Авторский блог Мария  Харламова 20:32 5 ноября 2015

Мамаша Баркер

Раньше мы догадывались, а теперь всплыли доказательства того, что украинские банкиры практикуют, как бы это сказать, «избирательное правосудие». Одним выдают кредиты под низкие проценты. А другим – под высокие. Одним выдают вклады полностью ещё до возникновения проблем и ввода временных администраций, а другим вклады не возвращают. И это не прописано в официальных документах, это нарушение законов. Есть такая практика – учредители тоже получают кредиты для своих предприятий в собственном, как бы, банке. Но под небольшие проценты. И вклады они делают в эти банки только потому, что они им частично или полностью принадлежат и деньги обязательно вернутся в случае опасности. Не факт, конечно, что там процентные ставки заоблачные по их личным депозитам, но деньги они забирают задолго до того, как банк рухнет. А почему, собственно, банк должен рухнуть, спросите вы. Так в Украине все банки рушатся, если кто не в курсе.
0

Сегодня я хочу рассказать вам новость. Но всё по порядку.

Есть такая каста – называется рантье. Это люди, живущие от процентов по своим вкладам в банках. Есть развивающиеся предприятия, которым просто необходимы кредиты. Казалось бы, пусть себе кроме функций перевода, торгов и обмена денег, банки помогают людям помогать друг другу. Ведь платя по кредитам, заёмщики содержат рантье. А те, в свою очередь, позволяют людям и предприятиям брать кредиты на развитие. Почти социализм. Если без денег – то был бы коммунизм.

Кстати, во многих странах появляются такие формации, как банки времени. Это когда в общем информационном поле сходятся данные про свободное время и умение людей. Обмениваясь такой информацией, люди без денег помогают друг другу в свободное время.

Начнём с поправки: реальными хозяевами банков являются вкладчики и заёмщики. Если первые начнут забирать вклады, а заёмщики не платить, банк прекращает своё существование, какие бы обеспечения у него ни были. Потому что не с чего делать разницу на процентах и обороте. Как многие другие бизнесы.

Так в чём же новость? Раньше мы догадывались, а теперь всплыли доказательства того, что украинские банкиры практикуют, как бы это сказать, «избирательное правосудие». Одним выдают кредиты под низкие проценты. А другим – под высокие. Втихаря. Одним выдают вклады полностью ещё до возникновения проблем и ввода временных администраций, а другим вклады не возвращают. И это не прописано в официальных документах, это нарушение законов. Есть такая практика – учредители тоже получают кредиты для своих предприятий в собственном, как бы, банке. Но под небольшие проценты. И вклады они делают в эти банки только потому, что они им частично или полностью принадлежат и деньги обязательно вернутся в случае опасности. Не факт, конечно, что там процентные ставки заоблачные по их личным депозитам, но деньги они забирают задолго до того, как банк рухнет.

А почему, собственно, банк должен рухнуть, спросите вы. Так в Украине все банки рушатся, если кто не в курсе.

Почему так происходит? Понятно, если человек сам имеет хоть какое-то отношение к созданию банка, он, безусловно, в курсе, если у финучреждения возникают проблемы с ликвидностью. Но есть ещё масса крупных, состоятельных вкладчиков с большим и средним достатком, которые забирают свои вклады у падающих банков беспрепятственно и не в «голом» виде: что вложил, то получил. А с процентами. Значит, их кто-то предупреждает. Получается, что крупные суммы вытекают из банка, а маленькие вклады остальным, рядовым вкладчикам – банком не возвращаются. Да, конечно, есть фонд гарантирования вкладов, переуступка и долгов и депозитов и выплата другими банками. Но я не об этом.

Меня настораживает эта тенденция в Украине, которая длится уже более года. И активизировалась с момента вступления госпожи Гонтаревой в права руководителя Национального банка.

Тенденция такая. С рынка убираются все конкурирующие с провластными структурами банки. Причём одно к другому? Притом что у провластных структур тоже есть свои банки. Это первый шаг к самостоятельному финансовому обеспечению. Как уже я намекнула в начале, хотя банк – это и работа грамотных финансистов, но работа ради денег из воздуха. Культурно говоря – пассивный доход. Из одного только принесённого вклада банк может провернуть несколько кредитных операций, удесятеряющих первоначальную сумму вклада.

