Сообщество «Китай-Го (中国)» 14:45 10 апреля 2021

Красные линии "красного дракона"

о стратегических переговорах в Анкоридже и перспективах американо-китайских отношений

22 марта 2021 года на 7-м канале ЦТ Китая в рубрике «Новый взгляд на вопросы обороны» вышла аналитическая передача, заглавная часть которой посвящена американо-китайским переговорам на высоком уровне в Анкоридже и перспективам американо-китайских отношений после них. Комментировала эту часть передачи Су Сяохуэй, заместитель директора Института международных стратегических исследований, структурного подразделения непосредственно подчинённого МИД КНР Китайского НИИ международных проблем.

Голос за кадром:«18-19 марта сего года член Политбюро ЦК КПК, заведующий Канцелярией Комиссии ЦК КПК по внешней работе Ян Цзечи (то есть первое лицо, отвечающее за внешнюю политику в структуре КПК. Комиссия ЦК КПК по внешней работе создана в марте 2018 года в результате реорганизации Руководящей группы ЦК КПК по внешней работе. - А.Ш.) и член Государственного совета КНР, министр иностранных дел КНР Ван И провели в Анкоридже стратегические переговоры с Госсекретарём США Блинкеном и с Советником президента США по национальной безопасности Салливаном. Как заявила китайская сторона:

«Суть китайско-американских отношений – взаимная выгода и обоюдный выигрыш, а не «игра с нулевой суммой». (То есть игра, выигрыши игроков в которой противоположны. - А.Ш.) Китай и США отнюдь не представляют угрозу друг для друга, расхождения и разногласия между ними вовсе не являются основанием для взаимной конфронтации, ни одна из сторон не способна справиться с последствиями взаимных конфликтов и взаимной конфронтации».

Китайская сторона также указала на то, что в последние несколько лет предыдущая американская администрация, действуя вопреки здравому смыслу и проводя крайне ошибочную антикитайскую политику, причинила серьёзный ущерб интересам Китая, нанесла серьёзный вред китайско-американским отношениям, в связи с чем китайская сторона была вынуждена предпринять необходимые адекватные меры для защиты суверенитета, безопасности и интересов развития Китая. Китайская сторона обратилась с просьбой к американской стороне поторопиться с устранением негативного влияния ошибочной китайской политики предыдущей администрации США, избегая при этом новых проблем».

Ведущий Ли Цзямин.Что обратило на себя внимание по итогам этих стратегических переговоров на высоком уровне?

Су Сяохуэй. Конечно, обращает на себя внимание то, что это первая встреча такого уровня после прихода к власти Байдена.

Встреча началась напряжённо. В ответ на бесцеремонную провокационность американской стороны, явно свидетельствовавшую о попытках США усилить давление на Китай, китайская делегация заявила американцам, что приехала вести переговоры, а рассчитывать на то, что Китай явился «на поклон», не стоит. Затем прессу удалили, и, думаю, то, что происходило за закрытыми дверями, несомненно было по-настоящему главным содержанием встречи.

Делегации встречались трижды, что говорит о стремлении сторон высказать свою позицию как можно доходчивее. Китайская сторона очень информативно изложила свою позицию, обозначив «красные линии». То, что стороны говорили открыто, но при этом избежали «лобового столкновения», стало, пожалуй, главным достижением переговоров. То есть, несмотря на имеющие место разногласия главным результатом переговоров стал взаимный обмен информацией».

Ли Цзямин. Американские СМИ призывают Байдена не разговаривать с Китаем жёстко, но считают, что прежняя запутанная китайская политика США пока остаётся без изменений. Что вы думаете по этому поводу?

Су Сяохуэй. Действительно, в американских СМИ звучат такие слова. Скажем так, – такого рода мнение не совсем уж единичное. Это говорит о том, что в самих США есть те, кого волнует внешняя политика Байдена в вопросах американо-китайских отношений.

Что касается нынешней американской политики в отношении Китая, то она не отвечает национальным интересам США. Сейчас многие в Америке за предельное давление на Китай, однако такой подход обернётся для американцев утратой перспектив собственного развития, ущербом для собственных национальных интересов. Если администрация Байдена продолжит жёсткую политику в отношении Китая, которую США проводили при Трампе, отказаться от такой политики в дальнейшем будет уже невозможно (дословно:»Оседлав тигра, слезть с него непросто»). А в такой ситуации и тактические и даже стратегические возможности для изменения отношений с Китаем будут упущены.

С точки зрения некоторых американцев, неизменным каналом отношений между Китаем и США всегда являлось то, что относится к культурному обмену. Но если США политизируют весь спектр китайско-американских отношений, в том числе сферу культурного обмена, то тем самым Америка сузит «коридор» своих возможностей в отношениях с Китаем, ещё больше изолирует себя от Китая.

