Авторский блог Михаил Лунин 17:36 15 ноября 2014

Контуры общества Постмодерна

Прошло уже почти два века после начала индустриальной революции. В ходе неё общество подверглось радикальной трансформации затронувшей все его стороны. Идейными инструментами трансформации выступили три великие идеологии: коммунизм, национализм, либерализм. Различия между ними огромны, но тем не менее все они выросли из общих представлений эпохи Просвещения о разумном и справедливом устройстве мира. Представления эти можно свести к знаменитому лозунгу французской революции: свобода, равенство, братство. Их интерпретация в идеологиях была разной, но сами эти принципы в разных пропорциях были представлены во всех идеологиях.
11

Прошло уже почти два века после начала индустриальной революции. В ходе неё общество подверглось радикальной трансформации затронувшей все его стороны. Идейными инструментами трансформации выступили три великие идеологии: коммунизм, национализм, либерализм. Различия между ними огромны, но тем не менее все они выросли из общих представлений эпохи Просвещения о разумном и справедливом устройстве мира. Представления эти можно свести к знаменитому лозунгу французской революции: свобода, равенство, братство. Их интерпретация в идеологиях была разной, но сами эти принципы в разных пропорциях были представлены во всех идеологиях.

Идея общности людей вне зависимости от происхождения и религии стала одной из основополагающих идей новой эпохи. Традиционное общество с его сословными перегородками и кастами мешало с точки зрения просветителей истинному общему объединению людей. Поэтому на смену сословной иерархии должно было придти объединение народа. В наибольшей степени эта идея использовалась в идеологиях национализма и коммунизма, где братством выступали нация и идеологическая община. В случае с нацией это приводило к её противопоставлению другим нациям, что приводило к конфликтам и войнам. В коммунистической идеологии роль братства начала играть идеологическая община, то есть фактически произошла замена религии идеологией в качестве силы скрепляющей общество. Естественно, что подобно религиозной общине идеологическая община крайне отрицательно относилась к инакомыслящим, так как их существование вольно или невольно расшатывало и ослабляло новое братство.

В отличие от этих идеологий либерализм в минимальной степени использовал идею братства. Вместо тесно сплоченных объединений нации или общины либерализм предлагал в качестве объединения лишь сообщество граждан государства, то есть политическую нацию. Это во многом стало результатом экономических воззрений либерализма, который стал истинным выразителем интересов буржуазии, а так как капиталистические отношения представляют собой перманентную грызню хищников за прибыли и ресурсы, то адепты либерализма не смогли предложить ничего большего, как только формальное объединение граждан.

Наиболее полно идея равенства была выражена в коммунистической идеологии, которая предусматривала полное равенство членов общины через уничтожение частной собственности, что позволило с помощью механизма общегосударственного распределения контролировать доходы всех граждан.

Национализм использовал идею равенства только применительно к членам своей нации. Прочие же нации, как правило, ограничивались в правах националистами, так как рассматривались ими как потенциальный источник опасности для своей нации.

Менее всего идея равенства нашла свое распространение в либеральной идеологии. Она применяется только в области политических и гражданских прав, но не распространяется на имущественные отношения.

Идея свободы, то есть организации общества, где индивид не будет привязан к каким-либо группам с жесткой внутренней организацией (Семья, клан, община, сословие, корпорация, нация) стала основной идеей либерализма. Рассматривая свободу индивидуума как высшую ценность, либерализм старался, или разрушить такие сообщества, или максимально ослабить их влияние на общество.

Националистическая и коммунистическая идеологии напротив часто отрицали необходимость свободы индивидуума. Тем не менее, именно благодаря разрушению сообществ традиционного общества могли быть построены такие сверхобъединения, как нация и идеологическая община, как формы воплощения идеи братства. Именно свобода выбора, возникшая после разрушения социальной структуры традиционного общества, дала возможность народу отказаться от свободы индивидуума. Следовательно, идея свободы в неявном виде присутствовала и в диктаторских режимах, построенных на основе коммунистической и националистической идеологий.

