Авторский блог Илья Титов 11:37 30 июля 2020

Дипломатический отстой

невыносимая мягкость «мягкой силы»
1

Британское правительство 21 июля выкатило свой ответ на внутренний парламентский документ за авторством комитета по разведке и государственной безопасности. Этот ответ не представляет собой ничего интересного для людей, знакомых с британской риторикой в отношении России, — всё те же приевшиеся обвинения по поводу взлома на выборах, вмешательства в демократический процесс и отравлений шпионов-перебежчиков. 

Но был там и занятный, справедливый и от того обидный вывод — среди рассказов о мощной разведке и могучей армии упоминалось, что основной инструмент российской мягкой силы в Соединённом Королевстве  — пресловутый Лондонград. Мол, именно пустившие корни в асфальт и прочую недвижимость британской столицы беглые олигархи являются главными проводниками интересов России в Великобритании и сопутствующих ей странах. 

Обидно здесь не только то, что богачи, вкладывающие миллиарды выкачанных из России долларов в британскую экономику — крайне сомнительный союзник, но и то, что для насаждения мягкой силы в структуре МИД существует целая организация  — Россотрудничество. И, судя по тому, что название этой организации упоминается лишь в связи с громкими скандалами и бесполезными назначениями, она не просто плохо выполняет свою работу — она делает ровно противоположное тому, ради чего была создана, при этом продолжая глотать миллиарды и миллиарды бюджетных рублей. Почему? 

На просторах Телеграма — одной из немногих соцсетей, ещё не оккупированной беснующимися либералами, — недавно задались этим вопросом. Ответ был найден незамедлительно: против России работает куда более мощная и опытная пиар-машина, поэтому санкции и дипломатические препоны, чинимые западными странами, мешают Россотрудничеству работать как следует. 

Отчасти, наверное, это правда. Но противодействие англичан и американцев, которые раньше всех поняли, что за привлекательный государственный бренд мировая общественность готова простить атомные бомбардировки, газовые атаки, налёты дронов на больницы и т. д., — никак не помешало туркам и китайцам выстроить свои системы взращивания международной симпатии к себе. 

Если посмотреть на турецкую мягкую силу в одной только России, мы увидим сотни журналистов, транслирующих протурецкую повестку, туркоязычные школы в мусульманских регионах, рекламу турецких курортов и достопримечательностей на российском телевидении. Аналогичная ситуация и с китайцами. Угадайте с одного раза, есть ли сеть русскоязычных школ в Турции, рекламируются ли на китайском ТВ Анапа или Кижи и велика ли роль профильных структур в возникшей у жителей этих стран симпатии к России? Да, положительный образ России за рубежом возникает главным образом из-за эффективных действий наших военных, харизмы нашего президента, старой памяти жителей некоторых стран, заставших советские времена, или вовсе всеобщей усталости от американской руки на горле. Но упор на подобные пункты не может служить основой для долгой и эффективной стратегии действий. Хотя "стратегия" и "эффективность" — слова, видимо, незнакомые некоторым структурам МИДа. 

Куда более вероятной причиной одной сплошной унизительной и дорогостоящей неудачи, которую представляет собой вся история Россотрудничества, служит отношение к нему. Дело в том, что в любой организации существует подразделение-"отстойник". Туда сливаются некомпетентные, неуместные и просто нежелательные кадры — с тем, чтобы не мешали людям работать и не мозолили глаза. Именно таким ведомством по чьей-то злой воле стало Россотрудничество. Бывшие жёны, бездарные дети, не пришедшиеся ко двору сотрудники — все дипломаты категории "Б", не имеющие перспектив карьерного роста в МИДе, ссылаются туда. Недобрая ирония этого прямого саботажа состоит в том, что для эффективной работы здесь нужны талант, инициативность и творческий подход к осуществлению задач ведомства. Великое множество лиц России, её парадоксальное разнообразие и необъяснимая притягательность, её масштаб и красота — вот непочатый край работы и неисчерпаемая жила вдохновения для человека, любящего Россию и понимающего механизмы общественного влияния. Но если вы искали таких людей в Россотрудничестве, то обратились явно не по адресу. 