Так вот: все более-менее состоятельные люди украинского политикума и истеблишмента имеют доли в банках или даже свои личные небольшие банчики. Сами торговать на биржах не рискуют. Иначе они на своём бизнесе бы просто голодали. Кто бы из них чем ни занимался – хоть строительством, хоть ювелирными изделиями, хоть сельским хозяйством, хоть шахтами. Без делания денег из воздуха не было бы у них и этого главного бизнеса, не было бы их и в политике и во всём остальном медиапространстве. Вкладывают они кровные в чужие банки только потому, что имеют другой, нефинансовый рычаг влияния на банкиров. Как бы держат банкиров на коротком поводке, не позволяя им украсть или не выдать при случае положенную сумму. Мы бы сказали – админресурс.

В тоже время есть бизнесмены, для которых банковский бизнес действительно главный. И вполне понятно, что они стремятся к монополизму. Потому и вытесняют любых конкурентов из этой сферы. Как они это делают? Под прикрытием – афишируя борьбу с тёмными схемами, отмывом денег, левыми проводками. Уполномочен управлять такими процессами в стране только один хозяин – Нацбанк. Он и является главным профессиональным бизнесменом на банковском рынке, заинтересованном в монополизме. Вы скажете – а что же тут плохого? Так и было в СССР. Господа, есть поправка. В данной аббревиатуре есть слово «социализм». А в Украине сейчас даже не капитализм, а его генно-модифицированная форма. Во главе Гонтарева – «бухгалтер Порошенко». Именно она выступает с отчётами об успешной зачистке на банковском рынке страны от всяких финансовых шулеров. Но и Порошенко, и Гонтарева тоже имеют свои банки. И их прибыль всё растёт и растёт.

Хочу вам сказать, что в Украине правит не столько политическая, или националистическая, или прозападная хунта. В Украине правит финансовая банковская хунта. Я бы сказала – финансовая ОПГ. Буквально на днях всплыл один характерный факт. Стало известно, что сын и невестка Гонтаревой сняли со счетов ликвидированного позже мамой «Дельта Банка» крупную сумму по вкладам. И после этого мама начала банк закрывать. Финансовый аналитик Александр Дубинский провёл расследование по всплывшим фактам. И предоставил широкой общественности результаты. Оказалось, действительно сын Гонтаревой Антон в феврале 2015 года вывел все деньги со своего счета в ПАО «Дельта Банк» перед признанием его неплатёжеспособным. На момент введения временной администрации на счету Антона оставался остаток около 2 тысяч гривен. Ничем от простых вкладчиков не отличается. Но Дубинский проверил также и счета невестки Гонтаревой в «Дельте». Оказалось, доступа к отображению операций по её счетам нет. Зато есть информация по комиссиям за снятие наличных по её счету за февраль 2015-го. Это аж 125 тысяч гривен. Если взять за процент по операции хотя бы единицу, то получится, что в феврале 2015-го невестка Гонтаревой предположительно вывела из «Дельта Банка» почти 12,5 миллионов гривен.
Гонтаревой пришлось оправдываться: «Это был депозит моего старшего сына. Ему дедушка завещал квартиру, он её продал и полученные деньги – 800 000 гривен – положил на депозит в "Дельта Банк" на год. Год истёк, когда банк уже не возвращал вклады, поэтому он его так и не забрал. Фонд гарантирования вкладов выплатит ему 200 000 гривен – остальное пропадёт». Но ещё раз – факты говорят: на момент ввода мамой в «Дельту» временной администрации, на счету у сына не было 800 и более тысяч гривен. Оставалось только 2 тысячи. Уже прошло пару недель после опубликования данных фактов, а реакции в обществе – никакой. Генпрокурор Шокин тоже не заметил нарушений.

