Любовь не должна быть слепой...

с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским беседует заместитель главного редактора газеты "День" Владимир Бондаренко

Владимир БОНДАРЕНКО. Владыко, как вы определяете в современной России роль Православной Церкви?

Митрополит ИОАНН. Ей необходимо занять первенствующее место. Это, поверьте, не пустые претензии - на данном этапе нашей жизни, в нынешнее тяжкое время Церковь осталась единственным связующим звеном между народом и его богатейшим культурным и духовным достоянием. Ведь именно Церковь все десять столетий отечественной истории прошла бок о бок со своими духовными чадами, разделяя их горести и скорби, утешая и вразумляя, давая силы и мужество. Православие у нас легло в основу не только личной жизни, но и общественной, и государственной. Так что Русская Православная Церковь должна по праву занимать первое место в современных условиях нашего бытия, чтобы нравственно, благодатно действовать на сердца и умы людей, одухотворять, сообщать живой духовный опыт, ибо жизнь церковная - не форма, а реальность бытия, реальность жизни "в Бозе", радость восстановления богообщения, добровольного исполнения Божиих заповедей.

Владимир БОНДАРЕНКО. Но всевозможные экуменисты, расплодившиеся сегодня сверх всякой меры, утверждают, что истинная духовность достижима лишь в будущей "объединенной" Церкви, "преодолевшей" "однобокость" существующих исповеданий.

Митрополит ИОАНН. Такой экуменизм - не только пустая трата времени, но и несомненно вредоносное начинание, губительное для спасения человеческого. Самим словом "экуменизм" пользуются достаточно давно, однако, раньше, до революции, скажем, в него вкладывали совершенно иной смысл. Православие при том понимании не уходило сквозь решето пустой говорильни и не растворялось в "общих" мнениях, а только свидетельствовало перед инославными чистоту своей жизни, церковного вероучения и как бы говорило: "Если вы хотите приобщиться этой духовности - вот вам истоки жизни, к ним припадайте и утоляйте жажду. Но иного пути быть не может".

Вне Православия истины нет! Это неоднократно подтверждало соборное самосознание Церкви Христовой на вселенских соборах. Там недвусмысленно осуждены все те лжеучения, которые сегодня, через тысячу лет, пытаются подать как "новое слово" в религиозной мысли...

Главнейшая заповедь Христа есть заповедь о любви - к Богу и ближнему. Поэтому мы должны по-христиански, с любовью и благожелательностью относиться к представителям иных религиозных воззрений. Но любовь не должна быть слепой, она ни в коем случае не должна покрывать ересь, лжеучение, говорить, что это темное, когда "это" светлое, и наоборот. Ни в коем случае!

Таким образом, я различаю ложный, пагубный экуменизм от экуменизма дозволенного, благословленного Церковью. Дозволен же только тот, который понимается как свидетельствование об истине Православия, с желанием всех приобщить к его животворным святыням. Вот на Всемирном Совете Церквей, на всех этих бесчисленных конференциях и собраниях католики, баптисты и другие говорят: "Давайте будем в любви жить, соединения искать. Пусть хоть и разница у нас во взглядах - догматических и прочих, но все-таки основное - любовь. Знай заповедь!".

Лукавят - заповедь заповедью, но какой ценой? Еще полторы тысячи лет назад величайший святой, "уста Христовы" - Иоанн Златоуст говорил, что благочестивая жизнь сама по себе не принесет нам пользы и спасения, если при этом нарушаются догматы Православия.

Владимир БОНДАРЕНКО. Владыко, благодатные возможности Православия со всей полнотой могут раскрываться лишь в православном государстве. Скажите, можем ли мы мечтать о таком государственном устройстве, в котором Православие обрело бы статус государственной религии?