Лейтмотив всей деятельности этой структуры за рубежом — клюква. Развесистая. "Развесистой клюквой" исторически принято называть то, как иностранцы якобы видят Россию. На деле же — это то, каким взгляд иностранцев на Россию кажется людям, её не знающим и не ценящим. Спросите жителя Ближнего Востока о том, что такое Россия, — и он расскажет о пришедшей издалека силе примирения враждующих местных армий, кланов и бандформирований. Спросите американца — и он расскажет о космической гонке и гениальных инженерах, отправивших человека в космос спустя полтора десятка лет после окончания страшнейшей войны. Спросите африканца — и он вспомнит о самом надёжном и удобном автомате. Спросите француза — и услышите рассказ о величайшей гуманитарной мысли Европы XIX века. Спросите турка — и узрите в его обиженных глазах доблесть брига "Меркурий". 

А если вы спросите о России чиновников Россотрудничества, то услышите несколько клише за авторством американских пропагандистов времён холодной войны. "Стандартный набор" из морозов, водки, кокошников, балалаек и медведей не используется нигде, кроме как в суждениях людей, которым будто бы стыдно признавать всё многообразие России. Фестивали матрёшек, проводы масленицы, вечер национального костюма — такие мероприятия были бы к месту в доме культуры какой-нибудь российской "глубинки" не выше районного масштаба, но уж точно не в организации, вроде бы продвигающей российские интересы по всему миру. Выступления ансамбля народной песни в высушенном войной Дамаске, фестиваль татарской хореографии в Кишинёве, вечер поэзии Пушкина в Рабате — что это, к чему это, для кого это? Универсальный подход не то, чтобы устарел, но он никогда и не был способом продвижения такой разной России в таком разном мире. Его использование — следствие некомпетентности и равнодушия тех, кому положено быть страстно радеющими за своё дело профессионалами. Проведение неуместных мероприятий для красивой цифры в отчётности приводит к нелепостям вроде марша "Бессмертного полка" в Германии. Привлечёт ли подобное в Германии кого-то, кроме российских эмигрантов и дипломатов? С кем и на чьей стороне воевали предки предполагаемых посетителей мероприятия? Ответы на подобные вопросы не слишком волнуют чины, ответственные за международные отношения? Но подобные мероприятия тем временем продолжаются, отчёты о них пишутся и отправляются на Смоленскую площадь. 

Неэффективность и косность ведомства, в которое ссылаются самые проблемные кадры российской дипломатии, почему-то никого не удивляет и не попадает на первые полосы газет. Зато там всплывают многочисленные скандалы. Истории с высылками сотрудников и с ввозом наркотиков через МИДовские каналы уже приелись, но даже в плане скандалов дипломаты Россотрудничества умудрились отличиться. Не так давно в Чехии один дипломат из этой структура донёс в местные спецслужбы (кстати, высококвалифицированные и заточенные на противодействие России) о том, что его коллега якобы ввёз в страну яд и намерен травить этим ядом пражских муниципальных политиков. По словам замглавы Россотрудничества, герои остросюжетной шпионской драмы – исполнявший обязанности главы представительства организации в Праге Андрей Кончаков и один из его сотрудников Рыбаков. На фоне очередного ухудшения отношений России и Чехии, связанного со сносом памятника маршалу Коневу, а также постоянных слухов о любви российских спецслужб к применению всяких "новичков", этот донос наделал шуму. То, что планировалось как выяснение отношений между двумя отбросами дипломатического сообщества, дошло до чешского премьера и было предано широкой огласке. Разумеется, "простую и грустную историю вражды и зависти", как окрестила эту ситуацию местная служба безопасности, с удовольствием раскрутили чешские СМИ и руководители, крайне враждебно настроенные к России, поскольку такой громкий информационный повод, как разборки двух глупцов, нанёсшие урон и без того не самой блестящей репутации России, просто не мог остаться незамеченным. Дипломатов объявили персонами нон-грата и выслали прочь из края пива и согласных букв, а на их место уже прислали тех, чьи имена мы, может статься, скоро узнаем в ходе очередного скандала. 

Не так давно глава Россотрудничества Элеонора Митрофанова, сестра бывшего депутата Госдумы Алексея Митрофанова, покинула пост, оставив после себя синекуру глобального масштаба, ежегодно вытягивающую из бюджета около десяти миллиардов рублей. Сам Митрофанов в своё время занял в долг, по разным оценкам, примерно два миллиарда рублей, после чего спешно покинул страну "для лечения". По странному совпадению, именно в период ухода Элеоноры Валентиновны с поста руководительницы Россотрудничества, Арбитражный суд Москвы признал, что у бывшего депутата за душой ни рубля, а значит и возврата долгов с него требовать бесполезно. Митрофанов всё ещё находится в розыске, но одной заботой у него стало меньше. Связаны ли эти события между собой — большой вопрос, но совпадение по времени занятное. 