Таким образом, идеи свободы, равенства, братства были применены во всех моделях общества созданных после разрушения традиционного общества, но на основе этих идей человечество так и не смогло создать стабильной модели посттрадиционного общества создающего комфортные условия для развития и совершенствования личности. Даже победившая в итоге либеральная модель общества, вобравшая в себя многие постулаты противоборствующих идеологий, представляет собой искусственное образование, которое вряд ли выдержит испытание временем.

Дело в том, что сами принципы свободы, равенства и братства воплощенные в идеологиях эпохи индустриальной революции изначально представляли собой реакцию на необходимость трансформации традиционного общества, а не плод научного изучения человека и общества. Отсюда их искусственность и нарочитое отрицание любых, в том числе и вполне разумных элементов устройства традиционного общества. В качестве инструментов разрушения традиционного общества они прекрасно справились со своей задачей, но как только индустриальное общество было построено, то выявилась их искусственность, которая неизбежно приводит к краху построенные на их основе типы обществ. Это касается, в том числе и победившей модели либеральной демократии.

Например, благая на первый взгляд идея братства распространенная на все общество привело к формированию режимов партийных диктатур, которые вынуждены были для поддержания всеобщего братства периодически уничтожать стремящихся его разрушить.

Между тем конкуренция между людьми за статус во всех областях жизни общества продолжается непрерывно на всем протяжении истории человечества. Более того в ней участвуют не только индивидуумы, но и объединения людей. Подобная конкуренция способствует наилучшему выживанию человечества как вида, так как позволяет за её счет выбирать наиболее эффективные пути развития из нескольких возможных. Уничтожить внутривидовую конкуренцию, как показали социальные эксперименты 20 века, невозможно. Она будет, так или иначе, проявлять себя. Поэтому идея братства, проявившая себя в современной либеральной демократии в виде идеологической доктрины толерантности (равноценности всех культур), изначально не соответствует реальной действительности. Конечно, это не означает, что естественное состояние человечества это война всех против всех, иначе общество давно бы распалось, но розовые иллюзии о всемирном братстве (та же идея религиозной общины, только примененная к светскому обществу) ведут неверному управлению обществом и в итоге к деградации социальной структуры общества.

Такой же далекой от реальности оказалась идея равенства. Она появилась как реакция на огромную имущественную и правовую пропасть между аристократией традиционного общества и остальными сословиями. Провозгласившая её буржуазия хотела сравняться в правовом статусе с аристократией, чтобы оттеснить аристократию от управления обществом, но никак не имела в виду имущественное равенство. Однако если имущественный статус аристократии имел в глазах народа оправдание в социальном отношении, так как считалось, что аристократия это наиболее лучшие представители народа (воины, чиновники, жрецы), которые за свои личные качества или качества рода имеют право, в том числе и на имущественные привилегии, то буржуазия не имела такого оправдания. Ведь многие состояния составлялись за счет обирания своего ближнего, что всегда вызывает отрицательную реакцию у народа. (Поэтому во всех традиционных обществах купец никогда не был уважаемой фигурой.) Следовательно, совершенно естественным шагом в условиях узурпации буржуазией политической власти и богатства стало развитие идеи равенства в сторону имущественного равенства. Наиболее последовательно и эта идея нашла свое воплощение в марксизме и осуществлена затем на практике в России. Осуществление идеи показало, что даже полная национализация средств производства не решила данную проблему, так как сразу же образовались привилегированные слои населения (номенклатура), которые конвертировали свое место в разделении труда в определенные материальные привилегии. Кроме того именно номенклатура стремясь овладеть общенародной собственностью и превратить её в частную собственность способствовала развалу СССР, что продемонстрировало неустойчивость модели общенародной корпорации.

В модели либеральной демократии буржуазии удалось ограничить идею равенства только политической и гражданской сферой, установив формально правовое равенство между гражданами. Благодаря этому формальному равенству реальное господство в обществе получают владельцы крупной собственности, которые обладая гигантскими финансовыми ресурсами, манипулируют всеми общественными процессами в своих интересах.