А мы с вами давайте спросим: зачем семья Гонтаревой размещала деньги не в банке мамы, а ещё где-то? Не сбрасывайте со счетов положение собственников банков до теперешнего финансового передела. Они стремятся привлечь в клиенты привилегированных вкладчиков на выгодных для них условиях, обеспечивая себя выгодными социальными связями. Что, собственно, и оправдало себя. Когда банки Украины пошатнулись из-за искусственно созданного финансового кризиса, Гонтарева запустила схему откатов. А именно: она банкирам рефинансирование (дополнительное кредитование на выплату по вкладам) и прикрытие, с возможностью спокойно уйти с рынка или вообще удрать за рубеж. А банки ей – откат. В пределах 0,3%. Ну и сопутствующие услуги в формате возврата депозитов от Фонда гарантирования вкладов. Сейчас закрыто около половины банков страны – вы представляете себе масштаб притока в мамины карманы? Конечно, Лагун и его «Дельта» не исключение. Сама Гонтарева заинтересована в социальных горизонтальных и вертикальных связях. Например – с тем же генпрокурором, как бы его ни звали. Может, у него тоже где-то вклады. Кстати, она помогала в меру влияния и при власти Януковича, потому что деньги ж не пахнут. Напомню, самая громкая финансовая афера компании Гонтаревой «Инвестиционный Капитал Украина» – участие в схеме по разворовыванию 2 млрд. гривен из Аграрного фонда через подконтрольный младоолигарху Курченко «Брокбизнесбанк».

Сейчас, зная, что по договорённости она будет красиво и аккуратно, на взаимовыгодных условиях закрывать банк, Гонтарева оповещала нужных ей вкладчиков, и они забирали все свои деньги с процентами. Если же у банка, по причине реального оттока депозитов и массовой задолженности по кредитам, возникали настоящие проблемы, Гонтарева их решала с помощью печатного станка. Печатала нужную для нужных людей сумму, выдавала её банку, а банк выдавал кому надо. Выполнив эти условия, собственник мог уже не волноваться за свою криминальную и всякую другую ответственность – она аннулировалась.

Возвращать перекредитование в Нацбанк никто не собирался. Сегодня мы имеем убытка от искусственного банкротства банков на сумму 200 миллиардов гривен. Об этом сокрушённо заявила сама Гонтарева. Собственно, с присущей ей наивностью, она призналась в соучастии в преступлении.

Ведь Нацбанк или Гонтарева может обратиться в соответствующие органы. Да и не надо этим органам ждать – достаточно обращений обманутых граждан. И поднять бы все данные по операциям банков перед их падением в процессе получения поддерживающих траншей от регулятора и увидеть: кто снимал вклады полностью с процентами. Какие это персоны. И мы, наконец, узнаем имена украинской мафии. А мафия – она ж аполитична. Вчера Гонтарева подмахнула Лагуну, дружившему с прошлой властью; сегодня «спасает» Константина Жеваго, ликвидируя его «Финансы и Кредит» – один из успешных банков Украины и когда-то активно финансирующий Юлию Тимошенко.

С банком Жеваго Гонтарева тоже «красиво» придумала. Вручную меняла статус банка в течение двух недель. Ему сначала присудили статус проблемного, потом почему-то сняли, а потом опять присудили и начали ликвидировать. А всё ради чего? За этот период компания Ferrexpo Жеваго, имевшая в банке депозит в размере около 150 млн долларов, могла перейти в статус обеспеченного кредитора, то есть получить права требования по ряду кредитов других крупных заёмщиков банка. Получила свои деньги и опять перешла в статус терпящих крах. Всё это с разрешения Нацбанка, только кто ж из граждан это знает.

Никто сегодня не слышал ни одной истории озвученного судебного разбирательства хоть по одному собственнику обанкротившегося банка как раз потому, что им дают спокойно исчезнуть.

Так что банкротство – это бизнес Гонтаревой и Ко. Ещё один вид бизнеса – распродажа активов. Только в этому году НБУ передал в управление Фонда гарантирования вкладов активы 29 банков на сумму около 79 млрд гривен. Оценочная стоимость этих активов – 30 млрд гривен. Но продать их Фонд гарантирования (который находится под полным контролем Нацбанка) собирается за 10–15 млрд гривен. А куда пойдёт разница?

Но есть серьёзные не сильно засвеченные учреждения. К таким посылается финансовая банда от Нацбанка с требованием откупа в формате от 30 тысяч долларов. В противном случае проверка, обвинение и всё такое. Только без перекредитования, а с реальным выживанием с рынка и другим прессованием.