Что же касается самой сестры беглого депутата, то ряд экспертов во время её назначения отмечал, что основной задачей нового руководителя должна стать минимизация финансовых и репутационных потерь подведомственного ей агентства. Сегодня, спустя три года пребывания Элеоноры Митрофановой во главе Россотрудничества, можно сказать, что с этой задачей она не справилась. Тихое болото для отстоя дипломатического сообщества из-за множества скандалов и пиар-провалов оказалось под огнём критики. Результатом стали заявления руководителей нашей внешней политики о необходимости реформирования всех механизмов "мягкой силы" — ведь МИД на пару с лишь формально зависимым от него Россотрудничеством умудрились проиграть вашингтонскому влиянию изначально крайне лояльную России Латинскую Америку, китайскому влиянию Африку, а уж про Ближний Восток и Среднюю Азию нечего и вспоминать. Более того, для потери симпатий бывших советских республик и допущения возникновения на всём постсоветском пространстве очагов антироссийских настроений нужен был особый талант. Этот талант, несомненно, был у тех деятелей российской внешней политики, которые так и не сумели сформулировать для взаимодействия с зарубежьем внятного идейного базиса, ограничиваясь отжившими своё лозунгами времён холодной войны. 

В попытке переломить столь запущенную и заброшенную ситуацию главой ведомства поставили Евгения Примакова: депутата, журналиста, внука бывшего премьера и министра иностранных дел России. Он в своё время отметился рядом статей, критикующих тот самый универсальный подход. Удивительно только то, что понадобилась фигура масштаба думского депутата и достаточно известного публициста, чтобы донести до руководства страны мысль о том, что конкурсы русской народной песни в Боготе никак не способствуют продвижению российских интересов в регионе, а лишь тратят огромные деньги. 

Пока о новом назначении нельзя сказать ничего внятного. Однако интерес представляют два момента. Как только о новой должности Примакова поползли слабые слухи, в гигантах медиапространства принялись всячески расхваливать потенциального главу агентства. Это может говорить либо о том, что он действительно так хорош, как о нём говорят, — либо о том, что новый глава Россотрудничества понимает цену качественного пиара и знает, как получить доступ к основным игрокам информационного рынка. Каждый из двух вариантов неплох, но среди тех, кто восхвалял Примакова, высказывались и опасения, что даже гений организационной работы не справится с расчисткой МИДовских авгиевых конюшен. Слишком долго агентство, призванное неустанно продвигать положительный российский образ, наполнялось кадрами, непригодными для этой работы и презирающими свою страну. Перспективы Примакова на посту главного применителя мягкой силы туманны, как и перспективы сохранения Россотрудничеством огромных бюджетов и широчайших полномочий на представление России за рубежом. 

Что же делать в такой ситуации? Ждать, когда на тех фронтах, где не справляется государство, заблистают частники? И что — пока кадровые отстойники, окружающие МИД, будут (или не будут) осушаться, пиар-экспансией России по всему миру займутся бесконечные рекламные агентства и  пиар-подразделения крупных корпораций? 

Перед Россией стоят неотложные задачи. Разгромленная Сирия остро нуждается в школах, где арабских детей будут учить по произведениям Лермонтова и Верещагина о непокорном духе восточных людей. Обложенная санкциями и опустошённая западными нефтяными компаниями Венесуэла ждёт создания вузов, где наши инженеры и геологи откроют перед местными студентами тайны бурения морского дна. Нищий и голодный Мозамбик жаждет строительства училищ, где российские специалисты истолкуют местным земледельцам новейшие агротехнологии. Марокко, говорящий по-французски и остро ненавидящий французов, открыт для строительства музеев, рассказывающих про казаков, гнавших Наполеона до самого Парижа. Всё это — плоды, сулящие России огромное влияние и прибыль, но эти плоды даст лишь удобренная земля. 

Фото: именно так в Россотрудничестве представляют продвижение российских ценностей в мире

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
30 июля 2020 в 17:37

Да, грустная картина: бездарные паразиты проедают государственные деньги, - печальный результат кадровой политики нынешней власти.