Митрополит ИОАНН. Вводить "сверху" Православие как государственную религию не стоит! Вера есть состояние души, горение сердца - это надо заслужить, вымолить, тут никакие "оргмероприятия" не помогут. Однако, первенствующее значение, Русской Православной Церкви предоставить, конечно же, необходимо. Это будет всего лишь признанием очевидного положения вещей: ведь и корни, и ствол, и ветви древа нашего народного бытия основаны на Православии. На нем - если мы хотим оставаться русскими в том понимании этого слова,  которое сложилось за тысячу лет нашей истории, - должна быть основана и светская, культурная жизнь общества, и, главным образом, религиозная. Каждый русский человек должен бы быть православным, если он хочет Богу угодить.

Но заставить, скажем, правителей стать православными нельзя. В вере ведь нет насилия - от каждого требуется свободное произволение. Очень было бы, конечно, хорошо, если б наше государство управлялось православным правителем. Пусть это будет монарх - царь, или император, или кто-то другой, но пусть он будет сугубо православным и хранит русскую соборность как основу государственности.

Соборность же, с этой точки зрения, в том, что существует духовная взаимосвязь народа и его возглавителя. Народ возвещает свою добрую волю, призывает из своей среды человека, выражающего свои чаяния, а Церковь освящает такой союз, придавая власти черты религиозного служения, подвига благочестия.

Владимир БОНДАРЕНКО. А как, кстати, вы относитесь к идее восстановления монархии в России?

Митрополит ИОАНН. Я с некоторым страхом рассматриваю эту возможность. Мое мировоззрение сегодня апокалипсично. Приближается кончина века, весь ход событий в мире свидетельствует о приближении "человека греха, сына погибели, противящегося и превозносящегося выше всякой святыни", по словам апостола Павла, то есть, приближается тот, кого мы, христиане, называем антихристом.

В этих условиях надо быть особо бдительными, дабы не дать увлечь себя лукавыми посулами и ложной благонамеренностью. Да, государством должен править помазанник Божий, монарх. Но не станет ли призванный впопыхах, без должного духовного разумения и соборного рассмотрения царь тем, от кого предостерегает нас апостол, о котором сказано в Апокалипсисе? Таковы мои опасения, но они не отменяют того очевидного факта, что для пользы России необходимо, чтобы Русское государство возглавил человек глубоко верующий, православный, пребывающий в духовном единстве с народом, составляющий с народным телом одно целое.

Владимир БОНДАРЕНКО. Мне думается, что Православие должно не только возглавлять нашу жизнь, но и стать ведущей идеей русского патриотического движения. Для меня русский патриотизм и Православие - вещи неразделимые. А как вы относитесь к современному патриотическому движению?

Митрополит ИОАНН. С осторожностью. Оно ведь очень неоднородно: есть в его среде действительно чистый жертвенный патриотизм, а есть и... Сегодня патриотам приходится действовать в очень сложной обстановке. Судите сами: в смутные времена, когда Москва была уже занята поляками, Новгород - шведами, когда самому существованию Русского государства и Православия угрожала опасность, что спасло Россию?

Клич Русской Православной Церкви в лице святого патриарха Гермогена нашел отклик в сердцах людей, объединил их, поднял на борьбу с врагами Отечества! А почему? Потому что духовный уровень народного сознания был очень высок. Народ был верующим, православным. Когда святейший патриарх открыл перед ним всю опасность положения, указал бездну, на краю которой оказалась Святая Русь, понимание беды, осознание потребности действия пришли сразу, быстро, без раздумий и колебаний.

Народ восстал на защиту веры и с Божией помощью одолел врага. А сейчас в патриотических силах все перемешано: одни православные, другие нет... Не хочу никого обижать, но имейте в виду: не будет толку, пока патриотическое делание не осенится благодатью Божией, необоримой и всепобеждающей. Как говорит народная пословица: "Без Бога - ни до порога".

Владимир БОНДАРЕНКО. С этой точки зрения необходимо, чтобы патриотическое движение возглавляли или по крайней мере приблизились к нему иерархи Русской Православной Церкви. Насколько я знаю, мы, например, готовы, чтобы иерархи подняли свой голос в защиту России. Это в годы коммунистического владычества проповеди были запрещены, а сейчас все можно, но много ли у нас найдется проповедников на Руси? Проповедь - это ведь великое дело.