Пока есть деньги – платят. А если соглашаются на закрытие, то тоже на выгодных условиях. По той же схеме. Они типа просят денег на спасение, Гонтарева печатает с условием отката. Чтобы банкиры молчали, им дают возможность тихо съехать с темы. Курируют эти дела в Нацбанке несколько доверенных лиц – некоторые из них работают в структуре НБУ, некоторые вне её. Банкиры говорят о том, что валютный рынок в Нацбанке крышует зам Гонтаревой Александр Писарук. «Работу» с активами банков-банкротов – директор Госдепартамента банковского надзора Алла Шульга. Она, правда, по-умному: заработала и сама тихо ушла с должности. Сбор «пожертвований» с банков курировал Николай Лагун. Тот самый, который выгодно профукал «Дельта Банк». И это всё – новое изобретение украинской финансовой хунты. Я лично с таким ещё не сталкивалась, сколько ни анализировала экономические и финансовые кризисы других стран. Говорят, что Янукович бизнес отжимал, только при нём банки почему-то плодились.

А выглядит всё вроде прилично. Получается, что государство укрепляет позиции на банковском рынке. Только по итогам первого квартала 2015 года доля госбанков в активах банковской системы выросла почти до 24%. При этом к концу следующего года доля государства в банковском секторе будет достигать чуть ли не половины, так как Украина будет стремиться к национализации проблемных банков.

Ай, молодцы. Только осталось выяснить, каким числом невестка Гонтаревой не только снимала, но и вкладывала деньги в тот же «Дельта Банк». И какая это была первоначально сумма.

Теперь о бедном гусаре замолвлю слово. А как же рядовому украинцу распознать, что банк скоро «того»? Кстати, те банки, которые исчезают именно сейчас, стали неплатёжеспособными ещё пять-семь лет назад. Держались только на учредителях и дофинансировании от регулятора. И конечно, платили проверяющим, задерживая выплаты вкладчикам. А ведь никто из банкиров никогда не признается. Да ещё будет развешивать борды о раздаче потребительских кредитов. Вот, кстати, резкая рекламная активность – показатель неустойчивости банка. Обратите внимание на процентные ставки по депозитам. Если банк теряет свою ликвидность и хочет спастись самостоятельно, ему необходимо привлечь как можно больше депозитов. Только не сильных мира, диктующих условия, а от народа. Серьёзный банк особо себя не рекламирует. Но, если вы вдруг увидели, что принимаются депозиты под 25% годовых, будьте осторожны. Скорее всего, вы свои вклады не вернёте. Это ну очень завышенная ставка. Обычно в рамках нормы это 5–10%. Ну разве что если это длительные кредиты без права досрочного снятия. Но теперь появились и 25% на три месяца. Почему так происходит? Всё то же – физические и юридические лица не отдают кредиты по причине кризиса в стране. И неважно, что под каждый кредит формируется резерв. Резерв исчерпывается, когда осведомлённые VIP-ы требуют вернуть им депозит. Для сохранения «лица» банк вклады отдаёт. Когда резерв исчерпывается, собственник оказывается перед выбором: банкротство или «всё-таки получится». Для этого разрабатывается стратегия привлечения новых вкладов. Не верьте: высокий процент годовых – первый настораживающий признак.

Второй признак – такие же высокие проценты по кредитам. Именно дорогими кредитами в Украину едут иностранцы и открывают свои филиалы. Ни в какой европейской стране нет таких высоких процентов по кредитам. Это не законно.

Третий признак – нарушения установленных квот на кредитование. Предприятиям владельца банка можно предоставлять кредиты только не 5% от уставного капитала. Остальным связанным лицам и компаниям в сумме не более 30%. Но банки обходят эту норму и кредитуют родственную компанию не напрямую, а покупая выпущенные этой фирмой векселя – бумажки. Если статья сомнительных активов занимает большой удельный вес в банке, это повод для вкладчика насторожиться. Если вкладчик серьёзно ищет, куда вложить деньги, – он обязательно выяснит этот факт соответствующим письменным запросом.

Четвёртое – игра на валютном рынке, которая часто оказывается убыточной. Просто следите за курсом валют в вашем банке. Изменения курса чаще всего измеряются копейками, и чтобы заработать много – нужно вкладывать огромные суммы. Для банка это несложно, тем более что валютные сделки он может проводить оперативно на межбанковском рынке. Зачастую такие операции приносят многотысячные прибыли в сутки, но случается и совсем наоборот. Узнать, сколько зарабатывает или теряет на валютных спекуляциях ваш банк, можно по данным той же финансовой отчётности на сайте НБУ. Данные о результатах операций с иностранной валютой содержатся на вкладке «Финансовые результаты банков».

