ввязываться в локальный конфликт.

* организации, запрещённые в РФ

Cообщество
«Посольский приказ»
2
28 сентября 2022
Cообщество
«Посольский приказ»
3
Cообщество
«Посольский приказ»
6
Комментарии Написать свой комментарий
9 августа 2022 в 16:43

Амбиции, амбиции, амбиции
И те, и те с одними лицами

Амбиции и противостояние двух национализмов.
Как-то так об этом конфликте сказал Евгений Максимович Примаков.

1.0x