Митрополит ИОАНН. Опять обращаю ваше внимание на то, что не все сегодня способны воспринять  сердцем истины вероучения. А без этого  - главного - не придет и понимание сегодняшнего нашего положения. Без твердой церковной опоры даже проповедь добра можно обратить во зло. Сегодня много тому примеров.

Разрушители пытаются замаскироваться. Они, вроде, вам только добра желают: землю хотите - вот вам земля, заводы и фабрики - тоже раздадим. А на деле цель совершенно иная - стать во главу угла, захватить инициативу, получить власть. Как только это достигнуто, благие намерения отбрасываются. Тут и очнешься, да поздно - дело сделано. Вот в чем беда. Так что надо внимательно следить, чтобы проповедь наша в патриотической среде не была использована как прикрытие для людей неблагонамеренных.

Владимир БОНДАРЕНКО. Но должна же как-то Русская Православная Церковь бороться за души людей?

Митрополит ИОАНН. Она и не прекращает этой борьбы ни на мгновенье, но в данном случае наиболее мощное орудие - проповедь положительная, увещевательная, а не обличительная. Научимся выполнять заповеди Божии, хранить чистоту православного вероучения - и в остальном Господь поможет.

Надеяться же только на свои силы нельзя. Ни предсказать хода событий, ни гарантировать себя от ошибок и падений мы сами не можем. Так и в оценке людей бывает - есть такие, которые лишь  прикидываются благочестивыми, а сами... Не зря же Господь предупреждал о хищных волках в овечьих шкурах. А сразу и не узнаешь.

По плодам, конечно, становится понятно, кто есть кто, но бывают плоды скорые, а бывает, что времени много надо, чтобы они созрели, показали себя. Поэтому Церковь не спешит со специальной проповедью "для патриотов". Для нас главное - сохранить в своей пастве тех, кто действительно стремится к благодатной духовной жизни, готов ревностно хранить чистоту Православия и подвизаться против грехов и страстей. Это основа, а дальше трудно предсказать, время покажет.

Владимир БОНДАРЕНКО. Нынешняя культура заражена сатанизмом. Демократическая печать вовсю пропагандирует насилие, рынок завален порнолитературой, даже специальные премии учреждают. В основе великой русской культуры, целомудренной и чистой, всегда лежала православная вера. Должна ли, на ваш взгляд, Церковь сегодня резко и недвусмысленно выразить неприятие того разгула бесовщины, который захлестнул нашу жизнь?

Митрополит ИОАНН. То, о чем вы говорите - часть широко задуманного плана по борьбе с Православием и Россией. Это одна из тех стрел, что направлены в Церковь. Мы, конечно, должны всеми силами пробуждать умы и сердца людей: пусть видят, в какое смрадное болото их пытаются затянуть. Оборотная сторона этой вакханалии безнравственности и разврата - духовная агрессия, развязанная сегодня против русского народа.

Людям без конца навязывается ложная духовность. Возьмите, например, эти псевдохристианские проповеди на стадионах и в концертных залах. Православный народ туда, конечно, не идет. Идет молодежь, еще не обретшая точки опоры, еще ищущая свою дорогу к храму веры.

На чем ее пытаются "купить"? Вход бесплатный, музыка современная, проповедь необременительная, Евангелие - бери даром и т.п. Во всем игра. От пришедших не требуют ни самоотвержения, ни крестоношения. Говорят: "Бог вас любит больше, чем вы сами себя любите, поэтому стоит вам поверить в прощение грехов - и они тут же будут прощены". Понимаете, легкость какая! В то время как проповедь истинного христианства, Иоанном Крестителем, например, начиналась с призыва к покаянию, что есть тяжкий и неизбежный внутренний труд: "Покайтесь и веруйте во Евангелие. Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное" (Мрк. 1: 15; Мф. 3: 2). Покайтесь. А это не быстрый и не легкий процесс - он долгий и кропотливый.