Пятое – узнайте, кто собственник. Никого уже не удивляет ситуация, когда финансовые трудности внезапно возникают у тех учреждений, чьи собственники находятся в оппозиции к действующей власти. Или кого действующая власть решила вытолкнуть с рынка. И не только банковского. Если ваш собственник владеет инвестиционно-промышленными группами, в кризис ему будет невыгодно кредитовать связанные компании в убыток себе и вкладчикам. Он может начать самостоятельно уводить банк с рынка. Если его до этого не «приговорила» правящая финансовая верхушка. Но обычно это вещи взаимозависимые.

Шестое – слияние банков. Не путать с поглощением. Особенно если у собственника несколько банков. Ему во времена Гонтаревой как-то проще расплачиваться с её мафией одной структурой, чем двумя. По сути в результате один банк из двух ликвидируется. Не буду вдаваться в подробности этой процедуры. Только знайте, в таком случае сильно меняются условия кредитования и политика по вкладам, о чём клиентов не информируют, делая это незаметно. Но это тоже незаконно. О слиянии клиентов должны уведомить письменно. Если этого нет, у банка возникает так называемая задолженность кредитора, которую он должен выплатить клиенту. Часто, когда вывеска на банке поменялась, ваши банки слились уже полгода назад.

И последнее – внезапное появление агрессивной креативной рекламы.

Для примера, наиболее всем пунктам сегодня отвечает банк ПУМБ (Первый Украинский Международный) Рината Ахметова. Его банки, «Ренессанс Капитал» и этот ПУМБ, слились еще в 2013 году, а официально в марте 2015-го. Сегодня вывеска «Ренессанса» снята со всех отделений. Ставки по депозитам 25%. Не удивимся, если узнаем, что Порошенко с Гонтаревой решили вплотную заняться бывшим олигархом. Неважно, что он лидирует в «Форбс», – его влияние на власти не распространяется. Поскольку выжить его из основных бизнесов они пока не могут, решили сыграть в подконтрольной банковской сфере. Ему как собственнику промышленной группы невыгодно содержать структуру, которую вполне могут сдвинуть Нацбанк и президент. А постоянно быть у них на поводке ради ПУМБ довольно сомнительно. Ахметову как акционеру содержание банка обходится дороже, чем изъятие средств и ликвидация. Но он, видимо, пытается. Уж если предлагает такие неимоверные кульбиты в рекламе, как (вы только подумайте!) розыгрыш на лототроне в прямом эфире на собственном телеканале – призов за принесённые вклады. Что только не предлагается. И приз в 500 гривен за каждый размещённый депозит. И отмену комиссии за входящий безналичный платёж (хотя комиссии в банках незаконны, всё скидывают на внутренние правила). И выиграть зарплату на год в сумме 10 тысяч гривен ежемесячно. Вы когда-то такое видели? А теперь внимание – условие акции: только принеси в банк сумму от 50 тысяч гривен, 2 тысяч долларов или столько же евро путём безналичного перевода из любого другого банка.

Вы представляете себе эту картину, как бандерлоги понесут в банк с признаками ликвидации свои деньги в таком объёме за 500 гривен приза? А по средам в эфире телеканала «Украина» в 7:30 утра будут ждать, что именно они выиграют на лототроне 10 тысяч гривен ежемесячно. Я не берусь комментировать наивных вкладчиков, но до чего же надо докатиться банку, чтобы по всем возможным каналам запустить рекламу такой акции? Поневоле вспомнишь, что с латыни слово «реклама» переводится как вскрик. Конечно, закричишь, если Гонтарева недавно объявила, что на очереди по проверкам и ликвидации еще 48 финучреждений. И хотя их доля в общей массе банковских активов, по подсчётам регулятора, составляет всего 7%, числом они представляют почти 40% из 120 действующих банков. Это ж сколько денег ещё можно заработать на семью!

***

Мамаша Баркер – прозвище матери нескольких преступников-братьев из так называемой банды Баркеров – Карписа, имевшей большую известность в США в начале 1930-х годов. В первой половине XX века считалась лидером, «мозговым центром» банды и жестокой преступницей, однако впоследствии, уже с 1970-х годов, некоторыми историками преступности были высказаны серьёзные сомнения относительно её реальной роли в банде. Была застрелена вместе со своим сыном Фредом 16 января 1935 года в ходе перестрелки с агентами ФБР, скрываясь в одном из своих убежищ.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x