Мегамашина
Авторский блог Борис Земцов 00:00 2 мая 2013

Мегамашина

О войне в Югославии 1991-1995 гг. нынешние российские политики и журналисты вспоминают нехотя, скороговоркой, пряча глаза. Оно и понятно. Что вспоминать? Как мировой порядок, спекулируя на религиозных и национальных противоречиях, уничтожил великую державу южных славян? Как тогдашнее российское ельцино-демократическое руководство стыдливо не заметило этого международного свинства, а, по сути, просто предало своих братьев, бросив их в беде? Как на югославской земле отрабатывался сценарий развала, который, того гляди, будет запущен на территории нашего Отечества? Не темы, а минное поле
1

О войне в Югославии 1991-1995 гг. нынешние российские политики и журналисты вспоминают нехотя, скороговоркой, пряча глаза. Оно и понятно. Что вспоминать? Как мировой порядок, спекулируя на религиозных и национальных противоречиях, уничтожил великую державу южных славян? Как тогдашнее российское ельцино-демократическое руководство стыдливо не заметило этого международного свинства, а, по сути, просто предало своих братьев, бросив их в беде? Как на югославской земле отрабатывался сценарий развала, который, того гляди, будет запущен на территории нашего Отечества? Не темы, а минное поле.
На таком фоне факт участия русских добровольцев на стороне сербов в боевых действиях на территории Хорватии и Боснии — тема ещё менее политкорректная. Хотя, по оценкам специалистов, через югославские фронты 1991-1995 гг. прошло более пяти тысяч наших соотечественников. Мыслить военными категориями, почти дивизия. Получается: отдельные российские граждане, бросив работу и семьи, рискуя собой, помогали братьям-славянам вместо продажных политиков, трусливых дипломатов и всего "приболевшего" на тот момент российского государства? Как неудобно об этом говорить. Тем более — на фоне сдачи сербскими политиками не только сербских территорий в нынешней Хорватии, Боснии и Герцеговине, но и в самом сердце Сербии — в Косово. Только говорить об этом надо. Об этом просто необходимо говорить. Потому что участие русских добровольцев в югославской войне 1991-1995 гг. — полноценная страница нашей истории. Здесь и образец ратной доблести соотечественников, и достойный пример для воспитания новых поколений в духе патриотизма. Словом, та самая история, которой "гордиться надобно".
Далеко не единственный, но, пожалуй, лучший пример тому — сражение за высоту Заглавак (главенствующая высота на подступах к сербскому городу Вышеграду) 12 апреля 1993 года. В тот день почти полностью окруженная горстка русских добровольцев выдержала героический бой против многократно превосходивших по численности и огневой мощи мусульман-боснийцев. Атакующих поддерживали миномёты и гаубицы. В распоряжении защитников высоты были только автоматы и единственный пулемёт. Бой шёл шесть часов. Трое защитников высоты (Константин Богословский, Дмитрий Попов, Владимир Сафонов) были убиты в самом начале сражения, тогда же трое добровольцев были тяжело ранены. По сути, девять наших соотечественников шесть часов подряд отбивали атаки целого неприятельского полка. Наступавшие потеряли в том бою (по официальному признанию сараевского телевидения) около ста человек убитыми, в том числе руководившего операцией командира боснийской бригады, и более ста человек ранеными. Позднее военные историки и аналитики признают, что в хронике двух мировых войн существует не так много аналогов сражения за высоту Заглавак. Говоря казенным языком штабных реляций, защитники высоты проявили мужество и героизм.
Со дня героического сражения за высоту Заглавак совсем недавно исполнилось двадцать лет. Не знаю как в нынешней, претерпевшей немало перемен, Сербии, но в России этого юбилея никто не заметил (единственное исключение — статья в журнале "Однако", за что его главному редактору Михаилу Леонтьеву отдельное сердечное спасибо). Разумеется, у самих добровольцев (у тех, кто на сегодняшний день ещё в живых) по этому поводу никаких претензий. На Балканы ехали в своё время не за "длинным долларом" наёмника, не за орденами, не ради "карьерного роста", а по зову сердца, из патриотических побуждений. В полном соответствии со всеми тогдашними российскими политическими реалиями любой доброволец без иллюзий понимал, что для государственных структур он — вне закона. А в официальной прессе наших добровольцев сразу стали ставить на одну доску с "дикими гусями", с солдатами-наёмниками. Случится что – надеяться не на кого: отфутболят просьбы посольство и консульства, отмолчится МИД. Некому будет хлопотать об отправке "груза двести", никто не будет выкупать из плена.
Жизнь подтвердила этот суровый расклад. Хуже всех пришлось тем, кто вернулся на Родину с югославских фронтов после ранений: ни пособий, ни лечения. В приёме в военные госпитали русским добровольцам, как правило, отказывали ("вы же гражданские лица…") Чаще всего захлопывались перед ними и двери гражданских больниц ("у вас же полевое ранение, для этого нужны особые специалисты…") Благо ещё, если по возвращению в Россию воевавших в Боснии и в Хорватии не трепали "компетентные органы" ("что вы там делали? кто вас туда отправлял? кто был с вами рядом?..") Многие из тех, кто прошёл югославские фронты и эту чашу испили до дна.
Но всё это было давно. В прошлом столетии. В прошлую политическую эпоху. Сегодня в стране, кажется, дуют совсем иные ветры. Ветры то новые, а отношение к русским добровольцам остаётся прежним. Забытая годовщина сражения за высоту Заглавак — самое конкретное печальное тому подтверждение.
Насколько здорово общество, которое боится тех, кто является фактически его лучшей частью, кто воплотил в себе мужество и патриотизм? Какое будущее у власти, не замечающей своих потенциальных защитников и союзников? Вопросы, увы, риторические.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой