Сообщество «Форум» 00:00 30 октября 2014

Мегамашина

Некоторый свет на гибель Кристофа де Маржери и классический вопрос "Qui prodest?" ("Кому выгодно?"), несомненно, может пролить дальнейшее развитие событий на мировом нефтегазовом рынке, который сейчас переживает период временного падения цен, весьма болезненного для большинства стран-экспортеров углеводородов, включая Россию. Но сигнал теперь послан не только этому рынку — он послан фактически всем "друзьям и партнерам России на Западе", которые "не считают возможной" её "изоляцию от основных глобальных экономических и политических процессов". А также — той части российских "элит", которая намертво завязана в указанных выше процессах.
1

Главного управляющего французской компании Total Кристофа де Маржери по прозвищу "Большие усы", погибшего 20 октября в ночной авиакатастрофе при взлёте его самолета Dassault Falcon 50 в аэропорту Внуково, можно считать одной из первых жертв объявленной Западом против России "новой холодной войны". Он, возможно, и не был таким уж "другом России", как это утверждают сейчас, после его трагической смерти. Но он точно не был её врагом и не собирался ради "санкционного режима" прекращать взаимовыгодную деятельность своей компании на территории нашей страны.

В Москву де Маржери прилетал, чтобы принять участвие в очередном заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ) в России, постоянным членом которого он являлся. И, кстати, оказался там единственным представителем иностранных нефтегазовых компаний, который рискнул продемонстрировать независимость от текущей политической конъюнктуры.

Согласно официальной версии событий, взлетавший в 23:57 с первой ВПП курсом 06 самолет столкнулся со снегоуборочной машиной аэродромной службы (по неофициальной версии — зацепил её при этом левым крылом и перевернулся, после чего полностью сгорел). В результате катастрофы пассажир и все члены экипажа погибли. 60-летний водитель снегоуборочного автомобиля не пострадал.

Стоит заметить, что на ВВП № 1 только в декабре прошлого года была проведена реконструкция, её длина увеличилась на 500 метров, а установка нового свето-сигнального оборудования позволила присвоить ей IIIА категорию ICAO (система автоматической посадки при видимости не более 250 м)…

Вопрос: как могла оказаться на пути взлетающего самолёта снегоуборочная машина, а теперь, как выясняется, даже две, причём вторая шла без сигнальных огней — якобы из-за поломки? Что это: легендарное российское разгильдяйство или всё-таки тщательно спланированная и успешно осуществленная кем-то спецоперация? Так должен быть сформулирован главный вопрос, на который должно дать ответ начавшееся расследование обстоятельств катастрофы. И помочь установить истину должны не только те, кто непосредственно отвечал за вопросы безопасности, но и руководство, включая гендиректора ОАО "Аэропорт Внуково", выпускника МГИМО Андрея Дьякова, который вместе со своим заместителем Сергеем Солнцевым, согласно не получившей пока подтверждения информации, срочно подал в отставку. Дай бог, чтобы не оказался "совершенно случайно" за пределами России.

Последнюю речь де Маржери, произнесенную им в Горках в присутствии премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, вице-премьеров Игоря Шувалова и Аркадия Дворковича, а также ряда российских министров, теперь можно считать его публичным завещанием: "Я выступаю в качестве главы Total, а также в качестве сопредседателя (вместе с Геннадием Тимченко) российско-французского делового совета. В данном качестве мои комментарии могут быть как частными, так и коллективными… Действующие санкции усложняют деятельность европейских и американских компаний в России… Мы надеемся, нам позволят продолжить нашу деятельность в России — в особенности с учетом обязательств, которые мы приняли перед правительством и российскими партнерами. Потому что наша стратегия абсолютно не изменилась — мы привержены (деятельности в) России. Мы хотим продолжать инвестировать в вашу страну и мы всё еще готовы привнести лучшее, что мы имеем. В целом мы против санкций. Я говорил это много раз… Мне не нравятся санкции по своей сути, потому что, я полагаю, что они как несправедливы, так и непродуктивны. С другой стороны, мы придерживаемся мнения, что политические вопросы должны иметь политические решения. И если санкции остались единственным инструментом, то это означает провал дипломатии… При этом хочу предостеречь вас от ошибки: мы соблюдаем санкции, которые на нас накладывают. Мы соблюдаем требования закона. Поэтому нравится нам это или нет, мы будем выполнять санкции, наложенные Евросоюзом против вашей страны… Со всем уважением, мы убеждаем вас сделать всё необходимое, чтобы исправить ситуацию. Я определенно не буду вмешиваться в политику или выражать мнения, которые находятся вне моей компетенции. Я скажу лишь, что если мы хотим продолжения стабильного, долгосрочного притока иностранных инвестиций в Россию, мы должны восстановить стабильное и мирное экономическое пространство между Россией и другими странами. И замечу, что я даю аналогичный совет своему правительству, в твердой убежденности, что для полного согласия обе стороны должны внести свой вклад… У России много друзей и партнеров на Западе. Мы не считаем возможной изоляцию России от основных глобальных экономических и политических процессов. Я абсолютно уверен, что политика открытости, которая помогла нам вместе преодолеть так много препятствий в прошлом, должна быть продолжена".