В настоящее время в связи с победой либеральной идеологии на первый план вышла идея свободы. В рамках этой основной идеи либеральной идеологии считается, что истинным благом для человека является его полная свобода от какой-либо организованной группы способной насильственно ограничить свободу индивидуума. На деле такая свобода превращает человека в эгоиста ставящего свои интересы выше всего остального, так как только принуждение к развитию позволяет человеку самосовершенствоваться. Рассыпание социума на отдельных индивидуумов приводит к неспособности общества к каким-либо общим коллективным действиям, а значит, к невозможности решить стоящие перед обществом задачи. С другой стороны нарастающая индивидуализация, как тенденция противоречащая основам выживания общества, приводит к появлению множества идеологических или религиозных жестко иерархичных сообществ, в которые попадают активные люди с коллективистской психологической установкой. По мере их укрупнения и усиления они уже навязывают свои воззрения всему обществу, так как превратившие к этому времени в законченных эгоистов обыватели не в состоянии дать отпор натиску подобных сообществ. После того как одно из этих сообществ побеждает в конкуренции с другими такими же, то происходит воссоздание общества, но на основе жесткого коллективизма с полным попранием индивидуальных прав и свобод. Именно так в свое время закончила свое существование языческая Римская империя, когда победило христианство. Это ждет в будущем и режимы либеральных демократий.

Таким образом, существующие режимы либеральных демократий вовсе не являются конечным итогом развития цивилизации. Более того развитие общества в рамках либеральной идеологии неизбежно приведет к краху демократии и наступлении эпохи упадка цивилизации. Выходом из тупика, куда загнали человечество идеологии Модерна, может стать синтез ценностей традиционного общества и идей эпохи Просвещения. Дело в том, что структура традиционного общества, в отличие от идеологических обществ 20 века складывалась стихийно, а значит, свободна от ошибок и заблуждений теоретических построений идеологий. Поэтому выявление характерных принципов построения традиционного общества и совмещение их с идеями Просвещения позволит создать общество, которое будет более приспособлено к естественной организации социума.

На основе этого синтеза можно вывести новые принципы организации общества: групповая иерархия, справедливое неравенство, баланс прав и обязанностей.

Общество состоит из нескольких видов коллективов, таких как семья, община, нация, общество. В традиционном обществе главными видами коллективов были семья и община, которые были к тому же основными производственными ячейками общества. Поэтому передача прав по наследству была основной формой передачи прав, что собственно и создало замкнутые сословия. Промышленная революция, создав индустрию, которая требовала для своего функционирования мобилизацию огромных масс населения, что привело к разрушению замкнутых форм коллективов. Их место заняли огромные по своим масштабам коллективы: нация и политическое сообщество государства, то есть совокупность граждан. Благодаря их появлению удалось привести общество к культурному единообразному состоянию с помощью системы образования и СМИ, чего требовало индустриальное производство. Однако процесс разрушения семьи и общины приводит к деградации общественных отношений. С помощью социальных служб государство сдерживает процесс разрушения, но нарастающая индивидуализация, поощряемая либеральной идеологией, неизбежно приведет общество к тяжелому кризису. Избежать его можно лишь восстановив иерархию коллективов во всей их совокупности, в том числе и в правовом формате. (К этому подталкивает и экономическое развитие цивилизации, которое в результате процесса роста производительности труда уже не нуждается в огромных массах занятых на промышленном производстве.) На практике возрождение иерархии коллективных общностей будет означать разграничение прав и обязанностей соответственно функциям того или иного коллектива, то есть возникнет коллективное право. Причем такое возрождение вовсе не должно отменить права и обязанности гражданина. Он будет пользоваться ими, но на своем уровне ответственности, который будет заключаться в выборе группы, к которой будет принадлежать гражданин.

На уровне семьи необходимо повышение её статуса, заключающееся в укреплении родительской власти (Это подразумевает, в том числе отказ от безумных либеральных экспериментов по искусственному противопоставлению родителей и детей), автономности семьи (государство не должно вмешиваться в семейные отношения кроме случаев крайней необходимости), повышение ответственности членов семьи за её разрушение. Благодаря этим и многим другим мерам семья станет надежной опорой для общностей более высокого порядка и будет выполнять свою основную функцию – продолжение рода.