Человек должен пройти путем борьбы со своими нравственными несовершенствами, со страстями и похотями нашего растленного естества. А тот, кто думает, как бы полегче проскочить, тот и склоняется к заокеанским проповедникам. Эта духовная зараза очень опасна. Я писал об этом мэру Собчаку в открытом письме, и что же? Оно получило резонанс по всей стране, много благодарных откликов, а петербургские демократы в газетах написали, что, дескать, митрополит выступает с призывами к коммунистическим методам! В газетах напечатали, но сами палец о палец не ударили, чтобы исправить положение.

Владимир БОНДАРЕНКО. Владыко, каково ваше отношение к участию Церкви в политической жизни? Надо ли священникам баллотироваться в Верховный Совет, идти на митинги?

Митрополит ИОАНН. Церковь вне политики, но политика неизбежно влияет на церковную жизнь, Скажем, антицерковные гонения - это ведь явление политическое. К политической ситуации приходится неизбежно приноравливаться, но всему есть предел: политику безнравственную, предательскую, разрушительную Церковь никогда не благословит.

Вот сейчас на Украине произошел раскол в церковной среде, а почему? Потому, что политиканы, стоящие у власти, стремятся национализировать Церковь. Стремление порочное, такая политика отвергает сам дух христианского вероучения. Но дружить с властями - дело прибыльное, поэтому нашлись среди церковнослужителей стороннники такого подхода, вот и произошел раскол.

Люди, называющие себя христианами, забыли, что Церковь по природе своей едина. Она - святая, соборная - единственная во всем мире не ограничивается ни границами, ни народностями. Все члены Церкви таинственно и прочно связаны друг с другом единством любви и веры во Христа. Горе тому, кто дерзнет посягать на это единство!

Мешает политика и нашим взаимоотношениям с зарубежной частью Русской Православной Церкви. После революции они складывались очень непросто. Конечно, не каждый способен на мученичество за веру, но осуждать эмигрировавшее духовенство за то, что они покинули Родину, вряд ли можно. Да и многомиллионное русское рассеяние надо было окормлять. Но это же не отменяет того факта, что уехавшие за рубеж пастыри оставили свою паству в руках богоборческих властей. И именно оставшаяся в России часть духовенства взяла на свои плечи тяжкий груз ответственности за жизнь Церкви.

С Божией помощью мы прошли сквозь "огонь и воду" невероятных гонений, сохранились сами и сохранили свою паству, сберегли и приумножили духовные сокровища русского Православия. На крови мучеников и исповедников созидалась - исподволь, незаметно для постороннего взгляда - Русь новая, очищенная огнем страданий и скорбей, неодолимая в своей стойкости и верности святыням. Да, были нестроения, были расколы и провокации НКВД, были и потери, но главное - мы сберегли паству, сберегли веру.

Во время Великой Отечественной войны даже отъявленным христоненавистникам стало ясно: без опоры на вековые религиозно-национальные ценности победы не видать. Тогда скрепя сердце власти дозволили вновь свободно открывать церкви. Тогда вернулись из ссылок и лагерей епископы и пастыри, чтобы из пепла возродить церковную жизнь на поруганной Руси. Потом были опять гонения - хрущевские - и новые испытания, новые скорби...

Я говорю об этом столь подробно, ибо непонимание всех сложностей ситуации в России и - что греха таить - желание выглядеть "самыми православными", непричастными к тем компромиссам, на которые приходилось подневольно идти ради пользы дела, толкнуло (да и до сих пор толкает, к сожалению) определенную часть иерархов Зарубежной церкви на позиции непримиримого отторжения, самозамкнутости, огульного обличительства.

Меньше всего мне хотелось бы сейчас бередить старые раны. Мир и единство - вот что необходимо сегодня как воздух. А этому мешают политиканы "от Церкви". В области межцерковных отношений явно просматривается злонамеренное воздействие некоей "третьей силы", главная задача которой - не допустить окончательного внутрицерковного примирения. Любыми силами раздувать мятеж - вот ее тактика действия.

А рецепт примирения прост. Надо всего-навсего смириться с реальностью. Все совершают ошибки, и я не говорю, что их не было на нашем пути. И митрополит Сергий, декларация которого в 1927 году стала поводом для разделения, не всегда был прав. Но он был искренен в главном - в желании среди гонений, предательств и провокаций спасти Церковь, сохранить ее...