Ещё один момент, касающийся китайско-американских отношений. Многие в американском обществе полагают, что если США намерены изолировать Китай, у них неизбежно возникнут определённые трудности при выстраивании антикитайского союза. Дело в том, что, когда США будут заставлять своих союзников делать выбор между ними (США) и Китаем, американские союзники могут и не принять сторону США, более того, могут даже открыто встать на сторону Китая. Такой крайне неприятный для себя поворот событий американцы тоже должны будут учитывать и стремиться ни в коем случае не допустить».

Главная цель современного государственного развития Китая — реализация «китайской мечты о великом возрождении китайской нации» сформулирована в 2012-2013 годах с приходом к власти Си Цзиньпина, однако по сути дела эта цель в том или ином виде и во все времена неизменно стояла перед той политической силой, которая уже сто лет действует, именуя себя «китайские коммунисты».

Движение к этой цели объективно всегда соотносилось как с практическими задачами избавления от тяжёлого исторического наследия, связанного с утратой Китаем значительной части своего государственного суверенитета, с последующим постепенным возрождением страны, превращением её в одну из ведущих стран мира, а в перспективе – в главного мирового лидера, так и с традиционными многотысячелетними политико-мировоззренческими убеждениями нации хань, согласно которым место Китая/Срединного Государства — в центре мира/ Поднебесной, руководить/править которым/которой — удел китайского правителя/Сына Неба.

Формы, способы движения КПК к этой цели в разные эпохи, применительно к конкретным историческим условиям были очень разными, порой настолько разными, словно «чёрное и белое»: тут и бескомпромиссные к классовым врагам Китайская Советская республика, а также государство «великой пролетарской культурной революции», тут и общедемократическое Правительство Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся, а с декабря 1978 года и по сию пору — государство «социалистической рыночной экономики».

Сильной организационной стороной «китайских коммунистов» всегда была способность, не считаясь ни с чем, так рихтовать и вычищать свои ряды, чтобы те, кто мешает движению к главной цели «возрождения китайской нации»: будь то «слишком промосковские», вроде Ван Мина, Пэн Дэхуая, будь то «слишком левые», как «банда четырёх», будь то «слишком правые», навроде Лю Шаоци, Ху Яобана, — уходили в историческое и политическое небытие, освобождая место для истинных ханьских националистов, для тех, кто готов твёрдо и последовательно отстаивать национальные интересы Китая; сегодня и до конца дней его — это Си Цзиньпин и его «команда».

Вся жизнь, вся политика, все планы выкристаллизованного в многолетних внутрипартийных баталиях руководства КПК подчинены цели «великого возрождения китайской нации». Не является исключением и современная внешняя политика Китайского государства, главная задача которой – обеспечить мирные, политически относительно спокойные условия для продолжения строительства «модернизированного социалистического Китая» на пути к его цели «великого возрождения китайской нации».

С точки зрения способности быть мировым гегемоном у Китая в новейшую историю два главных конкурента: США и СССР/РФ.

Внешнеполитический «вопрос» с поздним СССР/РФ Китай благополучно и окончательно решил 30 лет назад; действуя мягко, но настойчиво и решительно, он сумел превратить Государство Российское в его нынешнем, не оптимальном виде из главной для себя военной угрозы в своего главного, и, что самое важное, — искреннего стратегического партнёра, а в ощущениях диалектической русской ментальности (но только не в ощущениях ханьской ментальности!) – даже в своего главного стратегического союзника, внутренне, а не по писаным договорам и соглашениям, пожалуй, готового при необходимости встать на защиту «партнёра» китайского, «не щадя живота своего».

Всё намного сложнее у Китая с циничной и расчётливой Америкой, искренность в отношениях с которой — вещь настолько же несбыточная, насколько нелепая по определению.

Рост, возрождение и укрепление Китая — никогда не был секретом для Запада, в первую очередь для США, не одно десятилетие предпринимавших действенные, с их точки зрения, стратегические меры для сдерживания «Дракона» — например, проводя «стратегию перебалансировки сил в АТР» при Обаме. Китай, в свою очередь, тоже это прекрасно понимал и укреплял собственные вооружённые силы для парирования угроз со стороны США и их союзников, но при этом, что называется, «не нервничал», поскольку беспрецедентные объёмы торгово-экономического сотрудничества с Америкой и относительно сдержанные политическая позиция и политическая риторика Белого Дома давали ему (Китаю) обоснованную надежду во всяком случае на долгий мир без горячей войны в отношениях с США.

Всё изменилось при Трампе. Начав «за здравие» в отношениях с Китаем в 2017 году, обещавшем выход американо-китайских торгово-экономических отношений на ещё более грандиозный уровень, Трамп с 2018 года продолжил и завершил своё «царствование» «за упокой» политически относительно спокойным, ровным отношениям с Китаем, развязав с поотвыкшим от жёстких международных стычек Срединным Государством нешуточную «торговую войну» в сочетании с планами по расширению альянса антикитайских и проамериканских государств на регион Индийского океана и в сочетании с открытой антикитайской политической риторикой, к которой чувствительный к словам и прочим символам Китай отнёсся крайне болезненно.

Вообще складывалось впечатление, что «при Трампе» Китай находился в хорошо подзабытом им с 60-х—70-х годов ХХ века состоянии «политического напряжения», «политического испуга», и что такой «политической расслабленности» Срединного Государства, его боязни «пропустить политический удар» во многом способствовала и способствует нередко «игра в одни ворота в пользу Китая» с Россией. Для привыкшего к сравнениям и любящего сопоставлять Китая предельная политическая жёсткость одного из мировых военных гегемонов – трамповской Америки была, словно «холодный душ», после мягкости и «политического хвостизма» в двусторонних отношениях со стороны другого мирового военного гегемона – позднего СССР/РФ.

То, что «при Трампе» Китай испытал настоящий «политический испуг», подтверждается сегодняшними, с не очень хорошо скрываемым отчаянием попытками Китая во что бы то ни стало «замириться» с администрацией Байдена. Отсюда напоминающие заклинания тезисы китайской стороны о том, что «суть китайско-американских отношений — взаимная выгода и обоюдный выигрыш, а не «игра с нулевой суммой», что «Китай и США отнюдь не представляют угрозу друг для друга, расхождения и разногласия между ними вовсе не являются основанием для взаимной конфронтации...»

При этом, пытаясь «сохранить лицо» с одной стороны, а с другой стороны, пытаясь слегка «блефовать», Китай «пужает» Америку тем, что «... ни одна из сторон не способна справиться с последствиями взаимных конфликтов и взаимной конфронтации», а китайский эксперт, представитель китайского научного сообщества Су Сяохуэй квалифицированно, правда, со ссылкой на американские СМИ, «стращает» Америку тем, что буде Байден продолжит «седлать тигра» предельно жёсткой политики Трампа на китайском направлении, «слезть» с этого «тигра» уже не получится, в результате чего США, прежде всего к ущербу для собственных национальных интересов, рискуют упустить шансы на нормализацию отношений с Китаем; мол, если и дальше будут «давить», Китай возьмёт, да и передумает «мириться» с Америкой, а пострадает от этого именно она, Америка, но никак не Китай.

На самом деле слова эксперта Су Сяохуэй, пугающую США необратимостью ухудшения отношений с Китаем, – это, скорее всего, военная хитрость, попытка в условиях отсутствия превосходства над равной по силе и даже более сильной противной стороной вести себя самоуверенно по отношению к ней, дабы смутить её, ослабить её волю. В китайской традиции такой приём называют «стратагемой №30» — «Вести себя по-хозяйски».

Подобное «хозяйское» поведение внутренне безусловно политически «напуганного» Трампом и жаждущего прежних, в целом относительно спокойных политических отношений с Америкой Китая, наверное, в какой-то степени действительно смутило байденовских делегатов на переговорах в Анкоридже, и от «ковбойских наскоков» американская сторона перешла к деловому «обмену информацией» с китайцами, полагающими выход на диалог без повышенных тонов уже значительным успехом в сравнении с «руганью» времён Трампа.

Переговоры в Анкоридже китайцы назвали стратегическими, то есть решающими, не зря. Если бы они увидели, что американская сторона по-прежнему груба и нахраписта, не готова даже к простому диалогу, их (китайцев) «политический испуг» мог принять «хроническую форму». На решимость Китая и дальше следовать к своей цели «великого возрождения китайской нации» этот «испуг», конечно, не повлиял бы, но жизнь его в отношениях с Америкой осложнил бы ещё больше. Однако американцы дали нужную китайцам «слабину», отошли от своей жёсткой непримиримой позиции на позицию деловых переговоров. Чего собственно китайцы и добивались. Теперь переговорный процесс с американской стороной может принять затяжной, а, значит, выгодный китайцам характер, ибо они поняли, что в принципе способны «сантиметр за сантиметром» «отжимать» в свою пользу американо-китайскую ситуацию. Подобная тактика – ни что иное, как применение стратагемы № 21 «Цикада, взрослея, сбрасывает шкурку» — иными словами, тактика «лягушачьих прыжков».

Собственно, нынешнее развитие событий в американо-китайских отношениях чем-то напоминает ситуацию в советско-китайских отношениях в начале 80-х годов ХХ века, когда Советский Союз отошёл от непримиримой позиции по отношению к «маоистам» и согласился начать переговорный процесс о нормализации отношений с Китаем. И сам не заметил, как шаг за шагом уступал китайцам в их требованиях, завершив на рубеже 80-х—90-х годов весь этот процесс внешнеполитических уступок выполнением трёх ключевых условий по формированию столь необходимого Китаю «пояса мира» по периметру его границ.

Возможно, нечто подобное Китай замышляет и в начавшемся в Анкоридже «стратегическом» переговорном процессе с байденовской Америкой, которая — впрочем, как и все остальные люди европейской ментальности, — плохо понимает, чего на самом деле хочет Китай.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Китай-Го (中国)»
18
30 апреля 2021
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
4
23 апреля 2021
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
2
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x