Наибольшему разрушению в ходе индустриальной революции подверглась община. Это связано с тем, что община в традиционном обществе, прежде всего, являлась хозяйственным механизмом объединения, как в деревне, так и в городе. Община объединяла в себе однотипные мелкие хозяйства. В деревне крестьянские, а в городе ремесленников одной профессии. Вне общины любой крестьянин или ремесленник имел очень мало шансов сохранить свое хозяйство, так как только община могла при необходимости защитить интересы владельца домохозяйства. Поэтому община играла важнейшую роль в социальной структуре традиционного общества. В ходе создания индустриального производства и урбанизации общества, производственная и управленческая необходимость в общине отпала и её функцию управления взяла на себя государственная бюрократия. Между тем существование общины позволяет не только организовать огромные массы людей (государство в традиционном обществе просто не могло бы нормально выполнять свои функции без общины), но и гарантирует входящим в общину как определенную независимость от государства, так и большее влияние на общество в целом. Поэтому возрождение общины на добровольной основе с приданием ей прав самоуправления позволит остановить безудержное разрастание официального права, с помощью которого бюрократия пытается регулировать все стороны жизни гражданина.

Коллективом более высокого порядка, безусловно, является нация. Основной задачей этого объединения является передача следующим поколениям накопленных традиций и культуры. Обеспечить беспрепятственное развитие наций возможно с помощью национально-культурных автономий. Вместе с тем необходимо избежать ошибки большевиков создавших территориальные автономии, что привело к созданию национальной бюрократии, которая сыграла решающую роль в развале СССР. Избежать подобного печального финала для России возможно с помощью экстерриториальных культурных автономий действующих на всей территории государства, но не входящих в структуру государственного аппарата. Их существование позволит развивать культуру любого народа входящего в семью народов России (в том числе и русской нации).

Общество, будучи совокупностью всех граждан государства, включает в себя все виды групп и коллективов. Следовательно, обладает высшей властью в государстве. Именно на уровне общества должны решаться все вопросы политического устройства страны и делегирования прав и обязанностей всем видам коллективов и гражданам. Поэтому, будучи сложноорганизованным организмом, общество (общество именно организм, а не механическое объединение индивидуумов) должно для своего гармоничного развития выстроить такую политическую и экономическую систему, которая в максимальной степени позволила бы выполнять свои функции нижестоящим коллективам, что подразумевает создание правовой групповой иерархической системы.

Вторым основополагающим принципом общества постмодерна должно стать справедливое неравенство. Неравенство в статусе, доходах, правах существовало на протяжении всей истории человечества. В традиционном обществе это неравенство достигало огромных размеров от полностью бесправных рабов (двуногих животных) до аристократии, которая присваивала себе львиную долю общественного продукта. Новые общества, возникшие на волне индустриальной революции, все формально объявляли своей целью построение общества равных индивидуумов, но построить его так и не удалось. (Наиболее в этом отношении продвинулись общества советского типа, которые пытались осуществить имущественное равенство граждан) Это свидетельствует о том, что неравенство является неотъемлемым элементом человеческого общества, которое по своей природе иерархично в любой исторический период времени вне зависимости от политического строя.

Поэтому решением проблемы чрезмерного неравенства, которое вредит гармоничному развитию общества, будет установление определенных границ имущественного и правового неравенства. (Границы имущественного неравенства угрожающего стабильности общества уже выявлены научными исследованиями.) Так же должны быть различными и политические права, которые при модели либеральной демократии формально являются равными, но при этом не обеспечивают реальное управление государством со стороны народа. Только различным набором прав можно обеспечить действительное народовластие.

Юридическое ограничение прав элиты позволит не допустить возможное злоупотребление властными или финансовыми ресурсами. Для этого необходимо придать элите открытый признаваемый всем обществом правовой статус, который позволит осуществлять контроль народа над элитой.