Главного управляющего французской компании Total Кристофа де Маржери по прозвищу "Большие усы", погибшего 20 октября в ночной авиакатастрофе при взлёте его самолета Dassault Falcon 50 в аэропорту Внуково, можно считать одной из первых жертв объявленной Западом против России "новой холодной войны". Он, возможно, и не был таким уж "другом России", как это утверждают сейчас, после его трагической смерти. Но он точно не был её врагом и не собирался ради "санкционного режима" прекращать взаимовыгодную деятельность своей компании на территории нашей страны.

В Москву де Маржери прилетал, чтобы принять участвие в очередном заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ) в России, постоянным членом которого он являлся. И, кстати, оказался там единственным представителем иностранных нефтегазовых компаний, который рискнул продемонстрировать независимость от текущей политической конъюнктуры.

Согласно официальной версии событий, взлетавший в 23:57 с первой ВПП курсом 06 самолет столкнулся со снегоуборочной машиной аэродромной службы (по неофициальной версии — зацепил её при этом левым крылом и перевернулся, после чего полностью сгорел). В результате катастрофы пассажир и все члены экипажа погибли. 60-летний водитель снегоуборочного автомобиля не пострадал.

Стоит заметить, что на ВВП № 1 только в декабре прошлого года была проведена реконструкция, её длина увеличилась на 500 метров, а установка нового свето-сигнального оборудования позволила присвоить ей IIIА категорию ICAO (система автоматической посадки при видимости не более 250 м)…

Вопрос: как могла оказаться на пути взлетающего самолёта снегоуборочная машина, а теперь, как выясняется, даже две, причём вторая шла без сигнальных огней — якобы из-за поломки? Что это: легендарное российское разгильдяйство или всё-таки тщательно спланированная и успешно осуществленная кем-то спецоперация? Так должен быть сформулирован главный вопрос, на который должно дать ответ начавшееся расследование обстоятельств катастрофы. И помочь установить истину должны не только те, кто непосредственно отвечал за вопросы безопасности, но и руководство, включая гендиректора ОАО "Аэропорт Внуково", выпускника МГИМО Андрея Дьякова, который вместе со своим заместителем Сергеем Солнцевым, согласно не получившей пока подтверждения информации, срочно подал в отставку. Дай бог, чтобы не оказался "совершенно случайно" за пределами России.

Последнюю речь де Маржери, произнесенную им в Горках в присутствии премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, вице-премьеров Игоря Шувалова и Аркадия Дворковича, а также ряда российских министров, теперь можно считать его публичным завещанием: "Я выступаю в качестве главы Total, а также в качестве сопредседателя (вместе с Геннадием Тимченко) российско-французского делового совета. В данном качестве мои комментарии могут быть как частными, так и коллективными… Действующие санкции усложняют деятельность европейских и американских компаний в России… Мы надеемся, нам позволят продолжить нашу деятельность в России — в особенности с учетом обязательств, которые мы приняли перед правительством и российскими партнерами. Потому что наша стратегия абсолютно не изменилась — мы привержены (деятельности в) России. Мы хотим продолжать инвестировать в вашу страну и мы всё еще готовы привнести лучшее, что мы имеем. В целом мы против санкций. Я говорил это много раз… Мне не нравятся санкции по своей сути, потому что, я полагаю, что они как несправедливы, так и непродуктивны. С другой стороны, мы придерживаемся мнения, что политические вопросы должны иметь политические решения. И если санкции остались единственным инструментом, то это означает провал дипломатии… При этом хочу предостеречь вас от ошибки: мы соблюдаем санкции, которые на нас накладывают. Мы соблюдаем требования закона. Поэтому нравится нам это или нет, мы будем выполнять санкции, наложенные Евросоюзом против вашей страны… Со всем уважением, мы убеждаем вас сделать всё необходимое, чтобы исправить ситуацию. Я определенно не буду вмешиваться в политику или выражать мнения, которые находятся вне моей компетенции. Я скажу лишь, что если мы хотим продолжения стабильного, долгосрочного притока иностранных инвестиций в Россию, мы должны восстановить стабильное и мирное экономическое пространство между Россией и другими странами. И замечу, что я даю аналогичный совет своему правительству, в твердой убежденности, что для полного согласия обе стороны должны внести свой вклад… У России много друзей и партнеров на Западе. Мы не считаем возможной изоляцию России от основных глобальных экономических и политических процессов. Я абсолютно уверен, что политика открытости, которая помогла нам вместе преодолеть так много препятствий в прошлом, должна быть продолжена".

Некоторый свет на гибель Кристофа де Маржери и классический вопрос "Qui prodest?" ("Кому выгодно?"), несомненно, может пролить дальнейшее развитие событий на мировом нефтегазовом рынке, который сейчас переживает период временного падения цен, весьма болезненного для большинства стран-экспортеров углеводородов, включая Россию. Но сигнал теперь послан не только этому рынку — он послан фактически всем "друзьям и партнерам России на Западе", которые "не считают возможной" её "изоляцию от основных глобальных экономических и политических процессов". А также — той части российских "элит", которая намертво завязана в указанных выше процессах.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой