Авторский блог Завтра рекомендует 00:10 30 мая 2022

Космос как пространство геополитики

аналитический центр "Катехон" о новой арене геополитического соперничества мировых держав

В начале XXI века американский политолог Эверетт Долман в своей статье "Геостратегия в космическую эпоху" впервые употребил термин «астрополитика», назвав ее геополитикой, распространенной в «царство внешнего пространства»[1]. Кроме того, Э. Долман определил астрополитику как «исследование взаимосвязей между космическим пространством, технологией и развитием политической и военной стратегии»[2].

Космос действительно является местом геополитической конкуренции. Так, помимо очевидных интересов в области науки, космос всегда имел важное значение с точки зрения военного дела и национальной безопасности. Во время «холодной войны», когда началась эра освоения космоса, все космические программы стимулировались, в первую очередь, соперничеством двух держав – СССР и США. Это касалось как программ в области международной безопасности, так и исследовательских программ, включая отправку в космос людей, животных, спутников, космических кораблей и т. д.

На сегодняшний день актуальность идей Э. Долмана, считавшего космос новым стратегическим полем битвы, непрерывно возрастает, крупные державы с каждым годом все сильнее соперничают в космосе, а количество вовлеченных в это соперничество акторов постоянно увеличивается. Более того, идет активная милитаризация космического пространства, поэтому одним из важнейших аспектов астрополитики является предотвращение военной угрозы, которая исходит из космоса.

Геополитика Долмана

Как уже было сказано ранее, термин «астрополитика» появился в начале 2000-х годов благодаря американскому политологу Э. Долману. В чем суть астрополитического мышления и почему работа американского профессора, написанная 20 лет назад, до сих пор вызывает повышенный интерес?

Нашумевшая книга Долмана "Астрополитика: классическая геополитика в космическую эру", как пишет сам автор, продолжает процесс уточнения геополитических теорий, которые Долман «распространяет» за пределы Земли – в космическое пространство. Политолог по-своему интерпретирует теорию «Хартленда» Хэлфорда Маккиндера. Формула «тот, кто правит Восточной Европой, владеет Хартлендом. Тот, кто правит Хартлендом, владеет Мировым островом (Евразией). Тот, кто правит Мировым островом, владеет миром» превращается в формулу «тот, кто контролирует низкую околоземную орбиту, контролирует ближний космос. Тот, кто контролирует ближний космос, доминирует в Терре (т. е. на Земле и в космосе). Тот, кто доминирует в Терре, определяет судьбу всего человечества».

Профессор убежден, что космос неизбежно станет стратегическим полем битвы, контроль над которым всегда будет оспариваться. И на это есть множество причин: во‑первых, господство в околоземном пространстве, по его мнению, имеет решающее значение для глобальной гегемонии (к которой, к слову, сейчас стремятся все крупные державы); во-вторых, космос является средой с постоянно растущим присутствием экономических и деловых интересов (недаром список частных компаний космической отрасли постепенно увеличивается). Кроме того, в космосе есть огромное количество неосвоенных ресурсов, ведь практически все металлы, добывающиеся из верхних слоев Земли, являются остатками астероидов. И хотя пока добыча космических ресурсов является весьма сложной задачей с технологической и логистической точек зрения, ресурсы на Земле истощаются, а технологии развиваются, в связи с чем желающих и способных освоить космическое пространство государств становится все больше. А по мере развития освоения космоса политическое и экономическое соперничество, а не сотрудничество, будет становиться все более обычным явлением.

Очевидно, что судьба будущих космических колонизаций решается в режиме «здесь и сейчас». Пока державы руководствуются империалистическими побуждениями (а они, вероятно, будут руководствоваться ими всегда), ни о каком «мирном освоении космоса» речи идти не может. Безусловно, формула Долмана «тот, кто доминирует в Терре, определяет судьбу всего человечества» является верной и рабочей в текущих реалиях. И пока одни доигрывают свои старые геополитические игры, другие действуют более дальновидно и занимаются разработкой космических программ. Так кто же будет «определять судьбу человечества»?

Правовое регулирование космоса

Международное космическое право начало развиваться практически сразу после 1957 года, когда Советским Союзом впервые был успешно запущен искусственный спутник Земли. Уже в 1958 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию «Вопрос об использовании космического пространства в мирных целях». Основным посылом стало именно «мирное» освоение космоса, поскольку в то время между СССР и США шла ожесточенная конфронтация. В следующем году был создан Комитет ООН по использованию космического пространства в мирных целях – первый международный орган, координирующий космическую деятельность.

В последующих резолюциях ГА ООН было закреплено распространение международного права на космическое пространство, закреплен принцип неприсвоения ни одним из государств космического пространства и небесных тел, а также появился принцип свободного доступа для исследования и использования государствами космического пространства и небесных тел.

На сегодняшний день существует пять основных источников международного космического права:

Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая

1. Луну и другие небесные тела (1967);

2. Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (1968);

3. Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1972);

4. Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (1975);

5. Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах (1979).

Вместе с этим развивалось и правовое регулирование международных космических отношений. В 1963 году появился Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, а в 1977 году – Конвенция о запрещении военного или какого-либо враждебного использования средств воздействия на природную среду. Позже были и другие документы, упор в которых снова делался именно на мирном освоении космического пространства.

Однако стоит отметить, что международное космическое право имеет некоторые недоработки. В частности, проблема заключается в том, что нынешняя модель данной отрасли международного права формировалась во времена, когда использование космоса в частных целях не предусматривалось. Поэтому субъектами международного права являются исключительно государства и международные организации, то есть только они имеют право заключать международные космические договоры. Тем временем список частных компаний в космической сфере, как было отмечено ранее, непрерывно растет. Так кто же ответственен за их работу в космическом пространстве?

Ответ на данный вопрос довольно прост – ответственность за работу частных компаний несет государство, на территории которого работает та или иная частная компания. То есть их работу регулирует внутреннее законодательство государства, которое, в свою очередь, подчиняется международному космическому праву.

Учитывая вышеизложенное, становится очевидно, что международное сообщество всеми силами старается урегулировать основные аспекты деятельности человека в космосе, причем это правовое регулирование базируется исключительно на идеях мирного освоения космического пространства. Важен также тот факт, что пространство это, согласно международному космическому праву, не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения суверенитета, ни путем оккупации, ни любыми другими средствами. Несмотря на это, космическая гонка продолжается, и термин «астрополитика», являющийся, по своей сути, концепцией о контроле над космическим пространством, появился не случайно.

Дело в том, что в любых международных договорах всегда можно найти так называемую «лазейку», которая позволит обойти любые договоренности. Например, на сегодняшний день отсутствует детальное правовое регулирование добычи полезных ископаемых вне Земли, а также деятельности колонизаторов других планет. Кроме того, космос, как говорилось ранее, никому не принадлежит с точки зрения международного космического права, однако государства сохраняют за собой право собственности на запущенные космические объекты, что тоже вызывает некоторые спорные вопросы.

Поэтому международное космическое право – не исключение в плане наличия огромного количество «лазеек». Оно несовершенно и нуждается в постоянных доработках и новых договоренностях. В ином случае, в далеком или не очень далеком будущем в космосе могут разразиться настоящие «звездные войны».

Пока же космическая гонка является частью «холодной» (причем в прямом и переносном смысле) войны между крупными державами, борющимися за глобальное лидерство.

Потенциальные космические империи

С 1957 года к космическим соревнованиям присоединились многие страны, включая Японию, Индию, страны Евросоюза, Иран, ОАЭ и другие. Однако на деле за космическое господство на сегодняшний день реально борются только три страны – США, Россия и Китай. Трудно сказать, кто из «космической тройки» лидирует в этой гонке – все зависит от критериев сравнения космических держав. Россия имеет богатый и исключительный опыт пилотируемых полетов, китайская космическая программа в настоящий момент развивается быстрее и динамичнее всех остальных, поскольку КНР обладает уникальной способностью быстро заимствовать и воспроизводить западные космические технологии. В то же время Соединенные Штаты занимают первое место по общему количеству космических аппаратов и исследованиям дальнего космоса.

Что касается России, ее ракетно-космическая отрасль во многих аспектах отстает от Китая и США, поскольку на протяжении многих лет отсутствует достаточное финансирование данной отрасли. Причем ситуация не улучшается: в 2022 году финансирование "Роскосмоса" сократили на 277 миллиардов рублей, о чем заявил замгендиректора госкорпорации Максим Овчинников в интервью газете "Ведомости" в феврале этого года. Кроме того, все новые российские разработки в космической отрасли базируются на разработках Советского Союза. Например, такие проекты ракет, как "Союз-5" и "Союз-6", являются фактически устаревшими, поскольку создаются на основе советской ракеты среднего класса "Зенит". И хотя в качестве советских разработок сомнений нет, стоит учитывать тот факт, что они были сделаны еще в прошлом веке, а мировые технологии космического ракетостроения ушли далеко вперед советских разработок. Ещё одна проблема космической индустрии в РФ – её монополистическое устройство и отсутствие предпринимательской инициативы.

Помимо всего вышеперечисленного, на российской космической программе негативно отразились введенные Западом санкции – из-за них многие запуски были отменены, поставки прекращены, а исследовательские программы остановлены. Например, в России не производится необходимая для спутников современная микроэлектроника, а получить ее легальным способом теперь неоткуда.

Пока унаследованные от СССР ракетные двигатели РД-180 и РД-181, которыми так гордится "Роскосмос" и которые с 1996 года до недавного времени закупались американцами, модернизировались и совершенствовались, в США появились серьёзные конкуренты, предложившие более дешевые космические запуски. Так, американцы стали менее зависимы от поставок российских двигателей.

Поэтому российская космонавтика в настоящий момент выглядит совсем не так, как во времена Юрия Гагарина. Тем не менее, Россия остается крупным игроком в космической гонке, несмотря на многочисленные провалы "Роскосмоса" и частую критику главы госкорпорации Дмитрия Рогозина со стороны самих же властей. Очевидно, что нынешнее положение России в космосе требует незамедлительных действий, и вместо того, чтобы сохранять историческую память о России как о стране, первой освоившей околоземное пространство, необходимо двигаться дальше и разрабатывать новые проекты, поскольку ничего «прорывного» в космической отрасли РФ со времен Советского Союза не наблюдалось.

Совершенно иначе обстоят дела с Китаем и его амбициозной космической программой. Китай сейчас является вторым после США государством по расходам на космическую программу, а также лидером по числу космических запусков – в 2021 году КНР провела рекордные для страны 55 пусков ракет космического назначения.

Дело в том, что в Китае развитие космической программы рассматривается как сфера коренных национальных интересов и напрямую соотносится с вопросами национальной безопасности. Страна также реализует программу мирного освоения космоса и приглашает другие страны к участию в совместных проектах. Например, в конце февраля официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь заявил о готовности Китая к сотрудничеству с космонавтами со всего мира на китайской орбитальной станции.

«Мы готовы к сотрудничеству со всеми странами. <…> Китайская орбитальная станция приглашает иностранных космонавтов, чтобы вместе с тайконавтами Китая заниматься исследованием космического пространства», – заявил он на брифинге.

В стране раз в несколько лет выпускается "Белая книга" по космической деятельности Китая, в которой обобщаются достижения страны в освоении космоса. Целью КНР является достижение статуса космической сверхдержавы.

Китай, в отличие от России, уделяет действительно много внимания развитию своей космической программы, активно комбинируя гражданские и военные запуски. Кроме того, Пекин занимается строительством своей собственной космической станции, создает собственную версию спутниковых систем глобального позиционирования и имеет ряд других достижений в области космонавтики. Вероятно, такое активное развитие космической программы Китая является частью конкуренции с Соединенными Штатами на международной арене. И Вашингтон с каждым годом все больше опасается возможностей Пекина в космосе, особенно – военных.

Говоря о конкуренции в космосе, можно сказать, что главными соперниками сейчас являются США и Китай. В США располагается самое крупное ведомство в мире по разработке и эксплуатации космических программ – НАСА. НАСА и Пентагон обладают огромными космическими бюджетами, что является важным показателем, влияющим на место страны в космической гонке. Кроме того, в технологическом плане США явно превосходят как Россию, так и Китай. Штаты также пока единственные из «космической тройки» поставили своей долгосрочной целью добычу и использование ресурсов за пределами Земли. Очевидно, что причиной огромных вложений США в космическую отрасль и активного освоения космического пространства, является, как и всегда, глобальное лидерство. США намерены быть «номер один» всегда и во всем, что подтверждают все доктринальные документы страны. И если на Земле это получается уже далеко не всегда, то в космосе, пожалуй, США весьма преуспели. Однако нынешнее положение дел в будущем может измениться, учитывая «наступающий на пятки» Китай. Россия также обладает вполне достойным потенциалом, чтобы быть претендентом на роль самой сильной космической сверхдержавы в будущем, однако для этого ей нужно проделать масштабную работу по модернизации космической отрасли и пересмотреть свои «космические приоритеты».

Конец «мирного» космоса

Большинство современных космических программ, с одной стороны, ставят перед собой мирные цели, но, с другой стороны, становится очевидно, что нынешнее соперничество в космосе мало чем отличается от соперничества второй половины XX века между СССР и США, когда между странами активно шла гонка вооружений. Только масштабы этой гонки уже выходят за пределы Земли.

Дело в том, что мировые державы ничем не ограничены в размещении каких-либо видов вооружения на орбите, кроме ядерного. В связи с этим космическое пространство постепенно становится не местом для мирного сотрудничества, а ареной для вооруженного противостояния.

На сегодняшний день космос уже отчасти используется при ведении боевых действий, в частности, для глушения спутниковой связи, перехвата телефонных разговоров и потоков данных, ослепления лазером спутников для фотосъемки и т. д. В целом, пока военное применение космоса заключается в сборе разведывательных данных с помощью спутников, а также обеспечении связи и навигации для традиционных видов вооруженных сил. Нынешняя космическая гонка – это борьба за мировое лидерство в соответствии с возможностями и ресурсами каждого из участников. Но возможен ли реальный вооруженный конфликт в космосе?

Многие аналитики сомневаются в неизбежности столкновения держав в космическом пространстве. Хотя страны и имеют программы создания противоспутникового оружия, в уничтожении чужих спутников мало смысла. Во-первых, нападение на спутник другой страны является невыгодным для всех заинтересованных сторон шагом, поскольку космическая среда заполнится обломками, мешающими работать, а также начнется «охота» на все спутники, включая аппараты нападающей стороны. Во-вторых, сбить спутники, например, навигационных систем ГЛОНАСС или GPS, довольно дорогостоящая и сложная в техническом плане задача. Поэтому сделать это будет не так просто, как сбить, допустим, свой собственный спутник на низкой орбите для демонстрации силы и технологического превосходства. Наконец, подобные действия могут вызвать серьезные экономические последствия, которые не ограничатся одной страной. Такое может случиться, если уничтожить спутник, через который проходят финансовые транзакции и связь. Поэтому те эксперименты, которые проводят державы, уничтожая ракетами свои старые спутники, служат, скорее, для демонстрации своей военной мощи в борьбе за космическое лидерство.

Более того, Соединенные Штаты в апреле 2022 года объявили об одностороннем запрете испытаний противоспутниковых ракет. Вице-президент США Камала Харрис, выступая на базе Космических сил Ванденберг в Калифорнии обязала «не проводить разрушительные испытания противоспутниковых ракет прямого взлета». По ее словам, добровольный отказ США является попыткой дать толчок международному сообществу к разработке «новых норм ответственного поведения». В США не все приветствовали данное решение – республиканцы заявили, что оно привносит асимметрию во взаимоотношения между США, с одной стороны, и России и КНР – с другой, а также, что США данной инициативой «связали себе руки».

Данное решение было продумано и, вероятно, направлено на дискредитацию России и КНР на международной арене. Дело в том, что Китай и Россия в 2007 и 2021 годах соответственно провели испытания своих противоспутниковых средств, что привело к образованию большого количества космического мусора. Очевидно, что в данном случае Штаты решили использовать данный инцидент как своего рода «рычаг давления» на своих космических соперников, отказавшись от подобных испытаний. Это часть астрополитики США – продемонстрировать, что Вашингтон нацелен на мирное освоение космоса, а другие державы своими космическими программами несут прямую военную угрозу мировому сообществу.

Однако в демонстрации мирных намерений США в космосе не все так однозначно. Вспомним, например, указ Дональда Трампа о создании космических войск США, подписанный в 2019 году. Бывший президент представил создание нового вида войск как крупнейшую программу вооружения со времен Рональда Рейгана. Задачами космических войск является защита американских спутников и интересов США в космосе. Позже Трамп также подписал указ о создании космического командования США, чтобы догнать в данном вопросе Китай и Россию.

«Когда дело доходит до защиты Америки, недостаточно просто иметь американское присутствие в космосе. Мы должны обеспечить американское господство в космосе», – заявил экс-президент, напомнив, что Россия и Китай уже давно занимаются созданием подобного рода войск.

Таким образом, космос является территорией с военным потенциалом, однако в настоящее время реальный вооруженный конфликт в космическом пространстве не является неизбежным. Дело в том, что воевать в космосе никому не выгодно – боевые действия там могут привести к потере возможности использовать земную орбиту для научных исследований. Соперничество в космосе – часть «холодной войны» между державами. Именно поэтому милитаризация космоса и разработка военных технологий, используемых в космическом пространстве, является, скорее, одним из направлений борьбы держав за мировое лидерство.

Примечания:

[1] Dolman E. C. Geostrategy in the Space Age. // Geopolitics, Geography and Strategy/ Ed. C. S. Gray and G. Sloan. Portland. Oregon, 2003, p. 83.

[2] Dolman E. C. Astropolitik: classical geopolitics in the space Age. London, 2002, p. 15.

Источник

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x