Владимир БОНДАРЕНКО. Говорят об агентах КГБ в церковной среде, о том, что церковная жизнь и до сих пор не свободна.

Митрополит ИОАНН. На вопросы об агентах госбезопасности я уже устал отвечать. Конечно, они были. А в вашей, журналистской среде, разве не было? Они всюду проникали. Но в Церкви их деятельность сводилась до минимума. Церковь живет жизнью таинственной, благодатной, мистической, она есть богочеловеческий организм, и никакая агентура - будь то КГБ или ЦРУ - не в силах отменить этого спасительного факта.

Обвинения в поголовном сотрудничестве епископата с КГБ - либо следствие полного невежества, либо сознательная провокация. Разве можно так обвинять? Что значит сотрудничество? Добровольное содействие. Но его-то как раз и не было. Было прямое насилие над иерархами. Например, приказ: не причащать детей. Я, конечно, не соглашался, но приказа-то никто не отменял! Если даже меня не наказали, то наказали другого пастыря, рядом - для устрашения. О каком же сотрудничестве может идти речь?

Другой вопрос - "контакт". От него просто невозможно было отказаться. Куда деться - убежать за границу? Но бросать Отечество - это преступление величайшее, это значит бросить свою паству на разгром, на съедение волкам. Самому "спастись" в одиночку и потом из-за тысячи километров давать советы и распоряжения?

Досадно, что эти вопросы становятся камнем преткновения для здорового понимания современного положения дел в Русской Церкви.

Владимир БОНДАРЕНКО. Московский патриархат упрекают в том, что он не спешит канонизировать царскую семью, как Зарубежная Церковь.

Митрополит ИОАНН. От нашей канонизации Государю святости не прибавится. А по существу вопрос далеко не простой - ведь речь идет о монархе, с этим связано очень многое. Мы должны все тщательно исследовать.

Царь и народ едины. Единство это закреплено церковным таинством миропомазания, венчания на царство. Связь эту нельзя разрывать безнаказанно. Надо выяснить - как, почему, при каких обстоятельствах произошло отречение? Какие последствия имело? Как было воспринято народом? Не послужило ли тому, что открылись ворота для революции? Тут же нужно говорить и о Распутине. Какова его действительная роль? Все надо изучить, а это требует времени. Комиссии по канонизации, куда я вхожу, как раз и поручено провести необходимую подготовительную работу.

Надо сказать, что вопросы большей частью касаются личности самого Государя. Что касается его семьи, то здесь дело проще - они невинные страдальцы, мученики. Если церковно-историческое исследование, документы и материалы покажут нам то же самое и в отношении царя, тогда будет стоять вопрос о канонизации. Мы просто обязаны провести тщательные и добросовестные изыскания.

Вопрос мученичества далеко не так прост, как кажется с первого взгляда. Элементы мученичества есть в жизни каждого благочестивого человека. Постоянная борьба со своими страстями, стремление победить в себе грех возводят человека к усиленному внутреннему деланию. Это и есть христианское подвижничество - подвиг внутренней борьбы.

Доброделание, стремление к любви, борение "со страстями и похотями" (если это будет угодно Господу) могут закончиться и телесным, так сказать, "реальным" мученичеством. Но и оно спасительно и достохвально лишь тогда, когда человек осознанно идет на муки из любви к Богу, когда он полон сознания, что ни смерть, ни страдания не могут ослабить его верность Богу. С этой точки зрения необходимо рассмотреть и жизненный путь последнего русского императора. Выяснить, была ли его несомненно мученическая кончина продолжением всего жизненного пути.

Владимир БОНДАРЕНКО. В любом случае представить себе зрелище более жалкое, чем наши нынешние правители, вряд ли возможно. Не усматриваете ли вы в появлении таких лидеров, как меченные Богом Горбачев, Ельцин, печального знамения?

