Сообщество «Посольский приказ» 00:00 7 мая 2015

Марш-бросок

Поклонник писателя Резуна и генерала Власова, утончённый знаток линий Шпеера и Торака, адепт некоего условно-обобщённого западного пути, с которого Россия окончательно свернула при Советах. По большому счёту, Предатель вообще не выносит "эту страну" как данность. Он даже любит выбегать на митинги с покаянным плакатом "Мне стыдно, что я — русский!" Но именно СССР для Предателя — точно кость в горле. Ибо — Победа. Ибо — Космос. Ибо явное противостояние с Западом.

У каждого образованного человека есть любимые и нелюбимые исторические периоды. Например, я питаю отвращение к Великой Французской революции. Объяснение сей ненависти — простое: я с детства увлекаюсь Галантным Веком и мне противно смотреть на его гибель. Знаю людей, которые считают рубеж XIX и XX столетий — дьявольским, разрушительным временем, упадком и деградацией, а вовсе не расцветом "серебряной" поэзии. Один товарищ люто возненавидел Викторианскую эру, когда узнал о таком популярном тогдашнем явлении, как post-mortem-photo. Безусловно, любовь/нелюбовь к той или иной цивилизации возникает либо от чрезмерного постижения, от осознания всех подноготных секретов, либо же — от поверхностного скольжения. Например, многие шарахаются от Средневековья из-за разгула Инквизиции, хотя звёздным часом этой интересной во всех отношениях организации стал "человеколюбивый" Ренессанс, а вовсе не "тёмные" средние века. Как бы там ни было, это всё — вкусовщина, игра, пристрастия. Приведу пример иного уровня и смысла, который выходит за рамки обычного "нравится-не нравится". Это — отношение к советскому периоду в русской истории.

На мой взгляд, истеричное неприятие СССР — это не особое мнение, а — диагноз. Конечно, всякое бывает и даже мне встречались здравомыслящие, спокойно рассуждающие антисоветчики. Допустим, православные монархисты. Основная же масса оппонентов и прочих борцов с исторической памятью об СССР — это клинические образцы глупости, подлости и неблагодарного беспамятства. В своём блоге я часто рассуждаю о советской бытности и, надо признаться, сия тема неизменно привлекает к себе комментаторов — благодушных и не очень. Со временем у меня выкристаллизовались устойчивые типы ненавистников СССР. Тут всё просто и грубо, как в итальянской commedia dell'arte. Итак, занавес открывается, и мы встречаем персонажей несмешной комедии под названием "Ненавижу СССР".

В первом акте на сцену выруливает расслабленный и свободолюбивый… Лентяй. Это ныне он благородный рантье, модный блогер, немножечко дизайнер и слегка оппозиционер. Он может вставать в час дня, дабы до пяти зависать в Твиттере с Инстаграмом. Благо, прабабушкина квартира, доставшаяся ему по завещанию, даёт некоторые приятные возможности. Ничегонеделание. Dolce far niente. Лентяй ненавидит СССР за один только лозунг о бесспорной ценности труда. За созидательный пафос. За презрение к таким, как он. Лентяй взрывается от одного вида карикатур на тунеядцев. Он раздражается от мысли, что если бы не 1991 год, ему бы пришлось…работать. Да. Его "блистающий мир" при Советах был бы невозможен.

Далее выскакивает не менее занятный персонаж — Потребленец (не путать с потребителем). Он меняет айпады и планшеты, как в старину денди меняли платки и перчатки. Его выбор — деликатесы, бренды, тренды. Он крепко запомнил "нищую юность", когда дожёвывал клубничный баббл-гам после одноклассника-мажора. Пополам с обидой. Ему когда-то снились джинсы, Бьюики и 150 сортов колбасы. Теперь он дорвался и даже объелся, но до сих пор не может простить Советской власти, что она, запуская человека в Космос, так и не осилила производство баночного пива и солёного арахиса. Его любимый рефрен: "В СССР полки стояли пустыми, люди голодали и по ночам стояли в очередях за серыми макаронами".

А вот и новый фигурант нашей пьесы — снулый, уродливый Извращенец. Все его реплики начинаются излюбленной мантрой: "В СССР секса не было!" Под собственно сексом он подразумевает все мыслимые и немыслимые девиации, коими перенасыщена его теперешняя жизнь. Он плюётся ядом в сторону жизнелюбивых и солнечных советских женщин, обзывая их "колхозными свиноматками", а их мужей — "бездарным пушечным мясом". Все его мыслеформы сводятся к следующему: "Хомо-советикусу не полагалось красивого белья, ароматного мыла и дезодорантов; безобразные толстые бабы укладывали шпалы, а их корявые мужики — пили денатурат. Эстеты задыхались! За просмотр невинной "Эммануэли" здравомыслящий индивидуум попадал на зону!"

Внимание! Под громовые овации зал встречает самого креативного персонажа действа — прыткого, говорливого Предателя с фразой: "Если бы не вы — я бы ещё в детстве пил баварское!" Поклонник писателя Резуна и генерала Власова, утончённый знаток линий Шпеера и Торака, адепт некоего условно-обобщённого западного пути, с которого Россия окончательно свернула при Советах. По большому счёту, Предатель вообще не выносит "эту страну" как данность. Он даже любит выбегать на митинги с покаянным плакатом "Мне стыдно, что я — русский!" Но именно СССР для Предателя — точно кость в горле. Ибо — Победа. Ибо — Космос. Ибо явное противостояние с Западом. "Умные французы быстренько сдались и даже сохранили индустрию красоты, а какой навар получили "ватники"? Голод и холод? Людские потери? Пиррову победу?" — снисходительно спрашивает Предатель, а зубы отстукивают дорожный ритм: "Пора валить — пора валить…".

Да! Всех этих антигероев роднит безумный, иррациональный страх перед гипотетическим "возвращением совка". Они видят его приметы везде — от инициатив депутата Милонова до сочинской Олимпиады. Им страшно. Очень. Причём — всегда.

Cообщество
«Посольский приказ»
25 февраля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
8 февраля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x