Однако осуществление эффективного контроля возможно только при создании слоя граждан непосредственно участвующего в управлении государством, а не только раз в несколько лет голосующих на выборах, как это происходит в либеральной модели демократии. Такой слой можно создать только из активных граждан обладающих необходимыми знаниями и умениями, позволяющими им сознательно определять политику государства, но такой слой не сможет охватывать весь народ, так овладение знаниями требует усилий, на которые способны далеко не все. Следовательно, формирование данного слоя управляющего государством должно носить добровольный характер с предоставлением всей полноты политических прав. В результате такого неравномерного распределения прав можно добиться создания демократии участия, которая обеспечит осуществление реального народовластия.

Таким образом, использование принципа справедливого неравенства (базирующегося на основе полезности личности для общества) позволит создать гармоничную сбалансированную экономическую и политическую систему, которая обеспечит дальнейшее стабильное развитие общества.

Третьим принципом нового устройства общества будет восстановление баланса прав гражданина и его обязанностей перед коллективными сообществами.

В либеральных демократиях декларируется главенствующее значение прав и свобод индивидуума. Формально они даже провозглашаются главным приоритетом государства, но в реальности полное следование этому принципу неизбежно приведет к распаду общества, так как каждый индивид не связанный традиционными узами коллективных общностей стремиться бесконечно, расширять границы своих прав и возможностей. Предотвратить подобное развитие событий в рамках модели либеральной демократии оказалось возможным с помощью законодательного регулирования поведения индивидуума. Причем в связи с падением традиционных моральных ценностей поддерживавшихся прежде общностями либеральному государству приходится все время расширять сферу законодательного регулирования. Это перманентное расширение, которое касается уже во многом и частного поведения индивидуума приводит к тому, что законодательная паутина все больше опутывает граждан либерального государства, ограничивая ту самую свободу, которой бахвалятся либеральные идеологи.

Главной причиной такого печального положения дел является разрыв связки прав и обязанностей гражданина, который произошел в либеральных обществах. Абсолютизируя свободу индивидуума, либеральные идеологи превратили её в своеобразный фетиш. Однако свобода вовсе не делает человека счастливым. Напротив человек счастлив, когда он не свободен, то есть принадлежит к какой-либо общности (семья, община, нация, общество). Собственно говоря, даже становление человека как личности просто невозможно вне общества. Другое дело свобода выбора человека между различными общностями, чего во много было лишено традиционное общество, она должно сохраниться, но при выборе той или иной общности человек должен не только получать права как частица общности, но и обязанности перед ней и обществом в целом. Обязательства человека перед любой общностью заключаются в её сохранении и развитии. Если человек действует в ущерб общности, куда он входит, то соответственно он должен быть исключен из общности и лишен тех прав, которые предоставляет ему членство в общности. (Например, сознательная работа против своего народа должна привести к утрате гражданских прав)

В результате восстановление баланса прав и обязанностей позволит стабилизировать структуру общества путем восстановления роли общностей, как важнейших элементов устройства социума, что позволит регулировать жизнь граждан с их помощью без избыточного использования бюрократического аппарата государства.

Применение этих трех принципов позволит создать новое общественное устройство. В нем будут исправлены ошибки, возникшие при создании обществ Модерна, что позволит предотвратить крах посттрадиционного общества.

Комментарии Написать свой комментарий
15 ноября 2014 в 22:20

Отсутствует понятийный аппарат, вследствии чего неопределенность и размытость в изложении.
Во-первых, начинать следует с базиса, т. е. с господствующих производственных отношений, с политэкономической характеристики способа производства.
Во-вторых, говоря о равенстве, свободе и прочих благодатях, следует исходить из того, что в классовом обществе эти понятия для разных классов различны.
В буржуазном обществе допускается "свобода" преследования частной выгоды, шкурного "интереса", право на паразитизм и праздность. В социалистическом обществе таких "свобод" нет, зато есть свободы без кавычек - свобода каждому полностью раскрыть все свои способности и таланты на благо всего общества, свобода от голода, от бездомности, от страха за будущее, прочие истинные права и свободы. При социализме каждый добросовестно трудящийся член общества имеет право на РАВЕНСТВО, независимо от рода деятельности. Социализм, как первую фазу коммунистического общества, точно определил его В. И. Ленин - "Все общество будет одной конторой и одной фабрикой с равенством труда и равенством платы".
Все, что противоречит равенству есть несвобода.
Поэтому, СНАЧАЛА РАВЕНСТВО, ПОТОМ - СВОБОДА".

16 ноября 2014 в 09:45

Хорошая статья, интересно было читать, возможно у автора возникнет желание поделиться своими соображениями по поводу Новояза шестого ТУ. Ведь каждый уклад рождает свои термины, понятия, сленг. Было бы интересно ознакомиться с авторской версией. Еще раз спасибо за статью.

16 ноября 2014 в 18:47

"Именно свобода выбора, возникшая после разрушения социальной структуры традиционного общества, дала возможность народу отказаться от свободы индивидуума"

вот этот тезис совсем непонятный..... то есть свобода выбора дала возможность отказаться от свободы..... это как?

16 ноября 2014 в 21:41

Антон Александров
В традиционном обществе человек не мог свободно выбирать общественную группу к которой хотел бы принадлежать. Это было обусловлено самой структурой общества. (Были исключения в виде торговых республик, но это именно исключения) После разрушения традиционной иерархии и перехода в индустриальное общество человек обрел свободу выбора, но свобода выбора подразумевает и возможный отказ от неё. В этом случае массы вручают свою судьбу в руки вождя, партии, государства. Именно на этом феномене базировались массовые диктатуры 20 века, которые никогда бы не смогли возникнуть в рамках традиционного общества.

16 ноября 2014 в 22:34

Тимур Турсунов
Эта статья пока общие наброски контуров нового общества. Свою концепцию развития общества и наиболее желательную форму общества постараюсь изложить в последующих статьях.

17 ноября 2014 в 00:45

"В этом случае массы вручают свою судьбу в руки вождя, партии, государства."

а где здесь отказ от свободы? свободные индивиды встретились и договорились передать часть своих властных полномочий вождю, партии, государству. Гоббс и Локк аплодируют стоя.

17 ноября 2014 в 01:00

только что вспомнил - моя первая статья в Завтра была про Постмодерн...
http://zavtra.ru/content/view/krizis-predstavitelnoj-demokratii-rozhdenie-novoj-legitimnosti-2/

стратегически согласен с вами в том, что постмодерн это синтез традиции и просвещения.

17 ноября 2014 в 09:50

Антон Александров
Гоббс и Локк аплодируют стоя.
---------------------------------
СИДЯЩИЙ ГОББС встал
Кто встал тот стоит
СИДЯЩИЙ ГОББС стоит.

Локк аплодирует СТОЯ...

17 ноября 2014 в 10:46

"СИДЯЩИЙ ГОББС стоит.

Локк аплодирует СТОЯ... "

что это значит????

17 ноября 2014 в 11:08

Я перефразировал известный в логике софизм (логическая уловка, умышленное ошибочное рассуждение, которое выдается за истинное) еще со времен мегариков, элейцев и Аристотеля (384-322 до н.э.), для того чтобы обратить внимание на бесконечные варианты игры слов, вот поэтому то и попросил автора о его версии Новояза шестого технологического уровня, возможно что и Вы что-нибудь напишете по этому поводу, будет весьма интересно. С уважением.

21 ноября 2014 в 02:34

Приношу свои извинения, но исторический порядок развития цивилизации и гуманизма такой: национализм, либерализм, коммунизм. Национализм возникает в X-XII веках, как формирование абсолютизма монарха, национализм стал разрушаться под железной пятой капитализма, хотя несомненно и то, что буржуи с удовольствием в нешуточной конкуренции идей, труда и капитала использую национальный ресурс для решения своих частных задач и защиты своих частных интересов; и последнее состояние гуманизма коммунизм или по другому социализм, но пока его еще нигде не было. Поэтому мы еще не знаем коммунистического гуманизма.

1.0x