Митрополит ИОАНН. Кем они мечены, это неизвестно. Правда, в народе говорят - "Мишка меченый". Может, и не очень культурно, да замолчать не заставишь. Но это, как говорится, "дело житейское", а я хочу остановить ваше внимание на книге пророка Даниила, написанной две с половиной тысячи лет назад. Так вот в ней написано, что явится "князь" Михаил и время пришествия его будет очень тяжелым. Не зря говорят, что если Господь хочет наказать человека, Он лишает его разума, а наказывая народ, отымает разумных и добрых правителей.

Владимир БОНДАРЕНКО. Значит, вы считаете, что Господь Бог наказывает нас таким образом?

Митрополит ИОАНН. Да. Мы ведь по-настоящему не изменились, уроков из страшного прошлого не извлекли, искреннего, действенного покаяния не приносим. Мало того, что не каемся сами, так еще и ближних своих совращаем. Все это следствие той безмерной "свободы", которая обернулась в России разгулом богохульства и безнравственности.

Сегодня можно все! Но ведь это безумие. Появляются, понимаете, какие-то общества сатанистов - давай их регистрировать официально, сексуалистов каких-нибудь - тоже... Ни в чем зла не видим, а это само по себе порок величайший, слепота духовная. Сознательно пропагандируется вседозволенность, а куда это ведет - известно. Читайте Достоевского, "Бесов"...

Владимир БОНДАРЕНКО. Не есть ли такая политика часть какого-то всемирного заговора против России?

Митрополит ИОАНН. Совершенно верно. Согласен с этим.

Владимир БОНДАРЕНКО. И тот же референдум о продаже земли. Я не против того, чтобы земля перешла крестьянам в вечное пользование, но у них нет миллионов на ее покупку! Землю скупят иностранцы: немцы, французы, израильтяне.

Митрополит ИОАНН. В том-то и проблема. Надо землю дать людям бесплатно, но дать для того, чтобы человек пользовался этой землей, а не для того, чтобы ею спекулировать. Если этого не сделать - богатые получат преимущество: они все скупят, а остальным как быть? Опасность существенная - скупят землю иноземцы и будут ее использовать ради своей корысти, либо вообще не будут на ней ни сеять, ни пахать.

Если наш русский человек, русский пахарь, действительно живущий матушкой Россией, не получит ее бесплатно, купить он ее не сможет. Откуда взять деньги? Я не знаю, кто сейчас, не лукавя, может накопить хотя бы тысяч тридцать.

Владимир БОНДАРЕНКО. Как же, на ваш взгляд, можно выйти из этого периода разрухи?

Митрополит ИОАНН. Надо объединиться и противостать этому. А то мы сейчас находимся в положении людей, молча наблюдающих  за действием мощного насоса, выкачивающего из России все - лес, газ, нефть, все наши богатства. Все это уплывает на Запад, а нам что остается? Из нас вытягивают последние соки. При таком богатстве русской земли мы впали в крайнюю нищету! Надо отойти в сторону, защититься от этого грабежа.

Владимир БОНДАРЕНКО. Так вы за изоляцию России?

Митрополит ИОАНН. Да, разумная изоляция нужна России как лекарственное средство.

Владимир БОНДАРЕНКО. Не думаете ли вы, что в нынешних условиях нам требуется авторитарный режим - сильная власть, которая остановила бы эту разруху?

Митрополит ИОАНН. Я думаю, без сомнения, нужен человек, который сумел бы, горя любовью к России, объединить все здоровые силы общества. И нужно было бы принять все меры, чтобы ему не мешали. Но где его найти?

Владимир БОНДАРЕНКО. Владыко, а согласились бы вы участвовать в подобной деятельности? Благословить ее?

Митрополит ИОАНН. На дело воссоздания Святой Руси никакого специального благословения не надо. Вы и так имеете его - внутри себя.

Владимир БОНДАРЕНКО. В двух словах ваше отношение к газете "День"?

Митрополит ИОАНН. Положительное. Мне импонирует ваше стремление поднять человека из той грязи, в которую его сегодня втаптывают, внести в сознание русских людей понятие об их предназначении, о высших целях. 

Владимир БОНДАРЕНКО. Спасибо.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x